Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Лекции по дисциплине "Психологические основы социальной работы"»

/ Психология
Лекция, 

Оглавление

6. Учет социально-психологических явлений в социальной работе 

  

·       Динамические социально-психологические явления в среде осужденных.

·       Динамико-статичные социально-психологические явления в среде осужденных 

·       Статичные социально-психологические явления в среде осужденных.

 

6.1. Динамические социально-психологические явления в среде осужденных.

Социально-психологические явления – это явления, которые возникают в результате взаимодействия, отражают в различных формах действительность, выражают отношение к ней, побуждают и регулируют поведение человека[1].

Социально-психологические явления в среде осужденных отличает то, что они возникают в условиях изоляции, в общностях лиц с искаженными ценностями, в связи с чем, они нередко носят негативный характер.

Негативные явления имеют следующие признаки:

-      скрытый, асоциальный характер;

-      наличие лиц и категорий которые выступают их носителями;

-      противодействие официально установленным правилам, требованиям и законам;

-      наличие определенных атрибутов, символов, условностей, обязательных для выполнения всеми их носителями.

Главное отличие негативных социально-психологических явлений от позитивных – достижение антиобщественной цели, значимой для членов той или иной общности осужденных. В межличностном, внутригрупповом и межгрупповом общении осужденных действуют различные социально-психологические явления.

Динамические социально-психологические явления в среде осужденных имеют процессуальный, подвижный характер. К ним относятся: психическое заражение, внушение, подражание и конформизм.

Заражение можно определить как бессознательную, невольную подверженность индивида определенным психическим состояниям. Психическое заражение носит стихийный характер. Его эффект зависит от силы эмоционального воздействия на личность извне, степени непосредственного контакта между общающимися людьми, величины аудитории и психического состояния воздействующего лица или группы.

Источником заражения является носитель эмоционального заряда – индуктор. Индуктор передает эмоциональный заряд, который многократно усиливается в каналах взаимодействия. Возникает психический фон заражения. Он находится в прямой зависимости от величины аудитории и степени установочного эмоционального накала индуктора. Функции заражения – это усиление групповой сплоченности, когда такая сплоченность имеет место, и компенсация недостаточной групповой сплоченности. Различают следующие формы проявления заражения: массовые психозы, спортивный азарт, религиозный экстаз. Заражение нередко используется лидерами преступных групп для организации групповых неповиновений, массовых беспорядков, массового разжигания ненависти у осужденных к активу, положительно настроенным осужденным, администрации. 

Внушение представляет собой особый вид воздействия, а именно целенаправленное, неаргументированное воздействие одного человека на другого или на группу. При внушении осуществляется процесс передачи информации, основанный на ее некритическом восприятии. 

Внушение существенно отличается от психического заражения:

-      внушение – это односторонний процесс, в отличие от заражения;

-      психическое заражение  носит стихийный характер тонизации психического состояния группы или массы осужденных, а внушение – сознательное, активное воздействие внушающего на конкретного осужденного или группу осужденных;

-      психическое заражение носит неперсонифицированный характер, т.е. не рассчитано на конкретную личность, а внушение – всегда персонифицированное воздействие;

-      психическое заражение имеет невербальный характер, а внушение – вербальный (речевой).

Внушение представляет собой фактор групповой жизни осужденных в местах лишения свободы и проявляется во всех сферах взаимоотношений. Оно применяется для активизации жизни бригады, отряда в трудовой и учебной деятельности как фактор воздействия на группу. Однако нередко внушение используют и уголовные «авторитеты» с целью подчинения осужденных своему влиянию.

Подражание – одна из массовидных форм социально-психологического общения, которая направлена на воспроизведение индивидом определенных черт и образцов поведения, действий, поступков, манер. Подражание может выступать в форме сознательного или слепого копирования образца поведения, принятого в тюремном сообществе.  Такие способы воздействия на личность, как подражание и психическое заражение, сами по себе нейтральны. Все зависит от образцов для подражания, формируемых сообществом, определенными группами в соответствии со своими нравственными, экономическими и социальными потребностями, а также от морально-психологической атмосферы в общности. 

В условиях ИУ активность осужденных может иметь как положительную, так и отрицательную направленность (азартные игры, групповые неповиновения, массовые беспорядки, захват заложников). Данная особенность групповых настроений присуща среде осужденных вследствие повышенной эмоциональной возбудимости ее членов, находящихся в состоянии фрустрации, а также специфическими эффектами мест лишения свободы с замкнутостью, ограничением внешних социальных контактов и возрастанием роли межличностного общения. 

Именно поэтому в среде осужденных остро стоит проблема психологической защищенности личности. Повышенная эмоциональная возбудимость как результат социальной незащищенности непосредственно влияет на возможность ресоциализации осужденных.

Проблема конформизма рассматривалась нами в разделе 4 «Социальная психология отношений и общения». Можно лишь добавить, что пенитенциарные психологи выявляют у осужденных «целесообразный» и «подлинный» виды конформизма. «Целесообразный» конформизм – это внешнее согласие осужденного с нормами и правилами поведения, вытекающими из тюремного закона, при внутреннем отрицании его требований. «Подлинный» конформизм – бесконфликтное внешнее и внутреннее согласие с принятыми нормами, правилами, ценностными ориентациями, обычаями и традициями как результат действия механизмов психического заражения и внушения.

 

6.2. Динамико-статичные социально-психологические явления в среде осужденных

 

К динамико-статичным социально-психологическим явлениям относятся групповые мнения и настроения, которые характеризуются подвижностью и устойчивостью[2].

Групповое мнение осужденных представляет собой публично выраженную групповую оценку и отношение к какому-либо событию и факту.

Групповое мнение осужденных имеет следующие признаки:

1)    публичность высказываний, сообщений;

2)    пространственность;

3)    подвижность суждений;

4)    высказывания по значимым вопросам;

5)    сложность и острота формирования единого мнения.

Групповое мнение детерминировано социальными факторами: условиями материальной  и духовной жизни людей, взаимоотношениями в различных видах жизнедеятельности осужденных (быт, труд, отдых, режим). Групповое мнение регулирует поведение лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы.

Структура групповых мнений в среде осужденных именуются правильным поведением. Правильное поведение – система неформальных норм и правил, действующих в неформальных группах заключенных: непримиримое отношение к доносительству, помощь тем, кто оказался в трудном положении, справедливость в ограждении осужденного от произвола посредством запрещения отнимать, что бы то ни было без законного основания.

Различные групповые мнения распространяются на всех осужденных независимо от их стратификации. Большинство осужденных разделяют и поддерживают правила-заповеди. Эти нормы и правила характерны для колоний и тюрем различных стран.

Отдельная категория групповых мнений регулирует взаимоотношения тюремных «авторитетов» с администрацией учреждения (например,  «не трудись», «не сотрудничай с сотрудниками учреждения», «распространяй измышления о деятельности правоохранительных органов, клевещи на сотрудников органов, исполняющих уголовные наказания»). Взаимоотношения «авторитетов» с другими категориями осужденных также регулируются групповыми мнениями (например, поддерживай справедливые отношения между осужденными, наблюдай, чтобы каждый подчинялся правилам-заповедям, и сам обеспечивай это, не допускай притеснения осужденных, не причиняй вреда своему сообществу, наоборот, покровительствуй ему – всегда пригодится). 

Существуют разные формы проявления группового мнения осужденных:

1) осуждение, неодобрение, несогласие, протест;

2) совет, пожелание, одобрение, жалоба.

Групповое мнение может оказывать как положительное, так и отрицательное воздействие на личность осужденного. Одни осужденные оценивают поступки других лиц исходя из норм права, морали и нравственности, другие – из норм и правил тюремного закона.

В зависимости от содержания групповое мнение осужденных может быть положительным и направленным на поддержание режима отбывания наказания или отрицательным, которое приводит к нарушению режима. Последнее  выражается в неодобрении деятельности администрации и поддержке норм, правил, обычаев и традиций, вытекающих из тюремной субкультуры, и как бы поощряет осужденных к антиобщественному поведению. Групповое мнение осужденных может формироваться как стихийно, так и преднамеренно. Отрицательное групповое мнение осужденных приводит к искажению нравственных ценностей, противоречит общечеловеческим нормам и ценностям и снимает у осужденных чувство вины за совершенные преступления, побуждает их к нарушению режима, толкает на самоутверждение противоправным путем, делает из злостных нарушителей режима своеобразных тюремных «авторитетов».

Необходимо формировать положительное групповое мнение при работе с осужденными, что осуществляется путем разрешения противоречий между мнениями различных групп, обоснованного преодолением отрицательного группового мнения с помощью психологической изоляции его носителей.

Важное место в изучении мнений осужденных занимает беседа сотрудника с осужденными.

При формировании группового мнения надо соблюдать определенные правила:

1) не навязывать своего мнения, а убеждать;

2) постепенно подводить осужденных к тому, что это их собственные мысли и высказывания;

3) преодолевать отрицательное мнение с помощью психологической изоляции осужденных-носителей;

4) готовить для выступлений на собрании отряда бригады наиболее авторитетных осужденных, которые сумели бы дать правильную оценку явлению или факту, по которому необходимо сформировать мнение; 

5) наряду с разъяснением необходимости позитивного, с точки зрения нравственности, мнения раскрывать специфику безнравственного поведения тюремных авторитетов.

Важнейшей составной частью психологии сообщества осужденных, помимо группового мнения, является групповые настроения. Под групповым настроением понимаются совместные переживания (сопереживания) людьми определенных явлений, событий, фактов.

Групповые настроения обладают большей побудительной силой к деятельности. Положительные настроения (общий подъем, энтузиазм, увлеченность) – мощный источник активности и работоспособности, отрицательные (упадок, недовольство, неверие в достижение цели) снижают результативность деятельности как отдельных осужденных, так и их общности.

Групповые настроения осужденных возникают гораздо быстрее, чем традиции и обычаи, и проявляются всюду. Групповые настроения отличаются  динамизмом, который выражается в их способности: переходить  из одной формы в другую – от скрытой до открытой, быстро перерастать в действие; подвергаться колебаниям и перестраиваться коренным образом в кратчайшее время.

Чтобы  успешно управлять групповыми настроениями осужденных, необходимо знать, на основе чего формируются групповые мнения и настроения, следить за колебаниями настроений в коллективе.  Важно выяснить источники недовольства со стороны осужденных и устранять их, создать оптимальное коллективное настроение, способствующее исправлению и во многом зависящее от отношения к служебной деятельности сотрудников ИУ.

Групповые настроения всегда взаимосвязаны с групповыми мнениями и называются умонастроениями.

Умонастроения выполняют ряд функций:

1) отражательную, когда действительность отражается одновременно в виде мнений и переживаний;

2) сигнальную;

3) побудительную, когда мнения и настроения направляют поведение осужденных в положительную или отрицательную сторону.

Умонастроения могут иметь положительную и отрицательную (криминальную) направленность.

Отрицательные настроения осужденных проявляются в форме недовольства и могут приводить к нарушениям режима отбывания наказания, чаще всего групповым. В подобных ситуациях отрицательная часть осужденных использует недовольство других осужденных в корыстных и асоциальных целях. 

При формировании положительных умонастроений осужденных персоналу необходимо выяснить их нравственное содержание и не допускать двойственность.

Среди социальных явлений среды осужденных немаловажное значение имеет мода. Мода в колонии позволяет судить о статусе осужденного, указывает на его положение в группе. Мода постоянно меняется, и осужденные пытаются показать, что не отстают от нее.

Мода – это специфическая и весьма динамическая форма стандартизированного массового поведения, возникающая преимущественно стихийно под влиянием доминирующих в обществе настроений и быстро изменяющихся вкусов и увлечений.

Мода – это также социальная санкция поведения, вкусов и системы ценностных ориентаций. Мода – это вместе с тем средство социально–психологической компенсации неудовлетворенности.

    Мода выполняет следующие функции:

1)    коммуникативную;

2)    интеракционную (взаимодействия);

3)    компенсаторную.

 Коммуникативная функция проявляется в манере говорить, увлечении жаргоном, тюремной музыкой и стихами, ношении форменной одежды, нанесении татуировок. Компенсаторная функция является средством восполнения неудовлетворенных или недостаточно удовлетворенных потребностей личности или группы. Интеракционную функция моды подталкивает осужденных на совершение нарушений режима. Мода в среде осужденных тесно связана с их интересами и жизненными целями.

Слухи в среде осужденных представляют собой недостоверные или частично достоверные сообщения, исходящие от одного или нескольких лиц, о каких-либо событиях, устно передающихся от одного другому с целью компрометирования кого-либо, сведения счетов, шантаж, создания групповых эксцессов.

Слухи как одна из форм стихийно сложившегося, эмоционально окрашенного общественного мнения нередко выступает в качестве одного из опаснейших факторов, осложняющих оперативную обстановку в учреждении. Массовые беспорядки среди осужденных могут возникать на почве злонамеренных слухов и быть направлены против сотрудников ИУ. В связи с этим для нормального функционирования исправительного учреждения слухи необходимо изучать.

Причина возникновения слухов – недостаток либо отсутствие информации по интересующим осужденных событиям и фактам. Чем сильнее потребность в каких-либо сведениях и чем меньше официальной информацией располагают люди, тем больше вероятность возникновения слухов. В таких ситуациях осужденные становятся неразборчивыми в оценке источников информации и их достоверности. Чем больше циркулируют слухи, тем большими подробностями они обрастают.

Психологические причины, способствующие распространению слухов:

-     компенсация эмоциональной недостаточности;

-     стремление личности утвердиться в группе, разделить свое волнение с собеседником;

-     желание предупредить других о грозящей опасности.

Степень искажения информации и скорость распространения слухов зависят от потребности и заинтересованности людей в данной информации, от содержания и особенностей самих слухов, а также от характера социальной среды, в которой они циркулируют (культурный и нравственный уровень людей, их моральное состояние, степень организованности и сплоченности, уровень внушаемости, склонность к сенсациям).

Меры противодействия слухам можно подразделить на две группы: профилактические мероприятия и активные контрмеры. Профилактические мероприятия сводятся к созданию такой эмоциональной атмосферы, которая исключала бы возможность распространения слухов. Для этого необходима хорошо налаженная система изучения проблем, по которым могут возникать слухи, непрерывное исчерпывающее и убедительное информирование людей. Кроме того, важно уметь предвидеть возможность появления слуха в связи с определенными событиями в ИУ, затрагивающими интересы людей. Решающее значение в профилактике возникновения слухов имеют поддержание эффективного руководства на всех уровнях, доверие к руководству и официальной информации.

При разработке мер активного противодействия слухам возникает проблема: либо не замечать их (что равносильно поощрения), либо активно опровергать (что косвенно может их усилить). Наиболее эффективно подавление слухов фактами, идущими вразрез со слухами. Прямое опровержение результативно при условии, если слух был абсолютно недостоверным, а источник информации – авторитетный для осужденных. 

 

6.3. Статичные социально-психологические явления в среде осужденных

 

К статичным социально-психологическим явлениям в среде осужденных относятся традиции и обычаи.

Традиции являются продуктом социального взаимодействия людей и фактором, регулирующим их поведение и внутриколлективные отношения.

Традиции выступают для любой общности людей тем социально-психологическим механизмом, который скрепляет ее в единое целое. Они могут быть как положительными, так и отрицательными. Человек усваивает привычки и обыденные представления об общественном бытии, характерные для его социального окружения, так же естественно и незаметно для самого себя, как ребенок усваивает родной язык.

Обычаи также являются статичным социально-психологическим явлением в среде осужденных. Обычай – это установившееся вследствие неоднократного применения в течении длительного времени правило, которое регулирует поведение людей.

Традиции и обычаи, закрепленные в групповом мнении, используются в качестве основных форм контроля за поведением членов малых отрицательных групп. Они насаждаются «сверху» более организованными и сильными в психологическом отношении осужденными.

Тюремные традиции и обычаи существовали еще в царских тюрьмах.  Проводились обряды посвящения в «арестантство» (современный аналог – прописка). Новички подвергались проверке, терпели различного рода оскорбления и пытки.

 Традиции и обычаи могут касаться поведения как всех членов асоциальной группы, так и отдельных стратификационных групп осужденных («обиженный», «вор в законе»). Осужденных, нарушивших требования внутригрупповых норм, переводят в низшие касты, избивают, подвергают насилию. Давление норм «другой жизни» бывает настолько сильным, что способно вызвать специфические для ИУ форм отклоняющегося поведения.

Традиции и обычаи регулируют поведение осужденных и стабилизируют внутригрупповые отношения. Традиции сопровождают определенными ритуалами, которые придают им психологическую заразительность и эмоциональную привлекательность. 

Отрицательные обычаи и традиции обуславливают размежевание осужденных на категории и группы, представители которых отличаются по положению, объему неформальных связей, характеру обязанностей, выполняемыми ролями, материально-бытовым льготам. Это создает благоприятные условия для нарушений режима отбывания наказания и осложняет оперативную обстановку в пенитенциарном учреждении.

Общие меры профилактики и преодоления социально-негативных явлений в среде осужденных могут включать:

-   диагностику лиц, склонных к реализации преступных традиций и обычаев;

-   систематическое пролонгированное изучение тюремной субкультуры;

-   формирование в среде осужденных общечеловеческих ценностей;

-   осуществление контроля над поведением осужденных; 

-   разобщение и раскол отрицательно направленных групп,  пропагандирующих тюремные обычаи и традиции;

-   создание численного перевеса актива над отрицательной частью осужденных;

-   создание морально-психической защищенности личности осужденного пенитенциарном учреждении;

-   своевременное применение дисциплинарных мер;

-    максимальное обесценивание законов и традиций тюремной субкультуры;

-   недопущение концентрации отрицательно настроенных осужденных в одном отряде;

-   использование прогрессивной системы отбывания наказания;

-   психологические и психиатрические меры воздействия на личность осужденного страдающего психическими расстройствами;

Радикальные меры по борьбе с социально-негативными явлениями в среде осужденных:

-   переформирование отрядов и бригад;

-   помещение злостных носителей тюремных традиций и обычаев в ДИЗО, ШИЗО, ПКТ;

Таким образом, причины сохранения тюремных традиций и обычаев обусловлены не только образом жизни «привычных преступников», мировоззрением, активным противостоянием обществу, но и желанием сохранить, защитить их от общества, которое сильнее.

Социальная среда (микросреда), окружающая осужденного в местах лишения свободы, диктует жесткие правила и нормы поведения традиции и обычаи во всех сферах тюремной жизни, формирует соответствующие групповые мнения и настроения, слухи и тюремную моду. 

Подобные явления способствуют нравственной деградации человека в местах лишения свободы и затрудняют его ресоциализацию после освобождения. Необходимо устанавливать в среде осужденных активных носителей, распространителей тюремных законов, традиций и обычаев и разрабатывать систему режимных, оперативных, психолого-педагогических мер, позволяющих ослабить их отрицательное влияние[3].

 

7. Психологические основы индивидуальной социальной работы

 

·       Определение психологического консультирования 

·       Принципы консультирования

·       Организация консультативного процесса

·       Этапы консультирования

·       Психологические правила эффективного взаимодействия социального работника и клиента

 

7.1. Определение психологического консультирования

 

Консультирование – один из широко распространенных сегодня  инструментов в области социальных технологий.    

Существует множество различных определений психологического консультирования. Так, лицензионная комиссия Ассоциации служащих и менеджеров США, выдающая разрешения на частную практику, предлагает следующее определение: «Консультирование - это совокупность процедур, направленных на помощь человеку в разрешении проблем и принятии решений относительно профессиональной карьеры, брака, семьи, совершенствования личности и межличностных отношений»[4].

 Более широкое определение консультирования дают Н. Burks и В. Steffire (1979): «Консультирование - это профессиональное отношение квалифицированного консультанта к клиенту, которое обычно представляется как «личность-личность», хотя иногда в нем участвуют более двух человек. Цель консультирования - помочь клиентам понять происходящее в их жизненном пространстве и осмысленно достичь поставленной цели на основе осознанного выбора при разрешении проблем эмоционального и межличностного характера»[5].

Анализ многих сходных определений психологического консультирования позволяет сделать следующие обобщения: 

1.    Консультирование помогает человеку выбирать и действовать по собственному усмотрению.

2.    Консультирование помогает обучаться новому поведению.

3.    Консультирование способствует развитию личности.

4.    В консультировании акцентируется ответственность клиента, т.е. признается, что независимый, ответственный индивид способен в соответствующих обстоятельствах принимать самостоятельные решения, а консультант создает условия, которые поощряют волевое поведение клиента.

5.    Сердцевиной консультирования является «консультативное взаимодействие»

6.    Между клиентом и консультантом, основанное на философии «клиент-центрированной» терапии.

Основоположник клиент-центрированной терапии известный американский психотерапевт С. Rogers, который выделил три основных принципа этого направления:

1)    каждая личность обладает безусловной ценностью и заслуживает уважения как таковая;

2)    каждая личность в состоянии быть ответственной за себя;

3)    каждая личность имеет право выбирать ценности и цели, принимать самостоятельные решения.

Таким образом, определения психологического консультирования охватывают стержневые установки консультанта в отношении человека вообще и клиента в частности. Общими принципами являются принятие клиента как уникального, автономного индивида, за которым признается и уважается право свободного выбора, самоопределения, право жить собственной жизнью. Необходимо отметить, что любое внушение или давление мешает клиенту принять ответственность на себя и правильно решать свои проблемы.

При осуществлении социальной работы необходимо организовать такое взаимодействие с осужденным, чтобы он сам смог найти новые способы действия, новые переживания, новые мысли и цели для дальнейшей жизни. При этом специалист использует в своей работе такие понятия, как жизнь, смысл жизни, место человека в жизни, ценности, индивидуальность.

В силу того, что специалисты по социальной работе применяют в ходе консультирования специальные профессиональные знания и навыки для установления доверительных отношений с осужденными, соблюдение этики является обязательным условием их профессиональной деятельности.

Социальный работник в исправительном учреждении, как и другие профессионалы, несёт этическую ответственность и имеет обязательства. Прежде всего, он ответственен перед осужденным как перед клиентом. Специалист ответственен и перед членами семьи осужденного, перед учреждением, в котором работает, вообще перед общественностью, наконец, перед своей профессией. Такая ответственность и обусловливает особую важность этических принципов в консультировании. Вот почему во всех странах создаются кодексы профессиональной этики, регламентирующие профессиональную деятельность консультанта.

7.2. Принципы консультирования.

Учитывая чрезвычайное разнообразие консультативных ситуаций, социальный работник находится в ситуации постоянного профессионального и морального выбора: «Как поступить в том или ином случае?». Основные принципы консультирования можно представить следующим образом[6]:

1.    Доброжелательное и безоценочное отношение к клиенту. Клиент должен чувствовать себя спокойно и комфортно во время приема. Доброжелательное отношение подразумевает не просто следование общепринятым нормам поведения, но и умение внимательно слушать, оказывать необходимую психологическую поддержку, не осуждать, а стараться понять и помочь каждому, кто обращается за помощью.

2.    Информированное согласие. Этот принцип основан на том, что осужденные имеют право на защиту от любой формы принуждения, манипуляции и от психологического воздействия, оказывающего на них пагубное влияние. Клиенты имеют право во время первой встречи получить максимум информации о процессе консультирования: об основных целях консультирования, квалификации социального работника-консультанта, о приблизительной продолжительности консультирования, о целесообразности консультирования, о риске временного ухудшения состояния в процессе консультирования, о границах конфиденциальности.

3.    Ориентация на нормы и ценности клиента. Психолог во время своей работы должен ориентироваться не на социально принятые нормы и правила, а на те жизненные принципы и идеалы, носителем которых является клиент. Эффективное воздействие возможно лишь при опоре на систему ценностей самого клиента, критическое же отношение консультанта может привести к тому, что пришедший на прием человек замкнется, не сможет быть искренним и открытым, а, следовательно, и возможности консультативного воздействия окажутся практически нереализуемыми. Принимая ценности клиента, уважая их и отдавая им должное, консультант сможет воздействовать на них в том случае, если они являются препятствием на пути нормального функционирования человека.

4.    Запрет давать советы. Клиентам нельзя давать советы. Каков бы ни был жизненный и профессиональный опыт психолога, дать гарантированный совет другому невозможно: жизнь каждого уникальна и непредсказуема. К тому же, советуя, консультант полностью берет на себя ответственность за происходящее, что не способствует развитию личности консультируемого и его адекватного отношения к действительности. В такой ситуации психолог ставит себя в позицию «гуру», что реально вредит консультированию, приводит к тому, что у клиента вместо активного стремления разобраться в своей жизни и изменить ее формируется пассивное и поверхностное отношение к происходящему. При этом любые неудачи в реализации совета обычно приписываются консультанту как давшему совет авторитету, что, естественно, мешает пониманию клиентом своей роли в происходящих с ним событиях.

5.    Анонимность и конфиденциальность. Важнейшим условием психологического консультирования является его анонимность. Это значит, что любая информация, сообщенная клиентом психологу, не может быть передана без его согласия ни в какие общественные или государственные организации, частным лицам, в том числе родственникам или друзьям. Очень важно заранее согласовать с осужденным возможность аудио- и видеозаписи консультативных бесед. Недопустимо использование таких процедур без его согласия, хотя эти процедуры могут быть важны для консультанта в исследовательских, педагогических целях, а также полезны клиенту для оценки динамики его проблем и эффективности процесса консультирования. Учитывая специфический характер деятельности социального работника исправительного учреждения, в этом правиле есть исключения. Например, когда социальный работник узнает во время приема о чем-либо, что является серьезной угрозой для чьей-либо жизни и безопасности самого клиента.  Выяснив во время консультирования, что осужденный представляет для кого-то серьёзную угрозу, социальный работник обязан принять меры для защиты намеченной жертвы, проинформировать об опасности её саму,  соответствующие службы исправительного учреждения. Консультант также должен сообщить о своём намерении клиенту.   

6.    Разграничение личных и профессиональных отношений. Любые человеческие отношения и даже такие «специальные», складывающиеся в рамках консультирования, находятся под влиянием внутренних личных потребностей и желаний человека, которые он чаще всего не осознает. Консультанту необходимо понимать, что сохранение его авторитета для клиента во многом связано с тем, что последний мало знает о нем как о человеке, у него нет оснований как для восхищения социальным работником, так и для осуждения его как личности. Установление тесных личных отношений между консультантом и клиентом приводит к тому, что они, как близкие люди, начинают удовлетворять те или иные потребности и желания друг друга, и консультант уже не может сохранить объективную и отстраненную позицию, необходимую для эффективного разрешения проблем клиента. Общий вывод,  который можно сделать - по возможности личных отношений лучше из­бе­гать, а если что-то подобное все же случилось, следует быть макси­мально осторожным, стараться действовать, прежде всего, в ин­тересах клиента и как можно скорее прервать процесс консультирования.

7.    Включенность клиента в процесс консультирования. Для того чтобы процесс консультирования был эффективным, клиент во время приема должен чувствовать себя максимально включенным в беседу, ярко и эмоционально переживать все, что обсуждается с консультантом. Для того чтобы обеспечить такую включенность, психолог должен следить за тем, чтобы развитие разговора выглядело для клиента логичным и понятным, а также, чтобы человек не просто «внимал» специалисту, а ему было действительно интересно. Ведь только в том случае, если понятно и интересно все, что обсуждается, можно активно искать пути разрешения своей ситуации, переживать и анализировать ее. Бывает, что во время приема клиент вдруг теряет интерес к обсуждаемой теме, устает, внутренне не соглашается, но не хочет говорить об этом. В этой ситуации не стоит «нагнетать атмосферу», настаивать, пытаться выяснить все «до конца». Лучше, если психолог сменит тему, пошутит и таким образом разрядит обстановку, сохранив за счет этого включенность и интерес клиента к процессу консультирования и обеспечив продуктивность психологического воздействия.



[1] Ушатиков А.И., Казак Б.Б. Пенитенциарная психология: Учеб. 2-е изд., перераб. и доп. – Рязань: Академия права и управления Минюста России, 2003. – С. 322.

[2] Ушатиков А.И., Казак Б.Б. Пенитенциарная психология: Учеб. 2-е изд., перераб. и доп. – Рязань: Академия права и управления Минюста России, 2003. – С. 325-331.

[3] Ушатиков А.И., Казак Б.Б. Пенитенциарная психология: Учеб. 2-е изд., перераб. и доп. – Рязань: Академия права и управления Минюста России, 2003. – С. 338.

[4] Кочюнас Р. Основы психологического консультирования: Пер. с лит. — М.: Академический Проект, 1999. — 240 с.

 

[5] Алешина Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование. Изд. 2-е. — М.: Не­зави­симая фир­ма “Класс”, 1999. — 208 с. — (Библиотека психологии и психотерапии).

 

[6] Алешина Ю.Е. Индивидуальное и семейное психологическое консультирование. Изд. 2-е. — М.: Не­зави­симая фир­ма “Класс”, 1999. — 208 с. — (Библиотека психологии и психотерапии).

 

 



0
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2020 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!