Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Вопросы возможности применения смертной казни к несовершеннолетним лицам в зарубежном уголовном праве»

/ Уголовное право
Контрольная,  10 страниц


Работа похожей тематики


Моделирование института гражданско-правовой ответственности суда (судьи) за вред, причиненный осуществлением правосудия по гражданским делам: в аспекте взаимного влияния международно-правовых и внутригосударственных норм

Зарубина М.Н.
Электронный ресурс, 2010.

В статье обосновывается необходимость учитывать при создании правового механизма привлечения суда (судей) к гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный отправлением правосудия по гражданским делам, иностранный опыт и прецедентную практику Европейского суда по правам человека.
Ключевые слова: гражданско-правовая ответственность, право на справедливое судебное разбирательство, право на судебную защиту, возмещение вреда, эффективность правосудия.
In the article the necessity to consider foreign experience and case practice of the European court at creation of a legal mechanism of bringing the court (a judge) to the delict responsibility for the harm caused by departure of justice on civil cases is proved.
Key words: delict responsibility, the right to the fair judicial proceeding, the right to the judicial protection, harm compensation, efficiency of justice.
На протяжении всего существования человечества шла острая борьба за место под солнцем между различными группами людей, племенами, народами, нациями, государствами, содружествами. И когда столкновение интересов достигало своего апогея, выяснялось, что без взаимных уступок и поиска компромиссных решений может наступить крах всему роду homo sapiens. Исторический анализ развития государственной власти во всех странах, по сути, показывает одно и то же: непрерывно идет борьба народа с произволом и злоупотреблением власти, в том числе и судебной.
Между тем конфликт "человек-власть" никогда себя не исчерпает до тех пор, пока наряду с декларативными нормами о правах и свободах не появятся процессуальные механизмы, их обеспечивающие. Некоторые из трех поколений прав <1> до конца так и не получили своего правоприменительного механизма, оставаясь не чем иным, как правовыми фикциями, полунормами.
--------------------------------
<1> Родоначальником данной классификации прав человека, выразившейся в знаменитой триаде "свобода, равенство и братство", является Карел Васак. См.: Мюллерсон Р.А. Права человека: идеи, нормы, реальность. М., 1991. С. 29.
Возникает вопрос, справедливо ли тогда такое право, нужно ли оно, если его способна заменить ни к чему не обязывающая философия, правда, всегда выступавшая мощным активатором демократических идей, но, к сожалению, не так часто способствовавшая их законодательному урегулированию? Однако право не должно стать инструментом юридической манипуляции со стороны властных структур, иначе его истинное предназначение потеряет всякий смысл, а понятия "авторитет" и "легитимность" государственных образований наполнятся утопическим содержанием.
Гуманистические тенденции эпох Возрождения и Просвещения, либеральность итогов Великой французской буржуазной революции активно пропагандировали институт сильного суда, независимого от воли отдельных государственных чиновников и социально-властных классовых структур. Суд постепенно становился посредником между государством и отдельной личностью.
Если обратиться к интересующему нас институту, то его появление на свет связано с эволюционированием права на судебную защиту, генетически возникшего намного раньше, чем право на справедливое судебное разбирательство. Сегодня последнее уже рассматривается в неразрывной связи с другим правом, выступающим непосредственной его гарантией - с правом на справедливую компенсацию пострадавшим от низкого качества отправления правосудия лицам.
Во все времена существовала попытка приведения в жизнь процедуры взыскания вреда, причиненного отправлением правосудия. Прародительницей стремления к совершенствованию судебной системы стала консервативная Англия.
Теории общественного договора и разделения властей наглядно были продемонстрированы в 1215 г. в Великой хартии вольностей. Согласно Хартии ограничивался произвол королевских чиновников, судьями выбирались знающие законы люди. Дальнейшим шагом на пути обеспечения прав человека судом явился Хабеас корпус акт 1679 г., который ввел понятие "надлежащая процедура", установил гарантии неприкосновенности личности, презумпцию невиновности. Таким образом, стало ясно, что мало провозгласить право на обращение в суд, требуется уяснить истинный смысл этого права, предъявив определенные требования к отправлению правосудия.
Между тем именно прецедентная система права стала причиной неоднозначного восприятия гражданской ответственности судей в англосаксонских государствах.
С одной стороны, абсолютный иммунитет служителей Фемиды был подтвержден еще в 1613 г. решением, где "было установлено, что судью нельзя привлечь к ответственности за что-либо, что он сказал или сделал в ходе судебного процесса" <2>.
--------------------------------
<2> Бойцова Л.В. Ответственность государства и судей за вред, причиненный гражданам при отправлении правосудия // Журнал российского права. 2001. N 9.
С другой стороны, в 1679 г. Хабеас корпус акт предписывает наказывать судей при отказе в выдаче приказа штрафом в 500 фунтов. Разница во взглядах на правомерность взыскания вреда судьями имеет место и в доктринальных юридических источниках. Именно по этой причине в 1808 г. Палата общин отклонила специальный билль "О возмещении за судебные ошибки", подтвердив тем самым постулат "Король не может быть не прав", распространяющийся при разделении властей и на судей.
Появление новых норм в английском законодательстве, посвященных дальнейшему ходу развития права на судебную защиту, фактически означало создание новой системы права - права справедливости, осуществляемого специальным лицом - канцлером <3>. Однако, как показало время, и эта юридическая конструкция в скором времени потребовала создания своих способов борьбы с произволом судейских чиновников. Юридическая ответственность суда (судей) за вред, причиненный осуществлением правосудия, как таковая отсутствовала.
--------------------------------
<3> См.: Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности / Пер. с фр. В.А. Туманова. М., 1998.
Страны континентальной правовой системы, развивавшиеся под влиянием римского права, так или иначе преодолели догматику неприкосновенности государства в сфере осуществления правосудия. Здесь идею ответственности судей за противоправные действия (бездействие) в гражданском судопроизводстве можно назвать не новой, но не менее актуальной. Главное, ее никто не отрицает, хотя, как когда-то это было с реабилитационными мерами в уголовном процессе <4>, требуется на теоретическом уровне объяснить многие правовые коллизии, способные возникнуть при практической реализации исследуемого института.
--------------------------------
<4> См.: Бойцова Л.В. Ответственность государства за ущерб, причиненный гражданам в сфере правосудия: генезис, сущность, тенденции развития: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1995. С. 19.
Еще Е.В. Васьковский, исследовавший место гражданско-правовой ответственности в системе видов юридической ответственности, применяемых к судам (судьям), отметил прогресс в названном направлении французского, прусского, австрийского и германского законодательства, начиная с момента принятия Декларации прав человека и гражданина в 1789 г. во Франции <5>.
--------------------------------
<5> См.: Васьковский Е.В. Курс гражданского процесса. Т. 1. Субъекты и объекты процесса, процессуальные отношения и действия. М., 1913. С. 236.
Однако основное свое развитие институт деликтной ответственности суда (судей) в странах Западной и Восточной Европы <6> приобрел после Второй мировой войны, отчетливо показавшей, что человеческое сообщество остро нуждается в разработке и принятии подлинно эффективных международных правовых актов, а не в их имитации <7>.
--------------------------------
<6> Можно привести несколько примеров таких новшеств. Во Франции: ст. ст. 505 - 506 Процессуального кодекса, Кодекс судоустройства 1978, ст. 1 Органического закона 1979 г.; в Германии: п. 2 § 839 Германского гражданского уложения, ст. 34 Основного закона; в Италии: Закон 1988 г. "Об ответственности магистратов"; в Польше: Кодекс гражданского судопроизводства 1965 г., § 2 ст. 4171 Гражданского кодекса и т.д.
<7> См.: Азаров А., Ройтер В., Хюфнер К. Защита прав человека. Международные и российские механизмы. М., 2000. С. 11.
В наше время права человека охраняются одновременно международным и внутригосударственным правом, создавая тем самым друг для друга дополнительные гарантии. При этом международному праву принадлежит особая роль в регулировании и контроле исполнения декларированных норм <8>. Помимо этого, международное право стандартизирует различные инструменты правового регулирования.
--------------------------------
<8> Необходимо отметить, что особую роль в обеспечении надлежащего исполнения международных договоров, а также соблюдение их странами-участницами последующей практики применения договора сыграла Венская конвенция о праве международных договоров от 1969 г., распространив свое действие не только на документы, принятые после, но и до нее.
Недаром принятая 10 декабря 1948 г. Генеральной Ассамблеей ООН Всеобщая декларация прав человека, хотя и носит рекомендательный характер, все-таки стала путеводной звездой для распространения норм об эффективном и справедливом суде на конституции отдельных государств.
Чуть позже вышли еще три важных международных документа, на которые для целей нашего исследования следует обратить особое внимание: Европейская конвенция по защите прав человека и основных свобод 1950 г. (п. 1 ст. 6, ст. ст. 13, 41) <9>, Протокол N 7 <10> к ней и Европейская хартия о законе о статусе судей <11>, предусматривающие гражданско-правовую ответственность как государства, так и судей за неправомерно совершенные судебные ошибки.
--------------------------------
<9> Конвенция ратифицирована Российской Федерацией Федеральным законом от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ, с оговоркой и заявлениями Конвенция вступила в силу 3 сентября 1953 г. Для Российской Федерации Конвенция вступила в силу 5 мая 1998 г.
<10> Протокол подписан Россией 28 февраля 1996 г. и ратифицирован ФЗ от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ. Вступил в силу для России 1 августа 1998 г.
<11> Хартия была принята в Лиссабоне 10 июля 1998 г., но текст Хартии официально опубликован не был. Документ носит рекомендательный характер. По некоторым данным, Европейская хартия о статусе судей признана нашей страной. См.: Телегина В.А. Этика судьи: Учебное пособие / Под ред. А.Ф. Соколова. Саратов, 2008. С. 33.
Всеобщее понимание того, что ни в одной стране нет совершенной судебной системы <12>, в которой бы суды работали с достаточной степенью законности и эффективности, привело к необходимости образования международных судов. Судебная ошибка - это нормальное явление, и ее можно исправить, предотвратить, пресечь, устранить, ибо судебная деятельность не может обходиться без человеческого фактора, для которого характерно заблуждение, недочеты в работе, несправедливость.
--------------------------------
<12> См.: Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2007. N 12 // Справочная информационная система "Гарант".
Примечательно, что поначалу создание и применение эффективного механизма защиты личности было нацелено на сферу уголовного судопроизводства <13>. Это связано прежде всего со стремлением обезопасить человека от незаконного осуждения, которое часто имело место в военной Европе. Международные органы <14> и были созданы для того, чтобы контролировать выполнение государствами обязательств по обеспечению каждому лицу при предъявлении уголовного обвинения или при определении гражданских прав и обязанностей права на справедливое судебное разбирательство, в том числе и на гуманное отношение к заключенным. В случае несоблюдения справедливой процедуры государство реабилитированным лицам обязано выплачивать компенсацию в разумных пределах.
--------------------------------
<13> См.: Алексеева Л.Б. Право на справедливое судебное разбирательство: реализация в УПК РФ общепризнанных принципов и норм международного права: Автореф. ... докт. юрид. наук. М., 2003.
<14> К таким органам относят: ООН (Генеральная Ассамблея, Совет Безопасности, ЭКОСОС, Комиссия по правам человека, Верховный комиссар по правам человека, Комитет по правам человека); Совет Европы (ПАСЕ, Комитет министров Совета Европы, Европейский суд по правам человека); Международный уголовный суд; Европейский союз (Суд Европейских Сообществ); Содружество Независимых Государств; Организацию американских государств; Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе; Организацию Африканского Единства.
И лишь благодаря судебным прецедентам Европейского суда по правам человека (далее - ЕСПЧ) право на возмещение вреда, причиненного судебной ошибкой, подверглось расширительному толкованию и стало распространяться на все другие виды судопроизводств, в том числе и на гражданское <15>.
--------------------------------
<15> См., например: Постановления Европейского Суда по правам человека: от 29 апреля 2004 г. "Плаксин против России" (жалоба N 14949/02); от 9 ноября 2004 г. по делу "Левшины против России" (жалоба N 63527/00); от 1 июля 2006 г. "Таис против Франции" (жалоба N 39922/03); от 8 июня 2006 г. по делу "Сюрмели против Германии" (жалоба N 75529/01) и др.
Указывая на всевозможного рода флуктуации судебных систем различных государств, ЕСПЧ в своих вердиктах дает возможность виновным странам устранить конфликт, предотвратить иные потенциальные нарушения прав своих подданных, устранив пробелы в законодательстве, мешающие осуществлению справедливого судебного разбирательства.
Комитет министров Совета Европы в своих рекомендациях странам - участницам Европейской конвенции, по сути, резюмирует пожелания Суда по совершенствованию внутригосударственных правовых механизмов, в том числе и интересующего нас. Так, в одной из рекомендаций по совершенствованию законодательной базы, а именно в Рекомендации (2000) 2 Комитета министров Совета Европы "По пересмотру дел и возобновлению производства по делу на внутригосударственном уровне в связи с решениями Европейского суда по правам человека", Суд признал одним из возможных нарушений Конвенции случаи, когда "потерпевшая сторона продолжает испытывать влияние негативных последствий от решения национальной инстанции, которое не обеспечивает справедливой компенсации и не может быть изменено путем пересмотра или возобновления производства по делу" <16>.
--------------------------------
<16> Обязательства государств - участников Европейской конвенции о защите прав человека по исполнению постановлений Европейского суда / Под ред. Л.М. Чуркиной. Екатеринбург, 2005. С. 110 - 117.
Аналогичная позиция была высказана и в отношении конкретных граждан Российской Федерации, попавших под влияние несправедливого правосудия. Например, в Постановлении ЕСПЧ от 7 июля 2005 г. "Шпаковский против России" выявлено, что решение и меры в пользу заявителя не являются достаточными для того, чтобы он перестал быть жертвой судебной власти. Важно, чтобы национальные власти в прямой форме или фактически признали нарушения Конвенции и устранили ее последствия <17>. Гражданин Кольцов также был расценен как жертва правосудия ввиду длительного исполнения судебного решения, вынесенного в его пользу <18>.
--------------------------------
<17> См.: Постановление ЕСПЧ от 7 июля 2005 г. "Шпаковский против России" (жалоба N 41307/02). URL: http://infopravo.by.ru/fed2005/ch06/akt21266.shtm.
<18> См.: Постановление ЕСПЧ от 24 мая 2005 г. "Кольцов против России" (жалоба N 41304/02). URL: http://www.chernobyl86.ru/spisok/zakon/osn_zakon/strasburg/koltsov.htm.
За какие промахи судей или несоответствие национального законодательства императивным нормам Конвенции наказывается государство - отдельный разговор. Важно то, что уже сегодня право на справедливое судебное разбирательство - это самостоятельный институт международного права <19>.
--------------------------------
<19> См.: Рабцевич О.И. Право на справедливое судебное разбирательство. Международное и внутригосударственное правовое регулирование. М., 2005. С. 8 - 17.
В силу того что внутреннее право становится все более важным инструментом реализации международно-правовых норм, возникает феномен единства международной и внутренней законности, значение которого подчеркивается на самом высоком уровне <20>. Например, в п. 3 Рекомендации Комитета министров Совета Европы Rec (2004) 5 государствам-членам по вопросу контроля за соответствием проектов законов, действующих законов и практики их применения стандартам, закрепленным в Европейской конвенции по правам человека, принятой 12 мая 2004 г., указывается, что "необходимое условие эффективной защиты прав человека в Европе с помощью Конвенции состоит в том, что государства применяют Конвенцию в своих правовых системах, как она понимается в практике Европейского суда. Это предполагает, в особенности, обеспечение государствами соответствия законов и правоприменительной практики Конвенции" <21>.
--------------------------------
<20> См.: Лукашук И.И. За международным правом будущее // Международное публичное и частное право. 2006. N 4. С. 4.
<21> URL: www.sutyajnik.ru/rus/echr\school\int_law.html
В частности, в одном из российских изданий Бюллетеня Европейского суда по правам человека особо подчеркнуто, что Российская Федерация вошла в европейское правовое пространство (применительно к праву Совета Европы) и должна стремиться к тому, чтобы глубоко осваивать для себя это пространство <22>.
--------------------------------
<22> Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2002. N 1 // Справочная информационная система "Гарант".
Как бы там ни было, институт гражданско-правовой ответственности суда (судей) не мог возникнуть сразу в готовом виде. Требуется комплексный анализ его модернизации в разных странах.
В международно-правовых актах указываются лишь основополагающие положения - точки роста, служащие основанием для формирования соответствующей процессуальной процедуры на внутригосударственном уровне. Не навязывая государствам-участникам конкретных способов достижения эффективности правосудия <23>, Суд все-таки всякий раз в своих решениях, руководствуясь принципом уважения собственности конкретной личности, склоняется к полной реабилитации пострадавшего от правосудия лица (restitutio in integrum), что означает не только восстановление его в правах, но и компенсацию в разумной степени понесенных от судебных ошибок убытков. Дополнительный характер последних мер при этом не отрицается.
--------------------------------
<23> По смыслу Рекомендации Rec (2004) 6 "эффективность средства" в значении ст. 13 Европейской конвенции не зависит от определенности благоприятного результата для заявителя, но предполагает определенное минимальное требование незамедлительности. См.: Применение Европейской конвенции о защите прав человека в судах России / Под ред. А.Л. Буркова. Екатеринбург, 2006. С. 147 - 157.
Однако в одном из решений Суд постановил, что, прежде чем решить вопрос о компенсации, он считает нужным рассмотреть компенсацию, которую заявитель сможет получить на основании национального права. Впоследствии Суд был вполне удовлетворен компенсацией, присужденной бельгийскими судами, и отклонил требование заявителя о присуждении ему дополнительной компенсации (Дело Clooth v. Belgium от 12 декабря 1991 г., п. 52). Следовательно, меры, предпринятые Высокой Договаривающей Стороной с целью мирового урегулирования конфликта, поощряются Европейским судом.
Хотя имели место и другие случаи, когда Суд откладывал вопрос о присуждении компенсации на более позднее время с целью выяснения позиций сторон и возможных путей устранения последствий нарушения. Предпринятые государством-ответчиком меры нефинансового характера показались страсбургским судьям недостаточными для восстановления в правах, защищаемых Конвенцией. На основании этих соображений Суд вынес решение о присуждении дополнительной денежной компенсации (Barbera, Messegue, Jabardo v. Spain, решение от 13 июня 1994 г., п. п. 19, 20).
Таким образом, принятие государством в своем внутреннем праве особых мер с целью возмещения ущерба еще не исключает возможности последующего присуждения денежной компенсации Европейским Судом.
Еще одним существенным толчком в развитии права на справедливое судебное разбирательство стало принятие в 1998 г. Хартии о законе о статусе судей, являющейся продолжением Рекомендации Комитета министров N R (94) 12 "О независимости, эффективности и роли судей в отправлении правосудия". Пункт 5.2 Хартии рассматривает возможность регрессного возмещения компенсации с виновных в нарушениях судей, но при этом предусматривается и гарантия в виде необходимости получить предварительное согласие на это от независимого органа со значительным судейским представительством, так как это рекомендуется в п. 43 Заключения Консультативного Совета европейских судей N 1 (2001) <24>.
--------------------------------
<24> URL: https://wcd.coe.int/ViewDoc.jsp?id=1050737&Site=COE
Действительно, гражданину все равно, кто возместит вред - конкретный судья, его причинивший, или государство, если, конечно, у такого гражданина нет маниакального желания "наказать служителя Фемиды рублем" за неоправданное ожидание справедливого правосудия. Этот аспект никак не может быть положен в основу гражданско-правовой ответственности суда (судьи) по смыслу вышеприведенных международных документов.
Другое дело, государство, восстанавливая нарушенный баланс финансовых средств, потраченных на обеспечение независимости виновного судьи, призывает его в следующий раз как следует исполнять свой высокий долг от имени, например, Российской Федерации. Нарушение обязанности быть беспристрастным и как следствие несоблюдение независимости судьей неразрывно связано с тем вредом, который был причинен участникам судопроизводства. Регрессный порядок возмещения этого вреда - единственный вариант восстановить справедливость не только для пострадавшего лица, но и для самого государства. Совет Европы здесь, по-видимому, исходит из того, что правосудие начинается все-таки с конкретного судьи, а значит, только его ответственность может в конце концов гарантировать в дальнейшем соблюдение им же права на справедливое судебное разбирательство при рассмотрении другого гражданского дела.
Думается, что только в результате такой схемы действий эффективность судебной защиты на перспективу может возрасти до эффективности правосудия в целом.
Сделаем некоторые выводы.
Внедрение международных норм и принципов, в частности, в российскую правовую действительность, межнациональная корпоративность в решении юридических коллизий способствуют тому, чтобы право в целом воспринималось как сложная, самоорганизационная, открытая система. Обращение граждан с петициями в ЕСПЧ означает, что система с прямыми и обратными связями открыта, и на нее можно влиять извне и изнутри. Гражданско-правовая ответственность органов правосудия внутри государственного образования - это мощный инструмент такого воздействия.
Однако если все-таки законодательные погрешности и пробелы препятствуют свободному и ответственному самоопределению людей, чьи права и законные интересы были нарушены незаконными действиями (бездействием) служителей Фемиды, то такая система не должна превратиться в замкнутую, а право гражданина на возмещение вреда - остаться нереализованным. Всегда нужен выход во "внешнюю среду" - обращение пострадавшего в международный суд.
Действительно, не вызывает сомнений, что национальные власти располагают большими возможностями, чем Европейский суд, чтобы как можно быстрее предпринять компенсационные меры по восстановлению субъективных прав и законных интересов участников судопроизводства. Поэтому важно, чтобы права и свободы, гарантированные Конвенцией, были защищены в первую очередь на родине пострадавшего от правосудия лица.
Источник: http://www.juristlib.ru/book_9275.html


250
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2019 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!