Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Лекции по дисциплине "Психологические основы социальной работы"»

/ Психология
Лекция, 

Оглавление

8. Социально-психологические аспекты социальной работы с детьми и подростками девиантного поведения

 

·       Социально-психологические особенности и основные проблемы детей и подростков.

·       Делинквентное и девиантное поведение. Виды делинквентного и девиантного поведения подростков.  

 

 

8.1. Социально-психологические особенности и основные проблемы детей и подростков.

 

Подростковый и юношеский возрастные периоды -  одни из самых сенситивных и критических периодов развития и становления человека как биологического вида и как личности. В этот период в организме человека и в его психике происходят революционные измене­ния[1].

Период пубертата – это период полового созревания. С точки зрения онтоге­неза в это время происходит переход от детства к юности, сопровождающийся серьезнейшими биологическими изменениями в организме человека. Перемены в теле, связанные с гормональным дисбалансом в период полового созревания, тя­жело переживаются подростками. Телесные проблемы – одни из составляющих подросткового кризиса.

Одновременно с физическими изменениями, характерными для подросткового возраста, происходит глубокая перестройка психики, обусловлен­ная не только физиологическими факторами, но в значительной степени также психосоциальными влияниями. Осознание соматических изменений и их включение в схему тела (совокупность когнитивных представлений о собственном теле) — одна из важнейших проблем периода полового созревания[2]

В период взросления представления о собственном теле зна­чительно изменяются вследствие осознания и психической пере­работки различных соматических преобразований. Одновременно формируется новое отношение окружающих к индивиду, достиг­шему половозрелости в ходе своего физического развития.

  Рост нормально развивающихся индивидов связан с половым созреванием, а у девочек оно начинается примерно на два года раньше, чем у мальчиков. Поэтому девочки в этом плане вырываются вперед, и у них нередко складываются напря­женные отношения с мальчиками, которые чувствуют себя ущемленными в своей мужской роли.

Из-за широкой изменчивости процессов роста и стремления молодых людей сравнивать себя со сверстниками у многих из них наблюдается значительное снижение самооценки и чувства собственной значимости. Это особенно существенно в связи с тем, что в период взросления физические признаки очень важны для формирования как реакций окружающих, так и отношения представителей другого пола. 

Актуальным становится сравнение со сверстниками. Посколь­ку диапазон нормальной изменчивости остается неизвестным, это может вызывать беспокойство и приводить к острым конфликтным ситуациям, агрессивному или депрессивному поведению и даже к хроническим неврозам. Эти симптомы объединяются понятием «комплекс Терсита», под которым подразумевают психопатологические отклонения, особенно сни­жение самооценки, обусловленные действительным или мни­мым телесным несовершенством.

 Почти по всем показателям самовосприятия наблюдаются различия между юношами и девушками. Общественное мнение относит к признакам мужественности физическую силу, спор­тивные   успехи   и   мускулистую   фигуру.

 У юношей часто возникают психические проблемы, связанные с первичными половыми признаками. В отличие от девушек они обращают на рост гениталий больше внимания уже потому, что те расположены снаружи. Кроме того, их размеры часто связывают с мужественностью и мужской потенцией. Эти взгляды нередки и у родителей, опасающихся, что гениталии сына недостаточно вели­ки. Однако их размеры, определяемые как генетическими, так и гормональными факторами, за исключением крайних случаев, не влияют на половую функцию. И все же молодые люди иногда слишком упорно думают об этом и постоянно сравнивают, не представляя себе масштабов изменчивости в пределах нормы.

У девушек подобные различия не играют роли, поскольку половые органы расположены внутри тела, однако большое внимание уделяется менструациям. Если девочки не предуп­реждены об их наступлении, они пугаются, хотя беспокойство вызывает также кажущееся запаздывание менархе. Обычно оно считается показателем половой зрелости. У большинства деву­шек менархе вызывает отрицательную, в лучшем случае скорее нейтральную реакцию. По своему психологическому и соци­альному значению менархе не сравнимо непосредственно с каким-либо событием в половом развитии юношей. Драматизм наступления менструаций для девушек связан, во-первых, с новыми физическими ощущениями, а во-вторых, с сознанием возникшей сексуальной   зрелости,   превращения   в  женщину, появления способности к деторождению. Отношение к менархе как и к новому сексуальному статусу двойственно или негативно, поскольку влечет за собой необходимость ограниче­ний в повседневной жизни и боязнь беременности.

Девушки реагируют нейтрально или даже отрицательно (изумление, смятение, смущение) на вопросы о сексуальной жизни вплоть до отказа от ее обсуждения.

На вторичные половые признаки обращают большое внимание представители обоих полов. Их своевременное появление и типичное для данного возраста состояние позволяет юношам и девушкам ощутить себя полноценными мужчинами и женщинами. В то же время они испытывают неуверенность относительно связанных с этим статусом ролей и функций.

При сходной у представителей обоих полов неуверенности физические изменения у девушек чаще сопровождаются стыдом, а у юношей — гордостью, так как последние связывают их с половой потенцией.

Когнитивное развитие подростков в этот период также претерпевает сущест­венные изменения. Меняется уровень мышления, человек уже способен мыслить на высоком уровне сложности, формируется абстрактно-логическое мышление. В подростковом возрасте дети чувствуют свои появившиеся интеллектуальные возможности. С этими новыми возможностями связаны такие явления, как поиск ошибок у взрослых (они начинают логически все прослеживать), выискивание редкой интересной информации, особенно если она противоречит общепринятым точкам зрения, и предъявление ее кому-либо из взрослых. В целом это можно оха­рактеризовать как проверку ранее выработанных решений и принятие новых, направленных на занятие собственной ниши в мире взрослых.

Тем не менее, для подросткового мышления характерны определенные особен­ности, накладывающие серьезный отпечаток не только на интеллектуальную, но и на поведенческую сферу. Во-первых, им свойственна склонность к крайним вариантам оценки фактов и событий — преувеличение или преуменьшение. Во-вторых, подростки стремятся к глобализации мышления и делают реши­тельные и окончательные выводы из неполной, единичной информации. В-третьих, свои выводы они основывают на крайней степени мак­симализма, не различая нюансов. Для них существует только черное или белое. Это черно-белое мышление, максимализм являются яркой отличительной харак­теристикой подросткового возраста.

 Важная приобретаемая в юности черта — способность к интроспекции (самонаблюдению)[3]. Предпосылкой к этому слу­жит описанное изменение когнитивных структур, включающее в круг предметов мысленного рассмотрения собственные мысли, чувства и поступки наблюдателя. Для этого необходимо разде­ление самого себя на субъект и объект, еще недоступное ребенку. Молодые люди вполне сознательно наблюдают и регистрируют как собственные реакции, так и реакции окружающих на свое поведение. Так как в это время с юношей происходит масса физических изменений, особую важность приобретают для него внешний вид, фигура и впечатление, производимое на других людей. Способность видеть себя глазами окружающих приводит к осознанию недостатков собственной личности, которая часто сильно отличается от представлений о себе самом. Идеальное и реальное Я не совпадают. Не в последнюю очередь – именно по этой причине для некоторых молодых людей становится особенно ясным их отставание от сверстников. Оно все более осознается, сравнивается с доступными возможностями, недо­статочными для преодоления разрыва и нередко ведет к депрессивным расстройствам.

Другой важный аспект интроспекции — способность разли­чать противоречия между мыслями, словами и поступками. Мыслительный процесс использует новые возможности для создания идеалов, которые не обязательно излагать или претво­рять в действие. Можно думать одно, а говорить другое; можно что-то выдумать и сравнить это с действительностью. Можно, выработав идеалы семьи, законодательства и государственного устройства и сравнив их с несовершенной действительностью, попытаться осуществить свои мечты в жизни. Претензии к миру взрослых и бунт против него — в значительной мере результат этой новой способности оперировать идеальными ситуациями и обстоятельствами. Поскольку взрослые как представители господствующих в жизни отношений сильно не дотягивают до идеальных представлений, им адресуются упреки в отказе от борьбы, приспособленчестве и неспособности активно содействовать будущему прогрессу. Хотя подобные мысли во многом обоснованны, они часто страдают чрезмерной обобщен­ностью.

Идеализация не ограничивается абстрактными представле­ниями, но переносится и на конкретных людей, которые превращаются в образцы для подражания. Поскольку любой живой человек вряд ли отвечает идеальным требованиям, в большинстве случаев он довольно быстро вызывает сильное разочарование.

Столкновение идеалов с действительностью особенно долго и тяжело переживается молодыми людьми, которые в ходе воспитания мало сталкивались с практическими профессио­нальными проблемами. Это, прежде всего, относится к студен­честву. Знакомясь с условиями работы и видя ограниченность как ее масштабов, так и своих собственных способностей и возможностей, молодые люди начинают лучше понимать и то и другое. В ходе приспособления к действительности молодой человек утрачивает значительную часть идеализма.

 Под «потребностью» в психологии мотивации подразуме­вается нужда в чем-либо, возникающая в результате расхождения между существующими запросами и возможностями их удов­летворить. Многие потребности в период взросления возникают впервые или изменяются. Предпосылками для этого служат уже описанные биологические и когнитивные перемены. Так, потребность в сексуальном удовлетворении появляется только после развития соответствующих биологических механизмов, а потребность в самореализации и признании в качестве взрос­лого — только вместе с определенными когнитивными, мотивационными и экономическими предпосылками.

А. Маслоу разработал иерархическую классификацию потреб­ностей, согласно которой высшие потребности как ситуативно, так и генетически возникают только после удовлетворения потребностей предшествующих уровней.

Эта иерархия выглядит следующим образом:

1)  физиологические потребности;

2)  потребность в безопасности;

3)  потребность в любви и привязанности;

4)  потребность в общественном статусе (уважении);

5)  потребность в самореализации и индивидуальном развитии. Хотя можно использовать и другие категории. Предложенная модель позволяет достаточно хорошо классифицировать значительное количество потребностей, характерных для периода взросления. В свете данной концепции потребностную сферу подростков описы­вают следующим образом:

1.    Физиологические потребности. Среди них особо выделя­ются стремления к  физической и сексуальной активности, а также  к  высокой  оценке  своего  физического  развития.  Они основаны    на   биологических    механизмах   и   индуцируются окружающей средой.

2.    Потребность в безопасности. Многочисленные биологи­ческие и психологические изменения, последствия которых с трудом  поддаются оценке  в  юношеском возрасте, усиливают потребность в безопасности.  Последнюю ищут не в семье, а скорее в группе ровесников, влияние которой порой сильнее, чем у референтной группы взрослых в семье и за ее пределами.

3.    Потребность  в независимости.  Наступление  зрелости и требования со стороны общества  вызывают у молодых людей сильное стремление к независимости. Оно еще более усиливается благодаря росту когнитивных способностей и приходит в столк­новение с родительскими ограничениями и ожиданиями. На этом фоне   возникает   много   семейных  конфликтов.   Стремление   к независимости   обусловливает   противодействие   навязываемым мнениям,   отрицание   авторитетов,   сомнение   в   общественных нормах, правилах и обычаях.

4.    Потребность   в   привязанности   (любви).   Отдаление   от родительского дома, чувство непонятости, стремление к неза­висимости,   а   также   новые   когнитивные   способности   часто приводят к сильной изоляции молодых людей, что повышает их потребность в любви и привязанности. Этому способствует половое   созревание   и   как   следствие   его – потребность   в сексуальной   активности,  а   наряду с   этим – в  нежности  и взаимопонимании. 

5.    Потребность в успехе (мотивация достижения). У стрем­ления к успеху могут быть разные истоки: желание проверить новые когнитивные способности, добиться уважения и высокой социальной оценки, попытка произвести впечатление на лиц другого пола и т.д. Существует точка зрения, что эта мотивация в значительной мере определяется опытом раннего детства. Она сильна в юности у тех, кто уже в дошкольном возрасте привык добиваться успеха, а во время дальнейшей учебы в школе (в возрасте 8-10 лет) не испытывал жесткого внешнего контроля место которого заняло собственное стремление к высоким результатам. В юношеском возрасте мотивация достижения может существенно ослабнуть под влиянием референтной группы ровесников.

6.    Потребность в самореализации и развитии собственного «Я». Стремление к развитию в юношеский период собственной личности свойственно всем культурам. Оно часто связано с мотивацией достижения и перекликается с потребностью в признании и принятии как члена общества. В западной культуре здесь ярко выражен когнитивный акцент. Самореализация и развитие собственного «Я» означают проявление своих способ­ностей и их дальнейшее совершенствование. Эта потребность в значительной мере коррелирует с формированием благоприят­ного представления о себе самом.

Значение упомянутых потребностей и мотивов неодинаково в разные периоды взросления.  У подростков сильна ориентация на сверстников, отчасти выражающаяся в повышенном конформизме. Это влияние ослабевает в юности, сменяясь повышенным стремлением к самореализации и индивидуальности.

Проявление указанных потребностей зависит от пола. Так, у девушек более выражена потребность в безопасности, прояв­ляющаяся уже в детском возрасте; у них слабее, чем у юношей, групповая ориентация, сильнее боязливость. Юноши меньше стремятся к безопасности, больше нацелены на успех и склонны подчиняться правилам жестко организованной группы. Впрочем, эти различия связаны и с полоролевыми стереотипами, поэтому подвержены социокультурным влияниям и меняются в зави­симости от эпохи.

Индивидуальная изменчивость эмоционального поведения в юности сильно выражена. Можно выделить три типа реагиро­вания.

1. Эмоциональная неустойчивость. В эмоциональной сфере, как и в когнитивной, еще сохраняется значительная неуверен­ность относительно выбора форм поведения. Новые чувства уже возникли, но еще не обрели адекватных способов выражения или точек приложения. Мотивационная ситуация характеризу­йся, с одной стороны, стремлением к самостоятельности и самоуважению, а с другой — столкновением с регламентацией, ожиданиями   окружающих. Это   противоречие  втягивает молодых людей в конфликт, который может вызывать весьма изменчивые, импульсивные, с трудом предсказуемые эмоции.

2. Нападение или отступление. Описанная ситуация может способствовать как агрессивному поведению, так и тенденции избежать столкновения. Первое проявляется в несогласии с существующим порядком, в противодействии законам и пра­вилам социального окружения. У отступления также может быть оппозиционный характер, когда возникает стремление не иметь больше ничего общего с миром взрослых. Однако встречается и разочарованный уход в самого себя, обусловленный чувством непонятости. 

3. Идеализм. Изменения в области мышления способствуют формированию идеальных представлений. Идеализм, иногда с идеологической окраской — характерная черта взросления. Подобные настроения часто ведут к так называемому конфликту поколений.

Нравственное развитие в период взросления. Несмотря на различия в представлениях разных авторов и в результатах исследований, можно выделить следующие общие черты периода взросления[4].

1.    Пересмотр ценностных представлений: их все большая деперсонификация.  С   этим  связан  отрыв  от референтных личностей. Родители, как образец для подражания, все больше отступают на задний план, все большее значение приобретают ценностные представления сами по себе. В связи с этим идет созревание собственного «Я».

2.    Либерализация ценностных представлений. С освобождением от персонифицированных  образцов  в  ходе  продолжающегося когнитивного развития  ценностные представления утрачивают свою конкретную «референтность», приобретая более абстрактные значимость и силу, а также иерархическую организацию. Кроме того, когнитивные изменения позволяют развиться собственной иерархии ценностей, которой начинают подчиняться процессы принятия  решений  и  поведение.  

3.    Перенос функции образца с родителей на референтную:   «обесценивание»   родителей   как морального эталона и все возрастающее признание абстрактных ценностных представлений,   однако   без   полного   отрицания личностей  и  групп, олицетворяющих  моральные  принципы. Скорее прежняя лояльность к родителям все больше переносится на (референтную) группу ровесников. Это приводит к «более холодному» восприятию ценностных представлений, поскольку с группой не существует такой тесной эмоциональной взаимосвязи, как с родителями. С другой стороны, в подростковый период усиливается конформизм в отношении признаваемых ценностей, постепенно ослабевающий к концу юношеской фазы. Влияние   референтной   группы   не   ведет   к   существенному изменению воспринятых в родительском доме ценностных представлений, но ослабляет их связь с личностью родителей.  

4.    Ассимиляция ценностных представлений соответствующей культурной традиции. После фазы тревоги, протеста и мятежа молодые люди признают большинство ценностей, свойственных их культурному окружению.

5.    Принцип взаимности моральных обязательств выступает по мере взросления и отказа от эгоцентризма на первый план.  Освобождение от  эгоцентризма означает формирование особых способностей:

-        применение к себе самому тех же критериев оценки, что и к другим;

-        использование общих принципов как основы нравственного поведения и оценка по ним как себя, так и других;

-        способность учитывать потребности и интересы окружающих в той же степени, как свои собственные.

Обретение идентичности. Поиск личностной идентичности — центральная задача периода взросления. Физическая и психическая нестабильность, ожидания со стороны общества и проблемы развития ставят молодых людей в нелегкое положение. В этот период необыкновенно трудно согласовывать собственные переживания, переживания окружающих и приспособление общественным нормам.  В центре поисков идентичности стоят вопросы: «Каков я? Каким мне хотелось бы стать? За кого меня принимают?» На них нельзя ответить, не ориентируясь на образцы в собственной семье и вне ее, которые именно в этот возрастной период начинают подвергаться сомнению, что ведет к целому ряду конфликтов.

 Я-концепция. Это  «теория  самого  себя»  или  «установка относительно собственной личности». При этом речь идет о динамической   психологической   величине,   зависящей  от изменений социального окружения и общественных отношений. Различают две формы Я-концепции — реальную и идеальную. Первая (реальное «Я») —  это представление человека о себе самом. Понятие «реальная» отнюдь не предполагает, что эта концепция реалистична. Решающий момент здесь — собственная точка зрения и собственная оценка. Идеальная Я-концепцию (идеальное «Я») — это самооценка личности в соответствии с желаниями («Каким бы я хотел быть»).

Реальная и идеальная Я-концепции могут в большей или меньшей степени различаться. Их дивергенция может превратиться в важный источник конфликтов, когда высокие запросы столкнутся с весьма далекой от них психической ситуацией. Поскольку в период взросления Я-концепция проходит важную фазу развития протекающего не плавно, а с переменной скоростью, диссонанс между реальной и идеальной Я-концепциями часто становится особенно заметным в рамках юношеских кризисов.

Я-концепция развивается под влиянием первичного опыта социализации в семье. С возрастом большое значение приобре­тают внесемейные факторы. Я-концепция — результат взаимо­действия биологических, психологических и психосоциальных влияний в ходе развития. Это основа чувства самоценности, весьма важного для формирования поведения человека и восприятия им собственного положения в обществе. 

Многие исследования посвящены развитию и качеству Я-концепции у молодых людей. Оценку проводят в основном с помощью специально разработанных анкет. Обычно сопостав­ляются группы молодежи, находящиеся в различных социаль­ных условиях. Так удалось показать, что Я-концепция у плохих учеников значительно менее благоприятна, чем у хороших. У молодых преступников и тех, кто попал в сферу внимания общественных организаций, занимающихся «трудными» подростками Я-концепция отрицательная.

  Неблагоприятная Я-концепция (слабая вера в себя, боязнь получить отказ, низкая самооценка), возникнув, приводит в дальнейшем к нарушениям поведения. Указывают следующие воздействия неблагоприятной Я-концепции.

1.    Снижение самоуважения и часто как следствие — соци­альная деградация, агрессивность и преступность.

2.    Стимуляция конформистских реакций в трудных ситуа­циях. Такие молодые люди легко поддаются влиянию группы и втягиваются в преступные действия.

3.    Глубокое изменение восприятия. Так, молодые люди с негативной  самооценкой  с  трудом  сознают,  что  совершают хорошие поступки, так как считают себя неспособными к ним.

 Сексуальность и партнерство 

 Формирование половой зрелости в период взросления включает  биологический процесс ее становления и психосоциальный процесс усвоения индивидом половой роли и признания ее обществом.

Оба процесса идут не синхронно, а более или менее разделены во времени. Это связано с тем, что взрослеющий человек, даже достигнув биологической половозрелости, еще не в состоянии выполнять связанные с ней общественные функции самостоятельной профессиональной деятельности, отцовства материнства, независимого от родителей существования.

В сексуальном развитии подростка наряду с генетическими факторами решающее значение имеют полоролевое поведение родителей и первые собственные опыты с сексуальными партнерами. Биологическая и социальная половые роли могут развиваться в сторону:

1)    идентификации, приводящей к гетеросексуальности;

2)    отклонения, чреватого гомосексуальностью, бисексуально­стью, транссексуальностью или сексуальными преступлениями;

3)    амбивалентности, которая также может вести к бисексу­альности или различным нарушениям полового поведения.

Для последующего сексуального развития определенное значение имеют первые сексуальные опыты. Сексуальное поведение включает не только «инстинктивные желания», но и ограничивающие их социальные рамки. Неудачный или трав­мирующий первый сексуальный опыт, который может отно­ситься еще к раннему детству, часто ведет к неприятию сексуальности и предрасполагает к нарушениям в этой сфере.

Полоролевое поведение, отношение к сексуальности и про­текание первых сексуальных контактов – важные факторы развития гармоничного гетеросексуального поведения. На успех или неуспех сексуальной адаптации влияет следующее:

-        Половые роли родителей, семейные установки и качество отношений родителей с ребенком. Отрицательно здесь могу сказываться: несчастная юность, пренебрежение к сексуальности, слишком близкие отношения между родителями и ребенком, препятствия контакту с ровесниками и взаимоотношениям со сверстниками другого пола.

-        Личностные особенности. Отрицательно влияют: чрезмерная интроверсия, аскетическое поведение (пубертатная аскеза), слишком сильная интеллектуализация и идентификация с одним из родителей.

-        Неблагоприятными факторами являются также физические недостатки, изоляция от группы из-за недостатка социальных способностей или из-за принадлежности к отверженному меньшинству.

 Подростковая и юношеская субкультура. Субкультурой называют культуру относительно мелких групп, характеризующуюся рядом присущих только им особенностей. Субкультура подразумевает, как правило, собственные нормы, нравы и привычки, нередко противоречающие господствующим в обществе.

 Возникновение юношеских суб­культур связано прежде всего со значительным удлинением фазы взросления и быстрыми социальными изменениями, постоянно увеличивающими дистанцию между «поколением молодых» и взрослыми. Взгляды подростков обычно отличаются от представлений, свойственных миру взрослых. Культивируются особые формы общения, характерные отличия в одежде, прическе. Конечно, все эти внешние проявления и особенности поведения нестойки и касаются не всех молодых людей. Однако для некоторых из них принадлежность к субкультуре представляет собой важный этап перехода во взрослое состояние.

 Существуют различные «ответы» юношеской культуры на нынешнюю жизненную ситуацию, причем преобладают традиционные формы подростковых реакций:

1)    бегство от общества (наркотики, религиозные секты, само­познание, медитация, нарциссическая погруженность в себя);

2)    развитие и культивирование альтернативных, прежде всего социальных и творческих интересов (борьба за мир, защиту окружающей среды, альтернативные производства и т. д.);

3)    цинизм:   направления,   связанные   с   культурой   и   модой, эстетика «детей большого города», решительно порывающих с   буржуазной   повседневностью,   выделяющихся   внешним видом, музыкой и т. п., интересующихся только собой;

4)    агрессивные стычки (рокеры, футбольные «фанаты» и т. д.);

5)    традиционные формы самоорганизации (союзы, группы по увлечениям и т. п.).

6)    подростковые и юношеские преступные группировки.

Подростковые и юношеские преступные группировки характеризуются преступными целями или отклоняющимся от нормы поведе­нием.

Как правило, здесь имеется жесткая организация, включа­ющая суровые санкции в случае нелояльности к вожаку или отступления от принятых норм и правил. В последние годы преобладают случайные, размытые объединения, созданные для проведения конкретной преступной акции. Банды часто рас­сматривались как типичные  и  опасные  формы  юношеской субкультуры. Преступные группы, как правило, образуют пред­ставители низших социальных слоев.   

 

8.2.        Делинквентное и девиантное поведение. Виды делинквентного и девиантного поведения подростков.  

 

Одной из самых тревожных и насущных проблем детей и подростков является делинквентное поведение[5]. Оно включает в себя нанесение урона имуществу, насиль­ственные действия против окружающих, различные формы поведения, противоре­чащие потребностям других людей и нарушающие их нрава, а также несоблюдение законов, принятых в обществе. В юриспруденции существует термин «делинквентность несовершеннолетних», который определяет делинквентность как противоправные действия, совершен­ные лицами не достигшими совершеннолетия. Согласно DSM-IV (Американская классификация психических и поведенческих расстройств), делинквентность не заболевание. Детей младше 8 лет, совершив­ших преступление, не относят к делинквентам, поскольку считается, что они слиш­ком малы для того, чтобы понять значение и последствия своих действий. С точки зрения закона делинквентность требует применения наказания или каких-либо исправительных мер. 

Реальный уровень распространенности делинквентности несовершеннолетних трудно определить, поскольку о многих делинквентных поступках не сообщают. Однако существующие данные настораживают. 

Основную часть преступлений несовершеннолетних совершают юноши, од­нако наблюдается рост показателей преступности и у девушек. Женская де-линквентность обычно выражается в употреблении наркотиков, сексуальных правонарушениях, побегах из дома. Кроме того, за последнее время значитель­но выросли показатели таких имущественных преступлений, как кражи.

 

Пoдростковая   преступность как  вид  делинквентного   поведения 

 За два пос­ледних десятилетия молодежная преступность в стране выросла в полтора, а подростковая – почти в два раза. В 1987 г. только несовершеннолетними совершено 165 тысяч преступлений, треть из них — учащиеся ПТУ, 28% - школь­ники, каждое пятое — работающие подростки. Только на учете в инспекциях по делам несовершеннолетних состояли почти полмиллиона подростков[6].

 Причины подростковой преступности[7]:

1.    Генетические детерминанты. Существует ряд фактов, позволяющих предположить вероятность вклада наследственности в преступность, а именно, возможная генетическая передача предрасположенности к асоциаль­ному поведению.

2.    Повреждение мозга и неспособность к научению. В подавляющем меньшинстве случаев делинквентности (1% и менее) патология головного мозга приводила к ос­лаблению контроля и появлению вспышек насильственного поведения. Такие под­ростки часто гиперактивны, импульсивны и эмоционально нестабильны, они не в состоянии остановиться при наличии сильной стимуляции. По всей види­мости, их внутренний контроль улучшается в старшем подростковом и юношеском возрасте. 

3.    Расстройства психического развития и психические расстройства. По всей видимости, незначительная часть делинквентных поступков обусловлена непосредственно такими расстройствами поведения, как гиперактивность. В случае делинквентов с психическими расстройства акт делинквентности представляет собой побочный про­дукт тяжелой личностной дезадаптации, а не отражение асоциальных установок.

4.    Асоциальные личностные черты. Многие обычные делинквенты обладают признаками, типичными для асоциальных личностей. Они импульсивны, имеют отклонения от нормы, злопамятны, лишены чувства раскаяния или вины, не способны устанав­ливать и сохранять тесные межличностные связи и, по всей видимости, не могут учиться на собственном опыте. Поскольку у них отсутствует чувство реальности и этический контроль, они часто совершают явно бессмысленные незапланирован­ные действия под влиянием момента. Они могут украсть незначительную сумму денег, которые им не нужны, угнать машину, проехать несколько кварталов и бро­сить ее. В некоторых случаях они совершают импульсивные акты насилия не для личной выгоды, а вследствие обиды на мир, выражая таким образом чувство враж­дебности к нему. По сути дела, эти индивиды не социализированы.

5.    Злоупотребление наркотиками. Многие акты делинквентности, особенно кра­жи, занятия проституцией и нападения, напрямую связаны с употреблением алко­голя и наркотиков. Большинство подростков, употребля­ющих сильные наркотики, например, героин, вынуждены совершать кражи. В случае девушек, зависимых от наркотиков и алкоголя, кражи, как способ получения денег, могут сочетаться с проституцией или замещаться ею.

6.    Отсутствие родителей или семейный конфликт. Делинквентность более типична для молодых людей из семей, где родители проживают раздель­но или находятся в разводе, а не в том случае, когда один из них умер. Это позволяет предположить, что конфликты между родителями могут стать ключевым элементом, порождающим делинквентность. Отсутствие родителя может оказывать на ребенка разное воздействие. Например, отдельное проживание отца и матери или развод иногда оказываются для ребенка менее травматичными, чем их конфликты и разно­гласия. Именно дисгармония и конфликты между родителями вместо стабильной семейной жизни могут стать важной причиной развития делинквентности.

7.    Родительское отторжение и отсутствие контроля над поведением. Во многих случаях один или оба родителя отвергают ребенка. Когда отвергающим родителем является отец, то мальчику сложно идентифицировать себя с ним и использовать его как модель своего собственного развития. Усугубляют патогенную картину использование физических методов наказания, моделируя таким образом агрессивное поведение, повышая враждебность.  Окончательным результатом подобного паттерна будет враждебно настроенный, обладающий вызывающим по­ведением, неадекватно социализированный молодой человек с отсутствием нор­мального внутреннего контроля, склонный к реализации своих агрессивных им­пульсов в асоциальных поступках. Несомненно, вину за вредное воздействие родительского отторжения и противоречивые требования к дисциплине нельзя возлагать лишь на отцов. Исследователи установили, что подобное поведение со стороны любого из родителей может ассоциироваться у ребенка с агрессией, ложью, воровством, побегами из дома и широким спектром других проблем. Асоциальное поведение родителей: алкоголизм, жестокость, асо­циальные установки, неспособность обеспечить семью, регулярное, не обоснован­ное необходимостью отсутствие дома и другие особенности, которые превращают отца или мать в неадекватную и неприемлемую поведенческую модель, нередко выявляются у родителей делинквентов.

8.    Отношения вне семьи. Многие авторы полагают, что на развитие делинквент­ности у детей могут влиять внесемейные межличностные отношения родителей. Поведенческие реакции детей обратно пропорциональны количеству дружеских контактов родителей вне дома. Было обнаружено, что матери, ведущие уединенный образ жизни или имеющие негативные отношения с окружающими, менее склонны контролировать своих детей и следить за их поведением, чем те родители, у которых было много дружеских контактов за пределами семьи.

9.    Влияние группы сверстников. Как правило, делинквентность подразумевает обмен опытом и включенность в группы сверстников.  Примерно две трети делинквентных действий совершено при содействии еще одного или двух людей, а в оставшейся трети правонарушений привлекались 3-4 участника. Обычно правонарушитель и его компаньон (или компаньоны) были одного пола. Следует отметить, что девушки более склонны, чем юноши, иметь постоянного друга или компаньона при совершении делинквентных актов. Делинквентность может порождаться и поддерживаться социальным фоном. Ключевое значение здесь имеет тесное взаимодействие отчуждения и бунтарства, социальное отторжение и психологическая поддержка, которую дает принадлеж­ность к делинквентной группе. 

10.Влияние средств массовой информации на противо­правное поведение подростков. Наблюде­ние агрессивной модели поведения может провоцировать жестокость и насилие. Телевидение предоставляет нам большой спектр образцов насилия. Наблюдение образцов насилия по телевидению ведет к усилению агрессивности, повышает порог чув­ствительности зрителей к насилию, формирует неадекват­ные взгляды на социальную реальность.

 

Меры по профилактике подросткового и юношеского делинквентного поведения[8]:

1.    Мероприятия общесоциального характера, направленные на гармонизацию отноше­ний в обществе, создание и поддержание социальной стабильности и достойного экономического уровня страны.

2.    Поддержка подростков, осуществляемая молодежными организациями и специализированными учебными заведениями для изоляции от негативного окружения. Эти организации могут дать подросткам возможность больше узнать о самих себе и окружающем мире, продолжить образование и приобрести необходимые навыки, обрести цель и смысл жизни. Здесь молодые люди могут получить психологиче­скую консультацию и пройти групповую терапию. Исключительно важную роль играет то, что давление группы сверстников направляет человека не к совершению повторных делинквентных действий, а к ресоциализации.

3.    Методы поведенческой терапии, основанные на предположении о том, что делинквентное поведение при­обретается в результате научения, поддерживается и изменяется согласно тем же принципам, что и остальные формы поведения, оказались исключительно полез­ными при реабилитации тех несовершеннолетних правонарушителей, которые нуждались в помещении в специальные заведения.

4.    Консультиро­вание родителей по вопросам воспитания.

5.    В отношении несовершеннолетних правонарушителей предпочтительное применение ус­ловного наказания вместо пребывания в исправительном учреждении.  

 

Девиантное подростковое поведение.

 Девиантное (отклоняющееся) поведе­ние — это система поступков или отдельные поступки, противоречащие принятым в обществе правовым или нравственным нормам. Это поведение, отклоняю­щееся от установленных обществом норм и стандартов, будь то нормы психического здоровья, права, культуры, морали, а также поведение, не удовлетворяющее социальным ожиданиям данного общества в конкретный период времени. Понятие девиантного поведения более широкое по своему содержанию. В частности, девиантным, является и рассмотренное выше делинквентное поведение. Существует несколько подходов к пониманию девиантного поведения с позиций педагогики, медицины и психологии[9].

Педагогический подход. Под девиантным поведением по­нимается отклонение от принятых в данной социальной среде, ближайшем окружении, коллективе социально-нравственных норм и культурных ценностей, нарушение процесса усвоения и воспроизводства норм и ценностей, а также саморазвития и самореализации в том обществе, к которому человек принад­лежит.

Медицинский подход. Девиантное поведение — отклоне­ние от принятых в данном обществе норм межличностных вза­имоотношений: действий, поступков, высказываний, соверша­емых как в рамках психического здоровья, так и в различных формах нервно-психической патологии, особенно погранич­ного уровня.

Психологический подход. Девиантное поведение — откло­нение от социально-психологических и нравственных норм, представленное либо как ошибочный антиобщественный об­разец решения конфликта, проявляющийся в нарушении об­щественно принятых норм, либо в ущербе, нанесенном обще­ственному благополучию, окружающим и себе. В качестве до­полнительных признаков выделяются трудности коррекции поведения и особая необходимость в индивидуальном подходе.

Мы рассмотрим некоторые из видов подросткового девиантного поведения, встречающиеся у осужденных, отбывающих уголовные наказания:   подростковый алкоголизм и наркоманию, суицидальное поведение.

 

1. Алкоголизация (злоупотребление алкоголем) и ранний алкоголизм.

 Различают 3 степени приобщения к ал­коголю, в определенной мере зависящие от возраста: знаком­ство со вкусом алкоголя, первое осознанное опьянение, регуляр­ное употребление опьяняющих доз[10].

Знакомство со вкусом алкоголя и, возможно, первое легкое опьянение нередко происходят еще в дошкольном возрасте в семье.  Однако вряд ли раннее знакомство со вкусом алкоголя можно считать фактором, способствующим последующей алко­голизации.

Первое тяжелое опьянение в детстве встречается редко, обычно по недосмотру старших. Алкогольная интоксикация в этих случаях тяжело переносится и либо вообще амнезируется, либо оставляет тягостные воспоминания.

Первые осознанные опьянения чаще всего падают на воз­раст 14-15 лет у мальчиков, 16-17 лет - у девочек, хотя в не­которой части популяции первые опьянения встречаются в воз­расте 12-13 лет. Все зависит от окружения, в котором растет подросток. Среди делинквентных подростков, состоя­щих на учете в инспекции по делам несовершеннолетних, в ос­новном происходящих из неблагополучных семей, первое опья­нение было в возрасте 11-13 лет. 

Регулярным употребление опьяняющих доз алкоголя стано­вится только у части подростков, обычно сочетаясь с прогулами, делинквентностью, побегами из дома и другими нарушениями поведения. Относительно редко оно бывает в возрасте до 15-16 лет.

Факторы риска развития раннего алкоголизма подростков и юношей:  

-        алкоголизм отца, развившийся до рождения подростка;

-        алкоголизм матери, особенно для дочерей;

-        конституциональная психопатия эпилептоидного типа;

-        атипичные реакции на первые опьяняющие дозы алко­голя в виде слабого опьянения от большого количества спирт­ного и отсутствия атаксии в опьянении;

-        дисфорические и амнестические (типа палимпсестов, т.е. выпадения из памяти отдельных моментов) картины опья­нения;

-        сочетание низкой изначальной толерантности к алкоголю с быстрым ее нарастанием по мере злоупотребления;

-        предпочтение крепких напитков слабым, добавление к ал­коголю различных средств, усиливающих опьянение (транкви­лизаторы и др.);

-        резидуальное органическое поражение головного мозга с картиной выраженной энцефалопатии;

-        черепно-мозговые травмы с потерей сознания в анамнезе;

-        злоупотребление ингалянтами, предшествующее или пере­межающееся с алкоголизацией;

-        раннее начало алкоголизации-до 10-12 лет.

 

Признаки подросткового алкоголизма:

Первая стадия алкоголизма характеризуется индивидуальной психической зависимостью, повышением толерантности к алко­голю, исчезновением защитного рвотного рефлекса, утратой коли­чественного и ситуационного контроля, появлением палимпсестов (потери памяти на эпизоды приуроченные к опьянению), утренней анорексией, бессонницей.

Вторая стадия характеризуется физической зависимостью от ал­коголя. В результате предшествующей интенсивной, регулярной и обычно довольно продолжительной алкоголизации в орга­низме происходят стойкие биохимические изменения, среди которых важнейшими, по-видимому, являются фермен­тативные перестройки. Регулярное поступление алкоголя в ор­ганизм становится необходимым условием сохранения гомеостаза и чувства определенного телесного комфорта. Прекраще­ние бесперебойного введения алкоголя вызывает болезненное состояние - абстинентный синдром. Вследствие этого влечение к алкоголю становится неодолимым (иногда его называют компульсивным). Третья стадия – энцефалопатическая. У подростков и юношей практически не встречается, поскольку развивается гораздо позже, когда человек переходит в другую возрастную группу.

 

2. Наркомания  как вид девиантного поведения 

 Проблема потребления наркотических средств детьми и подростками в последнее время вышла на госу­дарственный уровень. Мировая статистика свидетельствует о повсеместном и неуклонном росте количества больных, упот­ребляющих психоактивные вещества. Масштабы и темпы ее роста таковы, что ставят под вопрос социальную стабильность российского общества уже в бли­жайшей перспективе.

За прошедшее десятилетие количество подростков, нуждающихся в специализированном лечении, воз­росло в десять раз. Исследования показывают, что каждый наркоман втягивает в наркотический оборот пять-шесть чело­век, что придает процессу характер эпидемии. Рост наркома­нии и алкоголизма ведет к увеличению числа венерических за­болеваний, инфицированности гепатитом, СПИДом. Таким образом, в условиях глобализации современного общества зло­употребление наркотиками относится к разряду высоко зна­чимых и острых социальных и психологических проблем.

 В настоящее время синдром зависимости от наркотиков опре­деляется как состояние периодической или хронической ин­токсикации, вызванное повторным потреблением наркотичес­ких веществ, характеризующееся непреодолимым желанием или навязчивым стремлением дальше применять излюбленное вещество и получать его любыми средствам, тенденцией к повышению доз (толерантность), пси­хической и физической зависимостью от действия вещества.

Клиника любого типа наркомании обязательно представ­лена тремя синдромами[11]:

1) синдром измененной реактивности (изменение формы по­требления, изменение толерантности, исчезновение защитных реакций при передозировке и изменение формы опья­нения);

2)  синдром психической зависимости (психическое влечение к наркотику и способность достижения состояния психи­ческого комфорта в интоксикации);

3)  синдром физической зависимости (физическое влечение, способность достижения состояния физического комфор­та и интоксикации и абстинентный синдром).

Пуско­вым механизмом для формирования наркотической зависимо­сти, так же как и других видов химической зависимости, явля­ется возникновение состояния наркотического опьянения, вызывающего у человека, как правило, приятные пережива­ния и побуждающего его повторно принимать наркотики[12]. По­степенно для того чтобы вызвать во время опьянения желаемое приятное состояние, человек вынужден принимать все большую дозу наркотика. Возрастает толерантность (перено­симость). Организм привыкает к наркотику и становится спо­собным переносить введение все более высоких доз. Возника­ют постоянные мысли о наркотике, и все большая часть жизни человека проходит под влиянием этих мыслей в поисках воз­можности употребить наркотическое вещество — возникает психическая зависимость от наркотика. Какое-то (обычно очень короткое) время человек может сопротивляться жела­нию ввести наркотическое вещество, хотя мысли об этом не оставляют его. Изменение реакции организма на болезнь и формирование психической зависимости от наркотика — это уже начало болезни. Начальный период наркомании продол­жается очень короткое время — недели или месяцы.

По существу, трагедия наступает тогда, когда у человека формируется психическая зависимость от наркотика, но она значительно углубляется после формирования физической зависимости. Физическая зависимость выражается в том, что человек вынужден принимать наркотик ежедневно, иногда не один раз в день, в противном случае отмечается чрезвычайно тягостное психическое и физическое состояние.

При отнятии наркотика организм, привыкший существовать в болезненном «наркотическом равновесии», срывается. При этом появляется масса болезненных расстройств. Эти расстрой­ства устраняются только очередным введением наркотика или значительного количества специальных лекарств, с помощью которых можно через некоторое время вывести больного из тяжелого состояния. Развивается состояние «абстиненции» или состояние отмены наркотика. Абстинентный синдром — тя­гостное состояние, сопровождающееся тяжелыми психически­ми и физическими расстройствами, в ряде случаев опасное для жизни. Таким образом, наркотическая зависимость — это заболе­вание, которое проявляется патологическим влечением к постоянному приему в возрастающих количествах наркотичес­ких средств, развитием зависимости от них, а также выражен­ными медико-социальными последствиями.

 В развитии наркомании велика роль наследственной предрасположенности к химической зависимости. Имеются данные о наличии у больных нарко­манией родственников зависимых от алкоголя и нар­котиков, особенно по мужской линии. Среди больных нар­команией существенно выше процент тех, кто имеет те или иные характерологические и поведенческие расстройства: по­вышенную возбудимость, агрессивность, склонность к де­прессивным реакциям. Возникновению и прогредиентному течению нарко­мании также способствуют:

1)    пре-, пери-, постнатальная патология;

2)    черепно-мозговые травмы, тяжелые и длительные сомати­ческие заболевания;

3)    резидуальное органическое поражение голов­ного мозга;

4)    воспитание в неполной семье;

5)    постоянная занятость одного из родителей;

6)    зависимый - единственный ребенок в семье;

7)    алкоголизм или наркомания кого-то из близких;

8)    психические расстройства, патологический характер или отклоняющееся поведение близких родственников;

9)    раннее (до 12-13 лет) употребление алкоголя или зло­употребление летучими наркотически действующими ве­ществами.

Переживание отставания по ряду признаков от своей воз­растной группы само по себе травмирует подростка: может появиться чувство неполноценности, нарушение идентичнос­ти, дисморфофобии. Рано созревающие подростки в среднем пользуются большей симпатией у окружающих, они более урав­новешенны, менее робки. В противоположность этому, у по­здно созревающих — больше опасений, беспокойств, вплоть до злобности, обнаруживается масса компенсаторных меха­низмов.

В развитии наркомании играют роль также и социальные факторы, прежде всего, семейного характера. Потребность в употреблении нар­котиков часто возникает из-за внутренних семейных проблем. Подростки, употребляющие наркотики, имеют менее близкие отношения с родителями, в таких семьях весьма невысок уро­вень взаимопонимания и взаимной поддержки. В семьях, отличающихся строгой организацией и жесткой дисциплиной, более высока вероятность того, что дети обра­тятся к наркотикам, чем в семьях с гибкой и допускающей ком­промиссы структурой. У пристрастившихся к наркотикам мо­лодых людей родители значительно чаще злоупотребляют ал­коголем и другими психотропными средствами.

 

Профилактика подростковой и юношеской наркомании и алкоголизма.

Профилактика наркомании и алкоголизма достаточно сложный раздел аддиктологии. Рамки данного учебного пособия не позволяют раскрыть его полностью, поэтому мы ограничимся лишь описанием общих принципов[13]. Согласно классификации ВОЗ, профилактику принято раз­делять на первичную, вторичную и третичную[14].

    Первичная профилактика направлена на предупреждение возникновения болезней. В подростковой наркологии она вклю­чает меры борьбы со злоупотреблением алкоголем, наркоти­ками и другими токсическими веществами — по сути дела, борьбу с девиантным поведением у подростков.

    Вторичная профилактика подразумевает меры, предназна­ченные для того, чтобы задержать развитие болезни. В под­ростковой наркологии сюда относят не столько раннюю диаг­ностику и своевременное лечение, сколько совокупность мер для предотвращения рецидивов после лечения раннего алко­голизма, наркомании и токсикоманий, включая специальное противорецидивное лечение.

    Третичная профилактика ставит целью предотвращение ин­валидности путем реабилитационных мер. В подростковой наркологии она охватывает ограниченную, но весьма трудную область – тяжелые далеко зашедшие случаи наркомании после неоднократных рецидивов и безуспешного лечения.

    Классификация ВОЗ ума­ляет значение первичной профилактики, и только она явля­ется истинной. Первичная профилактика делится на радикальную, включающую изменение социально-культур­ных условий жизни населения (пропаганда здорового образа жизни, спорт, санитарное просвещение и т. п.), а также меры, запрещающие и контролирующие, и раннюю, под которой под­разумевалось выявление злоупотребления без зависимости и предупреждение ее развития, работа с подростками группы риска.

    Вторичную и третичную профилактику относят к «условной», так как она направлена уже на выявление ран­них стадий болезни (запоздалая профилактика), на предот­вращение рецидивов (поздняя профилактика) и принудитель­ное лечение далеко зашедших хронических случаев (терми­нальная профилактика).

   Ключевым фактором в разработке мер психопрофилактики подростковой и юношеской наркомании и алкоголизма является изучение его мотивации. Цель состоит в изыскании путей и средств коррек­ции и устранения истинных мотивов злоупотребления, а также тех социально-психологических факторов, которые способ­ствуют данному виду девиантного поведения.



[1] Психология социальной работы / О.Н. Александрова, О.Н. Боголюбова, Н.Л. Васильева и др.; Под общей ред. М.А. Гулиной. – СПб.: Питер, 2002. – С. 277.

[2] Ремшмидт Х. Подростковый и юношеский возраст: Проблемы становления личности: Пер. с нем. – М.: Мир, 1994. – С. 33-87.

[3] Ремшмидт Х. Подростковый и юношеский возраст: Проблемы становления личности: Пер. с нем. – М.: Мир, 1994. – С. 98-106.  

 

[4] Ремшмидт Х. Подростковый и юношеский возраст: Проблемы становления личности: Пер. с нем. – М.: Мир, 1994. – С. 132-147.

 

[5] Карсон Р., Батчер Дж., Минека С. Анормальная психология. – 11-е изд. – СПб.: Питер, 2004. – С. 940-945.

[6] Шнейдер Л.Б. Девиантное поведение детей и подростков. – 2-е изд. – М.: Академический проект; Гаудеамус, 2007. – С. 105.

[7] Карсон Р., Батчер Дж., Минека С. Анормальная психология. – 11-е изд. – СПб.: Питер, 2004. – С. 940-945.

 

[8] Карсон Р., Батчер Дж., Минека С. Анормальная психология. – 11-е изд. – СПб.: Питер, 2004. – С. 940-945.

 

[9] Шнейдер Л.Б. Девиантное поведение детей и подростков. – 2-е изд. – М.: Академический проект; Гаудеамус, 2007. – С. 12-13.

 

[10] Личко А.Е., Битенский В.С. Подростковая наркология: Руководство. – Л.: Медицина, 1991. – С. 123-148.

[11] Личко А.Е., Битенский В.С. Подростковая наркология: Руководство. – Л.: Медицина, 1991. – С.165-275

 

[12] Наркология: Учебное пособие для повышения квалификации сотрудников оперативных подразделений ФСИН России по борьбе с незаконным оборотом наркотиков / Диденко А.В. Томск, 2006. 220 с.

 

[13] Руководство по наркологии. Под редакцией Н.Н. Иванца. – М.: ИД Медпрактика – М, 2002., Т. 1., Т. 2.,

 

[14] Сирота Н.А., Ялтонский В.М. Проблемы профилактики наркомании в подростковом возрасте // Сб. Профилактика наркомании и алкоголизма в подростково-молодежной среде. М., 2000. С. 25-40.

 



0
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2020 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!