Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Вторая областная реформа. Административный статус дистриктов: дистрикты общего управления и «полковые» дистрикты»

/ История государства и права
Мини-контрольная,  7 страниц

Список использованной литературы

1. Архипова Т.Г., Румянцева М.Ф., Сенин А.С. История государственной службы в России. XVIII – XX века: Учебное пособие. – М.: РГГУ, 2005.
2. Государственное и муниципальное управление: Справочник / Под ред. Н.И.Глазуновой, Ю.М. Забродина, А.Г. Поршнева. – М.: Магистр, 2007.
3. Исаев И.А. История государства и права России. – М.: Юрист, 2006.
4. История государства и права России: Учебник / Под ред. проф. Ю.П. Титова. – М.: Проспект, 2006.
5. История государственного управления в России / Под ред. проф. А.Н.Марковой. – М.: Закон и право, ЮНИТИ, 2007.
6. История государственного управления в России: Учебник / Отв. ред. В.Г.Игнатов. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2008.
7. История отечественного государственного управления: Учебное пособие для семинарских занятий. – М.: МГУ, 2007.
8. Коржихина Т.П., Сенин А.С. История российской государственности. – М.: Интерпракс, 2005.
9. Пчелов Е.В., Чумаков В.Т. Правители России от Юрия Долгорукого до наших дней: Справочник по истории России. – М.: Грантъ, 2006.
10. Чиркин В.Е. Государствоведение: Учебник. – М.: Юрист, 2007.


Работа похожей тематики


Законодательство и правовая система Российского государства в XVII в.

 

§ 1. Становление общероссийской самодержавной государственности

По окончании Смуты Россия, потерявшая около половины своего населения, представляла собой разоренную, искалеченную польским нашествием и внутренними междоусобицами страну. Ее история в царствование первых трех Романовых – это история медленного и тяжелого восстановления, прерываемого серьезными общественными потрясениями.

Михаил Федорович Романов прилагал все усилия к восстановлению порядка, борясь с «воровскими» казаками, с шайками разбойников и грабителей. После очередной войны с Польшей он принуждает Владислава отказаться от притязаний на московский престол. Для улучшения работы органов государственного управления и создания более действенной системы налогообложения по его приказу составляются земельные кадастры, проводится перепись населения и пресекаются злоупотребления воевод и местных чиновников. В области государственного строительства первые годы его царствования характеризуются усилением роли Земского собора, который сделался своего рода постоянно действующим национальным советом, придавая русскому государству некоторые признаки парламентской монархии.

К середине XVII в. определяется новый этап в отношениях церкви и государственной власти. Православная церковь, никогда не выступавшая в качестве серьезного конкурента светской власти и поддерживающая идею ее централизации, уже в XVI в. на Стоглавом соборе и далее в XVII в. проявляет стремление к ограничению церковного и монастырского землевладения, уменьшению влияния духовенства на вопросы управления. Но во второй половине XVII в. между церковью и государством вспыхнул конфликт, который принял открытый характер. Это было связано с так называемым делом патриарха Никона. Участие церкви и патриарха в государственных делах приняло особый оборот в царствование первых Романовых, потому что отец Михаила Федоровича – патриарх Филарет – в течение ряда лет был фактическим правителем как церкви, так и государства.

§ 1. Становление общероссийской самодержавной государственности

55

О том, что борьба церкви и государства в XVII в. затрагивала не только интересы правящих слоев, но и интересы широких масс населения, свидетельствует движение раскольников, связанное с глубокими изменениями народного сознания. Раскол возник как социальное движение, в особой религиозной форме выражающее недовольство существующим строем. Известно, что поводом для раскола Русской православной церкви явилось решение патриарха Никона и царя Алексея Михайловича внести исправления в церковные книги и порядок церковной службы, поскольку выяснилось, что за предшествующие столетия в них возникли многочисленные отступления от византийских канонов. Церковная реформа, проводившаяся по инициативе правительства, имела целью приведение к единообразию богослужебной системы, поэтому была воспринята частью русского общества как попытка подчинения церкви светской власти, незаконного вмешательства в интимную область духовной культуры. В свою очередь, власти вступили на путь прямого принуждения и карательных мер по отношению к инакомыслящим. Собор 1667 г. при участии восточных патриархов поддержал нововведения Никона и предал анафеме тех, кто их не принял.

С укреплением самодержавной власти и ростом государственного аппарата возникала необходимость усиления контроля над деятельностью высших учреждений и должностных лиц военной и гражданской администраций. С этой целью в 1654 г. было создано учреждение политического контроля и сыска – Тайный приказ, или приказ Тайных дел. Также в его обязанности входило и управление царским хозяйством. Этот орган просуществовал до 1676 г.

Административная система XVII в. представляется весьма запутанной и архаичной. Однако нет причин сомневаться в ее эффективности для своего времени. Она была традиционна, устойчива, многократно испытана на практике. Как показывает анализ развития сословных отношений и административного аппарата допетровской Руси, обе эти линии тесно между собою связаны – точнее, они представляют собой две стороны единого процесса. Формирование сословий происходит под непосредственным влиянием государства, а административные учреждения существуют постольку, поскольку обеспечивают функционирование данного сословного строя. В результате жизнь сословий и деятельность государства как бы переплетаются между собой. Это выразилось в формировании особого типа государственности – служилого государства. Общество и государство здесь трудно разграничить: каждое сословие, слой, группа выполняет определенные служебные функции, занимая строго определенное место в общественной иерархии, которая закреплена в законодательстве в качестве чиновных делений. В этих условиях важнейший способ регулирования социальных отношений – управление. В обстоятельствах, когда аппарат управления поставлен в особые условия при ограниченных возможностях социального контроля, неминуемо образование бюрократии как особого социального слоя. Растет число приказов, увеличивается численность их штатов, усиливается социальная дифференциация.

После изгнания из Москвы иноземных захватчиков в России снова утвердилась сословно-представительная монархия. Слабость царской власти привела к усилению авторитета и влияния церкви и Боярской думы, делившей с царем законодательную и исполнительную власть. Большое значение приобрели земские соборы. В их состав входили полностью синклит высших церковных иерархов (Освященный собор) и Боярская дума; кроме них в соборных заседаниях участвовали представители московского и городского дворянства, гости и члены гостиной и суконной сотен и представители посадов,. В отличие от практики XVI в, дворянские и посадские представители были выборными. Выборное начало складывалось в ходе бурных событий начала XVII в. До 20-х гг. земские соборы являлись законосовещательными учреждениями, при разработке законопроектов их голос нередко оказывался решающим. Дворянские и посадские депутаты составляли большинство участников земских соборов.

Нормативные акты, принятые на земских соборах до 1648 г., можно разделить на следующие основные группы:

1) акты избрания на царство;

2) акты, содержащие важные государственные реформы;

3) акты, посвященные налогообложению.

Акты избрания на царство (утвержденные грамоты) представляли собой законодательные документы, закреплявшие престол за новой династией. Этим обусловлены их форма и содержание. Земский собор 1613 г. избрал на царство Михаила Романова. Проведение этого Земского собора и принятие на нем Утвержденной грамоты об избрании на царство не подлежат сомнению. Сохранились оба экземпляра грамоты. Основным источником для Утвержденной грамоты об избрании на царство Михаила Романова послужила Утвержденная грамота Бориса Годунова.

В свою очередь, на Земском соборе 1619 г. обсуждалось внутреннее и внешнее положение в стране, после чего были приняты важнейшие решения, направленные на исправление и устроение земли. Примечательно, что на данном Соборе впервые после прекращения смуты и воцарения Романовых наиболее остро столкнулись интересы отдельных сословий, и в частности, посадского тяглого населения и феодалов. Это нашло отражение в решении Собора.

Ко времени правления первых Романовых относятся акты, посвященные налогообложению. Опустошение царской казны польскими интервентами и изменниками-боярами заставляло правительство Романова неоднократно обращаться к населению за средствами, ждать финансовой поддержки от Земских соборов. Земские соборы становятся учреждениями, санкционирующими наложение тягот. Выход из финансовых трудностей в первые годы царствования новой династии правительство видело в сборах денежных средств у населения, облекая их в род займа или налога.

В 1627 г. вышел Указ о запрещении раздавать дворцовые земли, фонд которых заметно таял. Много земель с крепостными захватили монастыри. Указы Филарета об ограничении и о запрещении земельных вкладов в монастыри на практике не соблюдались. Земельные пожалования раздавались и дворянам. В отличие от знати они получали в поместья обычно небольшие участки. Особенно много черных и дворцовых земель перешло дворянам в 1613-1614 гг., когда новый царь награждал своих слуг, и в 1619-1620 гг., когда вернувшийся из плена патриарх Филарет жаловал земли за участие в военных действиях против подходившего к Москве Владислава. В результате этого в течение первой четверти XVII в. в центре страны черные земли полностью исчезли. Черносошное землевладение осталось только в Поморье.

В начале 1637 г. в Москве был созван Земский собор, для того чтобы выяснить отношение дворянства к назревшему конфликту с Турцией. Понимая, что их значение в политической жизни велико, служилые люди замосковных и украинных городов подали царю челобитную с требованием отменить урочные годы (пятилетний срок для сыска беглых крестьян, после которого поиски прекращались и фактически сохранялась хоть малая лазейка для выхода из крепостного состояния, пусть путем бегства), так как в течение пяти лет невозможно отыскать беглых, особенно если они скрываются во владениях монастырей и знати. Дворяне жаловались на судебную волокиту в приказах и просили устроить суд по городам. В ответ царь указал распространить на дворян льготу, полученную Троице-Сергиевым монастырем еще в 1613-1614 гг. Теперь сыск беглых производился в течение девяти лет (обычно с подачи челобитной воеводе или в приказ). Через несколько лет дворянам представилась новая возможность возобновить притязания на крестьян. Опасаясь народных волнений, Боярская дума в сентябре 1638 г. решила создать новый приказ Сыскных дел.

Собор 1650 г. был созван в связи с восстанием в Пскове. Выборные этого Собора вели переговоры с восставшими и уговорили их сдаться. Восстание удалось ликвидировать без применения военной силы. Царское правительство в данном случае использовало авторитет Земского собора, который был достаточно высоким среди населения.

Земские соборы 1651 и 1653 гг. созывались для обсуждения вопроса о воссоединении Украины с Россией. Эта проблема представляла большую сложность, поскольку Россия была связана мирным договором с Польшей, в составе которой в то время находилась Украина. На Соборе 1651 г. речь велась в основном о нарушениях Речью Посполи-той договора с Россией. Однако Земский собор 1651 г. не принял никакого решения, оформленного норматиНным актом. Более знаменит был Собор 1653 г., принявший Украину в состав Русского государства.

С укреплением позиций дворянства, поддерживавшего монарха, наметились тенденции к усилению самодержавия и росту бюрократического аппарата приказов. Это явилось основной предпосылкой учреждения абсолютизма в России. Стремление дворянства к власти сопровождалось ослаблением старой боярской аристократии (признаком чего стала отмена местничества в 1682 г.) и завершением длительной борьбы служилых людей за отмену условного характера поместного землевладения, уравнение его с вотчинами в правовом отношении. Обратной стороной объединения дворянства стало подавление всех других социальных слоев, прежде всего крестьянства, а затем купечества и горожан, правовое положение которых не создавало возможности для развития и свободных рыночных отношений. Из первых актов этого периода привлекают внимание Уставная таможенная грамота 1653 г. и Новоторговый устав 1667 г. Они поставили под контроль государства внутреннюю и внешнюю торговлю. Устав 1667 г. базировался на политике протекционизма, защищающей национальное хозяйство от иностранной конкуренции и монетарного меркантилизма, рассчитанного на привлечение в страну денежного металла.

С начала XVII в. повсеместно в уездах было учреждено воеводское управление, которое подчинило себе губных старост, а местами и вытеснило их. Воеводы сосредоточили в своих руках административные, судебные, полицейские функции и стояли во главе военных сил уезда. Губные старосты ведали делами, связанными с разбоями, убийством, грабежом и воровством (татьбой). Если воеводы назначались из бояр и дворян сверху, то губные старосты выбирались из уездных дворян, освобожденных от службы. И выборы, и деятельность губных старост проходили под контролем воевод. Административно они были подчинены Разбойному приказу. Введение должностей воевод означало дальнейшую централизацию управления, так как они в основном подчинялись центральным органам власти. Вместе с тем, учреждение института воевод не означало восстановление системы кормления. Воеводы за свою службу получали не корм, а жалованье.

К концу века снижается, а затем и совершенно исчезает всякое значение институтов социального контроля, которые оказывали определенное, хотя и незначительное влияние в предшествующее время. К их числу относятся прежде всего земские соборы, переставшие к этому времени созываться. Боярская дума, которая ранее могла противопоставить самодержцу мнение боярской аристократии, была низведена до второстепенного органа управления. Церковь, политическое значение которой упало с преодолением последней попытки соединить светскую и духовную власть, также занимает свое, подчиненное, место в системе государственного управления. Одновременно с падением институтов социального контроля идет другой, незаметный для современников, но чрезвычайно важный по своим последствиям процесс объединения и роста бюрократии в особый социальный строй, а затем и сословие, права и привилегии которого со временем получают закрепление в законе. Этот процесс и привел к отмиранию сословно-представительной монархии и зарождению русского абсолютизма.

§2. Соборное Уложение 1649 г. как свод феодального права

Период XVII в. в истории российского законодательства отмечен таким крупным событием, как появление Соборного Уложения 1649 г., ставшего важной ступенью на пути систематизации российского права. Его созданию предшествовали заметные сдвиги в гражданском, финансовом, административном праве. Первое положение полицейского права, которое включает в себя правила тушения пожаров в Москве, относится к 1622 г. В 1640 г. появился закон, запрещающий кулачные бои без правил. Полицейские меры относительно охраны дорог, мостов и перевозов появились в 1642 г. Кроме того, в 1642 г. было издано последнее до издания Уложения 1649 г. узаконение о судопроизводстве.

Соборное Уложение царя Алексея Михайловича – старейший печатный памятник российского законодательства. Авторство Уложения приписывается князю Никите Ивановичу Одоевскому, который представил текст Уложения Земскому собору 3 октября 1648 г. Уложение было подписано патриархом и одобрено 315 выборными Собора. Оно состояло из 967 статей и делилось на 25 глав, представляющих целостные направления, хотя четкого и последовательного разделения не было.

Источниками при составлении документа были: византийские законы градские по Кормчим книгам, Апостольские правила, судебники 1497 и 1550 гг., Стоглав, указы царя Михаила Федоровича, боярские приговоры и Литовский Статут 1588 г.

Уже после 1649 г. в комплекс правовых норм Уложения вошли новоуказные статьи о разбоях и душегубстве 1669 г., о поместьях и вотчинах 1677 г., о торговле 1653 г.

Несмотря на казуальность изложения, Соборное Уложение отличалось весьма высокой для своего времени юридической техникой. Его впервые открывала обширная преамбула, где провозглашалось соответствие права постановлениям «Святых Апостолов» и утверждалось равенство суда во всех делах для всех чинов (конечно, в соответствии с понимаемой в то время сословностью). Язык был доступным и понятным для всех слоев общества, тогда как в Европе юридическая терминология отличалась отвлеченностью и была менее понятна. Соборное Уложение 1649 г. было последним крупным правовым актом, идеологически основанным на религиозно-православном понимании юридических и политических процессов. В последующем законодательстве ссылки на Бога уже не могли скрыть вполне светский характер правосознания законодателя.

В Соборном Уложении определялся статус главы государства – царя, самодержавного и наследного монарха. Утверждение (избрание) его на Земском соборе не колебало установленных принципов, напротив, обосновывало, легитимировало их. Соборное Уложение содержало комплекс административно-правовых норм, регулировавших важнейшие отрасли государственного управления. Прикрепление крестьян к земле, посадская реформа, изменившая положение белых слобод (обеленных, т. е. освобожденных от податей и повинностей государству), перемена статуса вотчины и поместья в новых условиях, регламентация работы органов местного самоуправления, режим въезда и выезда составили основу административно-полицейских преобразований.

В Соборном Уложении 1649 г. отражена достаточно развитая для того времени система обязательств. Но сказались и крепостнические тенденции, чем объясняется некоторая размытость положения субъектов обязательств из разных сословий. Обязательства по договорам в Уложении преобладают. Оно предписывает имущественную ответственность при нанесении ущерба. Сделки, заключенные в состоянии опьянения, считались недействительными. Имущество в договорах должно принадлежать контрагентам на законном основании. Прекращаются договоры при исполнении, расторжении, смерти лица. В некоторых случаях государственные органы принудительно прекращали договоры или продлевали их. Согласно общему правилу, смерть долж-нрка могла служить основанием для переноса имущественной ответственности на его родственников (жену, детей, братьев). Ответственность по долгам распространялась на все виды имущества: есть прямое указание, что взыскания обращаются на «поместья, вотчины и живот» (ст. 142 гл. 10).

Целый ряд глав был посвящен уголовному праву. В Соборном Уложении сделан значительный шаг в развитии уголовно-правовых норм Об чей части уголовного права. В нем впервые была сделана попытка законодательного разграничения деяний на умышленные, неосторожные и случайные. Вводились такие уголовно-правовые понятия, как необходимая оборона и крайняя необходимость, различались инициатор преступления, исполнитель, пособник и укрыватель. Усложняется система наказаний, а сами они ужесточаются. Предусмотрено широкое (в 63 случаях) применение смертной казни, членовредительских наказаний, которые имели не только устрашающее, но и превентивное значение, свидетельствуя о судимости лица. Тюрьма не играла значительной роли в карательной системе, будучи больше местом предварительного заключения, зато в широких размерах применялась ссылка. Уменьшилась доля штрафных санкций.

Дальнейшее развитие получили нормы Особенной части уголовного права. При этом наибольшее внимание уделялось борьбе с преступлениями, посягавшими на основы феодально-крепостнического строя. На первое по опасности место ставились религиозные преступления, помещенные в гл. 1 («богохульство», «церковная татьба», «совращение в бусурманство»). За ними шли государственные преступления (измена, посягательство на жизнь и здоровье царя и др.). Тяжкими преступлениями являлись фальшивомонетничество, подделка царских печатей. Среди финансово-экономических преступлений фигурировали такие как вывоз «заповедных» товаров, незаконное производство и продажа вина. Подробно описываются воинские преступления, а также преступления против личности и имущества.Самая большая глава (гл. 10) – о суде. Она составляет почти треть всего Уложения. Статьи этой главы разделяются на два главных разряда: к первому разряду принадлежат статьи, относящиеся собственно к судопроизводству, а статьи второго разряда содержат разные ' узаконения собственно гражданского частного права. Статьи первого разряда указывают на основные изменения в суде по сравнению с прежними правилами. По Уложению суд в частностях оставался прежним, но по сути он уже претерпел громадные изменения. Глава 10 Уложения говорит о видах, или степенях суда (степеней было оставлено три, как и в царском Судебнике): во-первых, суд наместника или воеводы, во-вторых, суд боярский по приказам, и, в-третьих, суд царский в государевой палате. По Уложению назначались строгие наказания судьям за неправый суд, волокиту; кроме того, сторонам было предоставлено право отвода судей. За статьями о степенях суда следуют статьи о порядке судебного делопроизводства, статьи о вызове в суд и о сроках, относительно судных пошлин, порядка выдачи опасных грамот, о ссылке на свидетелей и о повальном обыске, о суде, когда истцов несколько человек, и о поклепных исках.

В главе 22 говорится о смертной казни и наказаниях. Смертная казнь назначалась убийцам отца, матери, сестры, брата, господина, подстрекателям восстаний и мятежей, женам – убийцам своих мужей («живых закапывать в землю»), мусульманам, вынудившим православного принять ислам («их жечь»), женщинам, убившим своего незаконнорожденного ребенка, и вообще всем убийцам. Наказание кнутом назначалось детям, непочтительным к родителям, развратителям и развратницам, а также насильникам. К отсечению руки приговаривались слуги, которые поднимали оружие на своего господина.

В Уложении много внимания уделялось и некоторым социальным вопросам. Во времена Смуты силой, обеспечившей конечную победу над внешними и внутренними врагами, были сословия служилых людей и жителей посадов. Главы 16 и 17 Уложения были посвящены упорядочению запутанных в годы «московского разорения» земельных отношений. Кто-то тогда утратил крепости на свои владения, кто-то получил их от самозванцев. В новом законодательном своде устанавливалось, что вотчинами имеют право владеть только служилые люди и гости. Таким образом, собственность на землю становилась сословной привилегией дворянства и верхушки купечества. В интересах дворянства Уложение сглаживает разницу между сословным владением – поместьем (при условии и на время службы) и наследственным владением – вотчиной. Отныне поместья можно менять на вотчины и наоборот. Челобитьям посадских людей удовлетворяла специально посвященная им гл. 19. Согласно ей посадское население обособлялось в замкнутое сословие и прикреплялось к посаду.

Теперь все, кто занимался торгами и промыслами, обращались в вечное посадское тягло. Одновременно освобожденные ранее от тягла белые слободы, принадлежавшие светским феодалам и церкви, безвозмездно прикреплялись к государевым посадам.

По-новому регулировался в Уложении и крестьянский вопрос. Глава 11 («Суд о крестьянах») отменяла установленные в 1597 г. урочные лета. По Уложению розыск беглецов становился бессрочным, а за их укрывательство устанавливался штраф в 10 рублей. Тем самым крестьяне окончательно прикреплялись к земле и завершалось юридическое оформление крепостного права. Принятие этих норм отвечало интересам служилых людей, активно участвовавших в Земском соборе 1648 г. Но важно отметить, что по Уложению крестьяне, будучи безусловно одним из самых приниженных и угнетаемых сословий, обладали все же и некоторыми сословными правами. Беглых крестьян категорически предписывалось возвращать вместе с имуществом. Тем самым признавались их имущественные права. Признанием личных прав являлось положение, согласно которому вступившие в брак в бегах крестьяне и крестьянки подлежали возврату владельцу только семьями.

Через год после издания Уложения царь Алексей Михайлович по совету патриарха Иосифа повелел приступить к изданию Кормчей для руководства в суде и управления церковью. Таким образом, с принятием Соборного Уложения 1649 г. и Кормчей существенно меняется система преступлений, ужесточается и дифференцируется система наказаний. Заметны сдвиги и в процессуальном праве. Оно по-прежнему не отделяет уголовный процесс от гражданского, но совершенно явной становится тенденция к возрастанию роли инквизиционного процесса. Однако различаются две формы процесса – состязательный (суд) и следственный (розыск), причем последний приобретает все большее значение. Предварительное следствие не получило в то время четкого выражения в правовых нормах. Оно сводилось к производству некоторых неотложных действий (задержание подозреваемого, арест, очные ставки в случае оговоров). Важным процессуальным действием с целью получения признания обвиняемого являлась пытка. В законодательстве регламентировались основания и порядок применения пытки. Предусматривались действия, напоминавшие подписку о невыезде.

Большинство гражданских дел и некоторые уголовные, главным образом частного обвинения, рассматривались в состязательном процессе. Он начинался и прекращался по воле сторон, которые представляли доказательства в обоснование своих требований. Дело возбуждалось только после подачи в суд челобитной, в которой должна была быть изложена суть дела и обязательно указывалась цена иска.

Уложение предусматривало систему формальных доказательств, характерную для права того времени. В законодательстве определялась и сила конкретных доказательств, которые могли быть совершенными и несовершенными, полными и неполными. Основой этой системы, безусловно, считалось признание обвиняемого или ответчика.

В это же время в документе нашли дальнейшее развитие такие институты гражданского права, как договоры купли-продажи, мены, займа, поклажи. Соборное Уложение, стремясь облегчить положение должников-дворян, запретило взыскивать проценты по займу. Устанавливалась 15-летняя исковая давность по займу. Хотя взыскивание процентов продолжалось, это уже не имело правовой силы.

Соборное Уложение 1649 г. значительное внимание уделяло порядку заключения договора. Крупные сделки оформлялись крепостным порядком, при котором документ, удостоверяющий сделку, составлялся площадным подьячим при обязательном участии в этом двух свидетелей. Законодательство уделяло внимание также и обязательствам из причинения вреда. Нормы, устанавливавшие гражданско-правовую ответственность несостоятельного должника, различали две причины этой несостоятельности: несчастный случай и неправомерные действия должника.

Понятие о лице как субъекте права принимает все более четкие очертания. Субъектом права собственности на родовую вотчину все еще был род, семья, а в отношении пожалованных и купленных вотчин в качестве собственника выступает индивид. С другой стороны, общая ответственность супругов (и их детей) по обязательствам – показатель незаконченной дифференциации.

Залоговое право получило применение главным образом в отношении залога (заклада) недвижимого имущества. Устанавливалась регламентация залога применительно к отдельным видам земельных владений и других объектов недвижимой собственности. Залоговое право, принимающее все более широкое развитие, в случаях нарушений условий залога разрешалось обычным путем подачи исковой челобитной в суд (в приказ или на местах городовым воеводам). Объект заклада мог оставаться в руках залогодателя или перейти в руки залогодержателя. В последнем случае кредитор получал право временного пользования закладом, что заменяло оплату процентов.

Просрочка выкупа заложенной вещи влекла за собой передачу права собственности на нее залогодержателю (кредитору). Применительно к данному случаю нормы Уложения продолжали действовать и во второй половине XVII в.

Регламентировалась подача исков и из нарушений обязательственного права. Обязательства, вытекающие из договоров, распространялись не на само лицо, а на его имущество или на действия (отработка долга в случае несостоятельности должника). Уложение уже требовало письменного оформления договоров. В зависимости от характера сделки такие договоры именовались заемными кабалами, записями, заемными памятями, крепостями.

Соборное Уложение 1649 г. осуществило попытку лишить духовенство и монастыри административных и судебных привилегий. С этой целью был учрежден Монастырский приказ, в ведение которого перешли церковные и монастырские земли и юрисдикция по гражданским и наименее важным уголовным делам в отношении духовных лиц всех рангов, вплоть до митрополитов, их людей и крестьян. За церковью сохранялся лишь суд по церковным делам. Однако в руках главы церкви (патриарха) Уложение сохранило самостоятельный орган управления – Патриарший двор, на котором «судные дела слушает и указывает патриарх».

Право данного периода развивается как общероссийское. Многона-циональность России не приводит в этот период к созданию колониального режима для присоединяемых народов. В отличие от западноевропейских держав Россия не рассматривает как колониальные даже сибирские земли. Общим принципом является, как правило, сохранение на этих землях действия существовавшего до сих пор здесь обычного права. Общероссийское законодательство даже содержит нормы, ограждающие права и интересы коренного населения. Так, в гл. 10 можно найти нормы, подтверждающие правовые обычаи населения Сибири. Царское правительство неохотно шло на предоставление местным феодалам прав российских феодалов, но оно и не спешило с установлением в новых районах крепостного права, уже окончательно сложившегося в России. Даже на Украине закрепощение крестьян отстало от общероссийского на сотню лет. Народы Сибири вообще не знали крепостного права.

3-828\

Позднее частичный пересмотр уголовного законодательства, изложенного в Соборном Уложении 1649 г., осуществлен в 1669 г. Тогда крупнейшим сводом законов уголовного права и судопроизводства стали Новоуказные статьи «О татебных, разбойных и убийственных делах», включающие 128 статей.

Законодатель подверг Новоуказные статьи 1669 г. определенной систематике, очевидно с целью облегчить пользование ими. Делятся они на четыре раздела. Первый не озаглавлен, но включает в себя нормы по судоустройству, остальные озаглавлены по видам преступлений: статьи «о татех» (10 статей), статьи о разбойных делах (60 статей) и статьи об убийственных делах (36 статей). Завершают свод 1669 г. 17 статей смешанного содержания (ст. 112-128), не имеющих прямого источника. Деление статей по видам преступлений носит условный характер, поскольку нормы процессуального права имеются в каждом разделе, сопряжены с нормами материального права и в подавляющем числе случаев в равной мере относятся к следствию и суду по каждому виду преступлений. Следует иметь в виду, что в Статьях 1669 г. не предусмотрен ряд уголовных деяний, которым в Уложении 1649 г. посвящены самостоятельные главы. Это преступления против церкви (гл. 1), государства и особы государя (гл. 2), против порядка управления (гл. 3-9). Перечисленные преступления в общей массе входят в состав уголовных, но могут быть выделены в специальные подгруппы преступлений государственных (политических) и против порядка управления. Преступления государственные регулировались Уложением вплоть до Воинского артикула 1715 г.

Подводя итог анализу Новоуказных статей 1669 г. «О татебных, разбойных и убийственных делах», следует отметить, что они являются крупным памятником уголовного права и процесса России XVII в. Уже своим заглавием, в котором указаны два первых состава преступлений, они восполнили пробел в гл. 19 Соборного Уложения 1649 г., хотя в ст. 72 гл. 21 убийство выделено в самостоятельный вид преступлений.

Ряд важных новшеств предусмотрен в части судоустройства и процесса по уголовным делам. Верховенство оставалось за Разбойным приказом, но наряду с ним функционировал Сыскной приказ. Одним из признаков постепенного перехода к абсолютизму явилось ограничение состава выборного губного управления на местах и сосредоточие верховной власти по уголовным делам в руках представителей центральной власти – сыщиков. Не случайно в обстановке усиления сыска в уголовном судопроизводстве решающей фигурой становился сыщик.

§ 3. Развитие крепостного права

Одной из важных сторон развития крепостного права второй половины XVII в. было возросшее значение крепостного акта как юридического основания закрепощения крестьян. Для наиболее точного учета крепостного населения в результате подведения официальной основы под сыск беглых крестьян были созданы переписные книги 1646-1648 гг., которые Соборное Уложение 1649 г. узаконило как важнейшее основание прикрепления крестьян. Только на основе переписных книг в силу особенности их состава могло быть достигнуто потомственное (с родом и племенем) закрепощение крестьян.

Другой существенной стороной развития крепостного права явилось возникновение в итоге обширной законодательной деятельности своеобразного кодекса сыска беглых крестьян и холопов, который получил оформление в виде «Наказа сыщикам» 2 марта 1683 г. с последующими дополнениями к нему в указе 23 марта 1698 г. В «Наказе сыщикам» получил отражение государственноорганизованный массовый и обезличенный сыск беглых крестьян как постоянная функция органов государственной власти.

Соборное Уложение не ставило вопроса о новой системе сысков. Наличие урочных лет предполагало порядок разрозненного и индивидуального сыска по челобитью владельцев беглых крестьян с учетом срока сыска с момента побега или с момента подачи челобитной о побеге в каждом отдельном случае. Ликвидация урочных лет по Уложению 1649 г. создавала условия для сыска обезличенного, массового и государственно-организованного. Вопрос о таком сыске беглых поставили в своих челобитных широкие слои дворянства, что не преминуло отразиться в законодательстве. Законодательная деятельность правительства в области беглых крестьян началась еще в 1658 г. с рассылки заповедных грамот, запрещающих прием беглых в селах и городах. За прием и держание беглых устанавливалось взыскание «владения» по Уложению 1649 г. в размере 10 рублей, а самих крестьян за побег следовало «бить кнутом нещадно». Последнее было новшеством. Уложение не назначало наказания за побег.

Согласно «Наказу сыщикам» 1683 г. был наиболее радикально проведен сыск укрывавшихся крестьян, и действие нормы ответственно-

з*сти распространилось на прошлое время. Наказ возложил ответственность за прием беглых на помещиков и вотчинников. Тем самым крупные вотчинники, бояре и думные чины лишались возможности укрываться за спинами своих приказчиков при предъявлении иска о беглых крестьянах.

Важной норме крепостного права посвящена ст. 28 Наказа, где юридическую силу получили лишь те крепости на крестьян и холопов, которые были уже зарегистрированы в приказах. Однако это положение, отраженное еще в Указе 1665 г., дополнялось новым установлением, по которому признавались в силе старые крепости, не записанные в приказе, если они не оспорены записанными крепостями. При отсутствии старинных крепостей принадлежность крестьян определялась по писцовым и переписным книгам.

Наказание крестьян за побег оставалось (ст. 34), но без определения его вида, что отдавалось на усмотрение самих сыщиков. Пытка в ходе следствия оставалась по закону лишь в отношении крестьян, которые при побеге совершали убийство помещиков или поджог имений, и в отношении тех, кто изменил в бегах свои имена. В Наказе 1683 г. сохранялась важная норма о непризнании иммунитетных прав несуди-мых грамот по делам о беглых крестьянах.

В целом Наказ сыщикам выступает как средство урегулирования взаимных претензий феодалов в вопросе их прав на беглых, выработанное в итоге законодательной практики начиная с Уложения 1649 г. и в ходе многолетней деятельности сыщиков. Независимо от гл. 11 Уложения он обрел самостоятельное значение.

В историко-правовом плане «Наказ сыщикам» 1683 г. отражает общую для ряда крупных законодательных памятников второй половины XVII в. тенденцию трансформации из локальных и частных норм и форм их законодательного выражения в общероссийский кодекс.

В сферу законодательной регламентации вошел и процесс закрепощения пленных, взятых в ходе военных действий с Польшей на Западе, и с татарами, калмыками и др. – на Востоке. Служилые люди отправляли пленных в свои вотчины и поместья. Правительство указами и грамотами санкционировало превращение иноверных пленных в крепостных людей и брало на себя сыск беглых из их числа. Первым из таких указов периода войны с Польшей был Указ от 30 июля 1654 г. Запрещая брать в плен «белорусцев и пахотных крестьян» Вельского, Дорогобужского и Смоленского уездов и учреждения заставы по дороге от Смоленска, Указ вместе с тем разрешал «пропускать к Москве тех пленных, которые из зарубежных городов литовцы католицкие и смяцкие веры». Регистрация крепостных актов на пленных была возложена на Приказ холопьего суда и приказные избы городов. Об этом говорится в Указе 27 февраля 1656 г. В Приказе холопьего суда и приказных избах городов велись полонные книги. Указы 80-90-х гг. неоднократно требовали от помещиков и вотчинников записывать «полных людей» в Приказе холопьего суда (например, Указ от 20 апреля 1681 г.). Своеобразным итогом политики закрепощения пленных людей явилось провозглашенное в связи с заключением Вечного мира с Польшей в 1686 г. закрепление прав вотчинников и помещиков на крестьян и холопов из числа пленных.

В юридическом оформлении крепостной зависимости «вольных людей» играли определенную роль и поручные записи, имеющие, однако, ряд существенных особенностей.

Порука – древний институт феодального права. Поручные записи были формой закрепления и гарантией имущественных и иных сделок между отдельными представителями господствующего класса. Наибольшего размаха достигла круговая порука на черносошных землях. Общинно-корпоративная организация черносошного крестьянства благоприятствовала развитию поручительства. Помимо политического значения, связанного с прикреплением работника, порука имела определенный экономический смысл: в случае невыполнения обязательств лицом, ставшим объектом поруки, ущерб возмещали поручители. По Соборному Уложению 1649 г. порука получила широкое и разнообразное применение главным образом в гражданском и уголовном судопроизводстве. Во второй половине XVII в. ее стали применять в ходе сыска беглых крестьян. Правительство возвело поруку в законодательную норму как средство борьбы с побегами крестьян и холопов и одновременно с бродяжничеством и разбоями гулящих людей. Законодательное предписание оформления поруки на пришлых людей включено в Новоуказные статьи 1669 г. о татебных, разбойных и убийственных делах.

Наличие полномочий феодалов в отношений крестьян не исключало того, что крестьянин как субъект права обладал определенными правами владения своим наделом и хозяйством. Как в Уложении 1649 г., так и во второй половине века обе эти взаимосвязанные стороны правового положения крестьянина как объекта феодального права и как субъекта права, обладающего определенным, хотя и ограниченным, комплексом гражданско-правовых полномочий, тесно взаимодействовали.

Фактически в пределах вотчин и поместий юрисдикция феодалов не регламентировалась законодательством. Однако имущество и жизнь крестьянина ограждались законом от крайнего проявления своеволия феодалов. Так, Указом 13 июня 1682 г. о возмещении мурзам и татарским феодалам поместий и вотчин, ранее у них отписанных, предписывалось «крестьян не угнетать и не теснить».

Крепостное право включало две формы прикрепления непосредственного производителя: прикрепление к земле, феодальному владению или наделу на черносошных землях и прикрепление к личности феодала. На протяжении XVII-XIX вв. соотношение этих форм прикрепления менялось. Сначала (включая XVII в.) преобладала первая, позже – вторая. Первенствующая роль прикрепления крестьян к земле в значительной мере была связана с высоким удельным весом поместной системы в XVII в. Крестьянин выступал в законодательстве как органическая принадлежность поместья и вотчины независимо от личности владельца. Владелец имел определенные права распоряжения крестьянами лишь тогда и в той мере, когда и в какой мере он был владельцем поместья или вотчины.

Для юридического статуса крестьян существенную роль сыграли переписные книги. Основную особенность их составляют наиболее подробные данные по каждому двору о лицах мужского пола независимо от возраста с указанием отношения ко двору владельца. В соответствии с задачей описания переписные книги содержали сведения о беглых крестьянах. В книгах 1646 г. имеются сведения о лицах мужского пола, бежавших в течение десяти предшествующих лет (до Уложения 1649 г. действовал десятилетний срок сыска беглых). Переписные книги 1649 г. сохраняли те же особенности, но сведения о беглых крестьянах даны независимо от времени побега, поскольку сыск беглых стал бессрочным. Введение подворного обложения по этим книгам привело к распространению государственного тягла на все категории задворных и деловых людей (кабальных и добровольных холопов).

Крепостные акты на крестьян и холопов соответственно их назначению можно разделить на две группы. К первой следует отнести те, которые касались наличной массы крепостного населения. Ко второй группе –имеющие отношение к пришлым, временно свободным людям, поряжающимся в крестьяне.

В первой группе наиболее важное значение имели жалованные, отказные, ввозные грамоты, указы о наделении поместьями и вотчинами, о продаже поместий в вотчины и т. п. С передачей права феодальной собственности на поместья и вотчины передавались и определенные права на крестьянское население, прикрепленное к земле, для которого давались новому владельцу послушные грамоты крестьянам. К наличному населению феодальных владений имели отношение и акты, служившие юридической формой реализации внеэкономического принуждения в отношении крестьян: раздельные записи, выводные замуж, приданые, жилые записи об отдаче в услужение и в ученики, мировые, поступные и данные закладные и купчие.

В отношении лиц, пришлых со стороны и поряжающихся в крестьяне, заключались жилые, порядные, ссудные и поручные записи.

Значительное влияние на практику применения поступных записей на крестьян оказало различие в правовом статусе поместий и вотчин. Уложение 1649 г. вводило единые для вотчинных и поместных крестьян основания и принципы прикрепления к земле и землевладельцам. Различия проявлялись во второстепенных моментах. Запрещался перевод крестьян, записанных в писцовых, переписных, отказных и отдельных книгах за поместьями, на вотчинные земли. Однако возраст поместных крестьян, переведенных в вотчину, самим Уложением предусматривался только в том случае, если вотчина переходила в другие руки.

Законодательные материалы показывают, что процесс наделения землей, поместьями и вотчинами различных разрядов феодалов во второй половине XVII в. протекал с не меньшей интенсивностью, чем в первой половине века. Связано это было прежде всего с внешнеполитическими обстоятельствами – войной с Польшей, Швецией и Турцией. В значительной мере нейтрализованная строительством Белгородской черты и других укреплений, но все же существовавшая опасность набегов крымских татар вызывала необходимость пополнения рядов феодального класса за счет вновь верстанных новиков из командного состава войск нового строя, которые обеспечивались не только денежным содержанием, но и землей. Наконец, диктовали эту потребность расширяющиеся окраины страны.

Основной формой такого процесса было пожалование земли как в виде наделения поместий или вотчины вновь, прибавки к ранее имевшемуся окладу или даче, так и в виде продажи поместья в вотчину или пожалования поместья в вотчину. Но это одна сторона вопроса. Другая состояла в том, что в целях интенсификации земледелия правительство стремилось не допускать залеживание земель впустую. С этой целью поощрялась инициатива помещиков по отысканию пустых и выморочных земель с условием передачи их заявителю. Все это ставило вопрос о выявлении и законодательной регламентации раздач свободных земель, пригодных для использования.

Вслед за Соборным Уложением 1649 г. законодательство второй половины XVII в. продолжало выделять вотчины и поместья как самостоятельные объекты правового регулирования. Однако с течением времени, к концу столетия, правовые различия этих двух основных форм феодального землевладения в значительной мере исчезают. Особенностью второй половины XVII в., как и предыдущего времени, является значительное численное преобладание законодательных актов о землевладении и землепользовании.

В Соборном Уложении 1649 г. с учетом законодательства первой половины XVII в. были закреплены следующие нормы наследования поместья.

1. Поместья наследуют сыновья, часть их передается на прожиток вдовам и дочерям.

2. При отсутствии сыновей и братьев прожиток наследуют вдовы, дочери и сестры, остальное передается родичам, а при отсутствии таковых – государству.

3. В род передается поместье и при отсутствии прямых наследников, а при отсутствии родичей – государству.

В Уложении таким образом' был закреплен родовой статус поместья, в значительной мере уже сложившийся в первой половине века и означавший заметный вклад в дело сближения поместного и вотчинного землевладений. В Уложении и в последующем законодательстве господствующим становится не прежний принцип (по службе поместье), а новый: по поместью служба.

            Во второй половине XVII в. действовали юридические основания крепостной зависимости крестьян, установленные Уложением 1649 г. К ним относятся прежде всего писцовые книги 1626-1628 гг. и переписные книги 1646-1648 гг. Позднее добавились переписные книги 1678 г. и другие описания 80-х гг. Юридически право владения крестьянами закреплялось за всеми категориями служилых чинов по отечеству, хотя фактически служилая «мелкота» далеко не всегда имела крестьян. Закон о наследственном (для феодалов) и потомственном (для крепостных) прикреплении крестьян является наиболее крупной нормой Уложения, а отмена урочных лет сыска беглых стала необходимым следствием и условием претворения этой нормы в жизнь. Закон о прикреплении распространялся на все категории крестьян и бобылей – частновладельческих и государственных. В отношении вотчины и поместных крестьян для периода после писцовых книг в 1626 г. устанавливались дополнительные основания крепости – отдельные или отказные книги, а также «полюбовные» сделки о крестьянах, в том числе о беглых, главным образом в форме поступных грамот.


100
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2019 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!