Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Современная демографическая ситуация в России и в мире»

/ Демография
Конспект, 

Оглавление

 

Понятие демографической ситуации. Народонаселение мира: численность, плотность, состав. Основные характеристики воспроизводства народонаселения мир в целом.

 

    Демографическая ситуация характеризует общие тенденции изменения численности населения, его половозрастные характеристики, проблемы, связанные со старением населения, смертностью и др.

    Население Земли по данным ООН составляло в 1999 г. около 6 млрд. человек – несколько меньше, чем прогнозировалось на этот год. По вычислениям, проведенным в ООН, предполагалось, что ежегодный прирост населения планеты в 1990–1995 гг. будет равен 1,57%, на самом же деле он составил 1,48%, таким образом, ежегодно при­бавлялось по 81 млн. человек. В предыдущее пятилетие – в пери­од с 1985 по 1990 гг. – население Земли ежегодно увеличивалось на 87 млн. Предполагается, что в 2020 г. численность населения пла­неты превысит 8 млрд. человек, в середине ХХI в. – 10,5 млрд. че­ловек.

    Время с середины прошлого века и до середины нынешнего, когда население немногим более чем за 100 лет выросло на 2 млрд. человек (тогда как на первый миллиард потребовалась вся история человече­ства), есть время “демографического взрыва”. Последний характери­зуется показателем времени “удвоения населения”. Он очень быстро сокращался вплоть до наших дней, что подчеркивало ус­тойчивую тенденцию к быстрому росту человечества.

    Предположение о возможной стабилизации численности населе­ния в будущем находит подтверждение в особенностях темпа роста в наше время: если на “переход” от 1 до 2 млрд. человечеству потребо­валось 85 лет, и от 2 до 3 млрд. – 25 лет, то на “переход” от 3 к 4 млрд. – 15 лет. Это означает, что в первом случае процесс ускорился в 3 раза, во втором – менее чем в 2 раза. Для прироста еще одного миллиарда человек, пятого, потребовалось столько же времени, сколько для чет­вертого – ускорение как бы прекратилось; темпы роста населения планеты стабилизировались, хотя и на очень высоком уровне. Умень­шение времени “удвоения населения” также прекратилось и не про­гнозируется на будущее.

    В 1650 г. численность населения земного шара составляла около 0,5 млрд. человек и увеличивалась приблизительно на 0,3% в год, что примерно соответствовало времени удвоения, равному 250 годам. К 1900 г. численность населения достигла 1,6 млрд. человек при го­довых темпах прироста 0,5% и времени удвоения 140 лет. В 1970 г. численность населений равнялась 3,6 млрд. человек, а темпы прироста увеличились до 2,1% в год. Это был не просто экспоненциальный, “верхэкспоненциальный рост”, поскольку возрастали сами темпы прироста. Причина роста в снижении уровня смертности, а также рождаемости, хотя в гораздо меньшей степени. С 1971 г. по 1991 г. смертность продолжала падать, но рождаемость при этом уменьша­лась в среднем несколько быстрее. В то время как численность на­селения возросла с 3,6 млрд. до 5,4 млрд. человек в год, темпы ее при­роста упали с 2,1 до 1,7% в год.

    По оценкам ООН на 1990 г. около 60% населения Земли прихо­дится на территорию Азии. И хотя Азия занимает огромную площадь, плотность населения в ней наибольшая – 114 человек на км2. На остальных континентах – Северная и Южная Америка, Африка – около 20 человек, в Австралии – 0,03. Последняя – самый малоос­военный из материков, не считая Антарктиды, где постоянного на­селения вообще нет.

    Еще в далеком прошлом были регионы, где население как бы сгущалось. Это Юго-Восточная Азия, Восточная Азия, Южная Азия, Средиземноморье, а затем и иные районы Европы. За последние два века появились лишь два региона с повышенной плотностью насе­ления: на востоке Северной и юго-западе Южной Америки, там, где к побережью прижимаются теплые течения Тихого и Атлантического океанов.

    В наше время на плодородных равнинах Азии (Великой Китай­ской, Индо-Гангской, в дельте Брахмапутры и Ганга, на Яве) плот­ность населения превышает 100 человек на км2. В центре Азии – в Монголии она, напротив, менее 1 человека на км2. В Европе – от 433 человек в Нидерландах до 2 на острове Исландия.

    Общие тенденции в мире таковы:

1.Некоторые из промышленно менее развитых стран еще имеют относительно высокие уровни смертности и еще более высокие уров­ни рождаемости. Их темпы прироста численности населения состав­ляют 2–3% в год и могут еще больше возрасти при снижении смертности.

2.Страны со средним уровнем развития промышленности обычно характеризуются низкой смертностью при все еще высокой, хотя и снижающейся рождаемости. Темпы прироста численности населения в этих странах колеблются от средних до высоких (1–4% в год).

3.Для большинства стран с высокоразвитой промышленностью характерны низкая смертность, низкая рождаемость и невысокие темпы прироста (менее 1% в год). В некоторых европейских странах уровень рождаемости сегодня ниже уровня смертности, так что на­селение этих стран очень медленно сокращается.

    На основе имеющихся данных демографы вывели теорию, полу­чившую название “демографического перехода”. Согласно этой теории, при низких уровнях промышленного развития рождаемость и смерт­ность высоки, и численность населения растет медленно. По мере улучшения качества питания и здравоохранения смертность умень­шается, запаздывание рождаемости на 1–2 поколения приводит к раз­рыву между уровнями рождаемости и смертности, который способ­ствует быстрому росту численности населения. Но как только люди вовлекаются в образ жизни высокоразвитого индустриального обще­ства, рождаемость тоже снижается, и темпы роста численности населения опять уменьшаются.

    Этот процесс наблюдается сейчас и прогнозируется примерно до ХХII в., когда предполагается стабилизация численности населения на уровне 10–12 млрд. человек.

    Однако сразу следует обратить внимание на особенность этого прогноза: представление о стабилизации населения отвечает совре­менному уровню развития производительных сил. Все идеи ограничения рождаемости, стабилизации роста населения всегда были обу­словлены сложностями экономического развития. Они не вытекают из представлений о человеке как самостоятельном явлении. Не слу­чайно поэтому появление предположений о том, что современная НТР, базирующаяся на достижениях физики, химии и адекватной им техники, за пределами ХХI в. сменится так называемой гуманитарной революцией на основе достижений биологических, гуманитарных и естественных наук. Одним из последствий может быть увеличение продолжительности жизни, совершенствование физических и духовных сил человека. При развитии этой тенденции рост человечества может продолжаться. Предположения такого рода неявно прослежи­ваются в оценках максимально возможной (в условиях данной про­дуктивности биоты) численности населения в 40–50 млрд. человек.

    Структура населения определяется такими компонента­ми как возраст, пол, этническая или расовая категория и статус проживания (городской или сельский).

    Возрастная структура. Демографы обычно использу­ют пирамиды населения, чтобы описать возрастную и поло­вую структуру населения. Пирамида населения представ­ляет собой график, в котором длина каждого горизонталь­ного отрезка означает число (или процент) людей опреде­ленной возрастной группы; например, основание такой ди­аграммы состоит из отрезка, представляющего самую мо­лодую долю населения, этим людям меньше пяти лет. Каждый отрезок разделен на части, соответствующие числу муж­чин и женщин. В большинстве населений пропорция более пожилых людей намного меньше, чем более молодого, так, что диаграмма сужается к вершине. Группы молодого на­селения представлены пирамидами с широким основанием из детей младшего возраста и узкой вершины из более стар­ших, в то время как более старшее население характеризу­ется большим количеством людей.

    Вопреки общему мнению, основным фактором, оказыва­ющим влияние на возрастную структуру населения и, сле­довательно, общую форму соответствующей пирамиды, яв­ляется не смерть, или нормы смертности, но скорее норма фертильности (детородности). Повышение или снижение смертности воздействует в некоторой мере на все возраст­ные группы. Однако изменение в детородности воздейству­ет на численность людей только единственной возрастной группы – группы нулевого возраста, недавно рожденной. Следовательно снижение или увеличение в детородности имеет большое влияние на один конец возрастной структу­ры и таким образом может оказывать главное влияние на всю возрастную структуру.

    Это означает, что младшие возрастные группы соответ­ствуют высоко фертильным населениям, типичным для раз­вивающихся стран. Более старшие возрастные группы преобладают в населениях с низкой фертильностью, в разви­тых странах.

    Половая структура. Вторым важным структурным ас­пектом населения является относительная численность муж­чин и женщин, составляющих его. Установлено, что рожда­ется слегка большее количество мальчиков, чем девочек (ти­пичное отношение – 105 или 106 мальчиков на каждые 100 девочек). С другой стороны, общей закономерностью явля­ется более высокая смертность среди мужского пола факти­чески в любом возрасте после рождения. Это различие име­ет очевидно биологическое происхождение. Исключения наблюдаются в странах типа Индии, где смертность женщин может быть выше, чем мужчин в детстве и в возрасте дето­рождения из-за неравного распределения ресурсов в пре­делах семьи и низкого уровня здравоохранения.

    Хотя мальчиков и рождается больше, но далее числен­ность мужчин и женщин станет равной, и в еще более стар­шем возрасте число женщин становится непропорциональ­но большим. Например, в Европе и Северной Америке сре­ди людей 70 летнего возраста и старше в 1985 г. число мужчин на каждые 100 женщин было приблизительно 61–63. (Согласно Отделению Населения Организации Объединенных Наций, число мужчин в Советском Союзе было только 40 на каждые 100 женщин, что объясняется высоким уровнем мужской смертности в период второй ми­ровой войны, а также увеличением мужской смертности в 1980-х годах).

    Половая структура оказывает существенное влияние на брак. Дефицит мужчин данного возраста понижает нормы брака женщин в той же самой возрастной группе или обыч­но в несколько более молодой, и это в свою очередь, вероят­но, уменьшает фертильность. Во многих странах социальные традиции диктуют норму, согласно которой мужчины дол­жны быть более старшими по возрасту, чем их супруги. Таким образом, если имеется повышение детородности типа “младенческого бума” в период после второй мировой вой­ны, то число мужчин социально соответствующего брачного возраста недостаточно для числа несколько более молодых женщин. Это может вести к отсрочке брака этих женщин. Снижение детородности в таком обществе вероятно будет вести в конечном счете к недостатку женщин подходящего возраста для брака, что может привести к более раннему браку этих женщин и расширению возрастной разницы в браке. Все эти влияния развиваются медленно; требуется по крайней мере 20–25 лет для значительного падения или повышения детородности, чтобы затронуть брак.

    Этнический или расовый состав. Народонаселение всех наций мира отличается большим или меньшим разнообра­зием относительно этнической или расовой принадлежности. (Этническая принадлежность включает национальные, культурные, религиозные, лингвистические, или другие при­знаки, которые восприняты как характеристика отличных друг от друга групп.) Такие различия в населении часто расцениваются как социально важные, и поэтому статисти­ка расовых и этнических групп обычно легко доступна. Ка­тегории, используемые для анализа таких групп, отличают­ся у разных народов. Так, например, человек пакистанско­го происхождения рассматривается как “черный” или “цветной” в Великобритании, но, вероятно, считался бы “белым” или “азиатов” в Соединенных Штатах. По этой причине международные сравнения этнических и расовых групп неточны, и этот компонент структуры населения го­раздо менее объективен, чем категории возраста и пола, об­сужденные выше.

    Географическое распределение и урбанизация. В струк­туре народонаселения важно также учитывать его геогра­фическое распределение – дифференциацию между сельс­кими и городскими областями проживания. В течение мно­гих десятилетий наблюдался всеобщий поток населения из сельских областей в городские. Среди наиболее высоко ур­банизированных обществ в мире можно отметить страны западной и северной Европы, Австралии, Новой Зеландии, умеренного пояса Южной и Северной Америки. Во всех этих странах доля населения, живущего в городских областях, превышает 75% и достигает 85% в Западной Германии. Средний уровень урбанизации существует в некоторых стра­нах Латинской Америки, где от 50 до 65% всего населения живет в городах. Наконец, во многих развивающихся стра­нах Азии и Африки процесс урбанизации начался только недавно, и в них менее чем 1/3 населения живет в городе.

    В некоторых странах скорость урбанизации удивитель­на. Население Мехико в 1960 г. было примерно 5 млн. чело­век; 17 млн. в 1985 и предполагается, что оно может достиг­нуть 26 млн.–31 млн. к 2003 г. Общая закономерность, при­сущая многим развивающимся странам состоит в том, что скорость роста городов вдвое превосходит рост населения в целом. Таким образом для населения, увеличивающегося на 3% ежегодно (удваивающегося за 23,1 года), скорость рос­та городов составляет по крайней мере 6% ежегодно (удва­ивается за 11,6 лет).

    Тенденции роста населения мира. Прежде чем перейти к рассмотрению современных тен­денций роста населения для развивающихся и промышлен­ных стран, полезно иметь представление о динамике роста народонаселения в истории человечества. Ученые полагают, что приблизительно 10 тыс. лет назад население составляло эти демография и социальная статистика только 5–10 млн. человек. К началу христианской эры чис­ленность населения приблизилась к 300 млн. человек и име­лось очевидно небольшое его увеличение до 1000 г. нашей эры. Дальнейший рост населения шел медленно, особенно, после эпидемии чумы и других катастроф средневековья. В 1750 году (условное начало промышленной революции в Англии), население мира достигло 800 млн. человек. Это оз­начает, что за 750 лет с 1000 г. до 1750 г., ежегодный темп прироста населения в среднем составлял 0,1 %.

    Причины такого медленного роста хорошо известны. При отсутствии элементарных знаний в области гигиены (роль бактерий как возбудителей болезней была неизвестна до ХIХ в.) уровень смертности был очень высок, особенно сре­ди младенцев и детей. Только половина новорожденных мла­денцев доживала до пяти лет. Уровень фертильности был также очень высоким, так как это было необходимо для под­держания существования населения при таких высоких уровнях смертности.

    С 1750 г. начинается ускоренный рост населения. В ка­кой-то мере он стал следствием повышающегося уровня жизни, улучшением средств транспорта и связи, которые смягчали влияния неурожаев, заканчивающихся катастро­фическим ростом смертности.

    Численность населения мира была около 1 млрд. человек в 1800 г., затем увеличилось еще на 1 млрд. к 1930 г. (третий миллиард был добавлен к 1960 г., четвертый к 1974 г. и пятый перед 1990 г.); наиболее быстрый рост населения в ХIХ в. наблюдался в Европе и Северной Америке, которая испытала постепенное, но в конечном счете большое сниже­ние в уровне смертности. Тем временем, смертность и фер­тильность остались высокими в Азии, Африке и Латинской Америке.

    В начале 1930-х гг. и после второй мировой войны уро­вень смертности стал понижаться во многих странах Азии и Латинской Америки на фоне нового всплеска роста населе­ния, который достиг уровней более высоких, чем это было ранее в Европе. Скорость этого роста, который некоторые ученые называют “демографическим взрывом”, была ре­зультатом падения уровня смертности, явившегося следствием улучшения состояния общественного здравоохранения, гигиены и качества продуктов питания, главным образом импортируемых из развитых стран. Кроме того, формы брака в Азии и Латинской Америки были (и продолжают быть) весьма отличными от европейских; брак в Азии и Латинс­кой Америке – ранний и почти всеобщий, в то время как, в Европе многие никогда не вступает в брак.

    Эти высокие нормы роста сохраняются при очень боль­шой численности населения. Глобальный прирост населения стал очень высоким и в абсолютном и в относительном зна­чении. Пик нормы увеличения населения был достигнут вначале 1960 г., когда каждый год население земного шара увеличивалось примерно на 2%, или приблизительно на 68 млн. людей. Так как в это время и уровни смертности и нор­мы фертильности уменьшились, ежегодная норма роста населения снизилась приблизительно на 1,7%. Но даже эта более низкая норма означает, что численность людей наземном шаре увеличивается каждый год приблизительно на 68–80 млн. человек.

    После второй мировой войны наблюдалось быстрое сни­жение в уровне смертности во многих развивающихся стра­нах. Сокращение смертности, несопровождаемой сокраще­нием фертильности, имело простой и предсказуемый резуль­тат: ускорение прироста населения. К 1960 г. многие развивающиеся страны имели такие высокие нормы роста как 3% в год, превышающие самые высокие нормы роста европейского населения. Так как население по этой норме удваивается каждые 23 года, население таких стран увели­чивается катастрофически быстро. За 25 лет с 1950 по 1975 гг. население Мексики увеличилось с 27 млн. до 60 млн. человек; Ирана с 14 млн. до 33 млн.; Бразилии с 53 млн. до 108 млн.; и Китая с 554 млн. до 933 млн.

    Самые большие темпы роста населения были достигну­ты в Латинской Америке и в Азии в середине и в конце 1960-х годов. С тех пор эти регионы испытывали перемен­ный рост, но иногда уровень фертильности снижался наря­ду с уровнем смертности, и все это суммировалось в обычно умеренном, а иногда и большом снижении прироста насе­ления. Наиболее значительное снижение наблюдалось в КНР, где норма роста, как оценивали, снизилась от 2% в год в 1960 г. до 1% в 1980 г., в результате официальной политики сдерживания брака и деторождения. Восточная Азия испытала наиболее значительное снижение в прирос­те населения.

    На юге Азии норма прироста снизилась только от 2,4 до 2,0%; в Латинской Америке от 2,7 до 2,3%. Тем временем в Африке прирост населения ускорился от 2,6: до 3 и более % в течение того же самого периода. Здесь снижение уровня смертности не сопровождалось снижением фертильности.

    Во многих промышленных странах после второй мировой войны наблюдался “младенческий бум”. Четыре страны – Соединенные Штаты, Канада, Австралия и Новая Зеландия – испытали существенное повышение уровня фертиль­ности по сравнению с низким уровнем довоенного периода. В Соединенных Штатах, например, фертильность повыси­лась на 2/3 в 1950 г. по сравнению с 1910 г.

    Другая группа промышленных стран, включающая боль­шинство стран Западной Европы и некоторые восточно-ев­ропейские страны (особенно Чехословакию и Восточную Германию), также пережила “младенческий бум”. В тече­ние нескольких лет после войны уровень фертильности воз­рос в результате увеличения числа браков и рождений, от­сроченных в течение военного времени. В начале и середине 1960-х гг. показатели фертильности в этих странах начали падать и во многих случаях достигли уровня, сопоставимого с уровнем 1930 г.

    Третья группа промышленных стран, состоящая из боль­шинства стран Восточной Европы и Японии, имела весьма различные нормы фертильности. Низкая фертильность была в 1930 г., уровень фертильности также начал снижаться в 1950 г. после недолгого периода “младенческого бума”. Во многих из этих стран снижение сохранилось и в 1960 г., но в некоторых странах оно изменилось в результате проведения специальной правительственной политики в области рож­даемости. В 1980-х гг. уровни фертильности в наиболее развитых промышленных странах были очень низкими. Существуют две причины этого явления: отсрочка брака и деторождения молодыми женщинами, занятыми на производстве, и сокращение численности детей, рожденных замужними женщинами.

Численность, плотность и состав народонаселения России. Демографические проблемы семьи в России. Рождаемость, смертность и старение населения в России. Основные проблемы миграции в России на современном этапе, их последствия и возможности регулирования. Современное состояние расселения населения в России и особенности урбанизации.

 

    Учет населения был налажен еще в Новгородской республике и Киевской Руси. Во многом это требовалось для той), чтобы лучше собирать с жителей налоги, или, как тогда говорили на Руси, подати. С XV в. всех податных (т.е. обязанных платить налоги) нача­ли заносить в так называемые писцо­вые книги. В XVII в. единицей налого­обложения стали дворы, или домохо­зяйства, поэтому в практику вошли подворные переписи. В следующем столетии появились подушные спи­ски – ревизские сказки.

    В современной России на селе сведения о гражданах заносятся в похозяйственные книги, а в горо­дах – в домовые. Кроме того, специ­альные учреждения (загсы) регист­рируют рождения смерти, браки и разводы (акты гражданского состоя­ния). Милиция, по принятым прави­лам, обязана фиксировать случаи, ко­гда человек надолго отлучается из родного города или, напротив, при­езжает на новое место. Подобные формы текущего учета грешат ошибками и неточностями. Поэтому в большинстве цивилизо­ванных стран регулярно проходят полные переписи населения. Осуще­ствляют их за один-два дня по всей территории государства.

    В Российской империи первая и единственная всеобщая перепись на­селения состоялась в 1897 г. и заня­ла один день – 9 февраля (28 янва­ря по старому стилю). При советской власти прошло несколько крупных переписей. Первая, 2 июня 1918 г, ох­ватила жителей Петрограда, а 17 де­кабря 1926 г. была организована пер­вая Всесоюзная перепись населения. По открытости данных (т.е. по доле информации, опубликованной в об­щедоступной печати) она до сих остается непревзойденным образ­цом. Следующая перепись – 6 янва­ря 1937 г – вошла в историю как “ре­прессированная”, она показала, что в России живет людей меньше, чем полагали руководители страны. В ре­зультате итоги переписи были при­знаны ошибочными, ее организато­ров подвергли преследованиям, а полученные результаты засекрети­ли. Часть из них опубликовали толь­ко в 1990 г. 17 января 1939 г. прошла новая перепись. На этот раз населе­ние попросту искусственно увеличи­ли почти на 3 млн. человек. Очеред­ную перепись провели 15 января 1959 г., после чего такой сбор данных проходил примерно каждые десять лет (15 января 1970 г., 17 января 1979 г. и 12 января 1989 г.).

    Первая Всероссийская перепись населения намечалась на январь 1999 г. Однако из-за недостатка средств ее, к сожалению, перенесли на более поздний срок. Исследовате­лям пока приходится довольство­ваться данными текущего учета и результатами выборочной микропереписи 1994 г., охватившей 5 % рос­сиян.

    Во второй половине XVI в., населе­ние России составляло не более 7 млн. человек (но меньше, чем число жителей в современной Москве), а к концу XVII в. примерно 10,5 млн. За­то с середины XVIII до середины ХХ в. население страны выросло по мень­шей мере в семь раз. Однако, если изо­бразить этот процесс графически, не вверх кривой. Российская история “позаботилась” о том, чтобы сделать ее волнообразной. Войны, революции, эпидемии, голод – главные “враги” стабильного прироста населения и “виновники” демографических кризисов.

    Только в первой половине ХIХ в. рост населения в России прекра­щался несколько раз. Причиной этого стали: в начале века (1811-1815 гг.) войны (с Турцией и Францией); в 1830-1831       гг. эпидемия холеры; в 1839-1840 гг. сильный неурожай; в 1843-1849 гг. новая эпидемия холе­ры и очередной неурожай. Во второй половине ХIХ в. прирост населения дважды приближался к нулю: в 1855-1856 гг., когда шла Крымская война, и в 1891-1892 гг., когда в стране раз­разились неурожай и голод. Но ХIХ век не знал столь глубоких и длительных демографических кризисов, по­добных тем, что принесло России ХХ столетие.

 

 
 


    В СССР первая Всесоюзная перепись населе­ния 1926 г. до сих пор служит надеж­ной точкой отсчета для статистики. Тогда население России в современ­ных границах составило 93,6 млн. че­ловек К началу Великой Отечествен­ной войны этот показатель увеличился до 111 млн. человек. Естественный прирост за этот период составил 16,8 млн. человек; 0,6 млн. пришлись на миграционный прирост (т.е. на при­ехавших в Россию жителей других республик Советского Союза). За годы войны население России уменьшилось на 12 млн. человек (13% довоенной численности). Еще от по­лумиллиона до миллиона жизней унес голод, разразившийся в 1946 г. Только в 1956 г. численность населе­ния России превысила предвоенный уровень. С 50-х гг. страна уже не пе­реживала таких катастрофических потрясений как в первой половине XX века.

    С начала 90-х годов изменилась динамика численности населения по всей стране. Переломным оказался 1992 год, когда городское население стало неуклонно уменьшаться, а сельское – немного расти. Общая численность населения страны падает с 1991 г., когда оно достигло максимума – 148,7 млн. человек. К 1997 г. число жителей России составило 147,1 млн. С 1996 г. стало снижаться и количество сельского населения. Ученые-демографы полагают, что ничего необычного и неожиданного не произошло и все отмечаемые ныне сдвиги в структуре населения были подготовлены уже несколько десятилетий назад. Общегосударственный кризис лишь ускорил неизбежные демографические процессы.

В России доля мужчин была – в 1926 – 41,4%, 1939 – 41,2, 1959 – 44,6, 1970 – 45,6, 1979 – 46,2, 1989 – 46,8, 1990 – 46,9 и 1991 – 41,0%. До 1917 разница между числом мужчин и женщин была сравнительно невелика (в конце 1913 женщин было всего на 1 млн. больше). Положение существенно изменилось после 1-й мировой и гражданской войн и в осо­бенности после 2-й мировой войны, вызвавших огромные потери прежде всего среди мужского населения (по данным иссле­дователей, из 27 млн. прямых потерь во 2-й Мировой войне 13% приходится на мужчин). По данным переписи 1926, женщин было на 5 млн. больше, чем мужчин (причем на Россию падает большая часть этой разницы, т.к. во всех среднеазиатских и закавказских республиках и в Казах­стане мужчин было заметно больше, а на Украине и в Белоруссии разница между числом мужчин и женщин была сравнительно невелика). В 1939 жен­щин стало на 8,1 млн. больше, в т.ч. в России – на 6 млн. Эта диспропорция резко возросла после 2-й мировой вой­ны. Специалисты не подсчитывали половую структуру населения в 1945, но в 1950 женщин было на 21,8 млн. больше, чем мужчин, и их доля в населении составляла 56,1%. В нашей стране, как и почти во всех других странах мира, мальчиков рождается несколько больше, чем дево­чек. Соотношение 104-107 новоро­жденных мальчиков на 100 новоро­жденных девочек устойчиво во времени и в пространстве. Более высокая смерт­ность мужчин, характерная для всех развитых стран, приводит к тому, что перевес численности мужчин над численностью женщин с возрастом постепенно уменьшается, затем исчезает совсем и наблюдается уже перевес численности женщин над численностью мужчин.

    В послевоенные десятилетия вырав­нивание половой структуры происхо­дило чрезвычайно медленно. Связано это было не только с большой разностью в уровне смертности мужчин и женщин (о чем свидетельствует огромный разрыв в продолжительности жизни у тех и других), но и с падением рождаемости, вызывающей уменьшение доли молодых возрастов, среди которых мальчики преоб­ладают. На начало 1991 женщин в преде­лах бывшего Союза было на 15,5 млн. боль­ше, чем мужчин, в т.ч. в России на 9,1 млн.

    Обычно в развитых странах доля мужчин и женщин выравнивается (пер­вых больше при рождении, у вторых ниже смертность) к 25-30 годам. По данным переписи 1989 г., в России такое выравнивание произошло в возраст­ных группах до 35 лет. Так, в возрасте до 4 лет на 1000 лиц женского пола прихо­дилось 1038 лиц мужского, 5-9 – 1032, 10-14 – 1029, 15-29 – 1056, 20-24 – 1033, 25-29 – 1033, 30-34 – 1013 мужчин на 1000 женщин. В следующих возрастах доля мужчин резко снижается (35-39 лет – 993 мужчин на 1000 женщин, 50-54 года – 867, 60-64 года – 633, 10-14 года – 383, 80 лет и старше – 236). В возрасте до 50 лет насчитывается одинаковое число мужчин и жен­щин. Зато среди лиц 60 лет и старше женщины составляют 69,1%, а среди лиц старше 70 лет – 15,8%. Из числа бывших республик Союза лишь Украина имеет еще более неблагоприятную, чем Рос­сия, половую структуру населения, а в государствах Прибалтики и в Белоруссии разрыв между числом женщин и мужчин несколько меньше, чем в России. Что касается государств Средней Азии и Армении, где высока доля детей и сравнительно низка доля лиц старших возрастов, число женщин и детей постепенно срав­нивается. Доля мужчин в городах ниже, чем в сельской местности. Это касается и бывшего Союза в целом, и России, и ряда других государств. Лишь на Украине, в Белоруссии, Азербайджане и Молдавии число женщин в городах несколько меньше. В регионах, где развита тяже­лая индустрия, процент мужчин относительно выше, а там, где преобладает сельское хозяйство или легкая промышленность, обычно ниже.

    Особенно высок удельный вес мужчин в отли­чающихся суровым климатом районах развития отраслей тяжелой промышленности, на севере и востоке страны: в Коми и Саха (Якутии), а также в Камчатской и Maгa­данской области.

Картина несколько меняется при рас­смотрении соотношения мужчин и жен­щин у отдельных народов страны. С каждым годом увеличивается число народов, где число мужчин больше, чем число жен­щин. К ним относятся (если учитывать всю территорию бывшего Союза) азер­байджанцы, ассирийцы, дунгане, ин­гуши, каракалпаки, курды, лезгины, туркмены, узбеки, уйгуры и др. (следует от­метить, что основная часть этих народов живет за пределами России, в других стра­нах бывшего Союза). В то же время в стране имеются народы с чрезвычайно неблагоприятным соотношением по­лов. Так, менее 46,5% мужчины состав­ляют у русских, украинцев, карелов, коми, коми-пермяков, марийцев, мордвы, поляков, удмуртов, чувашей, финнов.

    При нарушенной половой структуре, характерной для населения России практи­чески с первых лет советской власти, возни­кает ряд проблем, особенно для жен­щин. Для значительной части их оказы­вается затруднительным вступление в брак, особенно в повторный. Острой становится проблема женского вдов­ства, одиночества, что в известной сте­пени сказывается на рождаемости, а сле­довательно и на воспроизводстве нас. Все это порождает целый ряд сложных социально-психологических и экономических проблем.

    Уровень общей смертности населения в России еще недавно не превышал (или даже был несколько ниже) соответствующего показателя в развитых странах Европы и CШA. В последние десятиле­тия он колебался в пределах 10,4-11,6 на тыс. чел. населения. Некоторый рост уровня общей смертности, происходящий в последние два десятилетия, обусловлен в значительной мере старением населения, увеличением доли пожилых. Однако в эти же годы росла смертность и в более молодых возрастах, в первую очередь у мужчин трудоспособного возраста, преимущественно от болез­ней органов кровообращения, роста злокачественных новообразований, а также несчастных случаев, отравле­ний и травм. Рост смертности обусловлен также распространением алко­голизма.

    Есть два демографических показателя, по которым судят о физическом и духовном здоровье нации – младенческая смерт­ность и ожидаемая продолжительность жизни при рождении (в литературе употреб­ляют упрощенный термин – “продол­жительность жизни”). По этим показателям Россия находится в конце пятого десятка стран мира. В 1990 младенческая смертность была равна в России 17,4 на 1000 родившихся (11,0 в городах и 18,3 в сельской местности), что в 2,2-3,5 раза выше, чем в США, Франции, Вели­кобритании и Японии, а также выше, чем почти во всех других странах Европы. Что касается продолжительности жиз­ни, то она была равна в 1990 69,2 лет (63,8 у мужчин и 74,3 у женщин), на 5-8 лет ниже, чем и странах Европы, США, Канаде, Японии и даже многих странах Латинской Америки. Начиная с 1966 у мужчин и с 1968 года у женщин, продолжительность жизни стала уменьшаться, и это уменьшение, особенно у мужчин, пока про­должается. Разница в средней продол­жительности жизни женщин и мужчин, достигая 10,5 лет, намного больше, чем в любой стране (на 2,5-3,0 года больше, чем в США, Франции и Финляндии, где эта разница наибольшая); по миру в целом она примерно равна 3 го­дам. В России, так же как и в большин­стве других стран бывшего Союза, показатель ожидаемой продолжительности жизни выше в городах, что отличает их от большинства стран мира, где продол­жительность жизни выше в сельской мест­ности.

 В России коэффициент брачности (чи­сло зарегистрированных браков на 1000 человек населения) был равен в 1990 г. 8,9 (коэффициент медленно снижается – с 12,5 в 1960 до 10,3 в 1980), но и в этом показателе наблюдаются значительные региональ­ные различия. Высока и разводимость в России, хотя она за последнее десятиле­тие несколько уменьшилась (с 4,3 на 1000 человек населения в 1979 до 3,8 в 1990); почти 2/3 заключаемых браков распада­ются. Коэффициент разводимости высок и мало различается во всех государствах бывшего Союза, расположенных в европейской части (самый высокий – в Латвии), и в 3-4 раза ниже в государствах Средней Азии и Закавказья.

    Все более широкое распространение малой семьи, состоящей из брачной пары с детьми (что, как правило, пред­полагает собственный источник средств существования), приводило к сдвигу брачных союзов на более позднее время. Так, в 1959 в республиках Средней Азии от 31,8 до 44,2% всех женщин в возрасте 16-19 лет были замужем и 15-23% мужчин – женаты. В этом же году среди населения Рос­сии в возрасте 16-19 лет лишь 11,0% женщин и 2,4% мужчин состояли в браке. После 1970 г. произошло некоторое омоложение браков. В 1989 в России 12,9% женщин и 2,5% мужчин этого) возраста уже состояли в браке. О сравнительно раннем возрасте брачующихся россиян свидетельствует и тот факт, что среди мужчин, заключивших браки в 1989, 51,2% моложе 25 лет, а среди женщин – 61,9% же возраста (в Узбекистане соответствующие показатели равны 70,0 и 84,3%). В возрасте 16 лет и старше в браке в 1989 состояло 71,5% мужчин и 60,6% женщин России. Такая большая разница – результат войны и значительно 21 более высокой средней продолжитель­ности жизни женщин; поэтому вдовых в этих возрастах среди женщин 17,4%, а среди мужчин – только 2,6%. Среди женщин разведенных 7,5%,а среди мужчин лишь 4,7%.

    В 1989 в России насчитывалось 40246 тыс. семей, из них 29 663 тыс. и городах и 10 583 тыс. в сельской местности. С 1959 г. общее число семей возросло на 11 717 тыс. (в среднем ежегодно появляется 390 тыс. новых семей), в т.ч. в городах – на 14 550 тыс., а в сельской местности уменьшилось на 2833 тыс. Непрерывно сокращаются размеры семьи (3,66 чел. в 1959, 3,54 в 1970, 3,27 в 1979 и 3,23 в 1989). Российская семья намного меньше среднеазиатской (там ее размер колебался в 1989 от 6,1 чел. в Таджикистане до 4,7 в Киргизии) и закавказской (4,1 в Грузии и 4,8 в Азербайджане). Во всех осталь­ных государствах бывшего Союза средний размер семьи примерно равен российской семье.

    Средний размер семьи в 3,0 человек (он является низким показателем) имеют Ивановская, Тверская, Псковская и Новгородская области, 3,1 – Влади­мирская, Вологодская, Воронежская, Нижегородская, Калининградская, Ка­лужская, Кировская, Костромская, Ленинградская, Московская, Рязан­ская, Саратовская, Смоленская, Тамбовская, Тульская и Ярославская обла­сти и города Москва и Санкт-Петер­бург. В то же время средний размер семьи в Чечне и Ингушетии – 4,5 чел., Даге­стане – 4,3, Туне и Агинском Бурят­ском автономном округе – 4,0, Кабардино-Балка­рии – 3,9, Северной Осетии – 3,8, Кал­мыкии и Карачаево-Черкесии – 3,7, Саха (Якутин) – 3,6 чел. В стране непрерывно растет число одиночек, большая часть которых не только утратила связь с семьей, но и вообще не имеет ее. Так, одиночек в 1959 в России насчиты­валось 5634 тыс. чел., 4,8% всего населения, в1989 – 10126 тыс. – 6,4%. Среди оди­ночек – 3/4 женщины и более 7/10 – городские жители.

    Возрастная структура населения зависит от особенностей воспроизводства населения и характера миграционных процессов; суще­ственное воздействие на нее оказала и война. По сравнению с довоенным вре­менем возрастная структура довольно резко изменилась. Дети в возрасте до 14 лет в 1939 составляли в России 38,8%, в 1959 – 29,2, и 1989 – 23,1%. Доля же людей 60 лет и старше увели­чилась с 6,7% в 1939, 9,0 в 1959 до 15,3% в 1989. Происшедшие измене­ния – следствие увеличения средней продолжительности жизни (по сравне­нию с довоенным уровнем) и колебаний уровня рождаемости в различные годы.

    Изменение возрастного состава насе­ления в конечном счете приводит к из­менению доли населения в трудоспособ­ном возрасте. В 1989 в России насчиты­валось 35995 тыс. человек моложе трудо­способного возраста, 21196 тыс. – старше трудоспособного (мужчины 60 лет и старше, женщины – 55 лет и стар­ше) и 83146 тыс. – в трудоспособном возрасте (57,0% всего нас). В сельской мест­ности трудоспособных значительно меньше (51,5%, в то время как в городах – 58,9%), но доля населения старше тру­доспособного возраста – значительно больше (соответственно 22,1 и 77,2%). В Нечерноземной зоне доля населения старше трудоспособного возраста еще вы­ше (26,7%), причем в 13 областях этой зоны в тот процент более 30, в т.ч. в Псковской, Рязанской и Белгородской областях – выше 35%.

    Сегодня в России уже 37 млн. пенсионеров. А ведь есть еще и многодетные семьи, и матери-одиночки (ежегодно в СССР рождалось около 500 тыс. внебрачных детей), дети-сироты (по данным Минобразования, вместо запланированных на 1996 год 85,45 млрд. руб. на реализацию программы Дети-сироты Минфином к ноябрю перечислено всего 549,3 млн., т.е. менее 1%; на среднестатистического ребенка-сироту пришлось таким образом около 1,2 тыс. руб. казенных денег) В Магнитогорске в 1996 г. родилось чуть больше 4 тыс. детей, из них 53 ребенка, едва родившись получили статус отказников. В основном это здоровые дети, и оставлены они своими мамами по социальным причинам, т.е. из-за отсутствия у мамы жилья и средств на воспитание ребенка. В России сейчас около 250 тыс. беспризорных детей. Часть из них живут на улице три года и более. Столица беспризорной России Санкт-Петербург (60 тыс. уличных детей), на втором месте – пригороды Москвы (порядка 40 тыс.)  и просто низкооплачиваемые категории трудящихся. Даже в условиях Советского Союза более трети населения находилось у черты или за чертой бедности (в России в начале 1997 года это число составляло 32 млн. человек или 22% населения страны).

    Большую роль в формировании народов России играли и продолжают играть миграционные процессы – перемещение населения внутри страны и отток его за рубеж. Особенно это важно сегодня в современной России, когда после распада Советского Союза в 1991 году возникли значительные миграционные потоки в разных направлениях, а это вызвало появление многих новых проблем, без решения которых невозможно построение цивилизованного общества. Кроме того важное значение, как и до октябрьских событий 1917 года, сегодня имеет привлечение иностранцев в Россию для освоения слабозаселенных территорий (китайцы, корейцы на Дальнем Востоке), для строительства, в сферу торговли и другие области. Миграции (от лат. migratio, “переселение”) различают внутренние (перемещение населения внутри страны) и внешние (из одной страны в другую). Употребляются также термины – иммиграция (от лат. immigrare, “вселяться”) – въезд иностранцев в какую-либо страну на постоянное жительство и эмиграция (от лат. emigrare, “переселяться, выселяться”) – переселение из какой-либо страны в другую, вызываемое различными причинами (экономическими, политическими, религиозными и пр.). Часто термином эмиграция обозначают совокупность эмигрантов, проживающих в какой-либо стране. Эмиграция снижает численность населения. Если уезжают наиболее талантливые и квалифицированные жители, то снижается не только численность, но и качественный состав населения. Иммиграция повышает численность населения. Приезд в страну высококвалицированной рабочей силы повышает качественный состав населения, а малоквалифицированная сила (которая прибывает сегодня в Россию из стран ближнего зарубежья) вызывает обратные последствия.  Иными словами, миграция – это территориальные перемещения. Существует и другая классификация миграций. Они могут быть сезонными, т.е. зависящими от времени года (туризма, лечения, учебы, сельхозработы), и маятниковыми – регулярные передвижения из данного пункта и возвращения в него. По существу оба вида миграции являются временными и возвратными. Автор данной работы попытался дать характеристику этим миграционным процессам, с тем чтобы показать возможные варианты решения этих непростых проблем.

    Миграционные процессы – постоянное явление на всех этапах человеческой истории. Не избежала этого и современная Россия. Масштабы и направления движений миграционных процессов в России обусловливаются конкретными социально-экономическими и политическими причинами. Эти причины обычно делят на три основные группы: выталкивание, притяжение и пути миграции.

1.           Выталкивание связано с неудовлетворительными или тяжелыми условиями существования индивида в его родных местах. Выталкивание крупных масс людей связано прежде всего с серьезными социальными потрясениями (межнациональными конфликтами конца 80-х-начала 90-х годов, военными локальными конфликтами на окраинах бывшего СССР и др.). При индивидуальной миграции выталкивающей силой может служить неудача в карьере, смерть родственников, одиночество и т.п.

2.           Притяжение – это совокупность привлекательных черт или условий для проживания в других местах, например в регионах, где существует более высокая оплата труда (Москва), где можно занять более высокий социальный статус, где наблюдается большая политическая стабильность, что в конечном счете приводит к чувству большей уверенности в завтрашнем дне. Чем больше разница в социальных, экономических или политических условиях существования в двух регионах, тем вероятнее миграция под воздействием сил притяжения в районы с лучшими условиями. Разница в условиях жизни может создаваться искусственно, для управления потоками мигрантов и притяжения рабочей силы и “умов” в определенные районы, где их не хватает.

3.           Пути миграции – это характеристика непосредственного передвижения мигранта из одного географического места в другое. Пути миграции включают в себя доступность попадания мигранта, его багажа и семьи в другой регион, наличие или отсутствие барьеров на пути, информацию, помогающую преодолеть финансовые препятствия. Очень часто именно отсутствие доступности в перемещении сводит на нет действие сил выталкивания и притяжения. Например, дороговизна билетов не может позволить выехать индивиду и его семье в другую страну. То же можно сказать о языковых барьерах, получении разрешения на выезд и въезд, отсутствии информации об условиях жизни на новом месте и многих других трудностях, встречающихся на пути мигрантов.

    Именно эти три основные группы причин миграции привели к тому, что в предыдущие годы на территории нашей страны миграционные потоки в основном носили направление из деревни в город. Город всегда притягивал к себе население деревень, хуторов, сел, небольших городков, что обусловлено развитием промышленности, более широким выбором сфер приложения труда, уровнем благоустройства, набором коммунальных и культурных услуг и т.п. С середины 20-х и до середины 80-х годов городское население увеличилось на 80 млн. человек. В современных крупных городах России доля мигрантов или их потомства составляет 2/3 городского населения. Так была решена проблема обеспечения рабочей силой городов. Но решалась она за счет “вытягивания” ресурсов, лучшей рабочей силы из деревни. В середине 80-х наметилась некоторая стабилизация: безвозвратная миграция сельского населения заметно сократилась (стала преобладать сезонная, маятниковая миграция и эпизодические виды перемещений). С 90-х годов возрос миграционный поток город-деревня, город-село. Это связано с ухудшением жизни населения в городах, особенно неработающих пенсионеров, значительным удорожанием стоимости проездов на железнодорожном, автомобильном транспорте и другими причинами. Те, у кого остались корни в селе, переехали поближе к земле-кормилице. Так, Санкт-Петербург (Ленинград) к 1994 году “потерял” более 200 тыс. своих жителей и число их впервые за последние 15 лет стало меньше 5 млн. человек (в целом пока продолжает доминировать переезд из села в город). Эта тенденция не коснулась Москвы, в которой ориентировочно проживает более 11 млн. человек. Экономисты, демографы, политологи и социологи объясняют это следующими основными причинами: в Москве обращается около 70% всего финансового капитала России, отменена прописка и невероятно выросла коррумпированность чиновников, которые за деньги дадут любой вид на жительство в столице. По данным исследований социологов, статистиков и демографов, основными мотивами переезда в город (в европейской части РФ) выступают стремление получить новую профессию или повысить квалификацию, продолжить учебу, улучшить бытовые условия , а также семейные обстоятельства. Ниже приводится процентное соотношение мотивов миграции.

 

Улучшение бытовых условий

24

Получение профессии, повышение квалификации

24

Семейные обстоятельства

12

Стремление быть там, где больше молодежи

11

Надежда получить больше денег

7

Перевод на другое место работы с гарантией предоставления жилья

6

Нежелание жить в селе, деревне, где нет возможности удовлетворить культурные запросы

6

Нежелание заниматься сельскохозяйственным трудом и другие причины  

4

 

(остальные респонденты не ответили на вопрос)

    В последние годы усилился приток мигрантов в село из районов Крайнего Севера, от Мурманска до Анадыря, а также из стран ближнего зарубежья и из “горячих точек” России. Село все более и более стареет. Так, доля трудоспособных людей, родившихся в селе не превышает 20%. Половина мигрантов, приехавших в село, – пенсионеры, недостаточно подготовленные и неспособные к производительному, интенсивному труду.

    Эмиграция имеет для России двойной смысл: один поток устремляется в Россию (т.е. это эмиграция для тех стран, из которых идет поток иммигрантов в Россию), другой не менее значительный – идет из России.

    Важное значение имеет вопрос о влиянии на процессы, происходящие в России миграции русскоязычного населения из государств – бывших советских союзных республик. За пределами России сегодня проживает по разным оценкам от 20 до 25 млн. россиян. Русские в 1992 году составляли более двух третей некоренного населения Украины, Эстонии, Латвии; 60% – Казахстана и Белоруссии. В Литве и Кыргызстане их было почти половина населения, а в Туркменистане, Молдове, Азербайджане, Узбекистане треть некоренного населения – это были русские.

 

 
 


    Сейчас ситуация начинает меняться. С 1990 по 1996 годы по данным Международной организации по миграции (МОМ) население России увеличилось за счет миграции на 3,3 млн. человек. А за 14 лет советской власти (1976 – 1990 гг.) – на 2,4 млн. человек. Если в ближайшие годы (1998 – 2000 гг.) экономическая ситуация в России улучшится, то количество мигрантов может достичь 1,2-1,5 млн. человек в год. Возвращение беженцев и перемещенных лиц на прежнее местожительство будет зависеть от политической обстановки в их республике. Основной поток переселенцев из бывших союзных республик – русские. По количеству мигрантов за 1996 год лидируют Казахстан, Украина и Узбекистан (см. диаграмму). Прибалтийские страны за последние годы покинуло более 10% русскоязычного населения, а республики Средней Азии и Закавказья – 17%. С 1990 по 1996 год в Россию перебрались почти 2362000 русских.

    Наиболее существенным фактором стимулирующим миграцию русских, являются военные конфликты на территории проживания русскоязычного населения, а также принятие закона о языке во всех бывших союзных республиках. В республиках Средней Азии и Казахстане доля русских, владеющих языком коренной национальности, составляет от 0,8% в Казахстане до 4,5% в Узбекистане. В Молдове – только каждый девятый, в Эстонии и Азербайджане – седьмой, в Белоруссии, Грузии, Латвии – четвертый-пятый русский, проживающий на территории этих республик, владеет языком коренной национальности. А на Украине, в Литве, Армении – каждый третий русский. Прогнозные оценки, данные специалистами в начале 90-х годов, как видно из приведенных выше данных, вполне оправдались: предполагалось, что не более 4-5 млн. человек захотели бы переселиться на территорию своей этнической родины. Миграции русского населения в Россию препятствуют кризисное состояние ее экономики и невозможность создания нормальных условий жизни здесь для всех переселенцев и беженцев. Вместе с тем россияне, оказавшиеся в новом зарубежье в результате распада СССР, сегодня практически лишены тесной связи и достаточной поддержки со стороны России. Мировая история межгосударственных отношений не знает подобных аналогов. Так, к примеру, Китай поддерживает тесную связь с китайцами, проживающими в других странах; Германия проводит активную политику в отношении этнических немцев, в том числе проживающих в России; Франция с провозглашением независимости Алжира эвакуировала из этой страны всех французов и создала на родине для них необходимые условия. Очевидно, что и в России должна быть разработана и активно проводиться в жизнь программа защиты россиян. Громкие заявления сделанные в свое время российским руководством (“…Российская Федерация намерена использовать все законные формы и методы, предусмотренные нормами международного права, для защиты прав, жизни, чести и достоинства граждан русской и других национальностей – выходцев из Российской Федерации, проживающих за пределами РСФСР”)должны быть реализованы на практике, от слов необходимо перейти к делу.

    Тем более, что ситуация в этом вопросе обостряется и в связи с выездом из России за рубеж наших сограждан. Так в 1994 г. пограничниками России пропущено через границу свыше 64 млн. человек, из них около 10 млн. – российские граждане. Хотя совсем недавно, в 80-е годы за кордон выезжало не более 1 млн. человек, в том числе 200-250 тыс. в капстраны. По данным посольств, за последние 15 лет пределы России покинуло 2 млн. человек. То есть в среднем ежегодно по 100 тыс. человек. Хотя официальная советско-российская статистика приводит гораздо меньшую цифру – всего 500 тыс. человек. Сегодня из России в основном (97%) отъезжают в четыре страны: Германию – 72,3%, Израиль – 13,8%, США – 9,7% и Грецию – 7,1%. На все остальные страны приходится 3,1%. Немцы передвигаются двумя потоками: из России в Германию и Казахстана и стран Средней Азии в Россию. Евреев из России и СССР выехало около 1 млн. человек (из них 700 тыс. – в Израиль). В Грецию ехали и едут, естественно, прежде всего греки. С 1991 по 1995 г. туда уехало 14,4 тыс. человек. Немцы больше всего едут из Западной Сибири, Северного Кавказа, Поволжья. Еврейская эмиграция в основном идет из Москвы и области, Санкт-Петербурга и области. Греки выезжают из мест их компактного проживания: Краснодарского края, Ставрополя, Северного Кавказа. Немцы, евреи и греки выезжают в основном семьями (67%). Среди выезжающих русских более половины – одиночки. Что толкает людей в дорогу? Обеспокоенность за будущее своих детей – 47,6%, неудовлетворенность условиями жизни и труда – 42,5%, необходимость воссоединения семьи – 27,5%, недоброжелательное отношение к людям их национальности – 18,9%, высокая вероятность возврата к прежним порядкам – 12,6% и т.д. по данным опроса Института социально-экономических проблем народонаселения, 49,9% опрошенных (не уехавших) задерживают “сложности технических и процедурных вопросов выезда за рубеж”; 12,4% – не уверены в “приживаемости” на новом месте; 8,6% – сдерживает языковой барьер, а у 8,2% – не хватает денег, чтобы переехать. Общее представление о российской эмиграции дает ниже приведенная таблица.

 

 

Всего (в %) 

Германия (в %)

Израиль (в %)

США (в %)

Греция ( в %)

Другие страны (в %)

Всего

100

100

100

100

100

100

Немцы

51,3

70,4

0,2

0,4

0,4

1,2

Русские

28,7

23,1

34,7

47,2

16,7

69,2

Евреи

12,8

2,9

52,7

40,1

0,1

8,9

Украинцы

2,2

1,8

2,6

4,3

0,7

3,5

Греки

0,9

-

0,1

0,1

77,3

0,1

Армяне

0,5

0,1

0,4

3,8

2,2

1,2

Другие национальности

3,6

1,7

9,3

4,1

2,6

15,9

 

    Эмиграция наносит огромный ущерб нашей стране. Это хорошо видно на примере российской науки. По данным исследований Российской академии наук, за 1991-1992 гг. из ее учреждений на постоянное место жительства из страны выехали 508 научных работников, а в длительные командировки – 1701 человек. А за 1993 год, по словам тогдашнего министра науки Б. Салтыкова, научная отрасль потеряла около четверти работников. Причина одна – сокращение финансирования науки, которая годами концентрировалась в ВПК, и крайне тяжелое материальное положение ученых по сравнению с развитыми странами. Эта тенденция, учитывая катастрофическое состояние современной российской науки, сохраняется и сегодня.

 



0
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2019 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!