Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Миграционные процессы и национальная безопасность»

/ Демография
Конспект, 

Оглавление

 

1. Понятие и содержание миграции

 

Миграция – многомотивное потребностное явление ярко выраженного общественного характера. Она связана с этническими, экономическими, политико-географическими проблемами, а также судьбой популяций и индивидов.

Миграция играет важную роль в формировании этнического состава той или иной общности и даже может определять судьбу целых государств. Она имеет внутренние основания и разнообразные внешние проявления.

Миграция – естественное проявление мобильности человека, мотивированное его стремлением к улучшению условий своего существования, к более полному и надежному удовлетворению своих потребностей. При этом существенную роль играет уровень притязаний индивида и изначальная его способность вообще быть удовлетворенным чем-либо.

Следует отметить, что миграцию как специфическое проявление мобильности нередко смешивают с другими ее проявлениями, хотя далеко не каждое из них является миграцией. Главная специфика миграции – намерение индивида переменить местожительство, обустроиться на новом месте. Ключевым для понимания сущности миграции является понятие родного дома как жилища, несущего на себе отпечаток индивидуальности его обитателя. Поэтому командировка (и пребывание в гостинице), работа вахтовым методом (и пребывание в вахтовом общежитии), будучи проявлениями мобильности, не являются разновидностями миграции. Командировка, путешествие, туристическая поездка, дипломатический визит – это проявления именно мобильности, но вовсе не проявления миграции. Смена квартиры в пределах одного и того же населенного пункта тоже миграцией не является. Если индивид отправился куда-либо с намерением вернуться назад, то это тоже не миграция, а временное пребывание в другом месте (на другой территории). Следовательно, для понятия миграции важен момент окончательности перемены места жительства, намерение на прежнее место больше не возвращаться. Осуществится оно или нет – дело другое, поскольку в судьбе индивида не все определяется его намерениями, а многое – обстоятельствами. В связи с этим следует учитывать возможность неудачной миграции, когда индивид покинул родные места с твердым намерением больше сюда не возвращаться, но жизнь распорядилась иначе, и он был вынужден вернуться, тем самым оказавшись временным мигрантом.[1]

С учетом этого дадим такое определение миграции: миграция – это пространственная активность (перемещение) индивида, направленная на овладение ресурсами новых территорий и связанная с переменой места жительства. Последнее важно, так как материальные блага можно обретать и посредством иных видов мобильности.

Таким образом, у миграции как общественного явления есть три параметра:

         перемена индивидом координат своего пребывания (т.е. перемещение) (фактор мобильности);

         намерение индивида улучшить свое материальное и (или) социальное положение (фактор потребностей);

         стремление индивида обжиться на новом месте и считать его своей «второй родиной» (фактор стабильности).

            Ни одна страна не способна принять больше людей, чем живет в ней самой. У нас никто никаких исследований не проводил. Реальную потребность тоже никто не изучал, хотя оценка в 5%, на мой взгляд, занижена. Думаю, сегодня реальнее говорить о потребности в 10–15%. Надо решить – и действовать. Не забывая, кстати, что развитые страны заинтересованы в увеличении своей миграционной емкости. От чего зависит эта емкость? От денег? Не только. Миграционная емкость страны определяется способностью переваривать массы приезжающих.

          Приведем данные по максимальной миграционной емкости территории различных государств.[2]

 

Государство

Начальная численность населения страны
(Pn)0, чел.

Максимальная популяционная емкость территории
PP(V)n, чел.

Собственные темпы демографи-ческого роста
d

Максимальная миграционная емкость территории
MG(V) n, чел

Австралия

18300000

253000000

0,0085

188000000

Канада

29960000

90000000

0,0056

69500000

США

265550000

118500000

0,0075

66000000

Россия (2000 г.)

144800000

57000000

-0,0054

72800000

Франция

58377000

1600000

0,003

1317000

Испания

39271000

1400000

0,0014

1235000

Италия

58500000

440000

0,001

436000

Германия

81894000

480000

-0,0008

519000

Великобритания

58787000

290000

0,0005

282000

Япония

125855000

400000

0,002

328000

 

 

          Миграционная емкость Южного Федерального округа уже почти полностью исчерпана – при приемлемой численности мигрантов в 3-5 процентов от числа местного населения в настоящее время эта цифра в целом колеблется от 5 до 10 процентов, а в отдельных районах составляет от 20 до 25 процентов. И неприятие такого количества мигрантов является естественной реакцией местного населения – причем негативные проявления имеют место независимо от этнического состава «пришлых», в т.ч. по отношению к русским, приехавшим сюда из зон конфликтов.

 

2. Проблемы миграции на примере Южного Федерального округа

 

Миграционные процессы, протекающие в такой сложной обстановке, какая сложилась в Южном федеральном округе, оборачиваются издержками, для нейтрализации которых необходимы особые усилия государства. Поэтому Представительство Президента РФ в Южном федеральном округе сосредоточило свои усилия на решение приоритетных проблем миграции.

Одной из этих проблем является влияние миграции на социально-политическую, социально-экономическую ситуацию и межэтнические отношения в субъектах Федерации на Юге России.

          Южный регион привлекает мигрантов благоприятными климатическими условиями и развитой инфраструктурой. Сюда охотно направляются выходцы из республик бывшего СССР: Армении, Грузии Азербайджана, государств Центральной Азии. У нас есть районы, которые, буквально, «стонут» от обилия желающих поселиться именно в них. Речь идет, в первую очередь, о Черноморском побережье Краснодарского края и районе Кавказских Минеральных Вод. Стихийная миграция в эти районы просто недопустима, но она продолжается и никак не регулируется.

В округе активно протекают процессы внутренней миграции. Чеченский кризис, экономическая и социальная нестабильность в ряде республик Северного Кавказа оказывают «выдавливающее» воздействие на население, стремящееся к выезду в более стабильные районы Южного федерального округа: Краснодарский и Ставропольский края, Астраханская, Волгоградская и Ростовская области. Эти процессы ведут к изменению сложившегося этнического баланса, обостряют отношения между мигрантами и местным населением. Вспышки межэтнической напряженности на почве нерегулируемой внутренней миграции отмечены в последние годы практически во всех субъектах Федерации, находящихся в пределах округа.

Другим приоритетным направлением является решение проблемы приема и обустройства беженцев и вынужденных переселенцев. Статистика свидетельствует, что только в результате вооруженных конфликтов в странах Центральной Азии, Закавказья на Северном Кавказе, начиная с 1992 г. и по настоящее время, в округе было принято на учет свыше 398 тыс. человек вынужденных переселенцев. Часть из них переехала в другие регионы России, однако и сейчас их численность составляет в округе около 170 тыс. человек.[3] Пребывание такой массы вынужденных переселенцев создает особую нагрузку на социальную инфраструктуру региона, в том числе в сфере занятости, здравоохранения, образования.

Все это обостряет социальную обстановку на Юге России, тем более что социальные проблемы вынужденных переселенцев, сброшенные на «плечи» субъектов Федерации, местного самоуправления, решаются годами. В регионе накапливается опасный потенциал социальной напряженности.

Еще одной проблемой является проблема временно перемещенных лиц из Чеченской Республики, граждан пострадавших в период осетино-ингушского конфликта и их возвращения в места постоянного проживания. Эта проблема имеет особое значение для урегулирования ситуации в самой Чеченской Республике и стабилизации ситуации в масштабах всего округа. Основная масса беженцев из Чечни осела в субъектах Федерации Южного федерального округа. Только в Республике Ингушетия находится по различным оценкам, от 90 до 120 тыс. беженцев из Чечни. Еще около 30 тыс. человек приняли другие субъекты Федерации.[4] В настоящее время проблема возвращения временно перемещенных лиц из Чечни и Северной Осетии решается, но темпы сдерживаются сложными социальными условиями.

В центре внимания Представительства Президента Российской Федерации в Южном федеральном округе находятся проблемные этнические диаспоры в регионе (турки-месхетинцы, курды и т.д.). Надо отметить, что фактором, обостряющим миграционную ситуацию в регионе, стала возрастающая численность некоторых диаспор. Так, в результате нерегулируемой миграции численность турок-месхетинцев в Краснодарском крае составила около 15 тыс. человек, в Ростовской области – около 17 тыс.[5]

В районах компактного расселения турок-месхетинцев периодически обостряется обстановка, возникают конфликты между местным населением и мигрантами. Например, в ноябре–декабре 2001 г. возник серьезный конфликт на этой почве в Крымском районе Краснодарского края.

Процесс неконтролируемого расселения турок-месхетинцев захватил и другие субъекты Федерации на Юге России. При этом формируются связи их отдельных лидеров с местными экстремистскими кругами, растут претензии к российской власти, множатся попытки втянуть в проблему различные зарубежные организации. Так, усиливающийся процесс проникновения турок-месхетинцев в Кабардино-Балкарию уже привел к обострению межэтнической обстановки в ряде районов. В результате Парламент республики принял специальное постановление, содержащее ряд запретительных мер, призванных стабилизировать миграционную ситуацию.

Эти меры противоречат федеральному законодательству, но они диктуются самой жизнь, ситуацией, когда федеральное законодательство игнорирует необходимость учитывать при регулировании миграционных процессов конкретные особенности того или иного региона.

Отменив местные законодательные акты, как противоречащие федеральному законодательству, федеральный центр взамен ничего не предложил. По вопросу о турках-месхетинцах работали две межведомственные комиссии, созданные Правительством РФ, но безрезультатно. Комиссии приезжали и уезжали, никаких практических действия не следовало, а напряженность вокруг этой проблемы остается. Поскольку Грузия и другие страны в обозримом будущем не собираются принимать турок-месхетинцев, то эту проблему необходимо решать местным и федеральным властям.

Важным направлением деятельности является решение проблемы незаконной миграции. Масштабы этой миграции вызывают законную тревогу. Многие участки границы России в пределах округа практически открыты для проникновения незаконных мигрантов. Только в Астраханскую область, по данным соответствующего территориального органа бывшего Минфедерации России, ежегодно бесконтрольно въезжают до 120 тыс. человек.[6]

Процесс незаконной миграции в округе, по оценкам экспертов, приобрел черты динамичной и тщательно организованной преступной деятельности криминальных структур с активным участием официально действующих коммерческих фирм России и стран СНГ.

Российская территория продолжает использоваться для переправки незаконных мигрантов из государств Ближнего и Среднего Востока, Центральной и Юго-Восточной Азии в государства Западной Европы. При этом следует учитывать, что незаконная миграция является одним из наиболее действенных каналов проникновения международных террористов на интересующие их территории. Незаконная миграция влечет рост теневой экономики, коррупции, преступности. Применяемые в настоящее время методы борьбы органов государственной власти в субъектах Федерации с ней явно недостаточны.

В настоящее время на территории, в частности Ставропольского края, нет националистических движений как организованных процессов, которые сливаются в единое целое и влияют на ситуацию в регионе. Между тем безусловно имеют место проявления националистических настроений по отношению к мигрантам в виде отдельных случаев и событий – они не очень значительные, однако в течение нескольких последних лет происходит их определенное нарастание. Специалисты-этноконфликтологи Ставропольского государственного университета (СГУ) определяют это явление как «этносоциальную и этнопсихологическую напряженность» и в 2005 году в ходе социологических и конфликтологических исследований с использованием методов экспертного опроса и опроса общественного мнения обратили внимание на точки зрения работников управленческих структур, образования и культуры, которые непосредственно связаны с этносоциальными процессами – они отмечали пусть незначительную, но динамику возрастания этой напряженности, которая уже сама в какой-то степени является питательной средой для появления различного рода националистических настроений среди различных групп людей. Данные проявления не определяют лицо Ставропольского края, но имеющая место динамика этих проявлений не может не вызывать определенную тревогу.

Обзор важнейших миграционных проблем Южного федерального округа свидетельствует о необходимости тщательного анализа миграционной ситуации в регионе, разработки мер, способных нейтрализовать негативные последствия миграционных процессов. Успешное проведение осмысленной государственной миграционной политики, способной обеспечить экономическую и политическую безопасность России, требует решения целого комплекса политических, правовых, финансовых и организационных задач, а также согласованных целенаправленных действий как федеральных, так и региональных органов государственной власти.

          Сложившаяся в субъектах Российской Федерации на Юге России миграционная ситуация показывает необходимость уйти как от отвлеченных рассуждений, так и решений типа «не пущать». Надо выработать продуманные долговременные меры, принять нестандартные решения, позволяющие эффективно управлять миграционными процессами, оставаясь в рамках правового поля. Это предполагает принципиально новые требования к работникам органов власти и управления, обусловливает необходимость организации эффективных форм профессиональной подготовки и переподготовки соответствующих кадров.

 

3. Миграция и безопасность

 

Согласно словарю Робера термин «безопасность» начал употребляться с 1190 г. и означал спокойное состояние духа человека, считавшего себя защищенным от любой опасности.[7] Однако в этом значении он не вошел прочно в лексику народов Западной Европы и использовался до XVII в. редко.

Сравнительно редкое употребление на протяжении почти шести веков термина «безопасность» объясняется, в частности, тем, что с середины XIII в. все более широкое распространение получало иное понятие: «полиция». Содержание его было чрезвычайно широким, оно трактовалось как государственное устройство, государственное управление, целью которого вообще благо и безопасность.

В дальнейшем практически во всех странах утверждается точка зрения, что государство имеет своей главной целью обеспечение общего благосостояния и безопасности. Поэтому термин «безопасность» получает в это время новую трактовку: состояние, ситуация спокойствия, появляющаяся в результате отсутствия реальной опасности (как физической, так и моральной), а также материальные, экономические, политические условия, соответствующие органы и организации, способствующие созданию данной ситуации.

Используя современный понятийно-категориальный аппарат концепции безопасности, можно дать следующее определение безопасности: «безопасность» – состояние и тенденции развития защищенности жизненно важных интересов социума и его структур от внутренних и внешних угроз.[8]

Осознание объекта деятельности по обеспечению безопасности позволяет эту деятельность представить в виде сложной системы, состоящей из трех взаимосвязанных и взаимообусловленных вертикальных уровней (органических частей):

      обеспечение безопасности личности;

      обеспечение безопасности общества;

      обеспечение безопасности государства.

В свою очередь, понимание предмета деятельности по обеспечению безопасности позволяет выделить горизонтальные уровни системы, т.е. определить уровни безопасности. К ним можно отнести, например, обеспечение политической, военной, информационной, научно-технической безопасности, миграционной и т.п.

В современных условиях актуальность проблемы государственного регулирования миграционных процессов и острота потребности в целостной концепции миграционной политики связаны с нарастанием противоречия между повышением значимости для России внешней и внутренней миграции и накоплением негативных последствий этой миграции в условиях несовершенства правовой базы и управленческой практики.

С одной стороны, прогнозы численности населения России свидетельствуют о крайне неблагоприятной ее динамике в перспективе: уже к 2015 г. трудоспособное население сократится более чем на 9 млн. человек. Внешняя миграция становится единственным источником восполнения естественной убыли населения, пополнения трудовых ресурсов, а значит, и важнейшим фактором успешности экономических реформ.

В 90-х гг. из России выехало примерно 4 млн. человек. Миграционный приток из стран СНГ и Балтии в Россию в это время составил более 8 млн. человек. Преимущественно эта миграция носила вынужденный характер, что создало для России определенные политические проблемы, увеличило нагрузку на сферы социальной защиты, обеспечения жильем и рабочими местами.

С другой стороны, этот приток является наиболее благоприятным для России с точки зрения решения демографических проблем. Мигрантов сближает с российским населением культурная и языковая общность, обусловленная недавним общим прошлым в рамках одного государства. Мигранты из стран СНГ и Балтии отличаются более молодой возрастной структурой по сравнению с быстро стареющим российским населением. У них более высокий образовательный и профессионально-квалификационный уровень, чем у других иммигрантов и постоянного населения России.

По прогнозам в ближайшее десятилетие будут готовы переехать в Россию еще примерно 4 млн. человек, но произойдет ли это – зависит от того, насколько протекционистской окажется правовая база по отношению к этой категории мигрантов, а также от того, будет ли в экономическом и социальном плане Россия привлекательна для мигрантов.

Пока же наблюдается тенденция к сокращению миграционного притока в Россию из стран СНГ и Балтии. Если в 1994 г. из этих стран прибыло максимальное количество мигрантов – 1 млн. 146 тыс. человек, то в 2004 г. – только 350 тыс. Ожидания переселенцев в отношении получения помощи на территории России не оправдались. Из-за недостаточного финансирования ежегодную помощь в обустройстве получали не 120 тыс. человек, как предусмотрено в федеральной миграционной программе, а менее 40 тыс.[9]

Особую озабоченность вызывают масштабы незаконной иммиграции в Россию, которая, по разным оценкам, составляет сегодня уже от 1 до 1,5 млн. человек. Основная масса незаконных иммигрантов прибывает из стран дальнего зарубежья (Афганистан, Иран, Пакистан и другие страны Среднего и Ближнего Востока, Юго-Восточной Азии и Африки), а также из государств – участников СНГ (Азербайджан, Казахстан и страны Средней Азии).

Многие иммигранты, проникнув несколько лет назад на территорию России с целью последующего выезда в государства Запада, остаются в Российской Федерации. Среди них увеличивается число тех, кто уже не планирует дальнейший переезд, так как их экономическая адаптация в России, в том числе основанная на незаконной занятости преимущественно в сфере малого бизнеса и коммерции, происходит достаточно успешно.

Кроме того, в настоящее время на территории России длительное время пребывает без какого-либо правового статуса значительное число иностранцев (более 250 тыс. человек), действительно нуждающихся в предоставлении убежища в соответствии с международными обязательствами, принятыми Российской Федерацией.

Незаконная миграция усугубляет проблемы социальной сферы, ухудшая, в частности, санитарно-эпидемиологическую обстановку, способствует сохранению и расширению теневой и криминальной занятости, ухудшает криминогенную ситуацию. Эта миграция оказывает все большее воздействие на внутриполитическую ситуацию в стране, так как способствует росту коррупции и принятию неадекватных управленческих решений, порождая пробелы в информации о населении, рынках труда, движении денежных потоков, и, в конечном счете, создает на локальном уровне угрозу потери контроля над ситуацией.

Крайне актуальным является решение проблемы незаконной миграции. Оно должно базироваться на государственной системе мер по предупреждению и пресечению нелегального въезда иностранцев на территорию Российской Федерации. К таким мерам относится прежде всего ужесточение визовой политики, введение иммиграционных квот, определение четкого механизма реализации соглашений о безвизовом передвижении, обеспечение эффективного контроля за въездом, пребыванием и выездом иностранных граждан, разработка четких механизмов выдворения и лишения иностранных граждан права на постоянное проживание в Российской Федерации.

В качестве примера для решения проблем миграции можно в определенной мере воспользоваться зарубежным опытом.

Интерес в данном случае может представлять опыт США, Греции, Италии и ряда стран Западной Европы, которые в качестве одного из средств борьбы с проблемой нелегальной миграции используют так называемые законодательные амнистии или программы легализации, направленные на упорядочение пребывания на своей территории иностранных граждан, находящихся в стране незаконно.

С другой стороны в западных странах ужесточаются меры противодействия нелегальной миграции. Губернатор штата Аризона США Джанет Наполитано подписала приказ об увеличении воинского контингента Национальной гвардии на границе с Мексикой, сообщает издание Breitbart. Войска должны помочь местным службам в борьбе с незаконной иммиграцией в страну и контрабандой. Солдат разместят на контрольно-пропускных пунктах, они будут досматривать транспорт и обслуживать камеры видеонаблюдения.[10]

Подобную борьбу ведут и власти Китая. В последние годы, по словам заместителя министра общественной безопасности КНР Ян Хуаньнин, органы общественной безопасности Китая усилили внимание к предупреждению и выявлению преступлений, связанных с пересечением государственной границы. Проводилось несколько межведомственных кампаний, в ходе которых удалось раскрыть ряд тяжких преступлений и привлечь к ответственности организаторов нелегальных переправок людей. По словам замминистра, большое количество иностранцев, нелегально проникших в КНР или занимавшихся в Китае трудовой деятельностью, было выслано из пределов страны.[11]

В Европе в последнее время нелегальная миграция превратилась в высокоприбыльный бизнес международных преступных группировок. По оценкам экспертов, ежегодный доход транснациональных преступных структур, специализирующихся на переправке незаконных мигрантов, составляет в мире – до 7 млрд. долл., в Европе – более 1 млрд. долларов. По прибыльности он приближается к незаконному обороту наркотиков.

По оценкам российских и иностранных экспертов маршруты нелегальной миграции, как правило, совпадают с маршрутами контрабанды наркотиков, а сами каналы нелегальной миграции нередко используются для переправки террористов, оружия, средств террора и диверсий. Это свидетельствует о координации действий преступных группировок, занимающихся различными видами криминальной деятельности, укреплении связи международных террористических организаций с трансграничной организованной преступностью.

Неуправляемый рост нелегальной иммиграции и углубление связанных с ним проблем преступности, безработицы и давления на социальные бюджеты стран ЕС привели к активизации ультраправых сил во Франции, Нидерландах, Германии, Великобритании, Дании, Бельгии. Наглядный тому пример – недавние президентские выборы во Франции, когда не менее трети избирателей голосовали за Ле Пена. Кстати, как сами мрачно шутят французы, лет через пять «настоящих французов в самой Франции не останется».

Италия и Великобритания в связи с растущими антимигрантскими настроениями пошли на существенное ужесточение законов о приеме иммигрантов. А всегда терпимая к эмигрантам Дания относительно недавно приняла один из самых строгих иммиграционных законов в Европе. В частности, сокращены льготы беженцам и ограничено их право вступать в брак с гражданами Дании. Не пустят больше в страну и беженцев, кому старше 60 лет. Тенденция ужесточения требований к иммигрантам прослеживается и в других государствах-членах Евросоюза.

Однако дело не ограничивается только ужесточением законов. Страны ЕС намерены усилить охрану внешних границ союза. Для чего планируется проработать целесообразность введения новой европейской визы, которую должна будет выдавать единая консульская служба, созданная при ЕС и введения новых условий при получении права на политическое убежище, а также создать общеевропейскую пограничную службу.

Введение единой европейской визы и создания единых консульских служб ЕС во многом принадлежит Испании, которая испытывает давление нелегальной миграции из соседней Африки. Официальный Мадрид предлагает также принятие судебных мер против предпринимателей, которые дают работу нелегальным иммигрантам. Предполагается введение упрощенной процедуры депортации таких иммигрантов. Испания считает, что если раньше нелегальный иммигрант после 5 лет пребывания в стране мог автоматически претендовать на получение гражданства и работы, то теперь прошения необходимо рассматривать только в индивидуальном порядке.


[1] Бондырева С.К., Колесов Д.В. Миграция: сущность и явление. М., 2004. С. 39

[2] Моденов В.А., Носов А.Г. Россия и миграция: история, реальность и перспективы. М., 2004. С. 314

[3] Сикевич З.В. Современное общество на Юге России: основные тенденции развития. Ростов-на-Дону, 2005. С. 87

[4] Кириченко Н.Е. Ксенофобия на Юге России: сепаратизм, конфликты и пути их преодоления // Южнороссийское обозрение ЦСРИиП ИППК при РГУ. Вып. 6. Ростов-на-Дону, 2004. С. 41

[5] Казанцев В.Г. Социальная и этнополитическая ситуация в Южном регионе России. Ростов-на-Дону, 2005. С. 127

[6] Казанцев В.Г. Указ. соч. С. 130

[7] Белов П.Г. О семантике, объектах и методах обеспечения национальной безопасности России // Безопасность. 1998. №5. С. 61

[8] Безопасность России: Правовые, социально-экономические и научно-технические аспекты. Словарь терминов и определений. М., 1999. С. 18

[9] Юдина Т.Н. Социология миграции. М., 2006. С. 157

 



0
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2019 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!