Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Юридическая ответственность»

/ Общее право
Курсовая,  31 страниц

Оглавление

Введение
1. Понятие и основные признаки юридической ответственности
2. Принципы юридической ответственности
3. Виды юридической ответственности
4. Правонарушения и юридическая ответственность сотрудников органов внутренних дел
Заключение

Список использованной литературы

1. Конституция Российской Федерации 1993 года. М., 1993
2. Уголовный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 13 июня 1996 г. №63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. №25. Ст. 2954
3. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях: Федеральный закон от 30 декабря 2001 г. №195-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2002. №1 (ч.1). Ст. 1
4. О милиции: Закон РФ от 18 апреля 1991 года №1026-1 // Ведомости Совета народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. №16. Ст.503
5. Положение о службе в органах внутренних дел Российской Федерации: Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г. №4202-1 // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. №2. Ст. 70
6. Вишневский А.Ф., Горбаток Н.А., Кучинский В.А. Общая теория государства и права. Минск, 2005
7. Зубач В.В. и др. Основные направления деятельности милиции. М., 2005
8. Малеин Н.С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность. М., 2005
9. Нерсесянц В.С. Общая теория государства и права. М., 2004
10. Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х тт. Т. 2 / Под ред. М.Н. Марченко. М., 1998
11. Общая теория права: Учебник / Под общ. ред. А.С. Пиголкина. М., 2005
12. Пашуканис Е.Б. Избранные произведения по теории права и государства. М., 1980
13. Спиридонов Л.И. Теория государства и права: учебник. М., 2003


Работа похожей тематики


Уголовная ответственность и уголовно-правовое отношение: существование на правах подсистемы

 

Проблема уголовной ответственности является одной из фундаментальных проблем уголовно-правовой науки: каждый, работающий в области уголовного права, исследует, в конечном итоге, тот или иной аспект, сторону, элемент уголовной ответственности. В то же время, как показывает анализ юридической литературы, которая посвящена проблеме уголовной ответственности, однозначных толкований этому феномену не дается, то или иное определение уголовной ответственности вызывает больше критических замечаний, чем согласия.

Методологические трудности указанного рода связаны, прежде всего, с тем, что уголовный закон не дает ответа на вопрос, что такое уголовная ответственность.

Вместе с тем нетрудно заметить, что общим в определениях уголовной ответственности, незначительную часть которых мы привели в предыдущем параграфе настоящей работы, является то. что уголовная ответственность связывается с правами, обязанностями и свободами индивида, функционирует в рамках социальных отношений. Следовательно, сущность этого понятия может быть уяснена и через постижение сути, содержания и системы имеющихся общественных отношений, и с которыми связано функциональное действие уголовной ответственности.

Уголовная ответственность есть категория права, а потому ее специфику можно постичь через установление генетической связи уголовной ответственности с уголовно-правовыми отношениями. Кроме того, несомненный научный и практический интерес представляет вопрос соотношения уголовной ответственности с уголовно-правовыми отношениями.

Генетическая связь между уголовной ответственностью и ответственностью социальной очевидна. Уголовная ответственность является одним из подвидов социальной ответственности и представляет собой систему взаимных связей прав и обязанностей между уголовно ответственными субъектами и государством. Связь субъектов, которая урегулирована нормами уголовного права, уголовно-правовая доктрина именует уголовно-правовыми отношениями. Следовательно, уголовная ответственность на правах подсистемы входит в систему более высокого порядка – уголовно-правовые отношения.

Проблема уголовно-правовых отношений (или уголовных правоотношений – эти понятия употребляются как равнозначные, синонимы) не является новой для науки уголовного права. Как уже не раз отмечалось в юриспруденции, любая уголовно-правовая проблема в конечном итоге всегда и безусловно является той или иной частью проблемы уголовно-правовых отношений. Впервые на уровне монографии проблему уголовно-правовых отношений в российской уголовно-правовой науке поставил и достойно разрешил большинство ее спорных моментов профессор Н.А. Огурцов. Вместе с тем, несмотря на более чем двадцатипятилетний «возраст» теории уголовно-правовых отношений, не все ее положения толкуются однозначно и бесспорно.

Спорные моменты проблемы касаются, в первую очередь, самого понятия уголовно-правовых отношений, момента их возникновения, их сущности, содержания и форм реализации.

Под уголовно-правовыми отношениями традиционно понимают социальные связи, возникающие между субъектами и регулирующими нормами уголовного права. Иными словами, следует признать вполне правомерным определение, данное свыше двадцати лет назад, что «это фактические общественные отношения... урегулированные нормами... уголовного права». Весьма важным в данном определении является констатация того, что уголовно-правовые отношения представляют собой фактические, а не надуманные социальные связи, так как нет большего преступления, чем выдумывание преступлений.

Материальное содержание уголовно-правовых отношений составляет поведение, деятельность субъектов правового отношения, а юридическую форму образуют права и обязанности субъектов. Таким образом, содержание уголовно-правового отношения определяется социальной практикой, а его форма-нормативно-правовыми указаниями.

Наличие социального содержания в любом уголовно-правовом отношении означает, что уголовно-правовое отношение представляет собой разновидность социального, общественного отношения.

Термин «отношение» используется различными отраслями науки, а также как бытовое определение. Отношение в самом общем виде – это одна из форм единства предметов. В основе ее лежит определенная общность двух и более предметов, явлений, между которыми устанавливается отношение. Таковы, например, отношения между причиной и следствием, генетические отношения (по происхождению), отношения функциональной зависимости (между аргументом и функцией) и т.п. Например, у человека складывается определенное отношение к художественному произведению или к другому человеку. Разумеется, мы не всегда говорим о нем окружающим, носим его в себе, по крайней мере, не выражаем своего истинного отношения вслух. Это отношения внутренние, психологические. Их особенность состоит в том, что они могут складываться не только по схеме «субъект – субъект», но и по схеме «субъект – объект». То есть для такого рода отношений вполне достаточно и одной сознательно-активной стороны. К уголовно-правовой сфере отношения такого рода имеют крайне незначительное касательство, ограничиваясь областью правового сознания.

Существуют математические трактовки отношения в смысле принадлежания являются основным содержанием социальных отношений вообще и уголовно-правовых отношений в частности.

Устанавливая отношения между предметами и явлениями, их свойствами, познание опирается не только на овеществленное, материальное, но и духовное единство этих явлений. Ведь очень часто отношение является результатом мыслительной деятельности, мысленного сопоставления предметов и явлений, которые в реальности могут существовать совершенно изолированно друг от друга (например, «Россия по территории больше Украины», «Воронеж южнее Москвы», «Юрий старше Алексея» и т.п.). Это, разумеется, не означает, что отношение субъективно, что оно результат произвольного конструирования познания. Выявляя отношение двух и более предметов, явлений, познание в своем процессе опирается на их объективные свойства и на объективные измерения этих свойств в каждом из явлений, предметов. Исследованием высказываний об отношениях, классификацией этих высказываний занимается один из разделов современной формальной логики – логика отношений.

Учитывая то, что уголовно-правовые отношения являются разновидностью общественных отношений, непосредственный интерес для теории уголовно-правовых отношений представляют научные разработки тех связей, которые именуются социальными, общественными, отношениями.

Под социальными отношениями понимаются реальные взаимодействия в социальном пространстве людей, наделенных сознанием и волей, которые преследуют при этом определенные цели социального порядка. Взаимодействие всегда выражается вовне через поступки, поведение, жесты. Именно этим общественное отношение и отличается от психологического либо математического отношения. Свои действия, поведение субъекты подобных отношений соотносят или подчиняют достижению определенных результатов и целей, которые нередко закрепляются действующими в обществе нормативами. Говоря об общественном или социальном отношении в узком смысле этого слова (социальные отношения в широком смысле – это все связи, которые существуют и функционируют в социуме, а не только между людьми, либо продуцируются им), следует подчеркнуть, что любая его разновидность содержит основные атрибуты социального отношения – устанавливается самими людьми в процессе их деятельности и не может ни существовать, ни изменяться независимо от нее.

В то же время человеческая деятельность не может обходиться без общественных отношений ни при каких условиях. Однако взаимосвязь «отношение – деятельность» ни в коем случае нельзя рассматривать как причину и следствие – и то, и другое не может существовать само по себе, друг без друга.

Рассматривая проблему уголовно-правовых отношений, нелишним будет остановиться на отдельных моментах методологического порядка понимания отдельно взятого уголовно-правового отношения. Это особенно важно при обсуждении содержательных сторон любого уголовно-правового отношения и вопроса соотношения категорий «общественная связь», «фактическое отношение», «общественное отношение», которые представляют собой ступени, этапы становления и развития любого правового отношения.

В уголовно-правовой доктрине достаточно давним и стабильным является утверждение, что любое уголовно-правовое отношение -это всегда общественная связь. Основное назначение социальной связи состоит в том, чтобы соединить различные субъекты, обеспечив возможность самостоятельного поведения индивидов. То есть каждая из связанных отношением сторон обязывается учитывать факт взаимосвязи с противоположной стороной. Противоположная сторона может быть представлена как отдельным человеком, так и их совокупностью.

Вторым назначением социальной связи является предоставляемая ею возможность вступления субъектами этой связи в фактические, действительные отношения. То есть общественная связь выступает предпосылкой, основой возникновения фактического отношения.

Фактические отношения представляют собой общественные связи, которые реально складываются между людьми. Для возникновения фактических отношений необязательно наличие двух сторон. Форма фактического отношения не обладает строгой определенностью в силу отсутствия обязательных требований. Фактические отношения не имеют признака предсказуемости результатов взаимодействия. При фактическом отношении сторонам навязывается или подсказывается такой способ взаимодействия, который мог бы устроить обе стороны, однако они чаще всего, ускользают от такого рода «забот». В этом смысле фактические отношения – не лучшая форма объекта уголовно-правового регулирования. Возможен вариант, когда фактическое отношение основывается и на самостоятельном усмотрении его сторон, автономном, самостоятельном волеизъявлении. Разумеется, что и второй вариант социального механизма фактического отношения не может устраивать общество и государство. Именно поэтому уголовно-правовые отношения в развитом обществе могут существовать только в рамках зрелых общественных отношений.

Зрелое общественное отношение – это условно фактическое отношение, но со строго определенной формой. Преобразуют фактическое отношение в общественное сами стороны, его участники, при этом общество и государство всегда и безусловно стремятся подтолкнуть их к упорядочиванию формы отношения путем закрепления в обязательных для выполнения предписаниях порядка взаимодействия сторон, способов достижения поставленных целей. Именно уголовно-правовые отношения являются на сегодняшний момент достаточно определенным образцом современного и зрелого социального отношения, которому присущи основные атрибуты подлинно общественного отношения.

Основная атрибутика уголовно-правового отношения проявляется, во-первых, в том, что в нем есть две конкретные стороны, каждую из которых могут представлять как один, так и несколько субъектов.

Во-вторых, субъектный состав уголовно-правового отношения не настолько широк, как в общественных связях или фактических отношениях. Например, в уголовном законе указаны признаки субъектов, которые могут быть сторонами уголовно-правового отношения (суд, вменяемое, достигшее установленного возраста лицо, контролирующий орган и т.п.). Кроме того, государство в уголовно-правовом отношении выступает как носитель права возложить на виновного ответственность за совершенное преступление и применить наказание, установленное законом. При этом лицо, совершившее преступное деяние, обязывается нести ответственность и имеет право быть осужденным только при установлении факта совершения им преступления и быть наказанным в пределах, установленных законом. Такое разрешение вопроса проистекает из того, что любое право государственного органа по отношению к преступнику есть, вместе с тем, и право преступника по отношению к государству.

Мы должны исходить из следующего: если верно положение, что без свободы нет ответственности, то является абсолютно верным и утверждение, что без права нет ответственности. То есть уголовно-правовые отношения нельзя рассматривать только с позиции права государства по отношению к лицу, совершившему преступное деяние. Это определяющий, но никак не единственный аспект. Уголовно-правовые отношения включают в себя и обязанность лица, совершившего преступление, понести уголовную ответственность, реально претерпеть негативные последствия, предусмотренные на этот случай уголовным законом, и его право требования на привлечение к уголовной ответственности в точном соответствии с законом, осуждение только при доказательстве факта совершения им преступления, а назначение наказания – в пределах, установленных законом.

Любое уголовно-правовое отношение немыслимо без взаимности прав и обязанностей сторон этого отношения. Если государство обязано применить к лицу, совершившему преступное деяние, меры уголовно-правового характера, то лицо, совершившее преступление, имея обязанность претерпеть эти меры воздействия, получает право требовать, чтобы ущемление его правового статуса производилось в том объеме, который определяется уголовным законом.

В-третьих, уголовно-правовое отношение представляет собой устоявшийся, типичный образец взаимодействия сторон. То есть в рамках уголовно-правовых отношений можно говорить об определенном единообразии поведения субъектов отношения. М. Вебер считал, что это объясняется отнюдь не ориентацией людей на какую-либо считающуюся значимой норму и даже не на обычай, а просто тем, что данный тип социального поведения, по существу, больше всего соответствует, по субъективным оценкам индивидов, их естественным интересам и что на это они ориентируют свое повседневное поведение. С таким утверждением можно согласиться, только если рассматривать уголовно-правовые отношения на генезисном уровне, то есть уровне исследования того, как изначально складываются уголовно-правовые отношения.

Не секрет, что часть уголовно-правовых отношений имеет корни в преюцидальных связях, то есть таких формах взаимодействия людей, которые неизбежно станут уголовно-правовыми (отношения, возникающие в результате убийств, краж и т.п.). Однако следует учесть и то немаловажное обстоятельство, что тот или иной тип социального поведения, который действует фактически, вызывается к жизни естественными потребностями и стремлениями. Он проходит естественный социальный отбор, доказывая свою жизнеспособность и приемлемость, и поэтому в дальнейшем не может не нуждаться в нормативном закреплении хотя бы для того, чтобы удержаться на социальной сцене взаимодействий и сделать этот тип поведения доступным не только для настоящего, но и для последующих поколений.

В-четвертых, форма уголовно-правового отношения для его социального содержания является не просто рамкой закрепления существования нужного государству и обществу типа поведения, а детерминантой формирования и упорядочивания его содержания. То есть форма уголовно-правового отношения устанавливает, каким образом должно быть развернуто содержание отношения субъектов, их взаимодействия. О месте уголовно-правового норматива в деле упорядочивания общественных отношений будет сказано ниже.

Связи между субъектами выступают как в форме идеологических, духовных, материально не осязаемых связей, так и материальных, то есть зримо проявляющихся. В любом социуме субъекты вынуждены общаться между собой либо в силу принуждения, стимулирования, либо в силу потребности реализации своей сущностной природы: человек – это существо, нуждающееся в непременном общении с себе подобными.

Разумеется, что любой человек, существуя в условиях общества, вольно или невольно вынужден вступать в определенные связи с иными членами социума, его институтами или государством в лице его органов.

Как правило, возникновение этих связей – результат существования прав, обязанностей и законных интересов субъектов. Каждое лицо вправе задать на улице вопрос любому прохожему: «Скажите, пожалуйста, который час?». Прохожий может ответить в вежливой или невежливой форме, пожать плечами, мотнуть головой и т.д. Можем ли мы считать, что в данной ситуации возникли социальные связи между субъектом и прохожим? Безусловно. Почему возникли эти социальные связи, в чем проявились? Возникли они в результате деятельности субъектов и проявились в определенных действиях.

То есть, деятельность, с одной стороны, – это зримая форма реализации общественных отношений, с другой – движущая мотивация возникновения социальных связей и цель, ради которой субъекты вступают между собой в социальные отношения. Все элементарно: для того, чтобы узнать, который час, человек вынужден спросить об этом у окружающих и ради этого совершить действия, вступив в отношения.Таким образом, социальные отношения можно рассматривать и как результат общественной деятельности, и как ее необходимую, обязательную форму.

В философской науке есть мнение, что одни общественные отношения формируются независимо от сознания и воли людей, другие являются продуктами человеческого сознания.

Думается, что это не совсем так. Любая социальная связь – это продукт осознанной умственно-волевой деятельности человека (каким является уровень осознанности при общении – вопрос другой, но можно констатировать, что осознанно общаться могут только люди). Деятельность возникает в силу потребности. Потребности возникают объективно, в силу тех или иных особенностей социального бытия или субъективно, в силу внутренних потребностей человека. Но и эти внутренние потребности имеют детерминанты в объективной реальности, которая, проходя через разум и сознание человека, диктует потребность, которую лицо воспринимает как внутренне-субъективную. Следовательно, деятельность есть продукт осознания размышления. Вследствие того, что социальное отношение всегда предполагает наличие хотя бы двух субъектов, один из которых обладает сознанием, можно с достаточной убежденностью утверждать, что любое социальное отношение есть осознанная связь.

           Павлухин А.Н., Чистяков А.А. Уголовная ответственность как научная категория российской правовой доктрины. Генезис, состояние, перспективы: Монография. М.: ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2003. 80 с.


300
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2021 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!