Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Государство и экономика»

/ Общее право
Курсовая,  31 страниц

Оглавление

Введение
Глава 1. Регулирование в современных рыночных странах
1.1. Модели взаимоотношений экономики и государства
1.2. Функциональные экономические системы - объекты государственного регулирования
Глава 2. Методы государственного экономического регулирования
2.1. Основные методы регулирования экономики
2.2. Общегосударственное планирование - один из методов регулирования экономики
Заключение

Список использованной литературы

1. Гелбрейт Дж. Экономические теории и цели общества. М., 1969
2. Государственное регулирование экономики / Под ред. А.Н. Петрова. СПб., 2005
3. История экономических учений: Учебник / Под ред. В. Автономова, О. Ананьина, Н. Макашевой. М., 2001
4. Мировая экономика: глобальные тенденции за 100 лет / Под ред. И.С. Королева. М., 2003
5. Мовсесян А.Г. Либерализм и экономика. М., 2003
6. Общая теория государства и права: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. М., 2005
7. Остапенко Ю., Парсадонов Г., Кормишина Т. Государственное регулирование экономики. Ч. 2. М., 2005
8. Самсин А.И. Основы философии экономики. М., 2003
9. Ходжсон Дж. Экономическая теория и институты. М., 2003
10. Ходов Л.Г. Основы государственной экономической политики. М., 2002
11. Экономика США: Учебник для вузов / Под ред. В.Б. Супяна. СПб., 2003
12. Экономика: Учебник / Под ред. А.С. Булатова. М., 2004
13. Экономическая теория (политэкономия): Учебник / Под ред. В.И. Видяпина, Г.П. Журавлевой. М., 1999
14. Экономическая теория: Учебник / Под ред. А.И. Добрынина, Л.С. Тарасевича. СПб., 2005


Работа похожей тематики


Ю.В. НИКОЛАЕВА,

кандидат юридических наук,

заведующая кафедрой уголовно-правовых дисциплин МИЭМП

 

ЗАЩИТА ПРАВ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

 В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

 

Официально начало современного (постсоциалистического) этапа развития российского уголовного законодательства следует связывать с принятием Конституции Российской Федерации 1993 г. Однако первые изменения в этом направлении были внесены в уголовное законодательство Российской Федерации в конце 1991 г. Речь идет о приоритете общечеловеческих ценностей по сравнению с ценностями классовыми, об отказе от приверженности «социалистическому выбору», о решительном повороте к признанию уголовно-правовой охраны прав и свобод человека основной задачей уголовного законодательства, о соответствии уголовно-правовых запретов условиям перехода к рыночной экономике.

По мере накопления практики применения семейного законодательства становилось ясно, что крен в сторону обязанностей не соответствует требованиям времени. Концентрация внимания только на обязанностях, в данном случае родителей, становилась противоестественной тогда, когда уже действовали международно-правовые акты, посвященные правам и свободам человека и гражданина[1].

Нормотворческая деятельность по обеспечению и защите прав детей в России происходила в двух направлениях: создания и принятия актов, полностью посвященных детям и семье, и принятия актов отраслевого характера, содержащих отдельные нормы, регулирующие отношения, связанные с положением детей в семье и обществе[2]. К последним можно отнести, например, Основы законодательства РФ от 22 июля 1993 г. «Об охране здоровья граждан», ст. 24 которых определяет права несовершеннолетних по охране здоровья[3]. Нормы Семейного кодекса РФ в определенной мере отвечают духу и букве Конвенции ООН «О правах ребенка». Од­ной из новелл Семейного кодекса РФ, безусловно, является гл. 11 «Права несо­вершеннолетних детей»[4]. Тем самым впервые в истории российского законодательства состоялось правовое превращение несовершеннолетнего в самостоятельный субъект права. В сущности, окончательно был преодолен традиционный подход, сущность которого состояла в том, что права ребенка рассматривались в плоскости правоотношений родителей и детей[5].

В соответствии с Семейным кодексом РФ несовершеннолетний имеет право жить и воспитываться в семье, право на всестороннее развитие, уважение его человеческого достоинства (ст. 54), на общение с родителями и другими родственниками (ст. 55), на защиту своих прав и законных интересов (ст. 56), право выражать свое мнение (ст. 57), право на имя, отчество и фамилию (ст. 58), имущественные права (ст. 60). Семейный кодекс РФ подчеркивает самостоятельность имущественных прав несовершеннолетнего. Особое место среди положений Семейного кодекса РФ, посвященных имущественным правам ребенка, занимают правила, где проводится граница между его имуществом и имуществом родителей. Пункт 4 ст. 60 Семейного кодекса трактует ее следующим образом: «Ребенок не имеет права собственности на имущество родителей, родители не имеют права собственности на имущество ребенка». Надо полагать, что такое правило антипедагогично, но строго выдержанно с точки зрения права[6]. Подобного рода парадоксы иногда неизбежны. Они смягчаются в п. 4 ст. 60 Семейного кодекса РФ, где сказано: «Дети и родители, проживающие совместно, могут владеть и пользоваться имуществом друг друга по взаимному согласию»[7]. Суммы, причитающиеся ребенку в качестве алиментов, пенсий, пособий, поступают в распоряжение родителей (лиц, их заменяющих) и расходуются ими на содержание, воспитание и образование ребенка. 

Жилищные и трудовые права несовершеннолетних, особенности их правового статуса в жилищных и трудовых правоотношениях закреплены соответственно в Жилищном и Трудовом кодексах РФ, других законах и подзаконных актах.

В делах о купле-продаже, выселении в связи с обменом жилыми помещениями, предоставленными по договорам социального найма, в ранее занимаемое жилое помещение следует обращать внимание на соблюдение порядка купли-продажи и обмена жилыми помещениями, установленного в ст. 72 ЖК РФ. Чтобы сделка была признана законной, необходимо письменное согласие наймодателя и проживающих совместно с нанимателем членов его семьи. Купля-продажа и обмен данными жилыми помещениями, в которых проживают несовершеннолетние, недееспособные или ограниченно дееспособные граждане, являющиеся членами семей нанимателей, должен быть произведен только после предварительного согласия органов опеки и попечительства. Эти органы обязаны отказать в купле-продаже и обмене, если сделка нарушает права или законные интересы названных лиц[8].

По Трудовому кодексу РФ требуется соблюдать особый (помимо общего) порядок расторжения с несовершеннолетними трудового договора. Для увольнения работников в возрасте до 18 лет (за исключением ликвидации организации или прекращения деятельности индивидуального предпринимателя) дополнительно нужно получить согласие государственной инспекции труда и комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав (ст. 269 ТК РФ)[9].

Чтобы не стать юридической фикцией, закрепленные права должны корреспондировать обязанностям родителей, опекунов, попечителей, иных лиц и функциям государственных органов. В свою очередь, обязанности должны подкрепляться санкциями, в том числе уголовно-правовыми. Уголовное законодательство выступает в качестве одного из механизмов, обеспечивающих действие гражданского, трудового, семейного и других отраслей «цивильно-правового цикла». Отсюда вытекает проблема соответствия уголовного и указанных отраслей права, к которой законодатель пока не проявил должного интереса. Эта проблема чревата тем, что уже на уровне правотворчества создаются предпосылки неуважительного отношения к закону. Не случайно в общественном мнении о праве не только сохраняются, но и развиваются взаимоисключающие тенденции: с одной стороны, признание полезности, необходимости правового регулирования, значения закона в обеспечении прав, интересов и безопасности граждан; с другой – девальвация закона, неверие в правовую систему, юридические гарантии, нарастающий правовой нигилизм[10].

Помимо межотраслевого соответствия, отечественное законодательство должно отвечать общепризнанным международным нормам. В рамках проблемы согласования отечественного уголовного законодательства с общепризнанными международными нормами особую значимость имеет обеспечение согласованности уголовного законодательства, касающегося защиты несовершеннолетних, с Конвенцией о правах ребенка 1989 г. В части 4 ст. 15 Конституции РФ говорится: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то принимаются правила международного договора»[11].

На современном этапе кардинально меняется позиция законодательства: новое уголовное законодательство поднимает охрану прав и законных интересов несовершеннолетних на более высокий уровень по сравнению с Уголовным кодексом РСФСР 1960 г., увеличивая почти в полтора раза число статей, предусматривающих ответственность за насильственные преступления против несовершеннолетних[12]. Соответственно расширена сфера защиты прав несовершеннолетних. Анализ санкций позволяет сделать вывод об усилении ответственности за противоподростковые преступления.

Охраняя несовершеннолетних, как и взрослых, российское уголовное законодательство в ряде случаев поднимает эту охрану на более высокий уровень, используя два пути. Первый – установление более строгих наказаний за преступления, посягающие на любое лицо независимо от возраста, но способные причинить особый вред, если потерпевшим окажется несовершеннолетний, исходя из криминогенной ситуации в стране. Второй – введение постановлений, защищающих права и законные интересы исключительно несовершеннолетних[13].

В Уголовном кодексе РФ 1996 г. предусмотрено девять составов, защищающих интересы несовершеннолетних: вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (ст. 150), вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (ст. 151), торговля несовершеннолетними (ст. 152), подмена ребенка (ст. 153), незаконное усыновление (удочерение) (ст. 154), разглашение тайны усыновления (удочерения) (ст. 155), неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156), злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (ст. 157) и изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних (ст. 242.1)[14].

Федеральным законом от 21 ноября 2003 г. № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» в связи с криминализацией торговли людьми (ст. 127 УК РФ) ст. 152 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за торговлю несовершеннолетними, утратила силу.

Кроме того, в семнадцати составах Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривается квалифицирующий признак – «совершение в отношении несовершеннолетнего»: истязания (ст. 117), заражения венерической болезнью (ст. 121), ВИЧ-инфекцией (ст. 122), оставления в опасности (ст. 125), похищения человека (ст. 126), незаконного лишения свободы (ст. 127), торговли людьми (ст. 127.1), использования рабского труда (ст. 127.2), изнасилования (ст. 131), насильственных действий сексуального характера (ст. 132), злоупотребления полномочиями частными нотариусами и аудиторами, совершенного в отношении заведомо несовершеннолетнего или недееспособного лица (ч. 2 ст. 158), захвата заложника (ст. 206), незаконных производства, сбыта или пересылки наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (ст. 228.1), склонения к потреблению наркотических средств или психотропных веществ (ст. 230), вовлечения в занятие проституцией (ст. 240), организации занятия проституцией (ст. 241) и наемничества (ст. 359). 

Возникновение такого состава, как насильственные действия сексуального характера, – закономерный итог развития уголовного законодательства об ответственности за половые преступления, отвечающий потребностям практики правоприменения и соответствующий взглядам представителей уголовно-правовой науки и иных отраслей знаний.

Во всем мире, в том числе в России, проявляется тенденция к постепенному расширению сферы правового регулирования. При этом необходимо отметить возрастание роли законодательства как объективной закономерности, обусловленной усложнением стоящих перед российским обществом проблем, связанных с правовым статусом несовершеннолетних граждан. Кроме этого, среди характерных основных черт современного российского законодательства можно выделить такие, которые имеют прямое или косвенное отношение к детям: децентрализация правового регулирования, возрастание роли закона в системе источников права; усиление влияния норм и принципов международного права на законодательство России; систематизирующее значение положений Конституции РФ[15].

Несмотря на постоянную на всех этапах развития положительную тенденцию уголовного законодательства постреволюционного периода к расширению составов преступлений, направленных на охрану прав несовершеннолетних и их нормальное развитие, этот процесс должен быть продолжен, поскольку многие права несовершеннолетних не получили гарантий в виде самой крайней формы юридической ответственности – уголовно-правового принуждения. Заложенный в уголовном законе объем репрессии в отношении лиц, нарушающих права несовершеннолетних, является недостаточным, в связи с чем потребность в усилении гарантий безопасности несовершеннолетних требует совершенствования уголовного закона как в направлении расширения признаков имеющихся составов преступлений, так и конструирования новых.

Однако расширение сферы правового регулирования иногда сопровождается неоправданной декриминализацией некоторых составов преступлений против несовершеннолетних. Например,   выведены из сферы уголовно наказуемых деяний три состава преступления, которые следовало бы сохранить в Уголовном кодексе РФ 1996 г.: 1) доведение несовершеннолетнего до состояния опьянения; 2) заключение соглашения о браке с лицом, не достигшим брачного возраста; 3) злоупотребление опекунскими обязанностями, которые признавались уголовно наказуемыми по Уголовному кодексу РСФСР 1960 г. Это предложение можно обосновать следующим образом.

1. Особую тревогу вызывает рост числа детей и подростков (причем не только среди беспризорных и безнадзорных), страдающих алкоголизмом, наркоманией и токсикоманией. В сложной социально-психологической ситуации оказываются дети в семьях, находящихся на грани развода, где родители ведут асоциальный образ жизни. Например, ситуация, сложившаяся в Тверской области, показала устойчивую динамику роста числа таких детей и подростков. Если в 2004 г. было 2 575 таких детей, то к 1 января 2006 г. их стало 3 109 (19,9%)[16]. По данным Ю.Е. Пудовочкина, примерно в 60% случаев совершения преступления несовершеннолетними ему предшествовало вовлечение их в систематическое употребление спиртных напитков, причем 36,2% подростков ранее были судимы[17]. В период своего взросления – переходный период во всех отношениях – несовершеннолетние уязвимы, их довольно легко «направить» в то русло, которое будет выгодно третьим лицам, использовать, в том числе, посредством вовлечения в употребление спиртных напитков, наркотических и психотропных средств. Самое печальное в таких случаях то, что далеко не каждый несовершеннолетний сообщит в соответствующие органы о том, что его права и интересы были задеты, поэтому имеется высокий процент латентной преступности.

Более того, взрослые преступники, стараясь избежать уголовной ответственности и обойти законодательные установления, создают организованную группу из числа заведомо несовершеннолетних. Поэтому ст. 210 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации), должна быть дополнена квалифицирующим признаком «из числа заведомо несовершеннолетних».

2. Принуждение к заключению брака с лицом, не достигшим брачного возраста, должно быть регламентировано в уголовном законодательстве. Согласно Семейному кодексу несовершеннолетний супруг, его родители (лица, их заменяющие), орган опеки и попечительства и прокурор вправе требовать признания брака недействительным, если брак был заключен без добровольного согласия одного из супругов на его заключение: в результате принуждения, обмана, заблуждения или невозможности в силу своего состояния в момент регистрации брака понимать значение своих действий и руководить ими, а также в некоторых других случаях, перечисленных в ст. 28 СК РФ[18]. Однако законодатель таким решением вопроса фиктивного брака в отношении несовершеннолетних не должен ограничиваться, так как объектом посягательства в данном случае является свобода выбора лицом своего супруга, искажается само понятие брака как добровольного союза.

3. В последнее время часто упоминают о том, что ситуация с увеличением числа беспризорников и безнадзорных детей имеет большое сходство с ситуацией, сложившейся в 20–30-е годы ХХ в. Изменились только причины такого положения. Сегодня в основе этого неблагоприятного для  общества процесса лежат такие факторы, как кризисные явления в семье (нарушение ее структуры и функций, рост числа разводов и количества неполных семей); асоциальный образ жизни ряда родителей; падение жизненного и культурного уровня населения; ухудшение условий содержания детей в семьях; педагогическая безграмотность родителей; распространение жестокого обращения с детьми в семьях и интернатных учреждениях при снижении ответственности за их судьбу; коммерциализация сферы образования и культуры. И, наверное, самое страшное из всего этого то, что все больше детей становятся сиротами при живых родителях. Более частыми стали злоупотребления правами несовершеннолетних и их имуществом со стороны опекунов и попечителей. Формы таких злоупотреблений могут быть различны, например: опекунство или попечительство с корыстной целью получения опекунского пособия без надлежащего материального содержания несовершеннолетнего и его воспитания, купля-продажа имущества опекаемого без соблюдения установленных правил[19]. При проверках детских домов, а также сообщений органов опеки и попечительства о невыполнении сотрудниками Сбербанка РФ требований ст. 37 ГК РФ, ст. 60 СК РФ о порядке использования имущества подростков выявлено, что по достижении 14 лет несовершеннолетние самостоятельно распоряжались средствами, находящимися на вкладах, с согласия родителей (попечителей), которое те давали без получения разрешения органов опеки и попечительства, что нередко приводило к злоупотреблениям со стороны родителей и попечителей и ущемлению имущественных прав подростков[20]. Поэтому необходим более четкий механизм ответственности опекунов и попечителей за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей.

Другое дело, что вид и размер наказания, предусмотренный в санкциях данных статей, может быть сформулирован законодателем как состав преступления небольшой или средней тяжести, должны быть выбраны  правильные ориентиры в определении границ и характера уголовной ответственности.

Кроме положительного исторического опыта советского времени в формулировании конкретных составов преступлений против несовершеннолетних, видится необходимость продолжения тенденции постреволюционного законодательства криминализации общественно опасных деяний, направленных на защиту прав несовершеннолетних и их нормальное развитие.

Семейный кодекс РФ[21] не способен обеспечить защиту интересов отдельно проживающего родителя. Г.М. Свердлов справедливо допускает в злостных случаях неподчинения судебному решению об отобрании ребенка или предоставлении родителю назначенного времени встреч и общения с ним возможность привлечения виновного к уголовной ответственности[22]. Систематическое создание одним из родителей препятствий к общению ребенка с другим родителем на практике довольно часто встречается, и ребенок, вовлеченный в конфликт развода родителей, часто становится жертвой данных взаимоотношений, что не может не отражаться на его развитии.

 Кроме того, пробелом правового регулирования в настоящее время является уголовно-правовая защита признанных международным и отечественным правом законных интересов несовершеннолетних в сфере обеспечения их духовной и информационной безопасности, которая обостряется с каждым днем. Это вызвано распространением новых, нетрадиционных видов общественно опасных действий, связанных с массовым информационным воздействием на подростков со стороны криминальных структур, сектантских организаций, средств массовой информации, разработчиков профессионально неграмотных и носящих разрушительный характер образовательных программ и методик[23]. Закрепление в Уголовном кодексе РФ нормы, направленной на обеспечение духовной и информационной безопасности несовершеннолетних, позволит избежать причинения вреда нравственному, физическому, психическому, интеллектуальному развитию и воспитанию детей, а впоследствии и распространению преступности несовершеннолетних. Без подобной нормы в связи с кризисной социально-экономической обстановкой в России в последние годы уровень морали и культуры неминуемо падает, и сильнее всего это сказывается на молодом поколении.

Требует криминализации защита трудовых прав несовершеннолетних, так как в этой сфере лица до 18 лет наиболее уязвимы, а работа по трудовому договору объективно влияет на становление и развитие личности, обеспечивает материальные интересы лица. Несформированность личности несовершеннолетнего нередко выступает в качестве условия их виктимности в данных правоотношениях, чем пользуются недобросовестные работодатели.

Криминализация деяний выражается не только во включении в уголовно-правовую сферу новых деяний или деяний, ранее не признававшихся преступными, но и в расширении действия имеющихся составов преступлений по элементам состава преступления.

Статья 156 УК РФ предусматривает ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, если это деяние соединено с жестоким обращением. Диспозиция статьи ограничивает круг субъектов, несущих ответственность за совершение рассматриваемого преступления. В качестве таковых законодатель указал следующие категории лиц, на которых лежит забота о несовершеннолетнем:

- родители или иные лица, на которых возложены эти обязанности;

- педагоги или другие работники образовательных, воспитательных, лечебных либо иных учреждений, обязанных осуществлять надзор за несовершеннолетним.

В соответствии с общепринятой точкой зрения в каждом случае при решении вопроса об ответственности конкретных лиц необходимо доказывать, что обязанности по воспитанию несовершеннолетнего следуют непосредственно из нормативного акта. При отсутствии такой обязанности, возложенной законом, уголовная ответственность исключается[24].

В свете положений ч. 1 ст. 19 Конвенции о правах ребенка 1989 г. состав субъектов правонарушения, сопряженного с жестоким обращением с ребенком, должен быть расширен[25]. В соответствии с названной нормой международного права государства-участники обязаны принять все необходимые законодательством меры с целью защиты ребенка от всех форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, отсутствия заботы или небрежного обращения, грубого обращения или эксплуатации, включая сексуальное злоупотребление не только со стороны родителей, законных опекунов, но и любого другого лица, заботящегося о ребенке[26].

Общественные отношения, связанные с нормальным развитием ребенка, могут быть нарушены в результате действий не только лиц, которые в соответствии с законом обязаны заботиться о ребенке, но и иных лиц, заботящихся о ребенке. В качестве примера можно привести проживание в так называемом гражданском браке. В случае рождения у этой пары ребенка, если должным образом оформленное волеизъявление от отца ребенка не поступает, мать ребенка считается одинокой матерью. В неблагоприятных семьях (в которых нередки случаи жестокого обращения с детьми) часто рождение ребенка «одинокой» матерью является средством для получения социального пособия. Безусловно, при установлении факта нарушения прав ребенка со стороны матери и ее сожителя вопрос о привлечении к уголовной ответственности должен решаться в отношении обоих. Хотя, если буквально трактовать процесс установления отцовства, указанный в ст. 48 СК РФ, мужчина в данном случае не является одним из родителей[27].

Не лишним будет рассмотрение вопроса о привлечении к ответственности по ст. 156 УК РФ и членов семьи, которые, в силу тех или иных причин, заботятся о ребенке длительное время (во время каникул несовершеннолетнего, в период длительного отсутствия родителей и т.д.), если с их стороны проявлена жестокость по отношению к несовершеннолетнему.

Другой вариант – возникновение обязанности проявлять заботу о ребенке по договорным отношениям. В данном случае речь идет о принятии участия в воспитании ребенка няней, гувернером. Эти лица могут быть наняты в частном порядке. Однако фактам жестокого обращения с воспитуемым должна быть дана юридическая оценка[28].

Все перечисленные субъекты в силу тех или иных обстоятельств получают право заниматься воспитанием ребенка и не могут не осознавать своей обязанности заботиться о нем. В случаях жестокого обращения с их стороны ребенок остается беззащитным, его здоровью и психике может быть нанесен непоправимый вред. Поскольку способ совершения преступления в отношении несовершеннолетнего не всегда образует самостоятельный состав преступления (ст. 115, 116, 117, 125 УК РФ), общественно опасное деяние может остаться безнаказанным. А чувство безнаказанности нередко приводит к совершению в отношении несовершеннолетнего более тяжкого преступления[29].

Таким образом, представляется, что уместно предусмотреть в уголовном законодательстве ответственность за проявление жестокости в отношении несовершеннолетнего не только субъектов, перечисленных в ст. 156 УК РФ, но и лиц, фактически заботящихся о ребенке[30].

При расследовании уголовных дел, возбужденных по ст. 156 УК РФ, возникают трудности, связанные с необходимостью установления признака систематического неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетних и жестокого обращения с ними. В ряде регионов суды указывают на необходимость установления не менее трех фактов причинения именно телесных повреждений, а также установления дат их причинения, что не всегда можно сделать.

Что касается состава злостного уклонения от уплаты средств на несовершеннолетних детей, предусмотренного в ст. 157 УК РФ, на практике случаи привлечения алиментообязанного лица к уголовной ответственности по указанной статье редки, так как объективная сторона данного преступления сформулирована недостаточно корректно с точки зрения межотраслевого соответствия. Если родитель или иное алиментообязанное лицо систематически (возможно, даже не ежемесячно) уплачивает минимальную сумму на содержание ребенка или не работает, не получает иной периодический доход, правоприменителями состав данного преступления не усматривается. Между тем ребенок нуждается в материальном обеспечении ежемесячно и не ниже установленной величины прожиточного минимума для детей[31]. Поэтому существует необходимость в дополнении объективной стороны преступления, предусмотренного в ст. 157 УК РФ «Злостное уклонение родителя от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей, а равно нетрудоспособных детей, достигших восемнадцатилетнего возраста», признаком «ежемесячно не ниже размера, установленного Семейным кодексом РФ», т.е. обозначить количественный (денежный) порог ответственности. При этом в целях избежания социально необоснованной репрессии целесообразно дополнить объективную сторону признаком «без уважительных причин». В этом случае не только сам факт неуплаты, но и неуплата в установленных законодательством размере и в срок (соблюдение периодичности), три или более раза при наличии возможности алиментообязанного лица уплачивать задолженность по исполнительному документу в пользу лица, получающего алименты, влечет за собой уголовную ответственность виновного лица, что представляется целесообразным с точки зрения разумности и справедливости и более четкого увязывания уголовного и семейного законодательства Российской Федерации.

Целесообразно дополнить составы преступлений, предусмотренных в ст. 154 и 155 УК РФ, – незаконное усыновление (удочерение) и разглашение тайны усыновления (удочерения), – квалифицирующим признаком «с использованием лицом своего служебного положения», так как эти преступления, совершенные лицом, который использовал свои должностные полномочия в преступных целях или которому профессионально доверена охраняемая законом тайна, несут в себе больше общественной опасности, нежели это же преступление, совершенное обычным гражданином. В действующей редакции указанных составов преступлений дифференциация субъектов преступления не проводится.

Государство должно быть заинтересовано в организации достойных условий для воспитания своих граждан, прежде всего молодого поколения. «Дети мира невинны, уязвимы и зависимы. Они также любознательны, энергичны и полны надежд. Их время должно быть временем радости и мира, игр, учебы и роста. Их будущее должно основываться на гармонии и сотрудничестве. Их жизнь должна становиться более полнокровной по мере того, как расширяются их перспективы и они приобретают опыт», гласит Всемирная Декларация об обеспечении выживания, защиты и развития детей (Нью-Йорк, 30 сентября 1990 г.)[32]. Однако «едва ли не каждое первое совершенное подростком преступление становится возможным исключительно благодаря вовлекательским действиям взрослого (около 90 процентов)»[33]. Среднестатистическая вероятность рецидива у несовершеннолетних, осужденных за первое преступление к лишению свободы, приближается к 57%, причем чем моложе возраст преступника, тем более вероятен рецидив в его биографии[34]. Налицо взаимосвязь и взаимообусловленность антиювенальной и ювенальной юстиции. Законодатель же рассматривает интересы семьи и несовершеннолетних как частный интерес, как интерес отдельной личности, а не как особый, самостоятельный объект уголовно-правовой охраны, что противоречит нормам международного права. Уголовный кодекс РФ 1996 г. выделяет специальную главу, именуемую «Преступления против семьи и несовершеннолетних». Но делает это косвенным образом, поскольку указанная глава находится в разд. VII «Преступления против личности». Социальное, политическое и правовое значение семьи как института, определяющего необходимые и достаточные условия развития личности, общества и государства в специфической, исторически сложившейся и традиционной форме отношений между людьми, требует выделения интересов семьи и несовершеннолетних в качестве родового объекта уголовно-правовой охраны. В структуре Особенной части УК РФ раздел о преступлениях против семьи целесообразно поместить после раздела о преступлениях против личности.

         Снижение уровня преступлений против несовершеннолетних будет обеспечивать сокращение ювенальной преступности, и наоборот, активизация борьбы с преступностью несовершеннолетних способна привести как к сокращению фактов преступных посягательств на них, так и к снижению уровня преступности в целом. В силу этого уголовно-правовые нормы, регулирующие отношения по противодействию преступлениям против несовершеннолетних, правомерно рассматривать как единый комплекс правовых предписаний, направленных на защиту интересов несовершеннолетних. Именно парадигма целостности позволяет оценить качество этой защиты, выявить ее сильные и слабые стороны и предложить меры по оптимизации законодательства и практики его применения[35].

Классификация преступлений против несовершеннолетних в предлагаемом разделе Уголовного кодекса РФ должна строиться на основе такого признака, как содержание общественных отношений, возникающих между преступником и несовершеннолетним, конкретнее – правоохраняемые интересы последнего как часть этого содержания. Соответственно выделяются группы преступлений, нарушающие права несовершеннолетнего:

- проживать с родителями и воспитываться в семье;

- на воспитание, заботу и обязательную финансовую поддержку;

- на защиту от информации, пропаганды и агитации, наносящих вред его здоровью, нравственному и духовному развитию;

- на защиту от сексуального совращения и сексуальной эксплуатации;

- в сфере профессиональной ориентации, профессиональной подготовки и занятости.



[1] См.: Долгов Ю.Г. Охраняемые законом интересы супругов, родителей и несовершеннолетних детей в семейном праве Российской Федерации: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 76.

[2] См.: Борисова Н.Е. Конституционные основы защиты прав и интересов несовершеннолетних (теория, практика, проблемы совершенствования законодательства): Дисс. … докт. юрид. наук. М., 2004. С. 256.

[3] См.: Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. № 5487-I // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. № 33. Ст. 1318.

[4] Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ // СЗ РФ. 1996.  № 1.  Ст. 16.

[5] См.: Борисова Н.Е. Указ. соч.

[6] См.: Сорокин С. Имущественные права ребенка в семье // Российская юстиция. 2000. № 2. С. 39.

[7] Семейный кодекс РФ от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ (ред. от 03.06.2006, с изм. от 29.12.2006) // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 16.

[8] См.: Викторов И.С. Организация работы прокурора по надзору за исполнением жилищного законодательства // Жилищное право. 2007. № 2. С. 76.

[9] Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. № 197-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 1. Ст. 3.

[10] См.: Носкова Н.А. Некоторые проблемы реформы уголовного законодательства // Интернет библиотека, http://www.xserver.ru/user/npruz/

[11] Конституция Российской Федерации // Российская газета. 1993. 25 декабря.

[12] См.: Туктарова И.Н. Уголовно-правовая охрана несовершеннолетних: Дисс. … канд. юрид. наук. Саратов. 2000. С. 53.

[13] См.: Носкова Н.А. Некоторые проблемы реформы уголовного законодательства // Интернет библиотека, http://www.xserver.ru/user/npruz/

[14] Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

[15] См.: Борисова Н.Е. Указ. соч. С. 375.

[16] См.: Шерстнева Н. Защита прав детей, проживающих в асоциальных семьях // Законность. 2006. № 11. С. 46.

[17] См.: Пудовочкин Ю.Е. Ювенальное уголовное право: понятие, структура, источники // Журнал российского права. 2002. № 3. С. 45.

[18] См.: Кострова Н.М. Судебная защита семейных прав: процессуальный аспект // Проблемы гражданского, семейного и жилищного законодательства: Сб. статей / Отв. ред. В.Н. Литовкин. М.: ОАО «Издательский дом «Городец», 2005. С. 45.

[19] См.: Михайлов И.А. Теоретические и практические проблемы, связанные с установлением опеки и попечительства // Вопросы ювенальной юстиции. 2006. № 3.

[20] См.: Королева Г. Защита имущественных прав несовершеннолетних // Законность. 2006. № 6. С. 74.

[21] См.: Семейный кодекс РФ от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ (ред. от 03.06.2006, с изм. от 29.12.2006) // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 16.

[22] См.: Свердлов Г.М. Право на воспитание и судебные споры о детях // Советское государство и право. 1940. № 5, 6.

[23] См.: Зиядова Д.З. Роль правовой защиты несовершеннолетних в предупреждении преступности в подростковой среде // Следователь. 2004. № 8. С. 38.

[24] См.: Калинин А. Кто заботится, тот и отвечает // Законность. 2006. № 11.

[25] Конвенция о правах ребенка. Принята 20 ноября 1989 г. Резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеей ООН // Ведомости СНД СССР и ВС СССР. 1990. № 45. Ст. 955.

[26] См.: Калинин А. Указ. соч.

[27] Там же.

[28] Там же.

[29] Там же.

[30] Там же. С. 46.

[31] См.: Федеральный закон от 31 марта 2006 г. № 44-ФЗ «О потребительской корзине в целом по Российской Федерации» // СЗ РФ. 2006. № 14. Ст. 1457.

 

[32] Всемирная Декларации об обеспечении выживания, защиты и развития детей (Нью-Йорк, 30 сентября 1990 г.) // Дипломатический вестник. 1992. № 6.

[33] См.: Зырянов В.Н. Попустительство по службе, совершаемое в правоохранительной сфере (уголовно-правовая оценка, проблемные ситуации в законодательстве и правоприменительной практике и пути их решения). Ставрополь: СГУ, 1999. С. 96.

[34] См.: Бытко Ю.И. Учение о рецидиве преступлений в российском уголовном праве: история и современность: Автореф. дисс. … докт. юрид. наук. Н. Новгород, 1998. С. 139, 140.

[35] См.: Пудовочкин Ю.Е. Указ. соч. С. 45, 46.

Источник: http://www.economy.law-books.ru/index.php?page=r2

 


300
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2019 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!