Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Лекции по курсу "Ценные бумаги"»

/ Фондовый рынок
Лекция, 

Оглавление

Тема 9. Правовой статус корпоративных ценных бумаг

 

9.1. Права, предоставляемые ценными бумагами

 

Одним из наиболее распространенных видов корпоративных ценных бумаг являются акции и облигации.

Акция определена в Федеральном законе «О рынке ценных бумаг» как эмиссионная ценная бумага, закрепляющая права ее владельца (акционера) на получение части прибыли акционерного общества в виде дивидендов, на участие в управлении акционерным обществом и на часть имущества, остающегося после его ликвидации. Именно в этом определении указана совокупность прав, которые принято называть «правами из ценной бумаги», и они затрагивают, прежде всего, сферу внутрикорпоративных отношений между акционером и обществом. При этом статья 128 ГК РФ относит акции к объектам гражданских прав, в связи с чем у приобретателя акции возникает вещное право на нее, то есть «право на ценную бумагу». Указанные права взаимосвязаны, одно не существует без другого.

Более детально права акционеров определены Федеральным законом «Об акционерных обществах». Состав обязательственных прав (прав из акций) владельцев обыкновенных и привилегированных акций прописан в статьях 31, 32 ФЗ «Об акционерных обществах».

Согласно этим нормам акционер – владелец обыкновенных акций общества имеет следующие права:

1)    право участия в общем собрании акционеров с правом голоса по всем вопросам его компетенции;

2)    право на получение дивидендов;

3)    право на получение части имущества общества в случае его ликвидации.

Состав обязательственных прав владельцев привилегированных акций несколько иной – они имеют право голоса на общем собрании только в случаях, предусмотренных Федеральным законом «Об акционерных обществах» и уставом общества. Кроме того, в соответствии со статьей 67 ГК РФ владельцы как обыкновенных, так и привилегированных акций обладают правом получать информацию о деятельности общества и знакомиться с его документацией в установленном учредительными документами порядке, а в соответствии с Федеральным законом «Об акционерных обществах» – права акционеров по участию в управлении обществом (участвовать в общем собрании акционеров, быть избранным в члены совета директоров и ревизионной комиссии, требовать созыва внеочередного общего собрания).

Таким образом, акционер обладает совокупностью имущественных и неимущественных прав. К первым относятся право на получение дивидендов и право на получение части имущества в случае ликвидации общества, ко вторым – право участия в общем собрании акционеров, ознакомления с документацией общества и так далее. Вторую группу прав ряд авторов называет личными неимущественными правами акционеров, хотя под личными неимущественными правами применительно к гражданину доктрина и гражданское законодательство понимают не имеющие имущественного содержания неотчуждаемые абсолютные права, неразрывно связанные с личностью гражданина.

Неимущественные права акционеров являются относительными (праву акционера соответствует обязанность определенного лица – самого общества) и отчуждаемыми (с переходом права собственности на акцию к другому лицу происходит переход всех удостоверяемых акцией прав).

В нормах Федерального закона РФ «Об акционерных обществах», посвященных выплате дивидендов, участию акционеров в управлении обществом и праву на получение части имущества при ликвидации общества (если оно останется после удовлетворения требований кредиторов), определены порядок и условия осуществления указанных прав и способы защиты акционеров, обеспечивающие возможность пользования соответствующими правами.

Вместе с тем в статьях Федерального закона РФ «Об акционерных обществах», регулирующих порядок размещения акций, предусмотрено право акционера отчуждать принадлежащие ему акции без согласия других акционеров и общества, речь идет о «праве на акцию», то есть вещном праве.

При всем этом в ряде случаев мы сталкиваемся с проблемой реализации указанных прав. В пункте 3 статьи 57 Федерального закона РФ «Об акционерных обществах» записано, что если акция общества находится в общей долевой собственности нескольких лиц, то правомочия по голосованию на общем собрании акционеров осуществляются по их усмотрению одним из участников общей долевой собственности либо их общим представителем. Полномочия каждого из указанных лиц должны быть надлежащим образом оформлены. Приведенная нормативная модель предполагает идеальные взаимоотношения собственников акций, преследующих общий экономический интерес.

В реальной жизни акционерные общества нередко сталкиваются с противоположной ситуацией. Раздел имущества между супругами, расторгающими брак, получение наследства и другие случаи сопровождаются непримиримостью и враждой собственников. В таких случаях они не могут договориться о порядке осуществления своих прав, вытекающих из долевой собственности на акцию. Памятуя о сложностях, которые могут возникнуть в этом случае при голосовании на общем собрании, реестродержатели иногда отказываются вносить в реестр сособственников одной акции, и предлагают указать лишь одно лицо. Подобные действия реестродержателя противоречат законодательству и нарушают права акционеров. Но с другой стороны, когда дело доходит до голосования на собрании акционеров, а собственники акций не могут выработать одно решение и каждый стремится голосовать по-своему, ситуация становится неразрешимой. Ведь в силу общего положения голосование осуществляется по принципу «одна голосующая акция общества один голос» (ст. 59 ФЗ РФ «Об акционерных обществах»). В подобных ситуациях акционерные общества идут по пути отказа в голосовании одной акции. Разумеется, последовательное решение данной проблемы лежит в плоскости дополнений, которые необходимо внести в акционерное законодательство.

Лучшим вариантом было бы недопущение долевой собственности на одну акцию и другую ценную бумагу: в силу их неделимости можно разрешать проблему на основе пункта 4 статьи 252 ГК РФ и применять институт компенсации стоимости части акции одному (одним) из собственников с таким расчетом, чтобы одна акция в реестре значилась на имя одного лица. Или можно было бы ввести понятие дробной акции, как это сделано в статье 25 Федерального закона РФ «Об акционерных обществах», но уже применительно к случаю наследства и другим случаям перехода прав.

Не решен в акционерном законодательстве и вопрос о совместной собственности на одну акцию. Такая собственность возникает как на основании закона, так и договора (ст. 37, 42 Семейного кодекса РФ).[1]

Проблемы не существует в том случае, когда приобретенные акции (акция), являющиеся совместной собственностью супругов, оформлены (оформлена) на одного из них. Но если в договоре купли-продажи указаны оба супруга, они в реестре будут значиться как субъекты общей совместной собственности на ценную бумагу. Здесь компенсационный принцип вряд ли применим.

Видимо, необходимо закрепить положение, когда в голосовании участвовал бы лишь один из супругов без наличия специального на то поручения, то есть, следует исходить из презумпции согласия другого супруга на совершение указанных действий.

 

9.2. Участие в управлении обществом

 

Принцип равных прав акционеров, предусмотренный российским законодательством («одна голосующая акция – один голос»), абсолютно демократичен (предоставляя право любому, в том числе мелкому, акционеру участвовать в управлении обществом), однако не является реальной гарантией равных возможностей каждого акционера. Возможность влиять на управление обществом определяется величиной пакетов акций, принадлежащих каждому акционеру, а также умением мелких вкладчиков консолидировать свои усилия.

К мерам, создающим гарантии мелким вкладчикам, относятся установленные Федеральным законом РФ «Об акционерных обществах» права акционеров:

1. Владеющих в совокупности не менее чем 10 процентами голосующих акций общества – требовать созыва внеочередного собрания акционеров.

2. Владеющих в совокупности не менее чем 2 процентами голосующих акций – вносить предложения в повестку дня годового общего собрания акционеров и выдвигать кандидатов в руководящие органы управления и контроля общества.

3. Владеющих в совокупности не менее чем 10 процентами голосующих акций общества – требовать проверки его финансово-хозяйственной деятельности.

4. Владеющих в совокупности не менее чем 1 процентом размещенных обыкновенных акций – обратиться в суд с иском к члену совета директоров общества, единоличному исполнительному органу, члену коллегиального исполнительного органа, а равно к управляющей организации или управляющему о возмещении причиненных ими обществу убытков.

5. Независимо от количества принадлежащих акций – обжаловать решение общего собрания акционеров, обжаловать отказ реестродержателя от внесения владельца акций в реестр акционеров, возможность оспаривать в судебном порядке решения совета директоров об отказе во включении вопроса в повестку дня общего собрания акционеров, созыве внеочередного собрания акционеров, а также в других случаях, не ограниченных прямыми указаниями в Федеральном законе РФ «Об акционерных обществах», если нарушены их права.

6. Независимо от количества принадлежащих акций – требовать выкупа у общества всех или части принадлежащих акций в случаях принятия общим собранием акционеров решений о реорганизации общества или совершения крупной сделки, внесения изменений и дополнений в устав общества или утверждения устава в новой редакции, ограничивающих их права, если они голосовали против указанных решений или не принимали участия в голосовании и в других случаях.

При этом нередко можно столкнуться с рядом вопросов об ущемлении прав акционеров на участие в управлении обществом. Так, в Федеральном законе РФ от 21.07.1997 № 123-ФЗ «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации»[2], а затем и в Федеральном законе от 21.12.2001 № 178-ФЗ (ред. 17.04.2006) «О приватизации государственного и муниципального имущества»[3] урегулированы особенности правового положения открытых акционерных обществ, в отношении которых принято решение об использовании специального права («золотой акции») (специальное право на участие в управлении, используемое государством в отношении приватизируемых предприятий для обеспечения обороны страны и безопасности государства, защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан Российской Федерации).

На основании статьи 38 ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» в целях обеспечения обороноспособности страны и безопасности государства, защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан Российской Федерации Правительство Российской Федерации и органы государственной власти субъектов Российской Федерации могут принимать решения об использовании специального права на участие соответственно Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в управлении открытыми акционерными обществами. Решение об использовании специального права («золотой акции») может быть принято при приватизации имущественных комплексов унитарных предприятий или при принятии решения об исключении открытого акционерного общества из перечня стратегических акционерных обществ независимо от количества акций, находящихся в государственной собственности.

Открытое акционерное общество, в отношении которого принято решение об использовании специального права («золотой акции»), обязано уведомлять о сроках проведения общего собрания акционеров и предлагаемой повестке дня представителей Российской Федерации, субъектов Российской Федерации в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Представители Российской Федерации, субъектов Российской Федерации имеют право вносить предложения в повестку дня годового общего собрания акционеров и требовать созыва внеочередного общего собрания акционеров.

Представители Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, назначенные в совет директоров (наблюдательный совет) открытого акционерного общества, участвуют в общем собрании акционеров с правом вето при принятии общим собранием акционеров решений:

-      о внесении изменений и дополнений в устав открытого акционерного общества или об утверждении устава открытого акционерного общества в новой редакции;

-      о реорганизации открытого акционерного общества;

-      о ликвидации открытого акционерного общества, назначении ликвидационной комиссии и об утверждении промежуточного и окончательного ликвидационных балансов;

-      об изменении уставного капитала открытого акционерного общества;

-      о совершении открытым акционерным обществом указанных в главах X и XI Федерального закона «Об акционерных обществах» крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность.

Анализируя данные положения, возникает вопрос, каким образом акционеры могут реализовать свои права, предоставляемые им акциями, если на принимаемые ими решения представителями государства будет наложено право «вето»? С одной стороны право акционера на голосование не нарушается, так как акционер все же голосует, но с другой, на решение, за которое он отдал свои голоса накладывается «табу», в связи с чем исчезают права на участие в управлении обществом. В данном случае, на наш взгляд, вопрос об осуществлении акционерами своих прав не должен стоять только в возможности продажи своих акций, но и должна существовать возможность, при несогласии с решением представителя государства, обжаловать принятое решение через суд, причем с императивным закреплением данного правила в Федеральном законе РФ «Об акционерных обществах».

Второй, не менее важный вопрос о реализации акционерами прав на участие в управлении обществом заключается в следующем. Пункт 2 статьи 53 Федерального закона РФ «Об акционерных обществах» закрепил за акционерами, владельцами не менее чем 2 процентов голосующих акций общества, возможность выдвижения для голосования на внеочередном общем собрании акционеров кандидатов для избрания в совет директоров, избираемый кумулятивным голосованием. А если совет директоров избирается прямым голосованием? Получается, что в таких случаях акционеры вообще теряют право на выдвижение кандидатов в совет директоров, чем незамедлительно могут воспользоваться соответствующие структуры. Например, необходимо «посадить в кресло» своего генерального директора со сменой состава совета директоров. Акционер, владеющий не менее чем 10 % голосующих акций, требует созыва внеочередного общего собрания акционеров с повесткой дня о досрочном прекращении полномочий совета директоров, об избрании нового состава совета директоров. Вновь избранный состав совета директоров помещает в кресло «необходимого» генерального директора, с помощью которого можно управлять обществом в своих целях. Заметим, что в процессе выдвижения кандидатов в совет директоров, акционер, как владелец 10 % голосующих акций, заполняет в требовании все вакансии, в результате чего ни совет директоров, ни кто-либо из акционеров не могут выдвинуть своих кандидатов.

На наш взгляд, такое упущение законодателя может привести к утечке капитала из акционерных обществ. Ведь этот вопрос касается не только избрания совета директоров прямым голосованием, но и случаев избрания других органов управления на внеочередном общем собрании акционеров.

В этой связи становится необходимым внесение изменений и дополнений в Федеральный закон РФ «Об акционерных обществах» с учетом реализации акционерами прав на выдвижение для голосования на внеочередном общем собрании акционеров кандидатов в члены совета директоров и другие органы общества. 

 

9.3. Право акционера на информацию

 

Право акционера на информацию имеет двоякое значение. Во-первых, получение информации о деятельности общества, о его должностных лицах служит гарантией защиты иных прав акционера. Например, грамотный акционер, ознакомившись с балансом общества и его годовым отчетом, может с достаточной степенью точности сделать правильные выводы о финансовом состоянии общества и перспективах его развития. Во-вторых, обладание информацией позволяет акционеру наиболее целесообразно осуществлять свои права. Без получения информации осуществление некоторых прав акционеров будет весьма затруднительно или просто невозможно. Например, можно поставить под большое сомнение возможность участия акционера в общем собрании, если он не был уведомлен ни о месте, ни о дате его проведения.

Праву акционера на получение информации со стороны акционерного общества или иных лиц корреспондирует обязанность по представлению информации, например информации при подготовке и проведении общего собрания акционеров.

Можно выделить случаи предоставления безадресной информации, рассчитанной на широкий круг лиц. Так, согласно абзаца 3 пункта 1 статьи 52 Федерального закона РФ «Об акционерных обществах» по общему правилу уведомление о проведении общего собрания акционеров, в том числе рассылка бюллетеней для голосования, осуществляется заказным письмом, либо под роспись (адресная информация). Однако сообщение акционерам о проведении общего собрания может быть сделано в форме опубликования информации в органе печати, доступном неопределенному кругу лиц (безадресная информация). Как бы там ни было, но Федеральный закон РФ «Об акционерных обществах» предоставляет широкие возможности для получения информации акционерами.

Однако при реализации этих прав возникает ряд вопросов, с которыми сталкивается само общество. Например, юридическая обязанность общества опубликовать сведения, предусмотренные статьей 92 Федерального закона РФ «Об акционерных обществах». К ним, в частности, относятся: годовой отчет общества, годовая бухгалтерская отчетность, списки аффилированных лиц общества с указанием количества и категорий (типов) принадлежащих им акций, а также иные сведения, определяемые федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг. Перед опубликованием годового отчета, бухгалтерского баланса и счета прибылей и убытков акционерное общество обязано привлечь для ежегодной проверки и подтверждения годовой финансовой отчетности аудитора, не связанного имущественными интересами с обществом или его акционерами.

Анализируя печатную периодику города Новокузнецка, мы столкнулись лишь с раскрытием информации акционерными банками и крупными акционерными обществами. Возникает вопрос: почему небольшие акционерные общества не соблюдают норму закона, а акционеры не обращаются в суд за защитой своего права на информацию?

На наш взгляд, здесь множество ответов. Во-первых, информация должна быть опубликована в средствах массовой информации, доступных для большинства акционеров. Для города Новокузнецка это, конечно, газета «Кузнецкий рабочий». Но если учесть количество зарегистрированных налоговыми инспекциями г. Новокузнецка акционерных обществ, то мы сталкиваемся с нехваткой источников для публикации. Один бухгалтерский баланс занимает не менее одной газетной страницы, при этом расценки данной публикации будут не «по карману» большинству из обществ. В связи с этим, акционерные общества города Новокузнецка пошли по пути умалчивания информации с правилом: «как все – так и я». Во-вторых, большинство мелких акционеров даже не знают о своем праве на информацию, а крупные – заинтересованы в умалчивании последней ввиду ее конфиденциальности.

Законодательство закрепляет нормы с правилами о предоставлении информации непосредственно в помещениях исполнительного органа общества с возможностью копирования документов. Вопрос о создании специального источника публикации обществом информации с минимумом расходов находится в компетенции последнего. Каждый акционер должен иметь возможность использовать свое право на информацию, при этом законодательно необходимо ужесточить возможность общества осуществлять это право без ущемления прав акционеров и без ущерба для себя.


9.4. Право на дивиденды

 

Пункт 1 статьи 42 Федерального закона РФ «Об акционерных обществах» закрепил правило, по которому выплата дивидендов по размещенным акциям – это не обязанность, а право акционерного общества. Даже при наличии достаточной прибыли общество не обязано выплачивать дивиденды, как по обыкновенным, так и по привилегированным акциям. Формально решение о выплате годовых дивидендов принимает только общее собрание акционеров, и любой акционер, естественно, может высказать свое мнение по этому вопросу, но фактически, решение его зависит от совета директоров. Это объясняется тем, что решение о выплате годовых дивидендов может быть принято общим собранием акционеров только по рекомендации совета директоров. При отсутствии такой рекомендации общее собрание не вправе принять решение о выплате дивидендов. Совет директоров избирается акционерами и выражает их интересы. При этом было бы неправильно полагать, что эти интересы сводятся к получению дивидендов. Поэтому вполне возможно, что совет директоров сочтет целесообразным направить прибыль не на выплату дивидендов, а на другие цели: погашение кредиторской задолженности, пополнение собственных оборотных средств, обновление основных производственных фондов, освоение производства новых видов продукции и так далее. Акционерам при обсуждении этого вопроса предоставляется право высказать свои соображения, критически оценить предложенные советом директоров направления распределения прибыли. Замечания и предложения акционеров найдут отражение в протоколе общего собрания и в дальнейшем будут учтены вновь избранным составом совета директоров.

Данная схема – это самый, как казалось бы, правильный подход. На самом деле не все так гладко. Практика показывает, что этот вопрос остается актуальным как для акционеров, так и для исполнительных органов обществ постоянно.

По смыслу Федерального закона РФ «Об акционерных обществах» вопрос о выплате дивидендов должен рассматриваться годовым общим собранием акционеров общества в рамках вопроса о распределении прибыли, однако он не содержит ограничений, делающих невозможным рассмотрение этого вопроса на внеочередном общем собрании акционеров, если этот вопрос не был решен на годовом собрании. Речь идет лишь о том, что общество вправе только один раз в год принимать такое решение.

Остается неясным, вправе ли общество вернуться к рассмотрению этого вопроса на внеочередном общем собрании в случае, когда годовое собрание приняло решение о невыплате дивидендов. На наш взгляд, Федеральный закон РФ «Об акционерных обществах» необходимо дополнить нормой о том, что вопрос о дивидендах рассматривается один раз в год, при рассмотрении общим собранием акционеров вопроса об утверждении годовых отчетов.

Не менее важный вопрос, при реализации акционерами права на дивиденды, возникает в связи с применением пункта 4 статьи 42 Федерального закона РФ «Об акционерных обществах».

Когда дата и (или) период исполнения обязательства установлены, определить своевременность его исполнения должником не составляет труда, поскольку обязательство подлежит исполнению в соответствующий день или в любой момент в течение установленного периода. Если должник своевременно не исполнил обязательство, он несет ответственность, предусмотренную законодательством.

Дата выплаты дивидендов – это дата окончания исполнения обязательства, на которую дивиденды акционерам должны быть выплачены.

При этом Федеральный закон РФ «Об акционерных обществах» предусматривает конкретный срок, в течение которого объявленные дивиденды должны быть выплачены, только в том случае, когда устав или решение собрания акционеров не установили конкретную дату выплаты дивидендов.

Остается открытым вопрос о том, в каких пределах указанная дата может устанавливаться уставом общества или решением общего собрания акционеров. Может ли указанное решение относить выплату объявленных дивидендов на срок, выходящий за пределы текущего финансового года, или же на несколько лет? Буквальное прочтение соответствующих норм приводит к положительному ответу на этот вопрос.

Таким образом, формально приняв решение о выплате дивидендов, общее собрание своим решением может фактически не допустить их выплату в обозримой перспективе. Федеральный закон РФ «Об акционерных обществах» не говорит о том, что объявленные дивиденды по всем категориям акций должны быть выплачены в один срок. Следовательно, собрание акционеров вправе установить различные сроки выплаты дивидендов по разным категориям акций, что, в свою очередь, может привести к столкновениям интересов различных групп акционеров. Очевидно, в таких ситуациях было бы необходимым принятие внутреннего локального документа, направленного на разрешение таких конфликтов.  

 


9.5. Практические вопросы обращения акций

 

Вначале ценные бумаги поступают на первичный рынок ценных бумаг, где происходит их размещение, то есть передача ценных бумаг их первым владельцам или инвесторам. На вторичном рынке происходит обращение ценных бумаг, постоянная смена их владельцев. Именно здесь акционеры сталкиваются с рядом проблем в связи с тем, что вопросы обращения ценных бумаг законодателем практически не прописаны. Более детально следует остановиться на вопросе залога акций.

Условия о предмете залога и его оценке относятся к существенным условиям договора, и если сторонами не соблюдено одно из этих условий или соответствующего условия нет вообще, то такой договор не может считаться заключенным (пункт 43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.96 г. № 6/8).[4]

Акция – такой объект гражданского права, который существенным образом видоизменяется, причем независимо от воли залогодателя. Например, изменение номинальной стоимости акции. В таких случаях возникает вопрос о правовых последствиях такой замены для договора залога. Нормы ГК РФ не предусматривают замены предмета залога, за исключением правила о залоге товаров в обороте. Следовательно, изменение реквизитов заложенной акции считается как утрата или гибель заложенного имущества или прекращение заложенного права. Здесь у залогодателя появляется право заменить предмет залога другим. Если не воспользоваться данным правом, то залог прекращается, а залогодержатель вправе требовать досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства (ст. 351, 352 ГК РФ).

Очевидно, для предотвращения подобной ситуации разумно было бы в договоре о залоге акций предусмотреть в нем залог акций и их имущественных прав, которые залогодатель приобретет в будущем.

Судебная практика пошла по такому пути, где переоценка основных фондов акционерного общества и связанная с этим эмиссия дополнительных акций не являются основанием для изменения (увеличения) количества акций, ранее переданных их владельцем в залог, если иное не вытекает из договора о залоге.[5] Так, например, общество (залогодатель) передало в залог коммерческому банку (залогодержателю) 536 385 принадлежащих ему обыкновенных акций открытого акционерного общества. В период действия договора произошла переоценка основных фондов акционерного общества и на сумму увеличения их стоимости осуществлена эмиссия дополнительных акций, которые были распределены между акционерами пропорционально числу ранее имевшихся у них. В результате этого число акций у общества, заключившего договор о залоге, увеличилось до 215 090 385. В связи с невыполнением обязательств по договору, в обеспечение которого акции были переданы в залог, стороны пришли к соглашению об обращении взыскания на заложенные акции с направлением полученных от их продажи денежных средств на погашение долга.

Залогодержатель на основании этого заключил договор купли-продажи акций в количестве, определенном в договоре о залоге, уведомив держателя реестра акционеров о необходимости перерегистрации указанных акций на нового приобретателя. Однако в тот же день залогодержатель, покупатель акций и реестродержатель подписали дополнительное соглашение к договору купли-продажи, предусмотрев в нем увеличение количества продаваемых по договору акций до того числа, которое имелось у залогодателя после переоценки фондов акционерного общества и связанной с этим эмиссией дополнительных акций. На основании указанного соглашения в реестр акционеров были внесены соответствующие записи.

Залогодатель обратился в арбитражный суд с иском к коммерческому банку – залогодержателю, реестродержателю и акционерному обществу, акции которого были предметом залога, с требованием о признании за ним права собственности на акции, владельцем которых он стал в результате переоценки основных фондов общества и эмиссии дополнительных акций, и соответственно о признании недействительным договора купли – продажи акций, заключенного залогодержателем с приобретателем этих ценных бумаг, а также внесенных на его основе записей в реестр акционеров о списании с лицевого счета залогодателя этих акций и восстановлении законной записи. Арбитражный суд пришел к следующим выводам. Договор о залоге заключается на определенное количество акций. Увеличение этого количества при наступлении каких-либо обстоятельств договором не предусматривалось. При таких условиях, а также с учетом того, что в залог передавалась не доля акционера – залогодателя в уставном капитале акционерного общества, а конкретное число акций определенного номинала у коммерческого банка – залогодержателя не возникло права обращать взыскание на акции в большем количестве, чем предусмотрено договором. Иск был удовлетворен.

Хотелось бы отметить, что это не единственный случай возникновения спорных вопросов в процессе обращения акций. Дело в том, что ценные бумаги – это особый вид гражданских правоотношений, требующий применения специальных норм или специальных условий.

А так как операции, связанные с залогом ценных бумаг, в настоящее время получили широкое распространение, и нередко это единственный вид имущества, под залог которого физические и юридические лица могут получить кредит, необходимо более детально обращать внимание на практику обращения ценных бумаг, и акций в частности, чтобы уверенно защищать свои имущественные права.

 

 

9.6. Защита прав акционеров. Судебная практика

 

Нарушения прав акционеров в большинстве случаев связаны с проведением общих собраний акционеров или неправомерными действиями исполнительного органа общества (неизвещение о собрании, недопуск к участию в собрании, неучет голоса акционера при голосовании, невключение в число кандидатур для избрания в совет директоров или ревизионную комиссию, отказ в предоставлении документации общества для ознакомления и другие). Принятие решений органами управления нередко сопряжено со скрытой борьбой и явными конфликтами. Различные группы акционеров преследуют свои интересы, не всегда совпадают мотивации поведения акционеров и менеджеров компании. В большинстве случаев органы управления пользуются незнанием акционерами своих прав, что ведет к непосредственному их нарушению. Именно в связи с этим был принят Федеральный закон РФ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон РФ «Об акционерных обществах».[6]

Первая редакция Федерального закона РФ «Об акционерных обществах», в первую очередь, служила интересам крупных акционеров и способствовала процессу концентрации капитала. Это привело к огромному количеству корпоративных конфликтов, где говорить о защите прав акционеров не приходилось. На сегодняшний день эта проблема, на наш взгляд, так и не решена.

И все же одним из главных способов защиты личных прав акционеров осталась судебная защита. Акционеры нередко прибегают к судебной защите своих прав. Ее действенность определяется тем, что исполнение судебного решения обеспечивается предусмотренными законодательством мерами принуждения. В зависимости от характера нарушения и содержания исковых требований суд может вынести решение о признании недействительным акта, изданного с нарушением закона и ущемляющего права акционера; обязать совершить определенное действие, например, внести запись в реестр акционеров, включить акционера в список участников общего собрания, если он необоснованно не внесен в него; о защите преимущественного права на приобретение акций и так далее.

Главный принцип обжалования установлен в пункте 7 статьи 49 Федерального закона РФ «Об акционерных обществах»: акционеру предоставлено право обжаловать в суде решение, принятое общим собранием акционеров.

Акционер – физическое или юридическое лицо - может реализовать это право путем предъявления иска соответственно в общий или арбитражный суд о признании решения общего собрания недействительным. При этом такое заявление может быть подано в суд в течение шести месяцев со дня, когда акционер узнал или должен был узнать о принятом решении. Это один из иных, предусмотренных законом способов защиты гражданских прав в смысле статьи 12 Гражданского кодекса РФ.

Удовлетворение иска возможно при одновременном наличии следующих условий:

-      решение нарушает требования Федерального закона РФ «Об акционерных обществах», иных правовых актов Российской Федерации или устава общества;

-      акционер не принимал участия в голосовании или голосовал против такого решения;

-      решением нарушены права и (или) законные интересы акционера.

Наличие этого юридического состава лишь предоставляет суду право признать обжалуемое решение недействительным, но не обязывает его к этому. Для возникновения у суда обязанности удовлетворить иск необходимо наличие дополнительно к указанным одного из следующих условий:

-      голосование акционера могло повлиять на результаты голосования;

-      допущенные нарушения являются существенными;

-      решение повлекло причинение убытков данному акционеру.

Закон не определяет, какие нарушения требований Федерального закона РФ «Об акционерных обществах», иных правовых актов или устава следует считать существенными. Представляется, что под существенными следует понимать такие нарушения, которые вследствие стеснения законных прав акционера повлияли или могли повлиять на содержание принятого собранием решения.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах»[7] поясняет, что основаниями для удовлетворения иска акционера о признании решения общего собрания акционеров недействительным относятся, в частности:

-      несвоевременное извещение (неизвещение) акционера о дате проведения общего собрания акционеров (п. 1 ст. 52 ФЗ РФ «Об акционерных обществах»);

-      непредоставление возможности ознакомиться с необходимой информацией (материалами) по вопросам, включенным в повестку дня собрания (п. 3 ст. 52 ФЗ «Об акционерных обществах»);

-      несвоевременное предоставление бюллетеней для голосования при заочном его проведении (п. 2 ст. 60 ФЗ РФ «Об акционерных обществах») и другие.

Таким образом, суд, с учетом всех обстоятельств, принимает решения в зависимости от обоснованности возражений акционера. Примером является следующая ситуация. Акционер открытого общества, владеющий 12 % обыкновенных акций, обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительным решения общего собрания акционеров, в котором он не участвовал. Требование мотивировалось тем, что совет директоров общества нарушил порядок созыва собрания, самостоятельно определив печатный орган, в котором была дана информация о его проведении. Акционер не был своевременно уведомлен о дате собрания и вопросах, вынесенных на его обсуждение.

При рассмотрении дела эти факты подтвердились. Вместе с тем, проанализировав все материалы и обстоятельства спора, суд пришел к выводу, что основания для признания оспариваемого решения недействительным отсутствуют. На общем собрании согласно регистрации его участников присутствовали акционеры, владеющие в совокупности 61 процентом голосующих акций. При голосовании по вопросам, включенным в повестку дня, решения были приняты абсолютным большинством голосов (более 90 %) либо единогласно. При таких условиях участие акционера, владеющего 12 % голосующих акций, не могло повлиять на результаты голосования даже по вопросам, для принятия решений по которым требуется квалифицированное большинство. Исходя из этого, и руководствуясь пунктом 8 статьи 49 ФЗ РФ «Об акционерных обществах» (в старой редакции), суд в иске отказал.

Оставление в силе обжалуемого решения на основании приведенной нормы возможно при условии, если оно не содержит грубых нарушений законодательства, не является противозаконным. Это касается в основном случаев, когда допускаются отдельные отклонения процедурного характера. При существенных нарушениях решение не должно сохранять силу. Но и здесь порой возникают сложности. К существенным нарушениям относится принятие решения общим собранием акционеров (и любым иным органом) по вопросам, не отнесенным к его компетенции, либо при отсутствии кворума. Подобное решение правильнее было бы считать несостоявшимся. Однако в практике есть случаи, когда акционер, оспаривающий решение, сам голосовал за него. Этот формальный момент не дает суду в рамках действующего Федерального закона РФ «Об акционерных обществах» оснований для удовлетворения его иска. Вместе с тем отказ в иске в таком случае не должен означать признания за подобным решением юридической силы.

В таких случаях незаконное решение (явно противоречащее закону или иному правовому акту) нельзя применять. В случае возникновения спора, связанного с неисполнением этого решения, либо спора, по которому одна из сторон будет на него ссылаться в обоснование своих требований или возражений по иску, суд не должен принимать его во внимание, так как обязан руководствоваться нормами закона. Такая позиция основана на статье 120 Конституции Российской Федерации, пункте 2 статьи 13 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации[8] и пункте 3 статьи 5 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации»,[9] в которых говорится, что если суд при рассмотрении дела установит несоответствие акта государственного органа, органа местного самоуправления или иного органа закону, то он принимает решение в соответствии с законом.

В большинстве случаев нарушение прав акционеров происходит в результате незнания ими своих прав, причем иногда акционеры сами выступают в качестве нарушителей. Так, закрытое акционерное общество «Экотехнология» обратилось в Арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу «Нефтяная акционерная компания «ФАКТОР» о признании недействительным решения общего собрания акционеров, на котором рассматривался вопрос об увеличении уставного капитала. Требование было обосновано отсутствием извещения о дате и месте проведения собрания и ознакомления с повесткой дня, в результате чего акционер был лишен возможности голосования по важнейшим вопросам, относящимся к компетенции общего собрания акционеров. Решением судьи иск был удовлетворен. Решение общего собрания акционеров ЗАО «Нефтяная акционерная компания «ФАКТОР» признано недействительным в связи с отсутствием доказательств, свидетельствующих о соблюдении требований законодательства по подготовке и проведении указанного собрания в отношении истца и других акционеров, обладающих в совокупности 37,5 % голосующих акций общества. Кассационным судом было установлено, что на собрании присутствовали акционеры, владеющие в совокупности 97,097 % от общего количества акций Общества. На запрос суда истец в подтверждение нарушенного права акционера данного общества представил выданный ответчиком сертификат, подтверждающий право собственности ЗАО «Экотехнология» на 4 000 акций, что составляет 12,5 % уставного капитала ЗАО «Нефтяная акционерная компания «ФАКТОР». Однако было установлено, что истец продал акции и был исключен из реестра акционеров. В дальнейшем, договор купли-продажи акций был признан недействительным, а стороны возвращены в первоначальное положение. При этом истец в порядке статьи 45 Федерального закона РФ «Об акционерных обществах» не обращался к ответчику с заявлением о внесении соответствующей записи в реестр акционеров о нем, как о собственнике акций. Правило статьи 51 Федерального Закона РФ «Об акционерных обществах» предусматривает составление списка лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров на основании данных реестра акционеров общества на дату, устанавливаемую советом директоров общества. Следовательно, в обязанности акционерного общества не входило направление в порядке положения статьи 52 Федерального закона РФ «Об акционерных обществах» сообщения лицу, данные о котором в реестре акционеров отсутствуют.

Таким образом, полномочия истца как акционера ЗАО «Нефтяная акционерная компания «ФАКТОР» на момент проведения общего собрания акционеров не были подтверждены, в связи с чем не имелось необходимости извещения ЗАО «Экотехнология» о его проведении. Кассационная инстанция[10] отменила решение суда первой инстанции из-за отсутствия нарушений прав и законных интересов ЗАО «Экотехнология», то есть, виноват в непредоставлении сведений был сам акционер.

Анализируя вышеизложенное, можно с уверенностью сказать, что судебная защита нарушенных прав акционеров, на сегодняшний день, – главный гарант хоть какого-то соблюдения прописанных норм.

Однако российское законодательство предусматривает не только судебную защиту прав акционеров. Для защиты личных неимущественных прав акционера применимы такие предусмотренные статьей 12 ГК РФ способы защиты гражданских прав, как пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, и исполнение обязанности в натуре. Эти способы применяются в случае учинения должностными лицами общества препятствий акционеру в ознакомлении с документацией общества или несовершении ими действий, заключающихся в предоставлении акционеру истребуемой документации.

Особо следует остановиться на возможности применения для защиты личных неимущественных прав акционера еще одного способа защиты гражданских прав – компенсации морального вреда. Прежде всего, отметим, что согласно статье 151 ГК РФ под моральным вредом понимаются нравственные и физические страдания, причиненные гражданину, поэтому о применении указанного способа речь может идти только в отношении акционера – физического лица. Юридическое лицо не способно испытывать страдания или осуществлять какую-либо иную психическую деятельность. Рассмотрим, позволяет ли действующее законодательство использовать компенсацию морального вреда для защиты неимущественных прав акционера.

Статья 151 ГК РФ допускает компенсацию морального вреда, причиненного гражданину неправомерными действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага. Нематериальные блага, подлежащие защите таким способом, перечислены в статье 150 ГК РФ: жизнь и здоровье, достоинство, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемые и непередаваемые иным способом.

Эти права и блага характеризуются следующими общими признаками: они имеют абсолютный характер, возникают независимо от волеизъявления их обладателя в результате самого факта рождения человека (жизнь, честь, достоинство) или в силу закона (право авторства), неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

Статья 151 ГК РФ, несколько выходя за пределы защиты этих личных неимущественных прав, указывает, что в других случаях (то есть при причинении морального вреда действиями, нарушающими иные права гражданина) возможность компенсации морального вреда должна быть специально предусмотрена законом.

Неимущественные права акционера принципиально отличаются от личных неимущественных прав в смысле статьи 150 ГК РФ. Они (права акционера), как указывалось выше, относительны, приобретаются в результате сделки, отчуждаются вместе с удостоверяющей их ценной бумагой (акцией).

Поскольку Федеральный закон РФ «Об акционерных обществах» не предусматривает возможности компенсации морального вреда, причиненного акционеру, из смысла статьи 151 ГК РФ следует вывод о недопустимости компенсации морального вреда, причиненного гражданину нарушением его личных неимущественных прав акционера.

Однако пункт 2 статьи 1099 ГК РФ устанавливает, что «моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом».

Анализ этой нормы, казалось бы, позволяет сделать вывод, что моральный вред, причиненный действиями, нарушающими неимущественные права гражданина (любые), подлежит компенсации без специального упоминания об этом в законе, и, таким образом, пункт 2 статьи 1099 ГК РФ несколько расширяет сферу генерального применения компенсации морального вреда.

Таким образом, на сегодняшний день проблема компенсации морального вреда акционеру так и неразрешена. На наш взгляд, нельзя говорить о допустимости защиты неимущественных прав акционеров путем компенсации морального вреда, но как решиться в дальнейшем этот вопрос, покажет практика.

Как бы там ни было, вопросы нарушения прав, предоставляемых «из» и «на» акции, на сегодняшний день достаточно актуальны в связи с широким распространением корпоративных предприятий.

Необходимо очень четко и детально подойти к разрешению данных конфликтов на законодательном уровне, так как постоянно разрешать коллизии в нормативной базе на судебном уровне достаточно проблематично и не всегда действенно.

В обороте ценных бумаг немало проблем возникает и их с отчуждением.

Под обращением ценных бумаг Закон подразумевает заключение гражданско-правовых сделок, влекущих переход прав собственности на ценные бумаги. Однако в большинстве случаев сделки по отчуждению ценных бумаг совершаются с нарушением действующего законодательства.

В соответствии с требованиями Федерального закона «О рынке ценных бумаг» сделка купли-продажи акций, совершенная до регистрации в установленном порядке решения об их выпуске (эмиссии), недействительна.

Так, в частности, как следует из Постановления Федерального Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18  июля 2002 года по делу № Ф04/2468-754/А27-2002 Кемеровская региональная общественная организация «Союз молодежи Кузбасса» Общероссийской общественной организации «Российский союз молодежи» (далее – КРОО «СМК») обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с иском к закрытому акционерному обществу «Газета «Кузнецкий край» (далее – газета «Кузнецкий край»), открытому акционерному обществу «Сибирская горно-металлургическая компания» (далее – ОАО «СГМК») и закрытому акционерному обществу «Система Чибис» (далее – ЗАО «Система Чибис») о применении последствий недействительности ничтожных сделок по отчуждению акций газеты «Кузнецкий край».

Требование было обосновано тем, что между газетой «Кузнецкий край» и ЗАО «Система «Чибис» был заключен договор купли-продажи акций от 08.12.97, в соответствии с которым акционерное общество приобрело именные обыкновенные акции газеты в количестве 1200 штук номинальной стоимостью 1 рубль по цене 10 руб. 20 коп. (в деноминированных рублях) на общую сумму 12 240 рублей.

По соглашению об отступном от 05.05.99 г. газета «Кузнецкий край» в счет погашения обязательства по договору займа от 22.04.99 № 1/3 передало ОАО «СГМК» 3000 именных обыкновенных акций номинальной стоимостью 1 рубль на сумму 30 000 рублей.

В силу договора купли-продажи от 06.03.2000 г. N243/7 газета «Кузнецкий край» продала ОАО «Белон» 1500 штук именных обыкновенных акций номинальной стоимостью 1 рубль на сумму 18 000 рублей.

Вышеперечисленные договоры по отчуждению акций газеты «Кузнецкий край» совершены до регистрации решения о выпуске этих акций, вследствие чего, в соответствии со статьей 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

Кроме того, при оценке вышеназванных сделок применительно к требованиям Федерального закона «Об акционерных обществах» суд установил, что при отчуждении акций газеты «Кузнецкий край» допущено нарушение 7, 65, 72 Федерального закона, выразившееся в размещении собственных акций без решения на то совета директоров.

Ничтожная сделка является недействительной с момента ее заключения независимо от признания ее таковой и статьей 167 ГК РФ в этих случаях предусмотрено применение последствий недействительности ничтожной сделки в виде двусторонней реституции, то о добросовестности приобретателя речи быть не может.

Установив, что сделки по отчуждению акций имели реальное исполнение, суд обоснованно применил последствия недействительности ничтожных сделок по договору об отступном от 05.05.99 и договору купли-продажи от 06.03.2000.

Правовой статус акции, определяя ее двойственную структуру, несет в себе особый порядок осуществления предоставляемых прав. На наш взгляд, приведенные в данной теме конструктивные решения некоторых проблем, создаваемых пробелами в законодательстве, помогут в дальнейшем достичь необходимого уровня правовой защиты держателей акций.



[1] // СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 635.

[2] // Российская газета. 1997. № 148. 2 августа /утратил силу/.

[3] // СЗ РФ. 2002. № 4. Ст. 251.

[4] Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.96 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1996. № 9.

[5] Письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21.04.98 № 33 «Обзор разрешения споров по сделкам, связанными с размещением и обращением акций» // Российская газета. 1998. 16 июня.

[6] // Российская газета. 2001. № 151-152. 9 августа.

[7] Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 02.04.97 № 4/8 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» // Российская газета. 1997. № 80. 23 апреля.

[8] // СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 332.

[9] // Российская газета. 1997. № 3. 6 января.

[10] Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 31.10.2000 г. Дело № Ф04/2799-575/А75-2000 // Арбитражная практика Федерального Арбитражного суда Западно-Сибирского округа. 2000. № 18.

 



0
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2019 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!