Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Авторские права: проблемы сроков»

/ Гражданское право
Контрольная,  10 страниц


Работа похожей тематики


                                                            Жилищные права несовершеннолетних

В Конституции Российской Федерации содержится основополагающее правило правового государства о том, что все равны перед судом и законом.  Как практикующий адвокат безусловно соглашусь с тем, что суды не допускают  различное применение закона в зависимости от расы, вероисповедания и т.п.

Однако,  и не в полной мере соглашаюсь с тем, что суды применяют одинаково закон ко всем участникам процесса. Есть определенная категория граждан, в отношении которых закон применяется судами под особым углом зрения, порой полностью противореча применяемым к другим категориям граждан законам.

Не буду более интриговать. Речь идет о несовершеннолетних детях. Действительно, порой в отсутствие каких-либо специальных нормативных актов, касающихся жилищных прав детей (в данной статье мы поговорим именно о жилищных правах детей), без каких-либо разъяснений Верховного Суда РФ, суды принимают решения, которые абсолютно не основаны на требованиях закона, исходя только из слепой необходимости защиты жилищных прав детей.

Своими наблюдениями мне бы и хотелось поделиться далее.

Начну с общеизвестного для всех практикующих юристов факта, что признать несовершеннолетнего ребенка неприобретшим права пользования жилым помещением нельзя.

По общему правилу, установленному статьей 70 ЖК РФ, для приобретения права пользования жилым помещением гражданину необходимо в него вселиться с письменного согласия нанимателя и членов (бывших членов) семьи нанимателя. Для вселения других граждан, не являющихся близкими родственниками нанимателю, в качестве проживающих совместно с нанимателем членов его семьи требуется еще и согласие наймодателя.

Если же такой гражданин не вселялся в жилое помещение или вселялся с нарушением требований статьи 70 ЖК РФ, то его нельзя считать приобретшим право пользования жилым помещением.

При установлении одного из этих обстоятельств, суды принимают решения о признании совершеннолетнего гражданина неприобретшим права пользования жилым помещением.

Относительно несовершеннолетних детей, то статьей 70 ЖК РФ установлено, что на вселение к родителям их несовершеннолетних детей не требуется согласие остальных членов семьи нанимателя и согласие наймодателя.

Также, суды признают, что для приобретения несовершеннолетними права пользования жилыми помещениями, в которые они были зарегистрированы по месту жительства своими родителями или одним из родителей, фактического вселения не требуется.

Уже давно сложившаяся судебная практика свидетельствует, что суды отказывают в удовлетворении исков о признании детей неприобретшими права пользования жилыми помещениями, в которые они не вселялись.

При этом суды исходят из следующих положений Конституции РФ, Семейного кодекса РФ, делая следующие выводы.

«В соответствии с частью 2 статьи 38 Конституции РФ забота о детях, их воспитание является не только правом, но и обязанностью родителей. Каждый имеет право на жилище, которого не может быть лишен произвольно (часть 1 статьи 40 Конституции РФ).

Согласно статье 65 Семейного кодекса РФ обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей.

На вселение к родителям их несовершеннолетних детей не требуется согласие остальных членов семьи нанимателя и согласие наймодателя (часть 1 статьи 70 Жилищного кодекса РФ).

Местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, признается место жительства их законных представителей - родителей, усыновителей или опекунов (пункт 2 статьи 20 Гражданского кодекса РФ).

По смыслу указанных норм несовершеннолетние дети приобретают право на ту жилую площадь, которая определяется им в качестве места жительства соглашением родителей. Такое соглашение выступает предпосылкой вселения ребенка в конкретное жилое помещение. При этом закон не устанавливает какого-либо срока, по истечении которого то или иное лицо может быть признано вселенным.

Имея право на спорную жилую площадь, дети, будучи несовершеннолетними, в силу своего возраста, самостоятельно реализовать свои права пользования жилыми помещениями не могут.

В силу положений Семейного кодекса РФ об ответственности родителей за воспитание и развитие своих детей, их обязанности заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии расторжение брака родителей или их раздельное проживание не влияют на права ребенка (пункт 1 статьи 55, пункт 1 статьи 62 Семейного кодекса РФ), в том числе и на жилищные права» (Определение Верховного Суда РФ от 25.08.2009 N 5-В09-90).

«Проживание ребенка и его родителей в другом жилом помещении не может служить основанием для признания его не приобретшим право пользования жилым помещением, в котором имеет право на жилую площадь один из его родителей. Фактического вселения ребенка на спорную жилую площадь в данном случае не требуется» (Определение Верховного Суда РФ от 01.09.2009 N 5-В09-105).

Если нельзя признать несовершеннолетнего ребенка неприобретшим права пользования жилым помещением по статье 70 ЖК РФ, то что говорить о перспективах исков о признании несовершеннолетних детей утратившими права пользования муниципальными жилыми помещениями в связи с выездом на другое место жительство, когда в отношении совершеннолетних граждан суды не часто принимают решения об утрате прав на жилье по статье 83 ЖК РФ.

Суды отказывают в удовлетворении исков об утрате детьми прав пользования жилыми помещениями, в которых они зарегистрированы по месту жительства, но не проживают. При этом суды, анализируя те же вышеперечисленные нормы семейного законодательства, делают вывод, что дети, в силу возраста не могут самостоятельно осуществлять свои права на жилье и самостоятельно выбирать место своего жительства, поэтому вынуждены покидать жилье, где они зарегистрированы по месту жительства, следуя за родителями или за одним из родителей.

Продолжая рассматривать применение статьи 70 ЖК РФ к несовершеннолетним детям, хотелось бы рассказать об одном деле, в котором мне приходилось участвовать в качестве защитника несовершеннолетнего ребенка в кассационной инстанции Московского городского суда. Составленная мной кассационная жалоба, Определением Судебной коллегии по гражданским делам Мосгорсуда была удовлетворена, хотя я в это не верила.

Дело заключалось в том, что с рождения ребенок проживал в жилом помещении, занимаемом по договору социального найма его дедушкой по линии отца. С рождения ребенка нигде не регистрировали по месту жительства. У матери ребенка отсутствовало свое жилье, а отец ребенка, зарегистрированный в квартире своего отца, через год после рождения ребенка снялся с регистрационного учета и зарегистрировался в другом жилом помещении, принадлежащем его родителям. В судебном заседании отец ребенка заявлял, что не желает регистрировать ребенка по месту жительства из-за несогласия на это его отца.

После расторжения брака мать ребенка потребовала в судебном порядке признать за несовершеннолетним ребенком право пользования жилым помещением.

По обыкновению, право пользования жилым помещением за гражданином может быть признано судом только при наличии установления обстоятельств фактического вселения в качестве члена семьи нанимателя с письменного согласия нанимателя и членов его семьи.

Решением Измайловского районного суда г. Москвы от 24.12.2008 г. по делу №2-2340/08 в удовлетворении иска было отказано. Суд исходил из положений статей 69, 70 ЖК РФ, указав, что законных оснований для признания за несовершеннолетним ребенком права пользования жилым помещением не имеется, так как не было получено согласия нанимателя (дедушки ребенка) на вселение его в качестве члена семьи.

Отменяя решение суда, кассационная инстанция, сославшись на статью 20 ГК РФ, статьи 69, 70 ЖК РФ, указала следующее: «Из материалов дела, показаний свидетелей усматривается, что несовершеннолетний К., 2004 г.рождения, с момента рождения и по настоящее время проживает в спорной квартире вместе со своими родителями, до настоящего времени регистрации не имеет.

По указанному адресу с рождения состоит на учете в поликлинике, посещает врачей, согласно графика делаются прививки, был получен полис медицинского страхования, поставлен на учет на получение места в детское дошкольное заведение (детский сад).

Факт постоянного проживания по указанному адресу следует также из объяснений соседей.

Из материалов дела также следует, что отец ребенка был зарегистрирован на спорной площади до 02.02.2005 года. Проживая вместе с отцом на спорной жилой площади и являясь членом его семьи, несовершеннолетний К. в силу ст. 54 ЖК РСФСР и ст.ст. 69, 70 ЖК РФ приобрел право на данную жилую площадь. Данному юридически значимому обстоятельству суд надлежащей оценки не дал. На момент вселения несовершеннолетнего согласие других нанимателей не требовалось. Доказательств наличия соглашения между родителями об ином месте жительства ребенка суду не представлено» (Определение Судебной коллегии по гражданским делам №33-6113 от 19.03.2009 г.).

Приведенный пример является классическим подтверждением моего мнения, что суды могут по иному трактовать закон с тем, чтобы защитить права детей. В данном случае, суд исходил из принципа справедливости, закрепляя за ребенком права пользования жилым помещением, поскольку недопустимо ребенка, имеющего родителей, не лишенных родительских прав, делать бомжем.

И еще об одной разновидности судебных споров по искам о защите жилищных прав несовершеннолетних детей с применением статьи 70 ЖК РФ хотелось бы рассказать.

Еще в период действия старого Жилищного кодекса РСФСР, я в «Домашнем адвокате» писала об одном деле, которое мне пришлось вести в защиту несовершеннолетнего ребенка. Суть спора заключалась в том, что после смерти отца ребенка, в муниципальной квартире остались проживать несовершеннолетний ребенок и его бабушка по линии отца, которая после смерти своего сына зарегистрировала по месту жительства в квартире другого своего внука от другого сына. В принципе, ее действия не противоречили точному толкованию действовавшей тогда статье 54 ЖК РСФСР, согласно которой наниматель вправе был вселять в занимаемое им жилое помещение родственников  и иных лиц, получив на это письменное согласие всех совершеннолетних членов своей семьи. Поскольку ребенок не являлся совершеннолетним членом семьи своей бабушки, его согласие никто не спросил.

Мать ребенка обратилась в суд с требованием о признании старшего внука свекрови неприобретшим права пользования жилым помещением и выселении.

Решением Одинцовского городского суда Московской области от 11 октября 2004 г., исковые требования были удовлетворены. В своем решении суд указал следующее: «Согласно ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

В соответствии с п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 03.04.87 г. №2, на вселение новых членов семьи должно быть письменное согласие нанимателя, совершеннолетних членов семьи, а если интересы несовершеннолетних представляют их родители, опекуны (попечители), не проживающие в жилом помещении, то и согласие этих лиц.

Не смотря на то, что ст. 54 ЖК РСФСР и не предусматривает согласие родителей несовершеннолетнего на вселение других лиц, однако Конституция РФ наделила равными правами всех граждан, в том числе и несовершеннолетних. Поскольку истец С. несовершеннолетний, то решение этих вопросов в силу ограниченной дееспособности возлагается на родителей, в данном случае на мать – его законного представителя, поэтому выше названное Постановление Пленума Верховного Суда РФ СССР не противоречит федеральному закону».

После публикации этого дела, мои коллеги из самых дальних уголков страны, звонили мне с просьбой прислать это решение суда. В этом я им не отказывала, надеюсь, судебный пример им помог в защите прав несовершеннолетних детей.

В ныне действующей статье 70 ЖК РФ, содержащей положения ранее действовавшей статьи 54 ЖК РСФСР, уже нет ограничений по возрасту, т.е. нет слова «совершеннолетний». Правда и не указан порядок получения согласия на вселение от несовершеннолетнего ребенка.

Однако, этот порядок установлен гражданским законодательством, согласно статьям 26 и 28 ГК РФ,  несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет совершают сделки с письменного согласия своих законных представителей - родителей, усыновителей или попечителя, за несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет (малолетних), сделки, могут совершать от их имени только их родители, усыновители или опекуны.

После проведенного в Одинцовском городском суде Московской области вышеописанного дела, при моем участии другими судами принимались положительные судебные решения о восстановлении жилищных прав несовершеннолетних уже по статье 70 ЖК РФ и без ссылок на приведенное постановлении Пленума ВС РФ.

Во всех случаях из моей практики, в квартире оставался проживать ребенок без родителей, в связи со смертью родителя, зарегистрированного с ним по одному месту жительства. Второй родитель представлял интересы своего ребенка в суде.

Однако, на консультациях мне приходилось анализировать действующее законодательство, рассматривая ситуации когда один из родителей, в жилом помещении с которым зарегистрирован несовершеннолетний ребенок, вселял в жилое помещение с регистрацией по месту жительства иных лиц, что естественно не нравилось другому отдельно проживающему родителю ребенка.

Если исходить из общепринятого толкования гражданского законодательства, то на совершение сделок от имени несовершеннолетних не требуется получение согласие обоих родителей.

Изученная мной судебная практика по искам одного родителя к другому родителю о восстановлении жилищных прав общего ребенка свидетельствует о различных подходах судов к решению этой проблемы.

Так, Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда определением от 18 апреля 2005 г. по делу №33-3597 отменила решение Люберецкого городского суда от 16 февраля 2005 года по делу по иску С.Е. к С.Г. и С.А. о признании не приобретшим право пользования жилым помещением и аннулировании регистрационного учета.

С.В. (мать несовершеннолетней С.Е.) предъявила в суд иск к бывшему мужу С.Г. и его сыну от первого брака С.А. о признании С.А. не приобретшим право пользования жилой площадью и аннулировании регистрационного учета в квартире.

При этом она указывала, что в спорной квартире были зарегистрированы дочь и отец, но С.Г. без ее как законного представителя дочери согласия зарегистрировал в ней постоянно своего совершеннолетнего сына от первого брака С.А.

Удовлетворяя иск С.Е. и признавая С.А. не приобретшим право пользования жилым помещением, а также обязывая ПВС Ухтомского ГОМ аннулировать регистрацию С.А. в спорной квартире, поскольку его вселение было произведено без согласия матери несовершеннолетней дочери, суд сослался на положение ст. ст. 53, 54 ЖК РСФСР, ст. ст. 56 и 65 СК РФ.

Согласно данным нормам, суд первой инстанции указал, что  несовершеннолетние дети нанимателя приобретают равное с ним право на жилую площадь, а если интересы несовершеннолетних детей представляют их родители, которые не проживают в спорном жилом помещении, то необходимо согласие этих лиц.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала, что данный вывод суда основан на неправильном толковании названных норм материального права, поскольку отец несовершеннолетней дочери С.Г., давая согласие на вселение в спорную квартиру своего сына, также в силу закона представлял и интересы дочери.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что согласие другого супруга (матери С.Е.), проживающей отдельно, не требовалось.

Имеются и противоположные мнения суда.

Так, Подольский городской суд Московской области 30 сентября 2010 года принял решение о признании неприобретшей права пользования жилым помещением новой супруги нанимателя. Суд, сославшись на статьи 69, 70 ЖК РФ, статьи 20 и 28 ГК РФ, сделал вывод о том, что жилищные права несовершеннолетней дочери должны были осуществляться ее законными представителями, в том числе истицей – как матерью ребенка и ответчиком – как отцом ребенка (решение Подольского городского суда Московской области от 30.09.2010 г. по делу №2-4773).

Похожее судебное постановление, с более обширной мотивировкой, вынесено Судебной коллегией по гражданским делам Пензенского областного суда.

Б.Э., действующая в интересах несовершеннолетнего сына Б.Р., обратилась в суд с иском к З.Т., о выселении и снятии с регистрационного учета, указав, что с 1992 года она вместе с сыном Б.Р. и бывшим мужем проживала в муниципальной квартире г. Пензы.

После расторжения в 2000 году ее брака с ответчиком она и сын вынужденно ушли из спорной квартиры, а ответчик в сентябре 2007 года вселил в нее свою жену З.Т., не ставя их с сыном в известность об этом и не получив их письменного согласия, чем нарушил действующее жилищное законодательство и права их сына Б.А.

Октябрьский районный суд г. Пензы принял решение об отказе в удовлетворении иска.

Судебная коллегия отменила решение суда по следующими основаниям.

Отказывая Б.Э., действующей в интересах несовершеннолетнего сына Б.Р., в иске о выселении и снятии с регистрационного учета З.Т., суд исходил из того, что последняя  была вселена и зарегистрирована в квартире в г. Пензе на законных основаниях, поскольку согласие на вселение З.Т. в спорную квартиру должно было быть получено только от совершеннолетних членов семьи нанимателя, каковых на тот момент не было, был лишь временно отсутствующий член семьи нанимателя его несовершеннолетний сын Б.Р., интересы которого как один из законных представителей представлял его отец Б.Д.

Однако указанные выводы сделаны преждевременно, без учета требований норм материального права, а также без исследования и надлежащей оценки всех юридически значимых обстоятельств для правильного разрешения спора.

По содержанию ч. 1 ст. 70 ЖК РФ на вселение нанимателем в занимаемое им жилое помещение своего супруга требуется согласие в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи.

Буквальное толкование данной нормы приводит к выводу о том, что такое согласие должны дать все члены семьи нанимателя, а не только совершеннолетние. Следовательно, на вселение З.Т. в спорную квартиру требовалось согласие временно отсутствующего члена семьи нанимателя несовершеннолетнего Б.Р. При этом в силу действующего законодательства интересы несовершеннолетнего ребенка представляют его законные представители в лице родителей - Б.Д. и Б.Э.

Таким образом, вопрос о наличии согласия законных представителей Б.Р. на вселение и регистрацию в квартире З.Т. суд не определил в качестве юридически значимого, оставив его без надлежащего исследования и оценки.
Как указал суд первой инстанции, интересы Б.Р. представлял его отец Б.Д., однако вопрос о том, не были ли действиями последнего как законного представителя нарушены права несовершеннолетнего сына, суд фактически не обсуждал и не исследовал в качестве юридически значимого, констатировав лишь, что доводы о нарушении прав Б.Р. не могут быть приняты во внимание.

Не учтено при этом, что Б.Р. проживает с матерью - Б.Э., выступающей и отстаивающей его интересы, в том числе путем подачи настоящего иска. Следовательно, в такой ситуации именно Б.Э. подлежала признанию законным представителем сына, согласие которой требовалось на вселение и регистрацию З.Т. (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда от 10 июня 2008 г. по делу N 33-1081).

К приведенному судебному постановлению так и хочется добавить положения части 2 статьи 56 Семейного кодекса РФ о том, что ребенок имеет право на защиту от злоупотреблений со стороны родителей (лиц, их заменяющих). А также положения части 1 статьи 65 Семейного кодекса РФ, согласно которой, родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. Обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей.

Вселением в жилое помещение иных лиц, родитель ухудшает жилищные условия своего несовершеннолетнего ребенка, так как на долю ребенка будет приходиться меньше жилой площади, чем он имел до вселения нового члена семьи своего родителя.

Говоря о правах ребенка пользоваться жилым помещением как муниципальным, так и находящимся в частной собственности, в котором ребенок зарегистрирован по месту жительства, нельзя не рассказать и еще об одной разновидности споров.

Мне очень часто на консультациях задают вопрос, на который очень трудно отвечать. Имеет ли несовершеннолетний ребенок право пользоваться жилым помещением, в котором он зарегистрирован по месту жительства вместе с отцом? И как он должен этим жилым помещением пользоваться после развода родителей с передачей ребенка на воспитание матери, которая не зарегистрирована по месту жительства вместе с ребенком? Может ли мать ребенка для осуществления своих родительских обязанностей жить в жилом помещении, где зарегистрирован ребенок?

Не мало решений судов, которыми были удовлетворены иски матерей о вселении детей в жилые помещения к отцам, где дети зарегистрированы по месту жительства, и нечинении несовершеннолетним детям препятствий в пользовании жилыми помещениями.

С одной стороны правильно и законно, ведь ребенок обладает равным с совершеннолетними лицами правами пользоваться жильем, это его законное и конституционное право, которое не имеет возрастных ограничений.

С другой стороны, нет положительных решений о признании за матерями прав пользования жилыми помещениями, в которых зарегистрированы по месту жительства дети, поскольку это противоречило бы статьям 70 и 31 ЖК РФ.

И как исполнять решения о вселении детей не понятно, так как решения принимаются исключительно в отношении детей, причем и в отношении малолетних детей тоже. Судебный пристав должен вселить в жилое помещение ребенка, но даже на порог жилого помещения никто не обязан пускать мать этого ребенка.

Вопрос «и как ребенок должен без матери жить в квартире?» остается без ответа. Иногда я, правда, рекомендую обратиться к судье, принявшему такое решение для того, чтобы он путем разъяснения решения ответил матери ребенка на этот вопрос. С судебными разъяснениями еще никто ко мне не возвращался.

Не смотря на то, что подавляющее большинство решений по искам о вселении несовершеннолетних детей удовлетворяются, имеются и иные мнения судов о невозможности удовлетворять такие требования.  Их стоит признать более разумными.

Приведу пример.

В. обратилась в суд с иском в интересах несовершеннолетнего сына В.Д. к его отцу В.С. и бабушке В.Г. о вселении и нечинении препятствий несовершеннолетнему В.Д. в пользовании жилым помещением - квартирой, а также с требованием о нечинении препятствий ей, как законному представителю В.Д., в осуществлении права малолетнего на проживание в указанной квартире.

Решением Железнодорожного городского суда Московской области от 14 марта 2006 года иск удовлетворен частично: В.Д. вселен в указанную квартиру, ответчики В.С. и В.Г. обязаны не чинить ему препятствия в пользовании квартирой, в удовлетворении иска В. о нечинении ей препятствий как законному представителю сына в осуществлении его права проживания отказано.

Не соглашаясь с решением суда первой инстанции, В. подана кассационная жалоба на предмет его отмены, как незаконного.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав явившихся лиц, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в части, как постановленного в нарушение требований действующего законодательства с вынесением нового решения.

При разрешении спора суд пришел к выводу, что несовершеннолетний В.Д. по соглашению родителей был вселен в спорную квартиру в 2002 г., однако, после развода между ними сложились неприязненные отношения, в связи с чем в 2004 г. истица с ребенком выехала и проживает с родителями, где она и зарегистрирована.

Разрешая спор о правах несовершеннолетнего В.Д. на спорную квартиру, суд правомерно пришел к выводу, что, проживая с матерью ввиду развода родителей, ребенок не утратил права пользования жилым помещением по месту жительства отца, где он был зарегистрирован родителями. Однако, суд в решении констатирует, что ответчики В.С. и В.Г. не возражают против проживания ребенка в их квартире, что указывает на отсутствие спора между сторонами по вопросу пользования ребенком указанным жилым помещением.

Судом не принято во внимание, что отец ребенка вправе проживать с ним и действовать в его интересах в вопросах осуществления жилищных прав, которые производны от права отца на спорное жилье при наличии соглашения об этом обоих родителей в силу требований ст. 20 ГК РФ и ст. 65 ч. 3 Семейного кодекса РФ. В данном же случае стороны поясняли суду, что между ними имеются разногласия о месте жительства ребенка, который в судебном порядке не разрешался.

Суд установил, что с 2004 г. фактически ребенок проживает с матерью, т.е. в настоящее время истица определила иное место жительства ребенка, по месту своего проживания и регистрации, в связи с чем суд обоснованно отказал в удовлетворении требования о нечинении ей, как законному представителю препятствий в осуществлении права ребенка на проживание в квартире отца.

Таким образом, удовлетворение судом требований о вселении малолетнего ребенка, постоянно проживающего с матерью по ее месту жительства и регистрации, который в силу малолетнего возраста не может самостоятельно осуществлять права пользования квартирой, при отсутствии соглашения бывших супругов о месте жительства ребенка с одним из них после расторжения брака противоречит установленным судом фактическим обстоятельствам, с чем судебная коллегия не может согласиться и считает возможным вынести новое решение в указанной части спора, отказав В. в удовлетворении иска о вселении В.Д. в спорную квартиру к отцу и бабушке и обязании их не чинить ему препятствий в пользовании ней. В остальной части решение об отказе в удовлетворении требований истицы о нечинении ей как законному представителю В.Д. в осуществлении его права на проживание в квартире соответствует закону (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 20 апреля 2006 года по делу №33-4585).

Закончив с многоликой статьей 70 ЖК РФ, поговорим о самой обсуждаемой юристами статье 31 ЖК РФ. С введением ее в действие, суды стали выселять из жилых помещений несовершеннолетних детей – бывших членов семьи собственников жилых помещений.

Согласно ч. 4 статьи 31 ЖК РФ, в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

В начале, когда был введен в действие Жилищный кодекс РФ, суды признавали утратившими права пользования жилым помещением всех несовершеннолетних детей, в том числе детей собственника жилого помещения, если они перестали жить совместно с родителем – собственником жилого помещения.

Дело было в том, что Верховный Суд РФ высказал следующую позицию: «если ребенок по соглашению родителей остается проживать с родителем, у которого в собственности жилья не имеется, он является бывшим членом семьи собственника жилого помещения и подлежит выселению вместе с бывшим супругом на основании и в порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 31 ЖК РФ» (Ответ на вопрос 18, опубликованный в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за III квартал 2005 года).

Однако это вызвало большой резонанс в общественных и юридических кругах, в связи с чем, в "Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2007 года"(утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 07.11.2007) Верховный Суд РФ высказал иное мнение, одновременно признав утратившим силу ранее высказанную позицию.

В последнем варианте Верховный Суд РФ разъяснил статью 31 ЖК РФ так: «В соответствии с Семейным кодексом Российской Федерации ребенок имеет право на защиту своих прав и законных интересов, которая осуществляется родителями (п. 1 ст. 56 СК РФ). Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей, они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей (п. 1 ст. 63 Кодекса).

Приведенные права ребенка и обязанности его родителей сохраняются и после расторжения брака родителей ребенка.

Исходя из этого лишение ребенка права пользования жилым помещением одного из родителей - собственника этого помещения может повлечь нарушение прав ребенка.

Поэтому в силу установлений Семейного кодекса Российской Федерации об обязанностях родителей в отношении своих детей право пользования жилым помещением, находящимся в собственности одного из родителей, должно сохраняться за ребенком и после расторжения брака между его родителями».

И уже п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 №14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации" подтвердил свою позицию по данному вопросу, указав, что в силу положений Семейного кодекса Российской Федерации об ответственности родителей за воспитание и развитие своих детей, их обязанности заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии расторжение брака родителей, признание его недействительным или раздельное проживание родителей не влияют на права ребенка (пункт 1 статьи 55, пункт 1 статьи 63 СК РФ), в том числе на жилищные права. Поэтому прекращение семейных отношений между родителями несовершеннолетнего ребенка, проживающего в жилом помещении, находящемся в собственности одного из родителей, не влечет за собой утрату ребенком права пользования жилым помещением в контексте правил части 4 статьи 31 ЖК РФ.

Уже несколько последних лет у судов не вызывает сомнений тот факт, что дети собственника не могут признаваться по отношению к нему бывшими членами семьи и, соответственно, их право пользование жилым помещением, принадлежащим родителю, не может быть прекращено не при каких обстоятельствах.

Однако, появляющаяся судебная практика, свидетельствует о том, что суды не остановились на защите прав только несовершеннолетних детей собственников жилых помещений.

Не имея на то особых законных оснований, суды стали изворачивать статью 31 ЖК РФ таким образом, чтобы под крыло судейского милосердия попадали и все остальные несовершеннолетние дети, в том числе не имеющие никаких родственных отношений с собственниками жилых помещений.

Приведу пример из судебного постановления.

Решением Химкинского городского суда от 26.03.2007 требования Ч.А. и Ч.П. удовлетворены, Ч. и несовершеннолетний Ч.И. признаны не сохранившими право пользования жилым помещением - квартирой и сняты с регистрационного учета по месту жительства.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы Ч., президиум Мособлсуда находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Из материалов дела видно, что супруги Ч.А. и Ч.П. являются собственниками квартиры, в которой в 2001 году в установленном законом порядке был зарегистрирован их сын - Ч.Ю., а также члены его семьи Ч. и несовершеннолетний Ч.И., 9 апреля 1999 года рождения.

Суд, удовлетворяя требования Ч.А. и Ч.П. о прекращении Ч. и несовершеннолетним Ч.И. права пользования данным жилым помещением, исходил из наличия решения мирового судьи 259 судебного участка Химкинского судебного района Московской области от 27.04.2004 о расторжении брака, заключенного 26.09.1998 между Ч.Ю. и Ч., в связи с принятием которого ответчики перестали являться членами семьи собственников спорной квартиры.

Вывод о признании несовершеннолетнего Ч.И. не сохранившим право пользования спорным жилым помещением, сделан без учета требований ч. 1 ст. 31 ЖК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 31 ЖК РФ к членам семьи собственника жилого помещения относятся его супруг, дети и родители данного собственника, а также другие родственники, если они вселены в качестве членов семьи.

Положения ч. 4 ст. 31 ЖК РФ предусматривают возможность признания утратившим право на жилое помещение бывшего члена семьи собственника жилого помещения.

Вместе с тем суд не принял во внимание, что отец ребенка - Ч.Ю. является членом семьи собственников квартиры в силу родственных отношений и не может перейти в категорию бывших членов. Соответственно, сын Ч.Ю. - Ч.И. является членом семьи своего отца независимо от того, что брак с его матерью Ч. расторгнут. Кроме того, как следует из материалов дела, отец ребенка - Ч.Ю. сохранил право пользования спорным жилым помещением.

С учетом изложенного принятое судом решение нельзя признать законным и обоснованным (Постановление Президиума Московского областного суда  от 24 октября 2007 г. №687 по делу № 44г-337\07).

С одной стороны правильно, ведь права несовершеннолетнего ребенка производны от прав его родителей, если отец ребенка остается проживать в жилом помещении, принадлежащем его безусловным родственникам (родителям), то это право должно сохраняться и за его ребенком. С другой стороны, ребенок является внуком для собственников жилого помещения, т.е. не относится к безусловным членам семьи собственников, поэтому при дословном толковании статьи 31 ЖК РФ, он должен признаваться бывшим членом семьи собственников и его право пользования жилым помещением подлежит прекращению. Сомнений нет, что суд признал бы внука бывшим членом семьи, если бы он был совершеннолетним.

Бывают и совершенно абсурдные решения судов.

Мне приходилось безуспешно писать кассационную жалобу на удивительное решение Чертановского районного суда г. Москвы, который, по моему мнению, неправильно толковал ч. 2 статьи 292 ГК РФ (родственной статье 31 ЖК РФ).

Согласно части 2 статьи 292 ГК РФ, переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом (статьей 31 ЖК РФ).

Не буду долго описывать обстоятельства дела, поясню только, что квартира ранее принадлежала одной женщине, которая в свое время вселила в квартиру жену сына с тремя ее детьми. Когда сын умер, она оставила завещание на другого сына Д. Тот, в последствие, после смерти матери вступил в права наследования и чтобы не создавать себе проблем продал за недорого эту квартиру гражданке Ж., которая при покупке рассчитывала на статью 292 ГК РФ. При этом в договоре купли-продажи квартиры, стороны установили, что спорная квартира продана истице без сохранения за бывшей снохой и ее детьми права пользования жилым помещением, то есть квартира передавалась свободной от обязательств.

В связи с отказом бывшей снохи бывшего собственника в добровольном порядке освободить жилое помещение, Ж. обратилась в суд с иском к ответчикам о прекращении права пользования квартирой и выселении без предоставления другого жилого помещения.

Решением Чертановского районного суда г. Москвы от 16.03.2007 г., оставленным в силу кассационной и надзорной инстанцией, исковые требования были оставлены без удовлетворения.

Отказ в удовлетворении иска суд мотивировал тем, что ч. 2 ст. 292 ГК РФ не предусмотрено выселение «членов семьи всех прежних собственников» квартиры, а только одного – прежнего собственника. Ответчики не являются членами семьи продавца квартиры, поэтому, закон к ним не применяется. Норма закона подлежит применению в ее буквальном значении. Произвольное толкование закона недопустимо (решение Чертановского районного суда г. Москвы от 16 марта 2007 г. по делу №2-1235/07).

Вот так суд своим решением поставил выдуманную им категорию лиц: «не члены семьи ни одного из бывших собственников» в привилегированное положение по сравнению с бывшими членами семьи и членами семьи бывшего собственника.

Безусловно, что суд первой инстанции так поиздевался над законом (причем с одобрением вышестоящих инстанций) исключительно во имя защиты троих несовершеннолетних детей, так как похожих мнений по отношению к совершеннолетним членам семьи бывшего собственника, суды никогда не высказывают.

В принципе и по отношению к несовершеннолетним детям приведенное решение я не назову распространенным.

Судебная практика последних лет свидетельствует, что суды приняли немало решений об утрате несовершеннолетними прав пользования жилыми помещениями по искам новых собственников жилья, для которых несовершеннолетние дети являлись членами семей бывших собственников.

Действительно, что было дело обсуждать положения статьи 31 ЖК РФ о том, кто является бывшим членом семьи, а кто нет, какое иное жилое помещение должен предоставлять собственник бывшему члену семьи, в отношении которого собственник исполняет алиментные обязательства, когда существует статья 292 ГК РФ.

Эта лазейка сразу же, с введением в действие Жилищного кодекса РФ и внесения изменений в статью 292 ГК РФ, была найдена нерадивыми родителями несовершеннолетних детей. Если нельзя выселить несовершеннолетних детей по статье 31 ЖК РФ, поскольку они являются безусловными членами семьи собственника, то проблема решается просто сменой собственника. Жилое помещение можно продать, подарить и тогда, новый собственник, чужой для детей человек без труда признает детей утратившими права пользования недвижимостью.

Но теперь эта лазейка может быть закрыта. Этому способствует Конституционный Суд РФ, рассмотревший конституционность пункта 4 статьи 292 ГК РФ в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника данного жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или охраняемые законом интересы. Как следует из указанного пункта, согласие органов опеки и попечительства на отчуждение жилого помещения, в котором проживает несовершеннолетний, требуется в двух случаях - либо когда он находится под опекой и попечительством, либо когда он остался без родительского попечения, о чем известно органу опеки и попечительства.

Конституционный Суд РФ признал пункт 4 статьи 292 ГК Российской Федерации в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника данного жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или охраняемые законом интересы, не противоречащим Конституции Российской Федерации в той мере, в какой содержащееся в нем регулирование направлено на обеспечение гарантий прав несовершеннолетних.
 Одновременно, признал пункт 4 статьи 292 ГК Российской Федерации в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника данного жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или охраняемые законом интересы, не соответствующим Конституции Российской Федерации, в той мере, в какой содержащееся в немрегулирование - по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, - не позволяет при разрешении конкретных дел, связанных с отчуждением жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние, обеспечивать эффективную государственную, в том числе судебную, защиту прав тех из них, кто формально не отнесен к находящимся под опекой или попечительством или к оставшимся (по данным органа опеки и попечительства на момент совершения сделки) без родительского попечения, но либо фактически лишен его на момент совершения сделки по отчуждению жилого помещения, либо считается находящимся на попечении родителей, при том, однако, что такая сделка - вопреки установленным законом обязанностям родителей - нарушает права и охраняемые законом интересы несовершеннолетнего (постановление Конституционного суда РФот 08.06.2010 N 13-П "По делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 292 Гражданского кодекса РФ в связи с жалобой гражданки В.В. Чадаевой").

Начало защиты детей от произвольного лишения их жилья по статье 292 ГК РФ положено.

Однако официальное опубликование данного постановления Конституционного Суда РФ не произвело никакого фурора, радикальных изменений в применении судами статьи 292 ГК РФ не произошло. И потом, не понятно, как должны восстанавливаться права несовершеннолетних детей, чьи родители уде продали свои жилые помещения, а новые собственники в порядке части 2 статьи 292 ГК РФ прекратили права пользования несовершеннолетних детей жилыми помещениями.

Новые собственники жилых помещений и сейчас вправе прекращать в порядке части 2 статьи 292 ГК РФ права пользования жилыми помещениями членов семьи бывших собственников, в том числе несовершеннолетних детей. Часть 2 статьи 292 ГК РФ неконституционной признана не была.

В отношении будущих сделок с жильем, в которых проживают несовершеннолетние дети, то анализируя приведенное постановление Конституционного Суда РФ можно только предположить, что проверкой возможных нарушений прав несовершеннолетних детей будут заниматься органы государственной регистрации прав собственности на недвижимое имущество. Именно они при регистрации сделок с жилыми помещениями, в которых проживают несовершеннолетние дети, должны (по идее) требовать разрешения органов опеки и попечительства на совершение сделок.

Источник: http://7408083.ru/nashi-publikaczii/statya-o-zhilishhnyx-pravax-nesovers...


250
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2019 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!