Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Адвокатский процесс»

/ Общее право
Мини-контрольная,  5 страниц

Список использованной литературы

1. Адвокатская деятельность: Учебно-практическое пособие / Под ред. В.И. Буробина. М., 2006.
2. Бабурин С.Н., Тлисков А.Г., Забейворота А.И. Комментарий к Федеральном закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». М., 2006.
3. Колоколова Э.Е. Адвокат – представитель в гражданском процессе. М., 2004.
4. Лубшев Ю.Ф. Адвокат в уголовном деле / Под ред. И. Б. Мартковина. М., 2007.
5. Стецовский Ю.И. Адвокатура в России: истоки, традиции, современность. М., 2008.
6. Стецовский Ю.И. Исторический очерк формирования адвокатуры в России: М., 2006.
7. Стешенко Л.А., Шамба Т.М. Адвокатура в Российской Федерации: Учебник. М., 2007.
8. Чашин А.Н. Стратегия и тактика адвокатской деятельности. М., 2008.


Работа похожей тематики


Проблемы продления, изменения и прекращения применения принудительных мер медицинского характера (автор: Батанов Андрей Николаевич)

 

Процессуальный порядок прекращения, изменения и продления принудительных мер медицинского характера определен ст. 445 УПК РФ. Поводом для рассмотрения дела о прекращении, изменении и продлении являются ходатайство администрации психиатрического стационара, а также ходатайство законного представителя лица, признанного невменяемым и его защитника. Ст. 102 УК РФ предусматривает другое наименование процессуального документа, направляемого администрацией психиатрического учреждения в суд, - «представление». Использование данного термина представляется более оправданным. Ст. 119 УПК РФ устанавливает перечень лиц, имеющих право заявить ходатайство, куда относятся подозреваемый, обвиняемый, его защитник, потерпевший и другие участники процесса. Администрация психиатрического стационара к ним не относится. Требования гл. 15 УПК РФ, регламентирующие порядок и сроки рассмотрение ходатайств, не распространяются на указанный порядок судопроизводства. Изучение 104 материалов о прекращении, изменении и продлении принудительных мер медицинского характера, рассмотренных Железнодорожным районным судом г. Ульяновска в 2006 г. показало, что во всех случаях администрация психиатрической больницы направляло в суд именно представление, а не какой-либо иной процессуальный документ.[1]

К представлению приобщается акт медицинского освидетельствования больного, а также заключение комиссии врачей-психиатров, содержащее конкретные выводы о психическом состоянии лица и необходимости продления, изменения или прекращения принудительного лечения. Как указал Верховный Суд РФ, данные о психическом состоянии лица должны быть в обязательном порядке подтверждены медицинским заключением. В противном случае суд обязан отклонить ходатайство администрации психиатрического учреждения.[2]

 В круг субъектов, наделенных правом обращаться в суд с ходатайством о прекращении, изменении или продлении принудительных мер медицинского характера, УПК РФ включил администрацию психиатрического стационара. Вместе с тем ч. 1 ст. 102 УК РФ говорит об администрации учреждения, осуществляющего принудительное лечение. К названным учреждениям, как известно, наряду с психиатрическими стационарами относятся психиатрические или наркологические диспансеры, а также учреждения, исполняющие наказание в виде лишения свободы.

Кроме того, к указанным субъектам УПК РФ относит также законного представителя лица, признанного невменяемым, и его защитника. Из этого следует, что данные субъекты имеют право напрямую обращаться в суд с ходатайством об изменении прекращении или продлении принудительной меры. Согласно же ст. 102 УК РФ лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера, его законный представитель и (или) близкий родственник вправе обратиться исключительно к администрации лечебного учреждения с ходатайством о проведении освидетельствования больного.

Спорным представляется определение процессуального статуса лица, представляющего интересы больного по соглашению сторон или по назначению суда как защитника. Согласно ст. 49 УПК РФ, защитник – это лицо, осуществляющее защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающих им помощь при производстве по уголовному делу. Лицо, признанное невменяемым, которому назначены принудительные меры медицинского характера, подозреваемым или обвиняемым не является. Кроме того, нельзя говорить о защите в уголовно-процессуальном смысле лица, к которому применяются указанные меры, так как при решении вопроса об их прекращении, продлении и изменении в отношении него не осуществляется уголовное преследование. Более уместным применительно к данному случаю было бы использование термина «адвокат», а не «защитник». Аналогично в ст. 399 УПК РФ указывается, что осужденный, при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора может осуществлять свои права с помощью адвоката.

Отметим, что на практике решение о прекращении, изменении и продлении принудительных мер медицинского характера производится, как правило, по ходатайству администрации психиатрического учреждения. Так, из 104 дел о прекращении, изменении и продлении названных мер, рассмотренных Железнодорожным районным судом г. Ульяновска в 2006 г., 103 были начаты на основании представления психиатрического учреждения и только одно – по ходатайству адвоката (было прекращено в связи с отказом адвоката от заявления).[3] Подобная ситуация, на наш взгляд, вызвана в том числе и недостаточной правовой регламентацией процессуального порядка участия адвоката и законного представителя больного в рассмотрении дела. Как справедливо отмечает С.П. Щерба, «ходатайство о прекращении или изменении принудительной меры медицинского характера должно основываться на материалах, свидетельствующих о выздоровлении лица или об изменении состояния его здоровья, которое устраняет общественную опасность субъекта. Материалы представляют собой медицинское заключение комиссии врачей психиатрического учреждения о выздоровлении лица или об улучшении состояния его здоровья».[4] Однако УПК РФ не регламентирован порядок представления данных материалов; на психиатрическое учреждение не возложена обязанность передать заключение адвокату или законному представителю больного для приобщения к ходатайству.

К числу лиц, имеющих право обратиться в суд, следует отнести и лицо, к которому применяются принудительные меры медицинского характера. Это прямо вытекает из Постановления Конституционного Суда от 20.11.2007 г. № 13-П «По делу о проверке конституционности ряда положений статей 402, 433, 437, 438, 439, 441, 444 и 445 УПК Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.Г. Абламского, О.Б. Лобашовой и В.К. Матвеева», согласно которому признаны не соответствующими Конституции РФ находящиеся в нормативном единстве положения ст. 402, ч. 3 ст. 433, ст. 437 и 438, ч. 3 и 6 ст. 439, ч. 1 ст. 441, ст. 444 и ч. 1 ст. 445 УПК РФ в той мере, в какой эти положения – по смыслу, придаваемому им сложившейся правоприменительной практикой, - не позволяют лицам, в отношении которых осуществляется производство о применении принудительных мер медицинского характера, лично знакомиться с материалами уголовного дела, участвовать в судебном заседании при его рассмотрении, заявлять ходатайства, инициировать рассмотрение вопроса об изменении и прекращении применения указанных мер и обжаловать принятые по делу процессуальные решения.[5]

Данное решение следует считать обоснованным, так как оно базируется на нормах международного права, Конституции РФ и служит гарантией реализации прав всех лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство. В связи с этим, требуется законодательное закрепление процессуального порядка участия данной категории лиц при решении вопроса о продлении, изменении или прекращении принудительного лечения.

В ст. 445 УПК РФ объект применения принудительного лечения определяется как «лицо, признанное невменяемым». В ст. 102 УК РФ используется понятие «лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера». Последнее, на наш взгляд, более точно. Круг лиц, к которым могут быть применены принудительные меры медицинского характера, шире и включает в себя наряду с невменяемыми иные категории лиц, указанные в ст. 97 УК РФ.

В ст. 433 УПК РФ отмечается, что требования гл. 51 УПК РФ распространяются также на лиц, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания. Отсюда можно прийти к заключению, что порядок продления, изменения и прекращения принудительного лечения в отношении указанных лиц уголовно-процессуальным законом не определен.

Согласно ч. 2 ст. 445 УПК РФ, вопросы о прекращении, об изменении или о продлении применения принудительной меры медицинского характера рассматриваются судом, вынесшим постановление о ее применении, или судом по месту применения этой меры. К сожалению, УПК РФ не устанавливает порядок определения подсудности данной категории дел. Анализ сложившейся судебной практики показывает, что подобные дела, как правило, рассматриваются по месту применения принудительной меры. Это, видимо, обусловлено необходимостью присутствия в судебном заседании представителя лечебного учреждения.

Как следует из смысла норм ч. 3 ст. 396 и ст. 397 УПК РФ, в случае, если принудительные меры медицинского характера назначены наряду с наказанием, вопрос об их продлении, изменении или прекращении рассматривается исключительно по месту применения.

О назначении уголовного дела к слушанию суд должен известить законного представителя лица, к которому применена принудительная мера, администрацию психиатрического стационара, защитника и прокурора. В судебном заседании обязательно участие защитника и прокурора. Неявка других лиц не препятствует рассмотрению уголовного дела. Исходя из вышеназванного Постановления Конституционного Суда РФ, в судебном заседании вправе участвовать лицо, в отношении которого решается вопрос о применении к нему принудительной меры медицинского характера. При этом он вправе пользоваться всеми правами лица, участвующего в деле, знакомиться со всеми материалами, заявлять ходатайства.

В судебном заседании суд и другие участники процесса исследуют ходатайство, медицинское заключение комиссии врачей-психиатров, заслушивают мнение прокурора, адвоката, законного представителя больного, а также представителя психиатрического учреждения. Если медицинское заключение вызывает сомнение, то суд, по ходатайству лиц, участвующих в судебном заседании, или по собственной инициативе может назначить судебно-психиатрическую экспертизу, истребовать дополнительные документы. Кроме того, суд вправе допросить лицо, в отношении которого решается вопрос о прекращении, об изменении или о продлении принудительной меры медицинского характера, если это возможно по его психическому состоянию.

Вызывает сложности неопределенный процессуальный статус указанного лица. Не ясно, в каком качестве оно будет давать показания? Не понятно также, что является предметом его показаний и их процессуальное значение?

Допрос является следственным действием, то есть разновидностью процессуальных действий, направленной на получение доказательств. Показания названного лица, не относятся к числу доказательств. Кроме того, законом (ст. 73 УПК РФ) предусмотрен исчерпывающий перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию. Психическое состояние больного, находящегося на принудительном лечении, к числу таковых не относится.

Следует согласиться с точкой зрения Л.Г. Татьяниной, считающей, что необходимо исключить право суда допрашивать находящегося на принудительном лечении гражданина. Суд должен выслушать объяснение лица, в отношении которого ведется производство по делу, если предоставил ему возможность выступления[6]. Здесь также следует по аналогии обратиться к ст. 399 УПК РФ «Порядок разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора». В ч. 7 данной статьи указано, что судом выслушиваются объяснения заявителя и объяснения лиц, явившихся в судебное заседание и не упоминается возможность допроса участников заседания.

Как показало исследование 104 материалов о прекращении, изменении и продлении принудительных мер медицинского характера, рассмотренных Железнодорожным районным судом г. Ульяновска в 2006 г., суды подходят достаточно формально к рассмотрению данной категории дел. Ни в одном случае не истребовались дополнительные документы, не вызывалось лицо, в отношении которого проводилось принудительное лечение; постановление суда всегда соответствовало представлению психиатрического учреждения. Рассмотрение дела, как правило, занимало не более 30 минут. На наш взгляд, подобное отношение не способствует точному установлению достаточности оснований для прекращения, изменения и продления принудительных мер медицинского характера. Фактически, решение принимает администрация психиатрического учреждения; роль суда сводится к формальному закреплению принятого решения.

Суд прекращает или изменяет применение принудительной меры медицинского характера в случае такого изменения психического состояния лица, при котором отпадает необходимость в применении ранее назначенной меры либо возникает необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского характера. Изменение может выражаться как в улучшении, так и в ухудшении состояния больного, что требует для больного иных условий лечения, ухода, содержания и наблюдения. Таким образом, изменение принудительной меры медицинского характера обусловлено увеличением или уменьшением общественной опасности психически больных. Изменение вида принудительной меры возможно также в случае обнаружения во время проведения принудительного лечения ранее имевшихся особенностей психического состояния больного, свидетельствующих о необходимости назначения другой принудительной меры медицинского характера (п. 33 Временной инструкции, утв. приказом Минздрава СССР от 21 марта 1988 г. № 225).

Суд продлевает принудительное лечение при наличии оснований для продления применения принудительных мер медицинского характера. Названные решения следует принимать с учетом необходимости соблюдения баланса между интересами больного и обеспечения безопасности общества, достижения целей применения принудительных мер медицинского характера – излечения больного или такого улучшения состояния его здоровья, которое предупреждало бы совершение им новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК РФ.[7]

Решение о прекращении, об изменении или о продлении, а равно об отказе в прекращении, изменении или продлении применения принудительной меры медицинского характера суд выносит в совещательной комнате в форме постановления и оглашает его в судебном заседании.

Если суд принимает решение об оставлении без удовлетворения представления об отмене принудительной меры медицинского характера, то он должен принять решение о продлении принудительного лечения.[8]

Вынесенное постановление суда может быть обжаловано в кассационном порядке лицами, указанными в ст. 444 УПК РФ, а также, исходя из рассмотренного Постановления Конституционного Суда, и лицом, в отношении которого осуществляется производство о применении принудительных мер медицинского характера.

С учетом вышеизложенного и в целях устранения коллизий и пробелов действующего уголовно-процессуального законодательства, предлагается внести изменения в гл. 51 УПК РФ:

а) исключить из ч. 1 ст. 433 УПК РФ словосочетание «в пунктах «б» - «г»;

б) часть 1 ст. 445 УПК РФ изложить в следующей редакции:

«1. По подтвержденному медицинским заключением представлению администрации учреждения, осуществляющего принудительное лечение, а также по ходатайству лица, которому назначена принудительная мера медицинского характера, его законного представителя и (или) близкого родственника, адвоката суд прекращает, изменяет или продлевает применение к данному лицу принудительной меры медицинского характера на следующие шесть месяцев»;

«3. О назначении уголовного дела к слушанию суд извещает лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера, его законного представителя, адвоката, администрацию учреждения, осуществляющего принудительное лечение, прокурора. Лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера, связанная с помещением в психиатрический стационар, извещается через администрацию психиатрического стационара»;

«4. Участие в судебном заседании прокурора и адвоката обязательно. Лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера, участвует в судебном заседании, если это возможно по его психическому состоянию. Невозможность участвовать в судебном заседании должна быть подтверждена медицинским заключением. 

Батанов Андрей Николаевич
кандидат юридических наук,
доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики юридического факультета 
Ульяновского государственного университета
Сфера научных интересов: 
правовое регулирование применения принудительных мер медицинского характера

 

 

 

 

 


 

 

[1] Архив Железнодорожного районного суда г. Ульяновска. – 2006.

[2] Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11.01.2007 г. № 67о06-94.

[3] Архив Железнодорожного районного суда г. Ульяновска. – 2006.

[4] Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Под ред. А.Я. Сухарева. – М.: Издательство НОРМА, 2002. – С. 749

[5] Собрание законодательства РФ. 2007. - № 48(2 ч.). – Ст. 6030.

[6] Татьянина Л.Г. Рассмотрение уголовного дела в суде в отношении лиц, имеющих психические недостатки. Ижевск, 2003. – С. 161.

[7] См.: Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11.01.2007 г. № 67-о06-94.

[8] См.: Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 09.04.2002 г.// Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2003 г. № 4. – С. 10.

Источник: http://www.allpravo.ru/library/doc1897p0/instrum7091/item7092.html


100
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2019 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!