Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Административная ответственность граждан»

/ Административное право
Конспект, 

Оглавление

1.Административная ответственность как вид административного принуждения

Административная ответственность – это реализация административно-правовых санкций, применение уполномочен­ным органом или должностным лицом административных взысканий к гражданам и юридическим лицам, совершившим пра­вонарушение.[1] 

Административную ответственность характеризуют некоторые признаки, общие для всех видов юридической ответственности. 

Во-первых, она представляет собой государственное принужде­ние, поскольку реализация властных полномочий осуществляется через органы государственной власти и органы местного самоуп­равления. 

Во-вторых, это правовое принуждение, подчиняющееся общим принципам законности и справедливости права. Административ­ная ответственность применяется на основе правовой регламента­ции ее объема и пределов, нормативного установления оснований, содержания и процессуальных форм реализации конкретных ад­министративных взысканий. Нормы, регулирующие составные элементы административной ответственности, в совокупности представляют собой самостоятельный институт административно­го права. 

В-третьих, она влечет за собой наступление неблагоприятных последствий для правонарушителей, предусмотренных санкцией правовой нормы. По своему содержанию меры административной ответственности выражаются в предусмотренных административным кодексом лишении или ограничении прав и свобод нарушителей, поскольку иным образом оказать принудительное воздействие на этих лиц невоз­можно. Неблагоприятные последствия для правонарушителя могут наступать в виде лишений или ограничений морального (предупреждение), материального (штраф, конфискация, возмездное изъятие) или физического характера (административный арест). 

В-четвертых, в мерах административной ответственности со­держится итоговая правовая оценка деяния и нарушителя от имени государства. Именно административное взыскание пред­ставляет собой «окончательную, последнюю инстанцию» в борьбе с правонарушениями, т.е. решение вопроса по существу, и винов­ный в соответствии с характером и общественной опасностью со­вершенного подвергается административному наказанию. 

Данный признак юридической ответственности вообще и ад­министративной ответственности в частности наиболее ярко вы­ражает ее специфику, а именно: осуждение виновного поведения от имени государства, государственное порицание правонаруши­теля.

В-пятых, юридическая ответственность всегда рассматрива­лась в качестве результата правонарушения, т.е. это ретроспективная, или негативная, ответственность в отличие от так называемой положительной (позитивной) ответственности, которая понимает­ся как ответственность за порученное дело, за выполнение постав­ленной задачи, когда она совпадает с понятием правовой обязан­ности или долга.

Каковы же основные черты административной ответственнос­ти, присущие только данному институту административного права?

Административную ответственность можно рассматривать как правовую ответственность за административные правонаруше­ния. При этом следует учесть, что объектом посягательства яв­ляются отношения в сфере государственного управления, а также и некоторые другие. Так, с одной стороны, административная ответственность устанавливается за посягательства на таможен­ные, налоговые отношения, отношения, связанные с защитой соб­ственности, с охраной прав граждан, природы, здоровья населе­ния, торговли и т.д.

С другой стороны, административная ответственность приме­няется за нарушение не каждой нормы административного права, а тех из них, которые содержат указание на административную ответственность.

Административная ответственность используется как важное средство правоохраны, борьбы с особым видом нарушений – адми­нистративными правонарушениями, которые хотя и не так опас­ны, но встречаются гораздо чаще, чем преступления. Их опасность заключается не только в характере самих противоправных дейст­вий или бездействия, но и в значительной распространенности, их «массовидности», охватывающей многие миллионы администра­тивных правонарушений.

Административная ответственность отличается своим субъект­ным составом. Субъектами этого вида ответственности являются как физические, так и юридические лица – предприятия, учреж­дения, организации.

По своей сущности административная ответственность пред­ставляет собой воздействие, оказываемое полномочным органом государства на лицо, совершившее административное правонару­шение. Цель этого воздействия состоит в воспитании виновного, а также в предупреждении совершения в дальнейшем администра­тивных правонарушений как лицами, привлеченным к админи­стративной ответственности, так и другими гражданами.

Совершение нарушений административно-правовых норм вле­чет за собой применение мер административного принуждения, одним из видов которых являются административные взыскания. Именно эти последние, в отличие от мер предупреждения, пресече­ния и процессуальных мер, применяются в результате привлече­ния к административной ответственности.

Привлечение к административной ответственности и наложе­ние административного взыскания не влечет для нарушителя су­димости и не является основанием увольнения его с работы.

Административную ответственность характеризует особый процессуальный порядок ее реализации. Своей относительной про­стотой, оперативностью и экономичностью он отличается от уго­ловного и гражданского порядка рассмотрения соответствующих дел и принятия по ним тех или иных решений.

Административной ответственности присущ всеобщий харак­тер (правила пожарной безопасности, строительные правила и т.д.), который проявляется в следующем: во-первых, во всеобщей обязательности правил для всех граждан и юридических лиц, не­соблюдение которых влечет административную ответственность; во-вторых, во всех случаях ответственность за административные правонарушения наступает перед государством, которое устанав­ливает полномочия органов (должностных лиц) по рассмотрению дел об этих правонарушениях и наложению взысканий. Своей все­общностью административная ответственность сходна с уголовной и отличается от дисциплинарной, а также гражданско-правовой, в которой ответственность наступает, главным образом, перед субъ­ектом договорных и внедоговорных гражданско-правовых или тру­довых отношений.

Важная черта административной ответственности состоит в том, что ее можно рассматривать как совокупность материальных и процессуальных правоотношений, т.е. материально-деликтных, вызванных совершением конкретного правонарушения, и админи­стративно-процессуальных, связанных с необходимостью собрать материалы о правонарушении и лице, его совершившем, рассмот­реть дело, вынести законное, обоснованное и справедливое реше­ние, обеспечить его исполнение.

 

 


2. Нормативно-правовая основа административной ответственности

Нормативную основу административной ответственности в на­стоящее время, как и до начала в 1980 г. процесса кодификации, образуют многие нормативные акты. Особое место среди них при­надлежит Кодексу РФ об административных правонарушени­ях, принятому в декабре 2001 г. Он кодифицировал республиканское законодательство об административной ответственности и значи­тельно развил его. Наряду с материальными нормами (система взыс­каний, составы правонарушений и др.) кодекс содержит большое число административно-процессуальных норм, регулирующих про­изводство по делам об административных правонарушениях.

КоАП 2001 г. является главным источником по ряду причин:

1) это самый большой по объему акт, регулирующий админис­тративную ответственность;

2) он регулирует общие вопросы ответственности (систему взыс­каний, принципы их применения, производство по делам об адми­нистративных правонарушениях и др.);

3) во многих актах прямо сказано, что если в них не урегулирова­ны какие-то вопросы, нужно руководствоваться общими нормами КоАП (ст. 289 ТК РФ, например).

Начиная с 1990 г., число источников нормативной основы адми­нистративной ответственности стало резко увеличиваться. За пос­ледние годы лет было издано большое число актов по этому вопро­су, нормы которых в прежний КоАП не вошли. Среди них нужно прежде всего назвать Таможенный кодекс РФ, в котором более 170 статей посвящены административной ответственности за нарушение та­моженных правил. Более тридцати налоговых нарушений называет налоговое законодательство и лишь одно из них было включено в прежний КоАП (ст. 1561). Не были включены в КоАП соответствующие нормы Законов Российской Федерации «О санитарно-эпидемиологическом благо­получии населения», «О конкуренции и ограничении монополисти­ческой деятельности на товарных рынках», Земельного кодекса и других законов.[2]

Одна из причин такой декодификации состоит в том, что прежний кодекс объединил только нормы об ответственности граждан, а новое зако­нодательство либо устанавливает административную ответствен­ность только организаций, либо и граждан, и организаций. Второй причиной процесса декодификации стало бурное законотворчество субъектов Федерации. Конституция Российской Федерации 1993 г, отнесла административное и административно-процессуальное право к сфере совместного ведения Федерации и ее субъектов. Поскольку ряд вопросов вообще не регламентировался прежним КоАП, а в ряде случаев действовали нормы, санкции которых субъекты Федерации счита­ли слишком малыми, они стали принимать новые акты. С 1992 г. главы исполнительной власти, законодательные органы субъектов Федерации издали уже много законов, постановлений, регулирую­щих на их территории применение административных взысканий за нарушения правил частной детективной и охранной деятельно­сти, приобретения и пользования оружием, дорожного движения, торговли, экономической безопасности и др. Так, Договором о раз­граничении предметов ведения и полномочий между органами го­сударственной власти РФ и органами государственной власти Свер­дловской области предусмотрено (ст. 9), что в ведении области находится «установление административной ответственности за на­рушение областных законов и иных правовых актов области, а так­же нормативных актов органов местного самоуправления, не ума­ляющих конституционных прав граждан».[3]

Поэтому в новом Административном кодексе идет речь и о ответственности юридических лиц. Предлагается разработать Типовой КоАП субъекта Федерации, используя который субъекты Федерации примут свои кодексы.

Сложности с кодификацией актов об административной ответ­ственности станут еще более понятными, если учесть, что ст. 6 КоАП РСФСР руководящим органам городов и районов было предоставлено право в пределах, определяемых законодательными актами, при­нимать акты с административными санкциями по вопросам борьбы с эпидемиями и стихийными бедствиями.

Нормативные основы разных видов принуждения – уголовного, дисциплинарного, гражданско-правового – строго централизова­ны, они едины в рамках всей Российской Федерации. И только нор­мативная основа административного принуждения, и прежде всего административной ответственности, децентрализована. Во-первых, она состоит из федеральных законов и законов субъектов Федера­ции. Во-вторых, в некоторых случаях административную ответствен­ность устанавливают подзаконные акты: указы Президента РФ, постановления правительства, акты глав администраций, органов местного самоуправления. А органы исполнительной власти специ­альной компетенции (федеральные и иные) еще в 1961 г. были ли­шены права издавать акты с административными санкциями.

 


3. Понятие административных правонарушений

 

Одной из существенных особенностей обязательных административных правил яв­ляется то, что они защищаются административными санкциями, а их нарушение квалифицируется в качестве административного правонарушения.

Основные признаки и юридическая характеристика такого рода правонарушений содержится в Административном кодексе.

Согласно ст. 2.1 Административного кодекса административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое данным Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.[4]

При этом административная ответственность за правонаруше­ния, предусмотренные административным кодексом, наступает при условии, что эти на­рушения по своему характеру не влекут за собой в соответствии с действующим законодательством уголовной ответственности.

Понятие административного правонарушения характеризует собой ряд признаков. Во-первых, это действие или бездействие, т.е. деяние; во-вторых, деяние общественно опасное; в-третьих, деяние противоправное; в-четвертых, деяние виновное; в-пятых, деяние наказуемое.

Административное правонарушение – это вариант юридичес­кой патологии, отклоняющегося поведения, которое принимает форму либо действия, либо бездействия,

Действие – это активное невыполнение правового предписа­ния в виде обязанности или законного требования; нарушение кон­кретного запрета, правила, нормы, стандарта (например, управле­ние транспортными средствами водителями, находящимися в со­стоянии опьянения, нарушение правил пользования жилыми по­мещениями, нарушение требований государственных стандартов, правил обязательной сертификации, нарушение требований нор­мативных документов по обеспечению единства измерений).

Бездействие – это пассивное поведение, выражающееся в несо­вершении лицом тех действий, которые оно должно было и могло совершить в силу лежащих на нем обязанностей (например, укло­нение от подачи декларации о доходах, неисполнение предписаний федерального антимонопольного органа, невыполнение родителя­ми или лицами, их заменяющими, обязанностей по воспитанию и обучению детей).

Сущность административного правонарушения определяется его общественной опасностью. Государство, закрепляя в нормах права обязательные правила поведения, предусматривает возмож­ность применения за их нарушение государственного принужде­ния. Именно общественная опасность правонарушения обусловли­вает ответственность за его совершение. Отсутствие данного при­знака свидетельствует и об отсутствии правонарушения.

Любой административный проступок, посягая на установлен­ный правопорядок, причиняет ему тот или иной вред, нарушает упорядоченность, согласованность, гармоничность управленчес­ких отношений. При этом нежелательный результат может прояв­ляться как в реальном вреде, так и в создании условий для наступления вреда.

Юридическим выражением признака общественной опасности административного правонарушения является противоправность. Российское государство, признавая то или иное действие либо без­действие общественно опасным, устанавливает правовые запреты на их совершение. Противоправность состоит в том, что определен­ное лицо совершает действие, запрещенное нормой права, или не совершает действия, предписанного правовым актом.

Административное правонарушение посягает на регулируемые и охраняемые нормами административного права общественные отношения. Так, нарушая нормы права, регулирующие сферу по­жарной безопасности, правонарушители тем самым посягают на общественные отношения, охраняемые противопожарными пра­вилами, на которых основываются государственные меры борьбы с огнем.

Противоправность деяния заключается в нарушении или невы­полнении должностным лицом или гражданином правил, норм и стандартов пожарной безопасности. При этом противоправное дея­ние не связывается правовой нормой с обязательным наступлением вредных последствий. Для привлечения к административной от­ветственности достаточно самого факта нарушения (невыполне­ния) требований пожарной безопасности, так как административ­ные правонарушения в рассматриваемой сфере считаются окончен­ными с момента совершения самих противоправных деяний, т.е. создания угрозы пожарной безопасности.

Кроме того, необходимо иметь в виду, что противоправность заключается в совершении деяния, нарушающего нормы не только административного, но и ряда других отраслей права, например, конституционного, гражданского, финансового, налогового, тамо­женного, земельного, экологического, трудового. Главное здесь со­стоит в том, что соблюдение этих норм права охраняется мерами административной ответственности.

Таким образом, меры административного наказания могут быть применены лишь в том случае, когда конкретное деяние пред­усмотрено нормой права. Иными словами, деяние, не являющееся противоправным (направленным против права), нельзя квалифи­цировать как административное правонарушение и оно не может повлечь административную ответственность.

Административным правонарушением является не только об­щественно опасное, противоправное, но и виновное действие либо бездействие, т.е. деяние, представляющее собой проявление воли и разума действующего (или бездействующего) лица.

При совершении административного проступка вина может вы­ражаться как в форме умысла, так и в форме неосторожности. Наличие вины правонарушителя в той или иной форме является важнейшим и необходимым признаком административного про­ступка.

Важный признак административного правонарушения – его административная наказуемость. Конкретное действие либо без­действие может быть признано административным правонаруше­нием только в том случае, если за его совершение законодательст­вом предусмотрена административная ответственность.

Признак административной наказуемости тесно связан с юри­дическими последствиями применения мер административной от­ветственности. Их суть состоит в том, что применение к правонару­шителю административных взысканий влечет для него «состояние административной наказанности»; в его правовой статус включа­ется элемент, характеризующий «новое» правовое положение лич­ности.

Повторное совершение административного правонарушения при состоянии административной наказанности до истечения сро­ков давности привлечения к ответственности, установленных дей­ствующим законодательством, может повлечь применение более суровых административных взысканий, как правило, крупных штрафных санкций и даже административного ареста.

 


4. Отличие административного от иных правонарушений

В юридической литературе существует точка зрения, согласно которой общественная опасность деяния присуща только преступ­лениям, а административный проступок характеризуется, в част­ности, лишь «вредоносностью».[5] С нашей точки зрения, админи­стративным правонарушениям присуща не только вредность или вредоносность, а именно общественная опасность как материаль­ный признак любого правонарушения.

Невозможно отказать в общественной опасности администра­тивным правонарушениям, которые посягают на безопасность до­рожного движения, пожарную безопасность (в результате этих на­рушений ежегодно гибнут десятки тысяч людей), правила, связан­ные с приобретением, хранением и использованием огнестрельного охотничьего или служебного оружия, взрывчатых веществ, радио­активных изотопов, сильнодействующих ядов и многого другого. К ним, несомненно, необходимо отнести и многие административ­ные правонарушения, совершаемые в особых условиях: стихийные бедствия, эпидемии, эпизоотии, техногенные катастрофы, массо­вые беспорядки, а также обстановка чрезвычайного положения. В последние годы возросла общественная опасность экономичес­ких административных правонарушений, проступков в налоговой, таможенной и некоторых других областях.

Между тем некоторые авторы упрощают ситуацию, считая, что по отсутствию у административных правонарушений обществен­ной опасности их можно легко отграничить от преступлений. Это – очевидное заблуждение. Единственным критерием отграни­чения административного правонарушения от преступления может быть лишь степень общественной опасности, которая, ко­нечно, различна у этих видов правонарушений.

Нарушение правил, о которых говорилось, иногда может по­влечь уголовную ответственность, если это прямо предусмотрено УК РФ. Но в большинстве случаев вред от каждого нарушения таких правил не настолько велик, чтобы привлекать к уголовной ответственности нарушителей, признавать их преступниками. Для подобных случаев, а они наиболее часты, государство и уч­редило административную ответственность, которая по характеру мер нередко не менее сурова, чем уголовная, но не влечет суди­мости и применяется, как правило, органами исполнительной власти, т.е. более оперативно, на основе менее сложного процесса, чем уголовный.

Нередко отличить преступление от административного право­нарушения не столь трудно. Есть противоправные деяния, которые заведомо не могут быть отнесены к числу преступлений (например, безбилетный проезд на транспорте, появление в общественных местах в нетрезвом виде, утрата паспорта по небрежности). Есть и такие преступные деяния, которые никак не могут быть отнесены к числу административных правонарушений (захват заложника, получение взятки, убийство и т.д.). Но применительно к некото­рым нежелательным для общества деяниям уловить ту черту, где вредность перерастает в общественную опасность, нелегко, тем более что точные границы между преступлениями и администра­тивными правонарушениями не являются чем-то раз навсегда дан­ным, застывшим.

Поскольку объекты посягательства у ряда административных правонарушений и преступлений общие, вопрос об их размежева­нии в «пограничных зонах» порой довольно сложен. Для его реше­ния приходится сопоставлять нормы уголовного и административ­ного права. При этом учитывается общее правило о том, что за нарушение обязательных правил виновные несут административ­ную ответственность, если эти нарушения по своему характеру не влекут за собой в соответствии с действующим законодательством уголовной ответственности.

Отграничение административного правонарушения от преступ­ления обычно проводится по объективной стороне состава. Для определения степени общественной опасности правонару­шения и отграничения административных правонарушений от преступлений применяется такой показатель, как наличие или отсутствие тяжких последствий. Например, если нарушение транспортных правил повлекло гибель людей или иные тяжкие последствия, то оно квалифицируется как преступление, а если таких последствий нет, то – как административное правонаруше­ние. При этом отсутствие тяжких последствий при административ­ном правонарушении конкретизируется возможностью причине­ния только легких телесных повреждений, т.е. причинения вреда здоровью, вызвавшего его кратковременное расстройство, но не более трех недель, или незначительную стойкую утрату общей тру­доспособности (до 10%); материальный ущерб не должен быть крупным, которым признается стоимость имущества, превышаю­щая 500 минимальных размеров оплаты труда (примечание 2 к ст. 158 УК).

Иногда достаточно возможности наступления тяжких послед­ствий, а не их реального наличия. Так, нарушение правил учета, хранения, перевозки и использования взрывчатых и радиоактив­ных веществ, даже если оно лишь могло повлечь тяжкие последст­вия, уже рассматривается как преступление.

Нередко критерием является размер имущественного ущерба, причиненного правонарушителем.

До недавнего времени квалифицирующими признаками, позво­ляющими отграничить административное правонарушение от пре­ступления, служили повторность, неоднократность, систематич­ность совершения административных проступков при условии на­ложения за них административных взысканий. Иными словами, впервые совершенное правонарушение, предусмотренное соответствующей нормой права, влекло административную ответствен­ность, а повторное (неоднократное, систематическое) совершение аналогичного проступка – уголовную ответственность, преду­смотренную уголовным законодательством.

Однако новый УК РФ 1996 г. более не содержит таких составов и повторное, неоднократное, злостное или систематическое совершение административных правонарушений не может превратить эти проступки в преступления и повлечь за собой уголовную ответ­ственность. Между тем ранее повторное мелкое хулиганство, по­вторное управление транспортными средствами в состоянии опья­нения, систематическое нарушение правил административного надзора, злостное нарушение правил паспортной системы, злост­ное нарушение иностранными гражданами и лицами без граждан­ства правил пребывания в нашей стране и правил транзитного про­езда и некоторые другие действия считались преступными.

 


5. Состав административного правонарушения

Признаки административного правонарушения, закрепленные в праве, в совокупности образуют сложный юридический состав, яв­ляющийся единственным основанием административной ответст­венности правонарушителя. Вместе с тем совокупность признаков административного правонарушения и юридический состав данно­го противоправного посягательства – явления не тождественные. С помощью признаков административного правонарушения мы по­лучаем общую социально-психологическую и юридическую харак­теристику того или иного деяния. Юридический состав решает задачу, связанную с правовой квалификацией; действия либо без­действия и привлечением нарушителя к ответственности. Его на­значение – быть основанием этой ответственности, поскольку если нет основания, то нет и ответственности.

К объ­ективным элементам состава относятся: объект посягательства, т.е. регулируемые и охраняемые административным правом обще­ственные отношения, и объективная сторона административного проступка – это внешние признаки, характеризующие противоп­равные действие или бездействие, результат посягательства, при­чинную связь между деянием и наступившими последствиями, место, время, обстановка, способ, орудия и средства совершенного административного правонарушения.

К субъективным элементам состава относятся признаки, харак­теризующие субъекта административного правонарушения (воз­раст, вменяемость, особенности административно-правового стату­са – гражданин, должностное лицо, юридическое лицо), вина в форме умысла и неосторожности, мотив и цель административного правонарушения.

Таким образом, состав административного правонарушения ха­рактеризуют четыре элемента (признака): объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона.

Общим объектом административного правонарушения являют­ся общественные отношения, возникающие в области государст­венного управления и регулируемые нормами административного, а в ряде случаев конституционного, экологического, таможенного, трудового, земельного, финансового и других отраслей права. В ка­честве родового объекта административного проступка выступа­ют: личность, права и свободы граждан; общественная безопас­ность; собственность; государственный и общественный порядок; отношения в сфере экономики; установленный порядок управ­ления. Каждый конкретный проступок имеет видовой, т.е. непосредст­венный объект посягательства (общественная нравственность, честь; достоинство граждан – при мелком хулиганстве; спокойст­вие граждан – при шуме в ночное время).

Объективная сторона состава характеризует проступок как антиобщественный акт внешнего поведения нарушителя нормы права, влекущий административную ответственность и выражаю­щийся в действии или бездействии и наступившем результате.

Анализируя объективную сторону состава административного правонарушения, правоприменитель должен учитывать значи­тельное многообразие проявления объективной стороны конкрет­ных составов административных проступков.

Содержание объективной стороны характеризуют и такие ква­лифицирующие признаки, как повторность, неоднократность, злостность, систематичность противоправного посягательства, длящееся правонарушение.

Объективная сторона правонарушений, влекущих администра­тивную ответственность юридических лиц, выражается в действии или бездействии руководителей и иных служащих предприятий, учреждений и организаций, нарушивших установленные для юри­дических лиц требования, правила, нормы и стандарты.

Анализ объективной стороны административного правонару­шения предполагает выявление причинной связи между конкрет­ным противоправным деянием и наступившими в результате его последствиями. Установить необходимую причинную связь (при­чинно-следственную зависимость) между противоправным дейст­вием (или бездействием) и наступившим результатом значит: взве­сить, каковы физические и общественные свойства наступившего результата; выявить все обстоятельства данного дела, условия, по­влекшие наступление результата; оценить роль каждого из выяс­ненных обстоятельств, приведших в совокупности к тому или иному результату.

Установление, выявление причинной связи в сфере реализации исполнительной власти характеризуется специфическими особен­ностями. Как правило, здесь этот признак административного пра­вонарушения является открытым и наглядным, что позволяет бы­стро его обнаруживать и зафиксировать, немедленно оценить его характер и применить к правонарушителю необходимые меры ад­министративного принуждения.

Субъектами административного правонарушения являются физические и юридические лица. КоАП выделяет общих, специ­альных и особых субъектов такого рода.

Общим субъектом административного правонарушения при­знаются вменяемые, достигшие 16-летнего возраста граждане РФ (ст. 2.3 КоАП[6]). Специальным субъектом административного проступка выступа­ют должностные лица; родители несовершеннолетних детей; нахо­дящиеся на территории нашей страны иностранные граждане, не пользующиеся дипломатическим иммунитетом, и лица без граж­данства.

Существенными особенностями, как субъекты административ­ных правонарушений, характеризуются должностные лица. Они несут административную ответственность не только за собственные действия и бездействие, связанные с неисполнением либо ненадле­жащим исполнением ими служебных обязанностей, но и за про­ступки подчиненных им работников, нарушающих соответствую­щие правила.

Субъективная сторона административного правонарушения представляет собой вину и может выражаться как в форме умыс­ла, так и в форме неосторожности.

Действуя с умыслом, правонарушитель сознает противоправ­ный характер своего действия или бездействия, предвидит возмож­ность или неизбежность наступления вредных последствий, проти­воправного результата и желает его наступления (прямой умысел) или не желает, но предвидит и сознательно его допускает либо относится к нему безразлично-косвенный умысел.

Каждая форма вины имеет важное значение для квалификации деяния, индивидуализации административных взысканий и т.д. Поэтому они разграничены в конкретных составах правонарушений, предусмотренных КоАП. В большинстве случаев умышленную форму вины можно установить лишь на основе анализа всех сторон состава ад­министративного правонарушения и прежде всего его объективной стороны. При этом умышленная вина может служить основани­ем для применения к правонарушителю более строгого взыскания. Содержание умышленной вины определяется характером ад­министративного правонарушения, состав которого может быть формальным или материальным. Формальным признается такой состав административного правонарушения, который не преду­сматривает наступления в результате его совершения какого-либо общественно опасного, вредного последствия. Констатируется лишь факт нарушения того или иного правила, например, наруше­ние санитарно-гигиенических и санитарно-противоэпидемических правил и норм, нарушение правил водопользования, выпуск на линию транспортных средств, имеющих неисправности, с кото­рыми запрещена их эксплуатация, самовольное отступление от проектов внутрихозяйственного землеустройства.

Материальный состав административного правонарушения включает в себя помимо противоправного действия или бездейст­вия обязательное наступление в результате их совершения общест­венно опасных (вредных) последствий (например, мелкое хище­ние, которое влечет для собственника материальные потери, нару­шение водителями правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее причинение легких телесных повреждений или материального ущерба). В этой связи умышлен­ная вина предполагает осознание (понимание) нарушителем не только общественной опасности и противоправности содеянного, но и возможности наступления вредных последствий его действия либо бездействия.

Административный проступок может быть совершен и по неос­торожности. Неосторожная вина проявляется в двух формах: легкомыслия и небрежности.

Легкомыслие состоит в том, что лицо предвидит возможность наступления противоправного результата, но самонадеянно рас­считывает его предотвратить. Например, водитель автомашины, подъезжая на большой скорости к перекрестку, рассчитывал оста­новить машину при сигнале, запрещающем движение, но не сумел этого сделать и выехал на перекресток на красный свет.

Небрежность состоит в непредвидении возможности противо­правных последствий, хотя при данных обстоятельствах лицо должно было и могло их предвидеть. Так, механик автохозяйства, не проверив качество ремонта, дал распоряжение выпустить авто­машину на линию, где автоинспектор обнаружил серьезные техни­ческие дефекты. Механик автохозяйства действовал небрежно. Он не предвидел общественной опасности своей недобросовестности, но должен был и мог предвидеть возможность наступления тяже­лых последствий.

Административное правонарушение, совершенное по неосто­рожности, является менее опасным по сравнению с правонаруше­нием, совершенным умышленно. При неосторожной вине в форме легкомыслия нарушитель не допускает наступления вредных последствий своих действий, на­деясь их предотвратить, справиться с возникшими негативными явлениями. При этом он рассчитывает на свои силы, знания, опыт и другие возможные обстоятельства. И если вредные последствия все же наступают, нарушитель несет ответственность за свою само­надеянность.

При небрежности нарушитель не предвидит возможности на­ступления вредных последствий, хотя, проявив внимательность и осмотрительность, должен был и мог их предвидеть. Здесь правоприменителю важно выяснить, учитывая объективные условия, в которых находился нарушитель, должен ли и мог ли он предвидеть наступление вредных (опасных) последствий своих действий или бездействий.

Когда выясняется, что лицо не должно было предвидеть насту­пившие последствия, становится очевидным отсутствие его вины и отпадает вопрос о его административной ответственности. При ре­шении вопроса о том, могло ли лицо предвидеть наступление вред­ных последствий, необходимо учитывать индивидуальные особен­ности личности нарушителя (жизненный опыт, профессия, стаж работы, навыки, состояние здоровья и т.д.).

Неосторожную вину необходимо отличать от невиновного при­чинения вреда, т.е. казуса, или случая, при котором администра­тивная ответственность лица не наступает. Суть дела здесь состоит в том, что лицо не должно было и не могло предвидеть общественно опасные (вредные) последствия своих действий. В частности, такие казусы нередко встречаются при дорожно-транспортных происше­ствиях.

Субъективную сторону наряду с умыслом и неосторожностью могут характеризовать мотив и цель правонарушения. Они иногда включаются в конкретные статьи КоАП и тогда становятся квали­фицирующими признаками состава и обязательными для призна­ния того или иного действия или бездействия административным правонарушением.



[1] Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Административное право Российской Федерации. Учебник. М., 2000. С. 282

[2] Бахрах Д.Н. Административное право: Учебник. М., 1999. С. 283

[3] Областная газета. 1996. 24 янв.

[4] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. №195-ФЗ

[5] Административное право: Учебник // Под ред. Ю.М. Козлова, Л.Л. Потапова. М., 2000. С. 316

[6] Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. №195-ФЗ

 



0
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2019 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!