Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Адвокатура в советский период»

/ Общее право
Мини-контрольная,  10 страниц

Список использованной литературы

1. Адвокатская деятельность: Учебно-практическое пособие / Под ред. В.И. Буробина. М., 2006.
2. Бабурин С.Н., Тлисков А.Г., Забейворота А.И. Комментарий к Федеральном закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». М., 2006.
3. Колоколова Э.Е. Адвокат – представитель в гражданском процессе. М., 2004.
4. Лубшев Ю.Ф. Адвокат в уголовном деле / Под ред. И. Б. Мартковина. М., 2007.
5. Стецовский Ю.И. Адвокатура в России: истоки, традиции, современность. М., 2008.
6. Стецовский Ю.И. Исторический очерк формирования адвокатуры в России: М., 2006.
7. Стешенко Л.А., Шамба Т.М. Адвокатура в Российской Федерации: Учебник. М., 2007.
8. Чашин А.Н. Стратегия и тактика адвокатской деятельности. М., 2008.


Работа похожей тематики


Б. САНГАДЖИЕВ,

кандидат юридических наук, доцент РУДН

 

ПРАВОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ФЕДЕРАЛЬНЫХ СУДОВ ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

При проведении административной реформы сильная и самостоятельная судебная власть служит важнейшей гарантией фор­мирования правового государства, поскольку она не только сдерживает и уравновешивает другие ветви государственной власти, но и является гарантом со­блюдения ими прав и свобод человека и гражданина, защищает свободу личности в правовом споре чело­века с государством.

 

Ключевые слова: самостоятельная судебная власть, защита прав человека, конфликты с представителями исполнительной власти, независимость судьи.

 

B. SАNGАDJIЕV,

the candidate of jurisprudence, senior lecturer RUDN 

 

LEGAL MAINTENANCE OF ACTIVITY OF FEDERAL COURTS  

OF THE GENERAL JURISDICTION OF THE RUSSIAN FEDERATION

 

At carrying out of administrative reform strong and independent judicial authority serves as the major guarantee formation lawful state as it not only constrains and counterbalances other branches of the government, but also is the guarantor observance them of the rights and freedom of the person and the citizen, protects a personal freedom in legal dispute man with the state.

 

Key words: independent judicial authority, protection of human rights, conflicts to representatives of executive power, independence of the judge.

 

Рассмотрим подробнее резуль­таты судебной реформы. Судебная реформа как одна из стратегических линий развития государственности в Российской Федерации имела строго определенную цель – становление в России самостоятельной судебной власти, чья деятельность должна быть направлена на защиту прав человека, обеспечение социальной устойчивости и режима законности в государстве, осуществляемых посредством мер правового характера[1].

Для перехода от административно-правового регулирования к системе регулирования, основанной на праве, требовалось решить три крупные задачи:

1. Привести компетенцию судов в соответствие с требованиями правового государства. Необходимо было покончить с положением, когда целые области общественных отношений находились вне сферы судебных полномочий, когда граждане не имели права обратиться за судебной защитой в конфликтах с представителями исполнительной власти, когда трудовые споры многих категорий работников решались в порядке подчиненности, а не в судах.

2. Обеспечить независимость судьи от влияния других ветвей власти, от давления со стороны различных политических группировок и социальных групп для того, чтобы суд мог успешно выполнять свои новые функции.

3. Обеспечить самостоятельность суда и от исполнительной, и от законодательной властей для того, чтобы независимость судьи стала реальностью.

На пятом Всероссийском съез­де судей в ноябре 2000 г. подчеркивалось, что самостоятельная су­дебная власть в России, несмотря на существующие проблемы, состоялась, она обладает всеми необходимыми атрибутами государственной власти. В то же время на съезде отмечалось, что по ряду принци­пиальных позиций судебная реформа продвигается медленно.

Аналогичный вывод сделан и на VI Всероссийском съезде судей в декабре 2004 г. Президент РФ В.В. Путин в своей речи отметил, что, несмотря на ви­димые успехи судебной реформы, здесь еще немало проблем и нерешенных задач, а судебная система требует совершенствования[2].

Проводимые в ходе судебной реформы мероприятия, бесспорно, значимы, но насколько они эффективны в рамках совершенствования судебной власти.

Идея реформирования судов, зародившаяся в годы перестройки во второй половине 80-х годов, была направлена на модернизацию системы советского правосудия в соответствии с концепцией демократизации социализма в СССР. Однако новый импульс судебная реформа получила в связи с коренными общественно-политическими изменениями, происшедшими в начале 90-х годов.

Стало ясно, что для защиты политических и экономических свобод граждан и их объединений общество нуждается в истинно независимом суде, свободном от политического и социального давления. Обеспечить это можно только при реальном разделении государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную, когда судебная власть полностью самостоятельна[3].

Следовало снять ограничения права граждан обращаться в суд для защиты своих интересов, т.е. расширить компетенцию суда по рассмотрению их споров, в том числе, с государством до общепринятых в мире стандартов. Как известно, в период однопартийной системы граждане не могли защищать в суде не только политические права, но и многие другие, вытекающие из трудовых, жилищных, налоговых, земельных правоотношений, поскольку жалобы на действия должностных лиц по действовавшим тогда законам рассматривались, как правило, в административном порядке вышестоящими руководителями[4].

Правовому государству требовался суд, доступный населению, в котором споры рассматриваются беспристрастно и объективно в приемлемые для сторон сроки. Создание такого суда явилось основной целью судебной реформы.

В обобщенном виде идеология судебной реформы была сформулирована в принятом 24 октября 1991 г. Верховным Советом РСФСР документе, носившем название «Концепция судебной реформы в РСФСР».

Необходимость проведения реформы судебной власти обусловлена тем, что суды, прокуратура, органы дознания и предварительного следствия все более обнаруживают несостоятельность своих общих уси­лий по охране законности и правопорядка. В подтвер­ждение сказанного в Концепции приводятся данные, характеризующие рост преступности в стране и сла­бую эффективность деятельности правоохранитель­ных органов, в том числе судов, по борьбе с ней[5].

Особенно остро в рамках Концепции стоит вопрос доверия к судам. Так, профессор И.Л. Петрухин[6], один из авторов на­званной Концепции, пишет, что в массовом порядке нарушаются сроки рассмотрения дел, образуются очереди из граждан­ских и уголовных дел, особенно в областных и крае­вых судах. Более четверти дел рассматриваются с нарушением установленных законом сроков, неред­ко судебные заседания начинаются с опозданием, слушание дел неоднократно откладывается. Бывают случаи, когда судьи грубят участникам процесса.

К сожалению, негативное отношение граждан к судьям сохраня­ется и сейчас. В сентябре 2007 г. Фонд «Обществен­ное мнение» провел исследование, посвященное де­ятельности российских судов. В результате выясни­лось, что большинство россиян не доверяют российским судам. Отрицательных оценок было дано почти вдвое больше, чем положительных (42 против 23%). По мнению опрошенных (71%), большинство российских судей берут взятки (только 13% считают большинство судей честными и неподкупными). По­ловина наших сограждан убеждены, что суды часто выносят несправедливые приговоры, и лишь каждый пятый считает, что такие приговоры выносятся редко[7].

Недоверие граждан к судебной системе является основной причиной их жалоб. Так, в высшую квали­фикационную коллегию судей поступило жалоб (об­ращений) граждан на действия судей: в 2000 г. – 5 463; в 2001 г. – 5 850; в 2002 г. – 6 993; в 2003 г. – 7 870; в 2004 г. – 9 123; в 2005 г. – 9 876; в 2006 г. – 9 109; в 2007 г. – 8 341 (по состоянию на 1 сентября 2007 г.)[8].

 Увеличивается число поданных гражданами России жалоб в Европейский Суд по правам человека, что так­же свидетельствует о неблагополучии в системе оте­чественного правосудия. В 2004 г. Уполномочен­ный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека направил на заключение в Ге­неральную прокуратуру России копии 49 жалоб граж­дан, адресованных названному Суду. В основном это жалобы на неудовлетворительное разрешение дел в судах Российской Федерации, на возникающие слож­ности в их обжаловании, нарушение сроков и про­цедур судебного разбирательства, на качество испол­нения судебных решений.

Уровень доверия российского населения органам прокуратуры и милиции также остается сравнительно низким. Причина подобных проблем судебной реформы, на наш взгляд, кроется в Концепции судебной реформы в России. При всей значимости и своевременности Концепция не лишена отдельных спорных моментов, на которые стоит обратить пристальное внимание с целью признания их обоснованными. Так, по мо мнению авторов Концепции, «целью уголовной юстиции, является не борьба с преступностью, а защита об­щества от преступлений путем реализации уголовно­го закона, защиты прав и законных интересов граждан, попавших в сферу юстиции».

Термин «борьба с преступностью» содержится в ст. 114 Конституции РФ, гласящей, что Правительство Российской Федерации осуществляет меры по борьбе с преступностью, в ст. 2 Федераль­ного закона «О прокуратуре Российской Федерации», указывающей, что прокуратура России осуществляет координацию деятельности правоохранительных ор­ганов по борьбе с преступностью, и в международных правовых актах.

Выдвигая предложения о верховен­стве суда в правоохранительной деятельности, о не­обходимости обеспечения независимости судей, по­вышения их материального благосостояния, авторы Концепции необоснованно пытаются сузить обязанности суда по охране законности и пра­вопорядка, высказываются против принципа ответ­ственности судей за принимаемые решения. По их мнению, суд должен быть освобожден от любых ру­диментов функции уголовного преследования, кара­тельных функций.

Полагаем, что с подобным утверждением трудно согласиться, поскольку оно не согласуется ни с международ­ными правовыми актами, ни с нормами действующей Конституции России. В соответствии со ст. 2 Конституции Российской Федерации признание, соблю­дение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства. Суды же России, согласно ст. 10 и 11 Конституции, являются одной из ветвей государ­ственной власти, которая обязана защищать права и свободы граждан. Статья 11 Всеобщей декларации прав человека и ст. 49 Конституции Российской Федерации гласят, что только в суде виновность каж­дого обвиняемого в совершении преступления может быть доказана и установлена вступившим в законную силу приговором.

В соответствии с уголовно-процессуальным зако­нодательством только суд вправе назначить меру наказания за совершенное преступление, т.е. пока­рать преступника.

В действительности суды невозможно защитить от от­ветственности за нерешенные государ­ством и обществом проблемы укрепления правопорядка потому, что они наряду с Президентом РФ, Феде­ральным Собранием и Правительством Российской Федерации осуществляют в России государственную власть. Концепция в своем содержании не отвечает и на вопрос о том, что будет, если не суд будет оп­ределять уголовное наказание, карать виновного за совершенное преступление, если не суд вместе с дру­гими правоохранительными органами будет отвечать за соблюдение законности и состояние преступности в стране.

Очевидно, что на судебном корпусе лежит осо­бая ответственность за судьбу страны в сложных ус­ловиях одновременного проведения экономической, административной и политической реформ. От эф­фективной работы судов зависит конституционная стабильность российского общества. В настоящее время многие правовые постулаты и принципы подвергают­ся пересмотру и переоценке перед лицом глобаль­ных вызовов и угроз, суд призван усилить защиту граж­данских, социально-экономических и политических прав и обеспечить возможность обществу развивать­ся дальше в рамках правового поля. Состояние пра­восудия надо оценивать в зависимости от его спо­собности решать указанную задачу[9].

По мнению авторов Концепции, принцип ответ­ственности судей за собственные решения играет, ско­рее, негативную роль (кроме случаев грубой небреж­ности и преступного умысла).

Принцип безответственности за принимаемые решения распространяется авторами Кон­цепции и на суд присяжных, которые решают, по су­ществу, самый сложный и главный вопрос – о виновности. «Присяжные не несут ответственности за свой вердикт, не объясняют его и наделены правом безмотивного оправдания», – говорится в Концепции. Таким образом, авторы Концепции предлагают превратить принцип неза­висимости судебной власти в личную независимость и безответственность судей, что открывает перспективы для халатности и служебных злоупотреб­лений.

В этой связи крайне важно не оставлять без внимания все случаи нарушений в деятельности судов. Более того, там, где вершится правосудие, нарушения недо­пустимы[10].

Ссылаясь на зарубежный опыт, указывая, что за рубежом не более 3–7% дел проходят через суды при­сяжных, авторы Концепции, вопреки указанному опыту, предлагали внедрить в России суд присяжных по делам о преступлениях, грозящих виновному лише­нием свободы на срок свыше одного года, т.е. по боль­шинству уголовных дел. Почему именно так, каких-либо обоснований не приводится.

Представляется, что при решении вопроса о по­всеместном учреждении суда присяжных в Российской Федерации авторам Концепции было бы целесообразно более глубоко изучить опыт рабо­ты суда присяжных в царской России, других странах, ее достоинства и недостатки, выработать гарантии от неправо­судных решений, которые могут быть приняты при­сяжными заседателями и которые, как показывает практика, они иногда принимают[11].

Как известно, в России суд присяжных был введен в результате судебной реформы 1864 г., и почти сразу же отмечалось непомерное количество выносимых им оправдательных приговоров. В качестве причин в печати постоянно указывали невысокий уровень грамотности присяжных заседателей, безответственное отношение к их подбору, несоответствие народного правосознания понятиям и нормам законодательства, значительную подверженность присяжных заседателей общественному мнению. Следствием этого было, например, оправдание в 1873 г. Санкт-Петербургским окружным судом с участием присяжных заседателей Веры Засулич, вина которой в покушении на убийство градоначальника Ф. Трепова была безусловно доказана. И она сама ее не отрицала.

Число дел, рассматриваемых судом присяжных, все время снижалось. После Октябрьской революции суды присяжных в России были ликвидированы и вновь появились в 1993 г.

Полагаем, что при рассмотрении дела судом присяжных виновность подсудимого, квалификацию его действий должен определять специалист – профессиональный судья, а назначение меры наказания следовало бы поручить присяжным заседателям. Им каждое дело в новинку, и они больше, чем профессиональный судья, в какой-то мере привыкший не всегда всесторонне продумывать размер наказания, будут учитывать мотивы совершения преступления, личность преступника. С учетом смягчающих и иных обстоятельств присяжные смогут назначить наказание ниже низшего предела соответствующей статьи Уголовного кодекса, применить условное наказание или отсрочить исполнение приговора, вообще освободить от наказания, т.е. практически достичь того же, что они делают сейчас, когда из сострадания, стремления защитить оступившегося или по каким-либо иным причинам признают человека невиновным, хотя и понимают, что он совершил преступление.

В ряде случаев для подтверждения выводов авторы Концепции приводят выдержки из законодательных актов, но так, что они искажают смысл содержания этих актов. Например, в Концеп­ции указывается, что все уголовное судопроизводство подчинено задаче быстрого и полного раскрытия пре­ступлений, изобличения виновных, что суд, стремясь изобличить преступника и привести в движение механизм уголовного пресле­дования, теряет качество объективности, оказывает­ся «в одной упряжке» с прокурором, следователем и органом дознания[12].

Вместе с тем за­дачами уголовного судопроизводства является не только быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных, но и обеспечение правильно­го применения закона, чтобы каждый совершив­ший преступление был подвергнут справедливому наказанию и не один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

Делая ссылки на высказывания отдельных авторов, авторы Концепции приводят только те слова и тех авторов, которые подкрепляют обосно­ванность сделанных в Концепции выводов, и умалчи­вают о тех, которые противоречат им.

Авторы Концепции, обосновывая свое предложе­ние о необходимости сокращения общенадзорных функций прокуратуры, утверждают, что прокурорский надзор не может охватывать и тысячной доли ведом­ственных и правоприменительных актов, изданных с нарушением закона. Из каких расчетов сделан этот вывод, кто проводил такие исследования – не извест­но. Характерно, что только в 2006 г. органами про­куратуры выявлено 1 689 781 нарушений законов, в том числе незаконных правовых актов 195 152, каж­дый четвертый из которых совершался в сфере со­блюдения прав и свобод граждан. Из них 179 030 были опротестованы, кроме того, по результатам прокурор­ских проверок внесено 295 977 представлений, на­правлены в суд 357 293 иска в защиту прав граждан и государства. По представлениям прокуроров привле­чено к дисциплинарной ответственности 83 028 ви­новных, к административной – 107 535 и против 11 703 человек возбуждены уголовные дела. Приве­денные данные свидетельствуют о несостоятельнос­ти предложений и выводов авторов Концепции о не­обходимости сокращения в настоящее время обще­надзорных функций прокуратуры.

Лишение в настоящее время органов прокуратуры общенадзорных функций приведет к тому, что испол­нение законов в Российской Федерации станет фак­тически бесконтрольным до создания новых надзор­ных органов, а для этого нужны и время, и значитель­ные материальные затраты, что негативно скажется на принимаемых государством мерах по укреплению вертикали власти и правопорядка в стране[13].

Вызывает удивление то, что авто­ры Концепции негативно относясь к обвинительным функциям суда, предложили санкционирование судом следственных действий, связанных с возможностью ограничения конституционных прав и свобод граждан, т.е. выполнение тех функций, которые выполняют про­куроры. Трудно понять такую логику трансформации взглядов, ибо в Концепции прокуратуру укоряли за обвинительный уклон. В то же время этот уклон предложено превратить в предназначение суда, который, давая санкцию на арест, заключение под стражу и содержание под стражей, невольно связы­вает себя с обвинительными выводами предваритель­ного следствия.

Приведенные и иные недочеты и изъяны Концеп­ции судебной реформы в Российской Федерации сви­детельствуют о несостоятельности ряда выводов и предложений данного документа.

К сожалению, Верховный Совет РСФСР своим по­становлением от 24 октября 1991 г. придал силу За­кона названной Концепции, представляющей совокуп­ность взглядов и предложений группы юристов, в ко­торой сами авторы называют ее «пробным камнем».

Причем Верховный Совет придал положениям Кон­цепции, по существу, силу конституционного закона, предложив учитывать их при подготовке законов, свя­занных с судебной реформой, и эти предложения были учтены и учитываются при подготовке ряда законов, в том числе Конституции Российской Федерации, при­нятой 12 декабря 1993 г. В настоящее время не­терпеливые реформаторы с усердием, достойным лучшего применения, призывают срочно реализовать все названные положения, поскольку они законодательно закреплены. Невольно возникает воп­рос: если некоторые из этих положений приняты оши­бочно, нужно ли эту ошибку усугублять? К сожалению, большинство положений Концепции, в том числе недостаточно, на наш взгляд, обоснованных, как пра­вило, реализуются. Например, в УПК РСФСР, действо­вавшем в России до 1 июля 2002 г., сказано, что уго­ловное судопроизводство должно способствовать ук­реплению законности и правопорядка, предупрежде­нию и искоренению преступности (ст. 2 УПК РСФСР), что дознаватель, следователь, прокурор и суд обяза­ны выявлять причины и условия, способствовавшие совершению преступления и принимать меры к их устранению (ст. 21 и 212 УПК РСФСР).

В действующем УПК РФ профилактические воз­можности (обязанности) правосудия усечены, а о пре­дупреждении и искоренении преступлений в нем во­обще не упоминается.

В Концепции национальной безопасности РФ, в редакции Указа Президента России от 10 января 2000 г. сказано, что в борьбе с преступностью приоритетное значение имеет формированные системы мер дей­ственной социальной профилактики и воспитания за­конопослушных граждан, а в числе задач в противо­действии криминалу на первое место в Концепции поставлены «выявление, устранение и предупрежде­ние причин и условий, порождающих преступность». В документах десятого Конгресса ООН по предупреж­дению преступности и обращению с правонарушите­лями, состоявшегося в 2000 г. в Вене, подчеркива­ется, что задача предупреждения преступности дол­жна считаться первоочередной на национальном и глобальном уровнях. К сожалению, эта установка ос­тается должным образом не замеченной и нереали­зованной ни авторами, ни исполнителями судебной реформы.

Вызывает беспокойство сворачивание форм внеш­него контроля над правосудием на фоне гипертрофи­рованной юридической неприкосновенности судей и расширением их юрисдикции. Имеется в виду исклю­чение из новых ГПК, УПК и АПК РФ судебного надзо­ра. Это относится и к прокурорскому надзору, при­званному выполнять задачи по обеспечению законно­сти в судопроизводстве, который также исключен из ГПК и УПК РФ. А ведь законодательное ограничение полномочий прокурора в судопроизводстве сдерживает процесс обеспечения законности в этой сфере, сворачивание профилактических мер по борьбе с преступностью и иными нарушениями прав человека мешает укрепле­нию правопорядка, побуждает граждан обращаться с жалобами в Европейский Суд по правам человека[14].

Судебный контроль начинает действовать, как только появляются основания полагать, что в ходе уголовного судопроизводства могут быть ограничены чьи-либо конституционные права и свободы. Судебный контроль может осуществляться как по ходатайствам лиц, производящих проверку первоначальной информации о преступлении, так и по жалобам лиц, которые находят, что их права нарушены. В целях четкого обозначения оснований, по которым допускается обжалование в суд незаконных действий и решений, в законе следовало бы прописать, что к таким основаниям относятся: действия, ограничивающие конституционные права граждан, применение различных мер процессуального принуждения при проведении следственных действий, а также могут быть обжалованы любые действия, затрудняющие доступ к правосудию[15].

Сказанное заставляет подумать над созданием самостоятельной вертикали судебной власти, которая была бы способной обеспечивать механизм судебного контроля. Это следственный судья – судебно-контрольная коллегия в судах второй инстанции, пенитенциарный судья – уголовно-исполнительная коллегия в судах второй инстанции. Реализация судебного контроля в уголовном судопроизводстве в вышестоящих судебных инстанциях  может осуществляться и в тех случаях, когда производство по уголовному делу еще не прошло традиционные этапы (стадии). Все это говорит об оптимизации судебной защиты прав и свобод граждан в уголовном судопроизводстве.

Вызывает серьезные сомнения в обоснованности и даже в конституционности само постановление Верховного Совета Российской Федерации от 24 ок­тября 1991 г., придавшее силу закона рассматривае­мой Концепции судебной реформы.

Во-первых, проект Концепции разрабатывался без участия научных и практических коллективов Генпро­куратуры, МВД, ФСБ и других структур. Никаких рас­четов по материальному (финансовому) обеспечению реализации намеченных в Концепции мероприятий не было. Заключения Правительства Российской Феде­рации по данному вопросу не имелось. 21 октября 1991 г. данный документ объемом в 100 печатных страниц Президентом РСФСР был направлен в Вер­ховный Совет, а 24 октября того же года принят. Бе­зусловно, за несколько дней он не мог быть де­тально изучен во всех комитетах и комиссиях Верхов­ного Совета РСФСР и пройти другие сложные проце­дуры, т.е. был принят в спешке, без необходимой проработки.

Во-вторых, Верховный Совет превысил свои пол­номочия, придав положениям «Концепции судебной реформы РСФСР» силу конституционно­го закона.

В-третьих, Верховный Совет своим постановлени­ем одобрил ряд положений Концепции, не соответ­ствовавших действовавшей в то время Конституции России. С соблюдением требований Конституции это мог сделать только Съезд народных депутатов Рос­сийской Федерации, внеся соответствующие поправ­ки в Конституцию России. Речь идет об изменении содержания конституционного понятия «надзор за исполнением законов», об отказе от конституционно­го термина «высший» применительно к прокурорско­му надзору, о введении мировых судей, присяжных заседателей, о несменяемости судей и об упраздне­нии института отзыва судей.

Критически рассматривая Концепцию судебной реформы в Российской Федерации, подчер­кнем следующее. Судебная реформа в России, безусловно, должна проводиться более активно и целеустремленно. Со­вершенствование деятельности судов должно прово­диться синхронно с мерами по совершенствованию деятельности прокуратуры, милиции и других правоохранительных органов, призванных защищать права и свободы граждан, законные интересы государства и общества, укреплять законность и правопорядок.

Как подчеркивается в заключительном документе международного семинара «Прокуратура в правовом государстве», организованном в 1997 г. Советом Европы совместно с Генеральной прокуратурой Рос­сии, изменение статуса, структур, задач и форм рабо­ты прокуратуры должно осуществляться гармонично в соответствии с изменениями судебных и правовых си­стем, частью которых она является, имея в виду, что главной целью при этом является создание подлинных гарантий для обеспечения законности и правопоряд­ка, а также осуществление эффективной защиты прав и свобод человека и гражданского общества.

Реалии сегодняшней жизни, положение с закон­ностью в стране свидетельствуют о несостоятельнос­ти мнения «реформаторов» о необходимости сверты­вания общенадзорной функции прокуратуры, об от­казе от борьбы с преступностью, напротив, они диктуют необходимость усиления правозащитной роли проку­ратуры, дальнейшей активизации ее деятельности по надзору за соблюдением Конституции Российской Фе­дерации и исполнением законов, действующей не ее территории, реализации возложенных на правоохра­нительные органы задач по борьбе с преступностью.

Конечно, углубление демократических процессов, развитие и совершенствование судебной власти, кон­троля со стороны государства и гражданского обще­ства потребует дальнейшего реформирования проку­ратуры, изменения ее функций. Однако сужение сфе­ры прокурорского надзора допустимо лишь на базе долговременной стабильности обстановки в стране, внедрения в повседневную практику экономической жизни цивилизованных, гарантированных законом рыночных механизмов, появления органов и органи­заций способных исполнять функции, возлагаемые сейчас на прокуратуру.

Анализируя ход и развитие административной ре­формы, необходимо отметить укрепление организа­ционных структур исполнительной власти, что долж­но способствовать положительным изменениям не только в сфере законности и правопорядка, но и в сфере экономики, социальной жизни.

Среди проведенных преобразований следует от­метить новую трехуровневую структуру исполнитель­ной власти на федеральном уровне, в соответствии с которой министерство разрабатывает политику госу­дарственного регулирования и осуществляют поли­тику государственного регулирования и осуществля­ют законотворческую деятельность; федеральные службы реализуют контрольно-надзорные функции, федеральные агентства выполняют обязанность по оказанию государственных услуг.

Существенные изменения произошли в правоох­ранительной сфере, являющейся частью органов ис­полнительной власти в административно-политичес­кой системе. Созданы новые федеральные службы (исполнения наказаний судебных приставов, регист­рационная служба, миграционная служба и др.), ре­организуются ранее действующие. Начато реформирование Государственной службы с учетом её места в реализации задач исполнительной власти России.

В Государственной Думе Федерального Собрания обсуждается проект ФКЗ «О федеральных админист­ративных судах». Принятие этого закона послужит материальной основой для планомерного развития правил административного судопроизводства.

Определенным позитивным шагом к созданию стройной системы административно-правового регу­лирования отношений, связанных с обеспечением личной безопасности, явилось законодательное зак­репление прав и обязанностей исполнительной влас­ти, ее органов и должностных лиц по созданию усло­вий защищенности личности от угроз внешнего и внут­реннего характера[16]. Реализуется проблема реорганизации органов местного самоуправления, призванных наряду с дру­гими задачами решать и задачу повышения эффек­тивности муниципального управления.

Итак, можно констатировать, что судебно-административная реформа в том виде, в каком она сложилась в законодательстве, теории и практике, в основном оправдывает свое назначение, однако нуждается в совершенствовании, дальнейшем развитии путем принятия законодательных решений и создания достаточной материально-технической базы, а Концепция судебной реформы требует более критического отношения к ней[17].

Анализируя результаты исполнения администра­тивной реформы, следует также отметить, что ее кон­цепция и стратегия четко не определены, вся систе­ма мер в комплексе не разработана, а отдельные меры не дают должного эффекта. Разделение государствен­ной власти на законодательную, исполнительную и судебную потребовало от исполнительных органов и их должностных лиц основное внимание сосредото­чить на исполнение законов. В связи с этим управ­ленческий аспект стал менее заметен. В то же время субсидарное управление диктует необходимость бо­лее тесного взаимодействия исполнительных органов с законодательными и судами.

Отмечая положительные моменты в вопросах ук­репления государства и взаимодействия его структур по вертикали и горизонтали системы, обратим внимание на необходимость совершенствования организации эко­номики как системы, особенно в области производ­ства, на обогащение методов государственного воз­действия на обострившиеся социальные процессы в переходный период.

Важно также подчеркнуть, что в последнее время возникло ясное осознание того, что одной из главных причин, препятствующих эффективному осуществле­нию судебно-административной реформы, является безответственность государственных органов и их должностных лиц. В связи с этим особенно актуаль­ными становятся вопросы организации и осуществления контроля над их деятельностью и ответст­венностью[18].

В действующем законодательстве о судебной сис­теме система иных государственных органов, на наш взгляд, их подконтрольность должна быть закреплена путем осуществления внутреннего контроля, контро­ля со стороны населения и внешнего контроля со сто­роны других государственных органов[19].

Очень важно добиваться повы­шения уровня доверия населения к деятельности всех властных структур, открытости их деятельности, наиболее полной информированности граждан по самому широкому кругу вопросов, особенно касаю­щихся состояния законности и правопорядка в стра­не, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства.

 

Библиографический список:

1.      Абросимова Е.Б. Транспарентность суда // Проблемы транспарентности правосудия. М., 2005.

2.      Апостолова Н.Н. Мировые суды в Российской Федерации: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Ростов-н/Д., 1998. С. 15.

3.      Бандуровский Р.В. Особенности правового статуса Федерального арбитражного суда округа (на примере Федерального арбитражного суда Московского округа): Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 85, 86.

4.      Бойков А.Д. Третья власть в России. 2-е изд. Курск, 1999.

5.      Дунаев И.И. Институт мировых судей Нижегородской губернии во второй половине XIX – начале XX века (по материалам Нижегородской губернии): Дисс. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2004. С. 13.

6.      Ефимичев С.П. Реформирование уголовно-процессуального законодательства // Актуальные проблемы досудебного производства по уголовным делам. М.: Изд-во Академии управления МВД РФ, 1999. С. 3–14.

7.      Ефимичев С.П. Уголовно-процессуальное законодательство и проблемы борьбы с организованной преступностью // Коррупция в России: состояние и проблемы. М., 1996.

8.      Жуйков В.М. Судебная реформа: проблемы доступа к правосудию. М.: Статут, 2006. С. 12.

9.      Кокорев Л.Д. Судебная реформа: идеи и реальность // Проблемы судебной реформы (юридические записки). Вып. 1. Воронеж: ВГУ, 1994.

10.  Лебедев В. Судебная реформа: итоги и перспективы // Российская юстиция. 2000. № 11.

11.  Малешин Д.Я. Концепция реформы открытости правосудия // Законодательство. 2006. № 5.

12.  Петрухин И.Л. Проблемы судебной власти в современной России // Государство и право. № 8. 2000. С. 10.

13.  Праскова С.В. Теоретические основы гласности правосудия: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 28.

14.  Проблемы реформы уголовно-процессуального законодательства в проектах УПК РФ (материалы научно-практической конференции 15–16 декабря 1994 года). М., 1995.

15.  Радченко В. Закон о судебной системе Российской Федерации – базовый закон судебной реформы // Российская юстиция. 2002. № 8. С. 8.

16.  Ржевский В.А. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации и деятельности / В.А. Ржевский, Н.М. Чепурнова. М., 1997. С. 182.

17.  Судоустройство и правоохранительные органы в Российской Федерации / Под ред. В.И. Швецова. М., 1997. С. 96.

18.  Сухарев А.Я. Криминализация общества. Пути противодействия // Научная информация по вопросам борьбы с преступностью. М., 1995. № 155.

19.  Сухарев А.Я. Правосудие и преступность // Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. М., 1997. С. 22, 33.

20.  Шатовкина Р.В. Организация и деятельность мировых судей в Российской Федерации: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2002. С. 8.

21.  Энеев А.Х. Организационно-правовые основы деятельности института суда присяжных заседателей в России: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 45, 46.

 



[1] См.: Радченко В. Закон о судебной системе Российской Федерации – базовый закон судебной реформы // Российская юстиция. 2002. № 8. С. 8.

 

[2] См.: Российская газета. 2005. 25 декабря .

[3] См., напр.: Малешин Д.Я. Концепция реформы открытости правосудия // Законодательство. 2006. № 5; Абросимова Е.Б. Транспарентность суда // Проблемы транспарентности правосудия. М., 2005.

[4] См. подробнее: Малешин Д.Я. Указ. соч.

[5] См.: Лебедев В. Судебная реформа: итоги и перспективы // Российская юстиция. 2000. № 11.

[6] См.: Петрухин И.Л. Проблемы судебной власти в современной России // Государство и право. № 8. 2000. С. 10.

[7] Результаты Фонда общественного мнения, опубликованные на сайте www.fom.ru/009/11.

[8] См.: Данные сайта Московского городского суда www.mos-gorsud.ru.

[9] См.: Жуйков В.М. Судебная реформа: проблемы доступа к правосудию. М.: Статут, 2006. С. 12.

[10] См.: Шатовкина Р.В. Организация и деятельность мировых судей в Российской Федерации: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2002. С. 8.

[11] См.: Ржевский В.А. Судебная власть в Российской Федерации: конституционные основы организации и деятельности / В.А. Ржевский, Н.М. Чепурнова. М., 1997. С. 182.

 

[12] См.: Судоустройство и правоохранительные органы в Российской Федерации / Под ред. В.И. Швецова. М., 1997. С. 96.

 

[13] См., например: Бойков А.Д. Третья власть в России. 2-е изд. Курск, 1999; Проблемы реформы уголовно-процессуального законодательства в проектах УПК РФ (материалы научно-практической конференции 15–16 декабря 1994 года). М., 1995. Выступления Ромазина С.Б., Бойкова А.Д., Пашина С.А., Шейфера С.А., Кашепова В.П., Томина В.Т., Михайлова А.И., Темушкина О.П., Кобликова А.С., Гуляева А.П. и многих других; Кокорев Л.Д. Судебная реформа: идеи и реальность // Проблемы судебной реформы (юридические записки). Вып. 1. Воронеж: ВГУ, 1994; Ефимичев С.П. Реформирование уголовно-процессуального законодательства // Актуальные проблемы досудебного производства по уголовным делам. М.: Изд-во Академии управления МВД РФ, 1999. С. 3–14; Ефимичев С.П. Уголовно-процессуальное законодательство и проблемы борьбы с организованной преступностью // Коррупция в России: состояние и проблемы. М., 1996; Сухарев А.Я. Правосудие и преступность // Прокуратура и правосудие в условиях судебно-правовой реформы. М., 1997. С. 22, 33; Сухарев А.Я. Криминализация общества. Пути противодействия // Научная информация по вопросам борьбы с преступностью. М., 1995. № 155.

 

[14] См.: Бандуровский Р.В. Особенности правового статуса Федерального арбитражного суда округа (на примере Федерального арбитражного суда Московского округа): Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 85, 86.

[15] См.: Энеев А.Х. Организационно-правовые основы деятельности института суда присяжных заседателей в России: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2007. С. 45, 46.

[16] См.: Праскова С.В. Теоретические основы гласности правосудия: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 28.

[17] См.: Дунаев И.И. Институт мировых судей Нижегородской губернии во второй половине XIX – начале XX века (по материалам Нижегородской губернии): Дисс. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2004. С. 13.

[18] См.: Апостолова Н.Н. Мировые суды в Российской Федерации: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Ростов-н/Д., 1998. С. 15.

[19] См.: Шатовкина Р.В. Указ. соч. С. 8.

Источник: http://www.economy.law-books.ru/index.php?page=r3


 


100
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2019 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!