Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Вопрос необходимой обороны и крайней необходимости с точки зрения Уголовного Кодекса Российской Федерации»

/ Уголовное право
Контрольная,  10 страниц


Работа похожей тематики


Некоторые комментарии к Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О подготовке дела к судебному разбирательству"

Закирова Д.
Электронный ресурс, 2009.
В статье автором исследуется "подготовка дела к судебному разбирательству" не только с точки зрения рекомендаций, данных Пленумом Верховного Суда Российской Федерации, но и доктринальных позиций. В результате автор приходит к выводу, что рассматриваемое им Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации является важной вспомогательной конструкцией, позволяющей судьям единообразно применять нормы о подготовке дела, где последние являются одним из способов оптимизации судопроизводства в России.
Тема подготовки дела к судебному разбирательству традиционно является дискуссионной и значимой в науке гражданского процессуального права. Вопросы подготовки, обязательность ее проведения привлекали внимание еще ученых советского периода, которые стремились сформулировать в своих трудах фундаментальные положения в этой области научного знания <1>.
--------------------------------
<1> См.: Юдельсон К.С. Предварительная подготовка по делу в советском гражданском процессе. М., 1948; Логинов П.В. Предварительная подготовка гражданских дел. М., 1960; Пучинский В.К. Подготовка гражданского дела к судебному разбирательству. М., 1962.
В период реформирования процессуального законодательства все большее число ученых (И.В. Решетникова, Е.И. Носырева, Г.Д. Улетова, В.Ю. Кулакова, А.Г. Плешанов и др.) оказались вовлеченными в исследование специальных вопросов, присущих ей, а также проблем, которые наиболее часто возникают у суда и лиц, участвующих в деле, при подготовке гражданского дела к судебному разбирательству.
И это неудивительно. Федеральный закон от 27 октября (30 ноября) 1995 г. "О внесении изменений и дополнений в ГПК РСФСР" <2> внес положения, "оправдавшие себя на практике в течение длительного времени" <3>, - законодательно установил обязательность проведения подготовки по всем гражданским делам, регламентировал ее задачи. Воспринятые разработчиками ГПК РФ 2002 г. рассмотренные изменения, а также появление ряда других нововведений (закрепление примирения сторон в виде задачи подготовки, процедуры <4> предварительного судебного заседания) позволяют говорить о совершенно новой подготовке и о значении отведенной ей роли, направленной на "использование этапа подготовки как инструмента решения задачи по оптимизации и даже упрощению судопроизводства" <5>.
--------------------------------
<2> См.: Федеральный закон от 27 октября (30 ноября) 1995 г. "О внесении изменений и дополнений в ГПК РСФСР" // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 49. Ст. 4696.
<3> Комментарий к ГПК РСФСР (постатейный). 2-е изд., испр. и доп. / Под ред. М.К. Треушникова. М., 1997.
<4> См.: Протокол заседания рабочей группы от 25 января 1994 г. // Путь к закону (исходные документы, пояснительные записки, материалы конференций, варианты проектов ГПК, новый ГПК РФ) / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2004. С. 122.
<5> Черных И.И. Значение подготовки дела к судебному разбирательству // Новеллы гражданского процессуального права. Материалы научно-практической конференции, посвященной 80-летию М.С. Шакарян. М., 2004. С. 64.
Однако ни отводимое теоретиками внимание институту подготовки, ни отведенная ей серьезная роль в процессе не служат гарантом правильного применения норм, регламентирующих порядок ее проведения, а также рациональному использованию рассматриваемого института в целях достижения вышеуказанных задач и задач гражданского судопроизводства в целом <6>.
--------------------------------
<6> Приведенное положение подтверждают неоднократные высказывания об отсутствии у судей интереса к научным исследованиям. Правоприменитель, осуществляя деятельность по отправлению правосудия и формулируя субъективное отношение к тому или иному правовому явлению, прежде всего исходит из норм закона. С одной стороны, сложившееся отношение не может быть неправильным по определению. С другой - перед нормой права не стоит задача формирования положительного отношения и определения важности регулируемого ею явления. Указанные противоречия с легкостью устраняют научные исследования и толкование закона.
До сих пор неизмененное отношение правоприменителей к стадии подготовки "сводит к нулю достижение той цели", для которой нормы, закрепляющие порядок совершения сторонами определенных подготовительных действий, задумывались <7>.
--------------------------------
<7> См.: Кулакова В.Ю. Вопросы активности сторон при подготовке дела к судебному разбирательству в гражданском процессуальном праве России и отдельных государств (Германия, Франция, Англия, США). Новеллы гражданского процессуального права // Материалы научно-практической конференции, посвященной 80-летию М.С. Шакарян. М.: ТК Велби; Проспект, 2004. С. 53.
Необходимость дополнительного механизма, позволяющего не только ликвидировать и разъяснить некоторые противоречивые моменты в нормах, регулирующих подготовку, но и до конца уяснить значение новой подготовки дела, была совершенно очевидна. Таким механизмом в полной мере можно считать Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 г. N 11 "О подготовке дела к судебному разбирательству" <8>.
--------------------------------
<8> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2008. N 9. С. 2 - 8.
Высший судебный орган, давая разъяснения судам в целях обеспечения правильного и единообразного применения законодательства, регулирующего подготовку гражданских дел к судебному разбирательству, вновь заостряет внимание суда на обязательности ее проведения, а также на последствиях формального отношения к ней. Недоброкачественная подготовка была <9> и остается одной из распространенных причин отложения дела в суде. Отношение к проведению подготовки с должной мерой ответственности, как суда, так и лиц, участвующих в деле, - вот залог достижения не только цели стадии подготовки, но и всего процесса в целом.
--------------------------------
<9> В советский период становления института подготовки об этом говорили: Кузнецов Н. Отложение разбирательства дела в суде // Советская юстиция. 1979. N 13. С. 15; Будаев Г. Подготовка гражданских дел к судебному разбирательству // Советская юстиция. 1980. N 9. С. 7.
Обозначенное выше Постановление пришло на смену Постановлению Пленума Верховного Суда РСФСР от 14 апреля 1988 г. N 2 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" <10>, восполнившему в свое время пробелы в законодательстве и регулировавшему отношения, возникающие при подготовке гражданского дела <11>. Некоторые нормы Постановления от 14 апреля 1988 г. N 2 были восприняты законодателем и нашли свое отражение в ГПК РФ 2002 г. Сказанное относится прежде всего к закреплению задач подготовки <12>.
--------------------------------
<10> Оно ввиду изменившегося и усложнившегося законодательства о подготовке гражданского дела к судебному разбирательству не отвечало уже на возникающие в судебной практике новые, все более сложные, вопросы, требующие правильного разрешения.
<11> В настоящий момент судебная практика и разъяснения, даваемые Пленумом ВС РФ в целях единообразного применения норм процессуального права, не признаны безоговорочно источниками гражданского процессуального права. Однако дискуссия об их роли и значении в судебной практике продолжается и носит достаточно острый характер. См., например: Фархтдинов Я.Ф. Возникновение и развитие источников гражданского процессуального права России. Казань, 2001; Загайнова С.К. Судебный прецедент: проблемы правоприменения. М., 2002.
<12> Федеральный закон от 30 ноября 1995 г. N 189-ФЗ впервые законодательно закрепил задачи стадии подготовки в ч. 2 ст. 141 ГПК РСФСР 1964 г. В Закон перенесены формулировки, содержавшиеся в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 19 марта 1969 г. N 48, а также в Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 14 апреля 1988 г. N 2 (ныне утративших силу).
Задачи подготовки вновь привлекли внимание вышестоящего судебного органа, указания которого на равноценное значение каждой задачи подготовки, важность их достижения являются положительными. В качестве последствия невыполнения любой из задач Пленум называет необоснованное затягивание судебного разбирательства и судебные ошибки <13>, которые служат основанием отмены судебного акта в вышестоящих инстанциях. Детальная регламентация каждой задачи с определением роли суда при их выполнении еще раз подтверждает необходимость их разрешения при подготовке.
--------------------------------
<13> Последствием невыполнения задачи по примирению сторон в стадии подготовки будут являться рассмотрение и разрешение дела в судебном заседании, а не судебная ошибка, служащая основанием к отмене судебного акта в суде проверочных инстанций.
Указание Пленума на действия не только суда, но и сторон при уточнении обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, - определение юридических фактов, лежащих в основании требований и возражений сторон, - способствует вовлечению их в процесс как активных субъектов процесса с самого начала подготовки.
Положительное значение имеет разъяснение первой задачи - уточнения фактических обстоятельств дела, имеющих значение для правильного разрешения дела. В литературе обращалось внимание на формулировку "уточнение обстоятельств" <14>. Считается, что под содержанием первой задачи стадии подготовки дела подразумевается "мыслительная и познавательная деятельность по определению предмета доказывания" <15>, т.е. по определению совокупности фактов, имеющих юридическое значение, которые необходимо доказать сторонам с тем, чтобы суд правильно применил нормы материального права, определил права и обязанности сторон. Тогда как сама задача звучит как "уточнение фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела". В ГПК РСФСР 1964 г. (в редакции Федерального закона от 30 ноября 1995 г. N 189-ФЗ) рассматриваемая задача имела аналогичную формулировку, а уже в проекте ГПК РФ 1997 г. указанная задача зафиксирована как "определение обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела" <16>. Уточнение - это подтверждение или опровержение тех обстоятельств, которые уже были известны суду. Суду же при принятии искового требования истца или заявителя подчас неизвестны все фактические обстоятельства. Выяснение их, выявление, отнесение к делу, т.е. их определение, предшествуют уточнению.
--------------------------------
<14> См.: Жилин Г.А. Суд первой инстанции в гражданском процессе. М., 2001. С. 61.
<15> Пучинский В.К. Указ. соч. С. 4; Гражданский процесс: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2007. С. 340; Жилин Г.А. Гражданское дело в суде первой инстанции. М., 2000. С. 54; Жилин Г.А. Суд первой инстанции в гражданском процессе. М., 2001. С. 62; Шилов А.В. Подготовка дела к судебному разбирательству в арбитражном процессе / Под ред. проф. А.Ф. Скутина. Томск, 2005. С. 122 - 123.
<16> Проект Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Опубликован издательством "Городец" в апреле 1997 г. (Путь к закону (исходные документы, пояснительные записки, материалы конференций, варианты проекта ГПК, новый ГПК РФ) / Под ред. М.К. Треушникова. М., 2004. С. 514). Руководство законодателя при моделировании первой задачи подготовки отчасти оправданно ввиду распространения ситуации, когда предмет доказывания сложился в стадии возбуждения дела, а в стадии его подготовки предмет доказывания необходимо только уточнить. Эта ситуация присуща делам особого производства. В делах же искового - появление ответчика фиксируется лишь в стадии подготовки. Следуя принципу состязательности, ответчик может воспользоваться правом заявления возражения, основанным, например, на рассмотрении другим судом иска по тому же предмету и тому же основанию. Соответственно круг фактов, подлежащих доказыванию истцом, еще не был определен, о его уточнении говорить даже не приходится.
Детализируя первую задачу, Пленум ВС РФ обходит эти неточности, указывая, что "под уточнением следует понимать действия судьи и лиц, участвующих в деле, по определению юридических фактов, лежащих в основании требований и возражений сторон, с учетом характера спорного правоотношения и норм материального права, подлежащих применению".
На связь реализации первой задачи с решением второй - установления правовой квалификации отношений сторон и определения закона, которым следует руководствоваться, указывает и Пленум. Нельзя определить предмет доказывания по делу без знания содержания закона, подлежащего применению. В свою очередь, выбор подлежащей применению нормы материального закона и установление правоотношения сторон опирается на фабулу дела, т.е. предполагает знание его фактических обстоятельств <17>.
--------------------------------
<17> См.: Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Особенная часть. М., 2007. С. 16.
Судья, определяя закон, применение которого послужит вынесению правильного и обоснованного решения, может учесть указанную истцом в обосновании иска конкретную правовую норму, хотя это указание истца не является определяющим для суда. Решение рассматриваемой задачи осуществляется посредством ряда процессуальных действий: судья опрашивает истца и ответчика или их представителей по существу заявленных требований и возражений, обстоятельств, на которых они основаны, и доказательств, подтверждающих эти обстоятельства.
Юридическая квалификация материального правоотношения как предмета судебного рассмотрения имеет на этапе подготовки дела предварительный характер, поскольку окончательное мнение о взаимоотношениях спорящих сторон, субъективных правах и законных интересах иных участвующих в деле лиц формируется в процессе судебного разбирательства и процессуально оформляется в совещательной комнате <18>.
--------------------------------
<18> См.: Осокина Г.Л. Указ. соч.
Уяснение характера спорного правоотношения в стадии подготовки позволяет судье разрешить вопросы о привлечении к участию в деле соистцов, соответчиков и третьих лиц, т.е. определить субъектный состав лиц, участвующих в деле, - решить еще одну (не менее важную) задачу.
Положительным фактом представляются также указания Пленума ВС РФ о последствиях неправильного определения состава лиц, участвующих в деле: непривлечение к участию в деле соистцов, соответчиков и третьих лиц является существенным нарушением норм процессуального права. Указанные нарушения процессуальных норм послужат поводом к отмене решения в апелляционной и кассационной инстанциях. Эти указания Пленума обладают психологическим воздействием на судью, подготовительные действия которого при определении состава участников процесса должны устремляться и к привлечению соистцов, соответчиков и третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора.
Раскрывая суть и значение задачи определения состава лиц, участвующих в деле, и других участников процесса, высший судебный орган, с одной стороны, акцентирует внимание на возможности участия тех или иных лиц в процессе по конкретному делу в зависимости от определения характера спорного правоотношения и наличия материально-правового интереса. С другой стороны, говорит о необходимости учитывать при разрешении вопроса субъектного состава и лиц, хотя законом и отнесенных к участвующим в деле (ст. 34 ГПК РФ), но обладающих лишь процессуальным интересом в исходе дела (прокурор, органы государственной власти, органы местного самоуправления). Таким образом, расширяя круг лиц, обладающих правом совершать подготовительные действия, Пленум ВС РФ использует метод повышения результативности подготовки дела.
Большое внимание Пленум уделяет решению задачи по представлению необходимых доказательств. Сохраненная активность судьи в состязательном процессе, отраженная в ГПК РФ 2002 г., нашла свое подтверждение и в нормах рассматриваемого Постановления. Так, ярким подтверждением вышесказанного служит закрепление обязанности судьи создать в стадии подготовки все условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. Указанная обязанность судьи сводится к:
- учету характера правоотношений сторон и норм материального права в представленных сторонами доказательствах (т.е. исключению уже при подготовке дела не относимых к делу доказательств);
- разъяснению сторонам, на ком лежит обязанность доказывания тех или иных обстоятельств (п. п. 7 и 10 Постановления);
- указанию сторонам на последствия непредставления доказательств (п. п. 7, 9);
- выяснению, какими доказательствами стороны могут подтвердить свои утверждения (п. п. 7, 8 и 21 Постановления);
- оказанию содействия в собирании и истребовании доказательств по ходатайству сторон и других лиц, участвующих в деле (п. п. 7 и 11 Постановления);
- предложению сторонам представить дополнительные доказательства в случае установления, что имеющиеся доказательства недостаточно подтверждают требования истца или возражения ответчика (п. 11 Постановления).
Норма п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 24 июня 2008 г. N 11 "О подготовке дела к судебному разбирательству" устанавливает, что "если сторона, обязанная доказывать свои требования или возражения, удерживает находящиеся у нее доказательства и не представляет их суду, суд вправе обосновать свои выводы объяснениями другой стороны".
В ГПК РФ отсутствует норма, уточняющая объем раскрытия доказательств сторонами, что провоцирует их представлять друг другу не все доказательства, которыми они располагают на момент обмена, или нередко представлять их за "пять минут до рассмотрения дела". Тем самым, желая "выбить почву из-под ног у противника в нужный момент", стороны затягивают процесс.
Норма п. 9 Постановления, таким образом, не только исправила ситуацию, но и явилась проявлением дискреционной власти суда <19>, оказывающей противодействие возможности злоупотреблений сторонами и другими лицами, участвующими в деле, умышленно затягивающих процесс <20>.
--------------------------------
<19> См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса (классика российской процессуальной науки). Краснодар, 2003. С. 58.
<20> См.: Улетова Г.Д. Концепция подготовки дела к судебному разбирательству в ГПК РСФСР 1923 г., ГПК РСФСР 1964 г. и ГПК РФ 2002 г.: сравнительный анализ. Новеллы гражданского процессуального права // Материалы научно-практической конференции, посвященной 80-летию М.С. Шакарян. М., 2004. С. 49 - 50.
Решение задачи по примирению сторон достигается путем:
- разъяснения сторонам преимущества окончания дела миром;
- разъяснения того, что по своей юридической силе определение о заключении мирового соглашения не уступает решению суда;
- указания на наличие гарантий принудительного исполнения условий мирового соглашения в случае необходимости;
- разъяснения сторонам последствий заключения мирового соглашения;
- соблюдения процедуры утверждения мирового соглашения.
Процедура утверждения мирового соглашения осуществляется в предварительном судебном заседании, где мировое соглашение подписывается сторонами, а его условия вносятся в протокол. Одним из последствий заключения мирового соглашения является прекращение производства по делу. Определение о прекращении производства по делу выносится судьей в совещательной комнате после проведения предварительного заседания.
Постановление Пленума также подтверждает закрепленные ГПК РФ (ч. 1 ст. 152 ГПК РФ) случаи, когда проведение предварительного судебного заседания необходимо при:
- заключении мирового соглашения сторонами (п. 15);
- приостановлении производства по делу при назначении экспертизы (п. 13);
- приостановлении производства по делу при направлении судебного поручения (п. 28);
- передаче сторонами спора на рассмотрение в третейский суд (п. 16);
- наличии обстоятельств, предусмотренных ст. ст. 215, 216, 220, абз. 2 - 6 ст. 222 ГПК РФ;
- отказе истца от иска (п. 32).
Пленум называет еще один случай: замену ненадлежащего ответчика (п. 23). Это процессуальное действие должно быть отражено в протоколе предварительного судебного заседания. Учитывая, что предварительное судебное заседание должно производиться при закреплении распорядительных и осуществлении процессуальных действий, влияющих на дальнейшее движение дела, переход из одной стадии в другую <21>, не совсем представляется понятным проведение предварительного заседания в данной процессуальной ситуации. Полагаем, что Пленум говорит об этом случае, желая соблюсти гражданскую процессуальную форму - отражение данного действия в протоколе (под случаи, перечисленные в ч. ч. 1 и 4 ст. 152 ГПК РФ, замена ненадлежащего ответчика не подпадает), однако этому положению суды должны следовать при рассмотрении дела. Согласно ч. 1 ст. 41 ГПК РФ после замены ненадлежащего ответчика надлежащим подготовка и рассмотрение дела производятся с самого начала. Очевидно, что естественное следствие осуществления замены уже неизбежно затягивает процесс, дополнительным усложнением этого следствия замены будет являться и проведение предварительного заседания. Об ускорении судопроизводства при подготовке в представленной ситуации говорить сложно.
--------------------------------
<21> См.: Закирова Д.И. Предварительное судебное заседание // Законы России: опыт, практика, применение. 2008. N 9.
Неисполнение "возложенной на суды общей юрисдикции обязанности следовать разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации" влечет отмену решения, тогда как санкции за проведение предварительного судебного заседания по поводу, не установленному нормами ГПК РФ, не предусмотрена.
Одной из целей назначения предварительного заседания служит желание сторон распорядиться своим диспозитивным правом: заключить мировое соглашение, отказаться истцу от иска, передать спор на рассмотрение в третейский суд, признать ответчику иск. Принятие судом последнего требует вынесения решения на стадии судебного разбирательства, даже если ответчик признает требования истца еще при подготовке дела. Уместен вопрос: необходимо ли для закрепления рассматриваемого распорядительного права (исходя из ч. 1 ст. 152 ГПК РФ) проведение предварительного заседания? Ответом может послужить оригинальная точка зрения, высказанная Г.Л. Осокиной (поддерживаемая и автором статьи) при выявлении некоторых противоречий в правовом закреплении целей проведения предварительного судебного заседания. Автор отмечает, что основания (цели) проведения предварительного судебного заседания могут выступать "лишь в той мере, в какой от них будет зависеть решение вопросов, подлежащих рассмотрению исключительно в рамках предварительного судебного заседания" <22>, поскольку влекут за собой приостановление, прекращение или оставление заявления без рассмотрения. Заявленное желание ответчиком еще при подготовке признать иск, с одной стороны, способствует скорейшему завершению стадии подготовки и назначению судебного разбирательства по делу (т.е. переходу из одной стадии в другую), с другой - не влечет за собой возникновения обстоятельств, указанных в ч. 4 ст. 152 ГПК РФ. Исходя из норм процессуального законодательства и толкования, даваемого Пленумом ВС РФ, полагаем, что в рассматриваемой ситуации предварительное заседание может не проводиться (итоговым документом оформления признания иска ответчиком служит судебное решение, выносимое только в стадии судебного разбирательства).
--------------------------------
<22> Осокина Г.Л. Указ. соч. С. 44 - 45.
Часть 6 ст. 152 ГПК РФ и п. 33 Постановления Пленума ВС РФ говорят о единственном случае вынесения судебного решения еще при подготовке дела: при установлении истечения срока исковой давности. Исковая давность в литературе рассматривается как комплексный институт процессуального и материального права <23>, тогда как значение исковой давности больше проявляется в судопроизводстве. Обоснование "процессуальности" правового феномена исковой давности привело к "построению оптимальной модели для реализации норм данного института при отправлении правосудия" <24>. Существенными составляющими этой оптимальной модели являются:
--------------------------------
<23> См.: Добровольский А.А. Исковая форма защиты права (основные вопросы учения об иске). М., 1965; Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права. М., 1979.
<24> Грибков Д.А. Исковая давность как институт процессуального права // Вестник Московского университета. Серия 11: Право. 2007. N 1. С. 88.
- применение исковой давности судом только по заявлению стороны (в отличие от ГК РСФСР, где инициатива и самостоятельность суда в вопросе исследования истечения срока исковой давности не ограничивались);
- возможность не только исследования вопроса истечения срока давности на стадии подготовки, но и вынесения решения об отказе в иске по указанной причине. Последнее должно осуществляться в рамках предусмотренной процессуальной формы. Исследование пропуска сроков исковой давности - еще одна цель предварительного судебного заседания.
На страницах научной печати высказывалось предложение изменить общее правило применения института давности, сводимое к возможности заявления суду возражения о пропуске истцом срока давности, на любой стадии процесса до момента вынесения решения по делу. "Скорректированный вариант общего правила" (выдвинутое предположение) ограничивал возможности стороны временными рамками стадии подготовки: "Исковая давность применяется не позднее окончания предварительного судебного заседания... С момента вынесения судом определения о назначении дела к судебному разбирательству сторона теряет право на выдвижение возражений по мотивам пропуска срока исковой давности" <25>. На высказанное предложение Пленум ВС РФ дает ответ, анализ которого позволяет утверждать не только о праве заявлять возражение о пропуске срока исковой давности на любой стадии процесса (но до вынесения судом решения по делу), но и при отклонении судом возражения в предварительном судебном заседании повторно воспользоваться рассматриваемым правом и в самом судебном заседании. Указание Пленума ВС РФ является полезным, так как рассмотрение возражения о пропуске срока давности уже в судебном заседании не ограничивает судью в исследовании соответствующих обстоятельств дела исходя из установленных законом (ст. 2 ГПК РФ) целей и задач гражданского судопроизводства.
--------------------------------
<25> Грибков Д.А. Указ. соч. С. 96.
Итак, подводя итог вышеизложенному, можно заключить, что Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 г. N 11 не только детально регламентирует действия как судьи, так и лиц, участвующих в деле, но и, придя на смену Постановлению, действовавшему более 20 лет, является важной вспомогательной "конструкцией", позволяющей судьям единообразно применять нормы о подготовке дела, где последние являются одним из способов оптимизации судопроизводства в России.
Источник: http://www.juristlib.ru/book_6621.html


250
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2019 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!