Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Возобновление приостановленного предварительного следствия»

/ Уголовное право
Мини-контрольная,  7 страниц

Список использованной литературы

1. Ларин А.М., Мельникова Э.Б., Савицкий В.М. Уголовный процесс в России: Лекции-очерки. М., 2007.
2. Рыжаков А.П. Уголовный процесс: Учебник для вузов. М., 2008.
3. Уголовно-процессуальное право РФ / Под ред. П.А. Лупинской. М., 2008.
4. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. В.П. Божьева. М., 2008.
5. Уголовный процесс: Учебник / Под ред. К.Ф. Гуценко. М., 2008.
6. Учебник уголовного процесса / Отв. ред. А.С. Кобликов. М., 2005.
7. Якупов Р.Х. Уголовный процесс: Учебник / Отв. ред. В.Н. Галузо. М., 2008.


Работа похожей тематики


Пропуск процессуальных сроков: формальность или обстоятельство, заслуживающее внимания?

Зайков Д.Е.
Право в Вооруженных Силах, 2010.
Большая часть гражданских дел, находящихся в военных судах, возникает из публичных отношений, в связи с чем они подлежат рассмотрению в порядке гл. 25 "Производство по делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих" Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Одной из особенностей указанного порядка является наличие специального срока, установленного для защиты заявителем своих нарушенных прав и свобод.
Согласно п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 г. N 2 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих" (далее - Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 2) суду при подготовке дела к судебному разбирательству надлежит учитывать, что к обстоятельствам, имеющим значение для правильного разрешения данной категории дел (выделено мной. - Д.З.), в частности, относится соблюдение срока обращения с заявлением в суд.
Статья 256 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации устанавливает как указанный специальный срок - три месяца, так и момент начала его исчисления - день, когда заявителю стало известно о нарушении его прав и свобод. При этом пропуск трехмесячного срока обращения в суд с заявлением не является для суда основанием для отказа в принятии заявления. Причины пропуска срока выясняются в предварительном судебном заседании или судебном заседании и могут являться основанием для отказа в удовлетворении заявления.
Вопрос о наличии у суда права по своей инициативе выяснять причину пропуска заявителем срока обращения в суд и, как следствие, выносить решение об отказе в удовлетворении заявления, без возражения заинтересованного лица, чьи решения и (или) действия (бездействие) оспариваются, о пропуске заявителем указанного срока длительное время решался неоднозначно.
Так, в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 г. N 9 "О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" было разъяснено следующее: "Законом предусмотрен трехмесячный срок обращения в суд со дня, когда военнослужащему стало известно о нарушении его прав и свобод, и месячный срок со дня получения отказа в удовлетворении жалобы или со дня подачи жалобы, если на нее не был получен ответ.
Жалобы военнослужащих на неправомерные действия воинских должностных лиц и органов военного управления, содержащие требования о защите нарушенного права, должны приниматься судом к рассмотрению независимо от истечения указанных сроков. Истечение срока на обращение в суд, о котором заявлено лицом, действия (бездействие) которого обжалуются, является основанием к вынесению судом решения об отказе в удовлетворении жалобы, если отсутствуют уважительные причины пропуска этого срока".
Другими словами, если субъект, к которому предъявлено требование по делу, возникшему из публичных правоотношений, не заявит в суде о пропуске предусмотренного ст. 256 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации срока, то суд не вправе по своей инициативе выяснять причины его пропуска и тем более отклонять жалобу по мотиву пропуска этого срока <1>.
--------------------------------
<1> Ильин Б.В. Применение судом срока исковой давности, срока обращения в суд и (или) иных аналогичных сроков // Право и экономика. 2006. N 4.
В то же время иные разъяснения высшей судебной инстанции свидетельствуют о противоположной позиции. Так, согласно Обзору законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2003 года <2> (вопрос 22) и Обзору законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2006 г. <3> (Определение N 5н-278/04) на суд возлагается обязанность проверить наличие (отсутствие) пропуска заявителем указанного срока и причин такового вне зависимости от наличия (отсутствия) заявления об этом от заинтересованного лица.
--------------------------------
<2> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2004. N 3.
<3> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2007. N 8.
Логичным завершением данного "противостояния" стало внесение в 2007 г. в Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 февраля 2000 г. N 9 изменений <4>, в силу которых п. 12 был изложен в новой редакции: "Статьей 256 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрен трехмесячный срок обращения в суд со дня, когда военнослужащему стало известно о нарушении его прав и свобод. Пропуск указанного срока не является для суда основанием для отказа в принятии заявления, но при отсутствии уважительных причин является основанием для принятия судом решения об отказе в удовлетворении требований заявителя в предварительном судебном заседании или в судебном заседании без исследования фактических обстоятельств дела, в том числе при отсутствии заявления об этом государственного органа или должностного лица, действия которого оспариваются заявителем". Таким образом, проверка соблюдения заявителем срока обращения в суд является не только правом, но и обязанностью суда.
--------------------------------
<4> Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2007 г. N 6 "Об изменении и дополнении некоторых постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по гражданским делам".
Взгляд на указанную проблему не изменился и с принятием Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 2, в п. 24 которого было указано, что "принимая во внимание положения ст. 256 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, необходимо по каждому делу выяснять, соблюдены ли сроки обращения заявителя в суд и каковы причины их нарушения, а вопрос о применении последствий несоблюдения данных сроков следует обсуждать независимо от того, ссылались ли на это обстоятельство заинтересованные лица" <5>.
--------------------------------
<5> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2009. N 4.
Таким образом, казалось, что все процессуальные вопросы в части, касающейся сроков обращения в суд, разрешены, однако в практической плоскости до сих пор приходится сталкиваться с отдельными проявлениями произвольного толкования судами процессуального закона.
Так, при рассмотрении Московским гарнизонным военным судом в порядке гл. 25 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации одного из гражданских дел <6> суд, проигнорировав требования ст. 256 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а также соответствующие разъяснения высшей судебной инстанции, вопрос о соблюдении заявителем сроков обращения в суд в судебном разбирательстве не поднимал. И это несмотря на то обстоятельство, что подобное ходатайство было заявлено представителем заинтересованного лица, также им были представлены доказательства пропуска заявителем указанного срока. Соответственно, в нарушение требований п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 2 выводы о восстановлении или об отказе в восстановлении срока обращения в суд в решении указаны не были.
--------------------------------
<6> Оспаривание действий (бездействия) начальника военной организации и жилищной комиссии военной организации, связанных с необеспечением жилым помещением вне очереди и неувольнением с военной службы.
Кассационная инстанция данное процессуальное нарушение за таковое не посчитала: "Утверждение автора кассационной жалобы о пропуске заявителем предусмотренного ст. 256 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации срока обращения в суд с заявлением несостоятельно. У. оспаривается бездействие начальника и жилищной комиссии военной организации, связанное с непринятием необходимых и достаточных мер для обеспечения заявителя жилым помещением и увольнения с военной службы. Это бездействие является длящимся нарушением прав заявителя, поэтому применение в данном случае указанного срока невозможно и необходимости рассматривать данный вопрос у суда первой инстанции не имелось". Насколько же законна и обоснованна данная позиция?
Несмотря на то что в рассматриваемой ситуации длящийся характер нарушений прав заявителя сомнений не вызывает <7>, позиция суда кассационной инстанции вызывает удивление: на основании чего суд пришел к выводу о том, что:
--------------------------------
<7> По мнению автора, в данном случае можно провести аналогию с административным правом: длящимся является такое противоправное действие или бездействие, которое выражается в длительном непрекращающемся невыполнении или ненадлежащем выполнении обязанностей, возложенных на заинтересованное лицо законом (абз. 3 п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях").
- во-первых, в указанном случае применение срока обращения в суд невозможно;
- во-вторых, необходимости рассматривать данный вопрос у суда первой инстанции не имелось.
Встанем на позицию суда кассационной инстанции и попытаемся обосновать верность приведенного умозаключения: бездействие, нарушающее права заявителя, является длящимся по времени, соответственно, может нарушать и нарушает права заявителя в любой момент до момента его окончания. Окончанием бездействия является совершение предписанных действий, таким образом, отсчет срока, предусмотренного ст. 256 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, может быть начат в любое время до прекращения бездействия, т.е. заявитель вправе обратиться в суд в течение неограниченного периода времени, за исключением истечения трехмесячного срока с момента, когда бездействие, нарушающее его права, было прекращено, а его права реализованы. Соответственно, обращение заявителя в указанный трехмесячный срок (если таковое произойдет) будет носить формальный характер, а необходимость в нем будет сведена лишь к установлению факта нарушения прав заявителя.
Однако, по мнению автора, указанный подход ошибочен и направлен на неверное толкование процессуального закона. При этом совершенно непонятно, что же явилось главной причиной вышеизложенного: невозможность, т.е. суд был бы рад исполнить возложенную на него обязанность, да не смог в силу объективных обстоятельств, или же отсутствие необходимости, т.е. фактически отсутствие обязанности суда проверить соблюдение заявителем срока обращения в суд? Положительные ответы будут явно выходить за пределы законности и обоснованности.
Начнем с того, что Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации понятия "длящееся нарушение прав и свобод" не содержит, следовательно, каких-либо особенностей, связанных с исчислением или определением природы срока обращения в суд, процессуальное законодательство не знает. Тем более, в законе отсутствуют случаи (основания) невозможности применения срока обращения в суд. Если же кассационная инстанция имела в виду невозможность применения срока обращения в суд в силу невозможности его определения, т.е. установления начала течения указанного срока, то указанная позиция становится еще более абсурдной.
Неужели длящийся характер нарушения прав заявителя каким-то образом мешает или делает невозможным определить момент, когда заявителю стало известно о нарушении его прав? Именно указанное условие начала течения срока на обращение в суд позволяет сделать вывод о том, что характер нарушения прав заявителя какого-либо влияния на начало течения искомого срока не оказывает.
Согласно Обзору судебной практики рассмотрения гражданских дел по искам и жалобам военнослужащих на действия и решения органов военного управления и воинских должностных лиц <8> рассмотрение судом вопроса о пропуске срока на обращение с заявлением в суд в практическом плане должно сводиться к установлению точной даты, когда лицу стало известно о нарушении его прав и свобод.
--------------------------------
<8> Обзор подготовлен на основании докладов (справок) окружных и флотских военных судов, а также практики Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации за 2003 год (подраздел "Исковая давность и срок на обращение с заявлением в суд").
В силу абз. 3 п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 2 срок обращения с заявлением в суд начинает течь с даты, следующей за днем, когда заявителю стало известно о нарушении его прав и свобод, о создании препятствий к осуществлению его прав и свобод, о возложении обязанности или о привлечении к ответственности. Обязанность доказывания этого обстоятельства лежит на заявителе (выделено мной. - Д.З.).
По смыслу закона в случае соблюдения заявителем трехмесячного срока, исчисленного с указанного дня, его права и свободы подлежат восстановлению в полном объеме независимо от длительности периода нарушения прав и времени, прошедшего с момента такого нарушения до дня, когда лицу стало известно об этом <9>.
--------------------------------
<9> Обзор судебной практики рассмотрения гражданских дел по искам и жалобам военнослужащих на действия и решения органов военного управления и воинских должностных лиц от 27 октября 2004 г.
Нарушив требования закона - не выяснив, соблюден ли заявителем срок, установленный ст. 256 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд тем самым фактически превратил данную свою обязанность в дискрецию со всеми вытекающими последствиями.
К сожалению, указанный пример единственным не является. Так, заинтересованным лицом в целях реализации права, предусмотренного ст. 231 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, были поданы замечания на протокол судебного заседания. В связи с тем что указанное процессуальное действие было совершено за пределами установленного законом срока (пропуск составил три дня), в соответствии со ст. 112 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации одновременно с замечаниями на протокол было подано заявление о восстановлении пропущенного процессуального срока.
Направляя заинтересованному лицу определение о частичном отклонении замечаний на протокол, суд в своем сообщении в части, касающейся пропуска процессуального срока, указал, что "срок на подачу замечаний пропущен формально и необходимости в его восстановлении нет".
Как можно интерпретировать данную позицию суда? На взгляд автора, исключительно одним - полным пренебрежением к закону и нежеланием заниматься, на взгляд суда, пустой тратой времени - назначать судебное заседание, извещать лиц, участвующих в деле, проводить судебное заседание, выносить определение <10>. Ведь цена вопроса - всего лишь рассмотрение заявления о восстановлении пропущенного срока на подачу замечаний на протокол судебного заседания <11>!
--------------------------------
<10> Статья 112 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
<11> Процедура составления и подачи замечаний на протокол судебного заседания не является простой процессуальной формальностью. Эту процедуру можно, а зачастую просто необходимо, использовать для расширения доказательственной базы при обжаловании судебных актов и создания дополнительной доказательственной базы. Грамотно составленные замечания на протокол могут стать мощным юридическим орудием борьбы с незаконными и необоснованными судебными актами. См.: Григорьев В. Процессуальная формальность или правовое оружие? // Бизнес-адвокат. 2006. N 20.
Тем не менее мотивировка суда об отсутствии необходимости (она, видно, "полюбилась" судам за свою субъективность и универсальность) восстановления пропущенного процессуального срока проста и незамысловата, но не соответствует ни требованиям законности, ни требованиям обоснованности.
Процессуальное законодательство не определяет формальность (данная категория не имеет каких-либо критериев и может определяться исключительно субъективными признаками) как признак пропуска процессуального срока, каким-либо образом влияющий на его наличие или отсутствие.
Процессуальный срок может быть либо пропущен, либо не пропущен. При этом в первом случае при соблюдении лицом, участвующим в деле, установленных законом условий действия суда по рассмотрению вопроса о восстановлении пропущенного процессуального срока четко регламентированы (ст. 112 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Помимо этого следует отметить, что законодатель не предоставляет суду права определять необходимость восстановления того или иного процессуального срока (в полномочия суда входит только рассмотрение вопроса о признании уважительности либо неуважительности причины пропуска срока на совершение какого-либо процессуального действия). Подменяя своим мнением позицию лица, участвующего в деле, суд тем самым необоснованно вмешивается в ход судебного разбирательства, а также нарушает основополагающий принцип гражданского процесса - принцип равенства.
Нельзя не признать, что, возможно, суды в вышеуказанных ситуациях, ущемляя права заинтересованных лиц и вставая на сторону заявителей, руководствовались принципом гуманизма и справедливости <12>. Однако вопрос, почему же не соблюдаются при этом требования закона, остается без ответа.
--------------------------------
<12> Согласно ст. 4 Федерального конституционного закона от 23 июня 1999 г. N 1-ФКЗ "О военных судах" одной из основных задач военных судов при рассмотрении дел являются обеспечение и защита нарушенных и (или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов человека и гражданина.
В связи с вышесказанным нельзя не признать актуальность и злободневность мнения Г.Ф. Шершеневича: "Если законы должны быть исполняемы в точности лишь до тех пор, пока они не сталкиваются с чувством справедливости, пока они не приводят к нецелесообразным результатам, то, спрашивается, зачем вообще издавать законы?".
Источник: http://www.juristlib.ru/book_9254.html


100
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2019 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!