Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Лекции по дисциплине "Психологические основы социальной работы"»

/ Психология
Лекция, 

Оглавление

3. Социально-психологические закономерности в социальной

работе

 

·       Краткий исторический очерк развития социальной психологии 

·       Социально-психологические теории  

 

Все психические проявления человека обусловлены его формировани­ем в человеческом обществе.

Со­циальная психология изучает закономерности психиче­ских явлений, возникающих при социальном взаимодействии людей[1].

Уже само по себе присутствие других людей всегда влияет на поведе­ние человека, его психику, у него увеличивается способность к мышеч­ному напряжению, повышается продуктивность внимания, памяти. На­ряду с этим у человека снижается качество сложной мыслительной дея­тельности и некоторые другие показатели.

Еще более существенно это влияние в условиях групповой взаимоза­висимости. Так, ассоциативные процессы человека в группе становятся более однообразными – проявляется нормообразующая функция социу­ма, его тенденция к единообразию.

Социально-психологические факторы оказывают влияние на все психи­ческие проявления индивида – его восприятие и мышление, память и вооб­ражение, эмоции и волю. Все психические процессы людей подвержены определенной социально-психологической стереотипизации. Люди отра­жают мир под влиянием социально сформированных позиций, отношений и подчиняют свое поведение определенным социальным нормам.

Социальная психология изучает психические особенности людей в ус­ловиях их совместной деятельности. 

Социальная психология не абстрагируется от понятия «личность», она исследует социальную обусловленность свойств личности. Однако цен­тральным понятием социальной психологии является понятие «социаль­ная группа».  Социальная психология включает в себя ряд прикладных отраслей:

1.    социальную психологию конкретных социальных общностей (нация, народ, партия, семья, учащаяся молодежь и т. д.);

2.    психологию искусства, права, религии и других форм общественного сознания;

3.    психологию управления, средств массовой коммуникации и др.

 Структура социальной психологии, то есть система ее категорий, окончательно еще не установлена. Однако анализ литературы позволяет выделить следующие совокупности социально-психологических понятий[2]:

1)    предмет и методы социальной психологии;

2)    личность и общество, социализация личности;

3)    общее понятие социальных общностей и социальных групп, класси­фикация социальных групп;

4)    структура и социально-психологическая организация социальной группы;

5)    общение и межличностные отношения в социальной группе (соци­альная связь), психология коллектива как высшей формы социальной общности;

6)    психология больших социальных групп; массовидные социальные яв­ления - общественные и групповые потребности, чувства, воля, обще­ственное и групповое сознание и др.;

7)    психология коммуникации и массовых средств коммуникации;

8)    управление социально-психологическими процессами.

 

3.1. Краткий исторический очерк развития социальной психологии

Возникновению социальной психологии предшествовал длительный пе­риод накопления знаний о взаимодействии человека и общества. Первона­чально социально-психологические идеи формировались в рамках филосо­фии, социологии, антропологии, этнографии и языкознания. Вводились такие понятия, как «психология народов», «инстинкты масс» и т.п. Отдель­ные, по существу, социально-психологические, идеи встречаются уже в тру­дах Платона и Аристотеля, французских философов-материалистов, социа­листов-утопистов, а затем в трудах Фейербаха и Гегеля[3].

Во второй половине XIX в. социальная психология выделяется в са­мостоятельную отрасль научного знания на стыке психологии и социо­логии, но пока еще как описательная наука. Ее возникновение связыва­ют с изданием в Германии в 1859 г. Штейнталем и Лацарусом журнала по этнической психологии и языкознанию.

Крупными представителями эмпирической социальной психологии в Европе были французский юрист и социолог Г. Тард (1843 - 1904), фран­цузский социолог Г. Лебон (1841 - 1931) и английский психолог У. Мак-Дугалл (1871 - 1938). Эти ученые еще в конце XIX и в начале XX веков пытались обосновать социальное развитие общества отдельными психическими свойствами человека: Тард – подражанием, Лебон - психическим заражением, Мак-Дугалл - инстинктами.

По концепции Г. Тарда, общественное развитие определяется факто­рами межличностного влияния, особенно подражанием, обычаями, мо­дой. Благодаря подражанию возникают, по Тарду, групповые и общест­венные нормы и ценности. Усваивая их, индивиды приспосабливаются к условиям общественной жизни. Низшие слои особенно усердно подра­жают высшим слоям. Однако невозможность достичь идеала порождает социальную «оппозицию», конфликтность в социальном взаимодействии. Г. Тард впервые глубоко исследовал психологию толпы как фактора по­давления индивидуальности. Под влиянием идей Г. Тарда стали разли­чать два вида наследственности - естественную и социальную.

Другой французский социолог и социальный психолог Гюстав Лебон разработал эмоциональную теорию социальных процессов, введя понятие психического заражения.

Ряд концептуальных социально-психологических положений выдвинул основатель французской социологической школы Эмиль Дюркгейм (1858 - 1917). Он выделил феномен «коллективных представ­лений», которые и определяют, по его мнению, видение мира отдельным индивидом.

Поведение индивида, по Дюркгейму, определяется коллективным соз­нанием. В отличие от «социальной атомизации» Г. Тарда (считавшего индивида «клеткой общества») Э. Дюркгейм отстаивал идею единения социума на основе общепризнанных социальных ценностей. Социальное качество поведения людей, как справедливо полагал Э. Дюркгейм, зави­сит от ценностно-нормативной интегрированности общества, развитости его социальных связей.

Ценностно-нормативный кризис общества порождает массовую право­вую десоциализацию, которую Э. Дюркгейм назвал аномией (от фр. anomi -отсутствие закона). В состоянии аномии для многих членов общества утрачивается значимость социальных, прежде всего, правовых норм. Индивид, лишенный эталонных образцов поведения, резко снижает уро­вень саморегуляции, выходит из-под социального контроля. Аномия, порождающая массовую девиантность, подготавливает и приближает, по мнению Дюркгейма, социально-экономические перемены в обществе.

Г. Тард[4], Г. Лебон и Э. Дюркгейм оказали существенное влияние на развитие социальной психологии, утвердив первичность социального фактора в формировании личности[5].

На рубеже XIX и XX вв. английский психолог У. Мак-Дугалл (1871 -1938) предпринял попытку систематизировать социально-психологичес­кие знания. В 1908 г. он издает книгу «Введение в социальную психологию». Этот год и считается на Западе годом окончательного оформления социальной психологии как самостоятельной науки.

В 20-х гг. XX столетия благодаря трудам немецкого исследователя В. Меде начинается новый этап развития социальной психологии - за­рождается экспериментальная социальная психология. Проводя опыты с одним испытуемым, а затем, включая его в группу испытуемых, Меде установил различия в способности людей выносить боль, совершать фи­зические и умственные действия в группе и в одиночку.

При этом Меде выявил различные типы людей по их отношению к социальной группе (нейтральный, положительный и отрицательный). Он установил также, что влияние группы особенно велико в сфере эмоций, воли и моторики. Было доказано, что социально-психологические факторы влияют на все психические качества индивида - восприятие и мышление, память и воображение, эмоции и волю. Позднее были обна­ружены и оценочные деформации - конформизм (уподобление оценок индивида общепринятым оценкам).

Вслед за Меде американский психолог Гордон Олпорт (1897 - 1967) усовершенствовал методику социально-психологических эксперимен­тальных исследований. На основе его исследований были сделаны прак­тически эффективные рекомендации по улучшению организации произ­водства, рекламы, политической пропаганды, военного дела и др.

Социальная психология стала интенсивно развиваться как прикладная наука. В США стали проводиться широкие исследования по проблемам управления, психологической совместимости, уменьшения напряженно­сти отношений между предпринимателями и рабочими и т. п.

Дальнейшая разработка методики социально-психологических иссле­дований принадлежит американскому социальному психологу и психиат­ру Якобу Морено (1892 - 1974). Морено разработал метод со­циометрии - систему методик выявления и количественного измерения межличностных взаимоотношений людей в малых группах.

Выявляя личностные симпатии и антипатии, Морено графически отображал эти взаимоотношения в виде социограмм. Он внес значительный вклад в разработку социальной психоло­гии малых групп, расширил понятия «групповой статус личности», «внутригрупповая динамика» и др., предложил конкретные методики смягче­ния внутригрупповых конфликтов, оптимизации социально-психологи­ческого климата в малых группах. Длительное время Морено был руководителем созданного им в 1940 г. Института социометрии и психодрамы.

Вслед за Морено зарубежные социальные психологи стали рассмат­ривать малую группу, социальную микросреду как основной элемент, «клетку» общества. В системе «Общество – группа – личность» абсолюти­зировалось среднее звено. Постулировалась полная зависимость лично­сти от выполняемой ею социальной роли, групповых норм, группового давления.

Наиболее значимое направление в современной зарубежной социальной психологии - интеракционизм[6] - выдвигает на первый план проблему социаль­ного взаимодействия - интеракцию. Это направление базируется на взглядах известного социолога и социального психолога Джорджа Герберта Мида (1863-1931). Основными категориями этого социально-психологического направления являются введенные Мидом в 30-х гг. понятия «социальная роль», «социальный статус», «внутригрупповое взаимодействие» (интеракция) и др.

Представители указанного направления (М. Кун, А. Роуз, Т. Шибутани и др.) выдвинули на передний план комплекс социально-психологических проблем: общение, коммуникативность, социальные нормы, социальные роли, статус личности в группе, референтная группа и др. Понятийный аппарат, разработанный Дж. Мидом и его последователями, широко рас­пространен в социально-психологической науке. Важнейшее достижение этого направления - признание социальной обусловленности психики индивида. Психология перестала трактоваться как психология индивида. Общая психология все более интегрировалась с социальной психологией.

 Первый всплеск развития отечественной социальной психологии при­ходится на 20-е гг. XX столетия.

Однако на фоне господствовавших тогда рефлексологии и реактоло­гии трактовка социально-психологических проблем получила биологизаторский уклон. Критика этого уклона превратилась в критику социаль­ной психологии. И уже к концу 20-х гг. социальная психология, как нечто конкурирующее с марксистской идеологией, прекратила существование.

Интенсивное развитие социальной психологии в нашей стране вновь началось лишь в конце 50-х - начале 60-х гг.

Стали проводиться разнообразные экспериментальные, теоретические и прикладные социально-психологические исследования. Однако дос­тижения отечественной социальной психологии еще не консолидирова­ны в стройную систему категорий. В ряде случаев исследователи остают­ся на описательно-эмпирическом уровне.

 

3.2. Социально-психологические теории

 Если обратиться к социально-психологическим теориям, то ни одна отдельно взя­тая теория не в состоянии объяснить все социальные явления. Более того, все имеющиеся теории, и даже те, которые будут созданы позднее, не в состоянии объ­яснить все многообразие социального мира.

Однако каждая из них способна более или менее приемлемо объяснить какие-либо отдельные, локальные аспекты, явле­ния, факты и закономерности[7]. По всей вероятности, какую-то всеобъемлющую, общую социальную и даже социально-психологическую теорию создать просто невозможно. Одни подчеркива­ют значение внешних условий и обстоятельств социального окружения человека, в то время как другие утверждают решающее значение для поведения индивида инстинктов, влечений и т.п., т.е. биологических факторов. Другими словами, иде­альных, совершенных, всеобъемлющих социальных теорий не существует. Другое дело, что у ученого всегда имеется соблазн распространить свою теорию абсолют­но на все социальные явления. Такая абсолютизация при определенных условиях может привести к тяжелым и даже трагическим последствиям. В этом отношении очень показателен пример марксистской социальной теории.

И поскольку абсолютной, исчерпывающей социальной теории нет, современ­ные социальные психологи ориентируются не на одну научную теорию, а на сово­купность социальных теорий, которые, как уже говорилось, не претендуют на всеохватность. Такие теории, имеющие ограниченный уровень обобщений, амери­канский социолог Роберт Мёртон назвал «теориями среднего ранга». По мысли Мёртона, подобные теории выступают опосредующим звеном между эмпириче­скими исследованиями, рабочими гипотезами и всеобъемлющим уровнем обоб­щений. В настоящее время выделяются че­тыре социально-психологические теоретические ориентации: необихевиорист­ская, когнитивистская, психоаналитическая и интеракционистская.

  

3.2.1.Необихевиористская ориентация 

 Как следует из самого названия данного направления (behavior с англ. — «пове­дение»), основное внимание психологи - бихевиористы сосредоточили на изуче­нии поведения. И поскольку они ставили перед собой задачу не только научиться понимать и предсказывать поведение, но и формировать, вырабатывать «правиль­ное», или «нужное», поведение, а в конечном итоге управлять им, то главной тео­ретической проблемой бихевиоризма стало научение тому или иному поведению. Отсюда и название теорий, исследующих этот процесс, — теории научения. В них прежде всего, анализируется связь между стимулом и реакцией. Стимул — это лю­бое внешнее или внутреннее событие, которое изменяет поведение человека или животного (организма). Реакция — это и есть изменение поведения, которое по­следовало в ответ на стимул. Подкрепление — еще одно ключевое понятие данных теорий. Его можно определить как любой исход, полученный в результате ответ­ной реакции. Позитивное, или положительное, подкрепление увеличивает веро­ятность повторения реакции. Реакции, которые не получили положительного подкрепления в виде вознаграждения, не закрепляются. И, наконец, реакции, ко­торые нанесли организму вред (негативное подкрепление), отвергаются. Организм стремится избегать повторения подобных действий. Таким образом, поведе­ние в бихевиоризме определяется простой формулой:

П = С Р, 

где П — поведение, С — стимул, Р — реакция.

Подкрепление служит основным фактором всякого научения. Ученых, сто­ящих на позициях необихевиоризма и теории научения (в западной литературе их часто называют СР-теоретиками — по аббревиатуре основных понятий стимул-реакция), мало занимает то, что происходит в промежутке между стимулом и ре­акцией, т. е. мыслительные и психические аспекты поведения. Их интересуют лишь предшествующие (стимул) и последующие (реакция) события, другими сло­вами, явно выраженные причина и следствие. Для СР-теоретиков не имеет прак­тического значения, что человек думает и переживает, например, когда составляет планы на следующий день. Организм — своеобразный «черный ящик», где можно фиксировать лишь то, что наблюдается на входе и выходе.

Впервые ключевой принцип научения был установлен Э.Л. Торндайком и И.П. Павловым. При этом оба ученых пришли к его открытию независимо друг от друга. Торндайк назвал его «законом эффекта», а Павлов — «подкреплением».

Согласно Торндайку и Павлову, животные и люди учатся методом проб и оши­бок. Когда найдена успешная, удовлетворяющая возникшую потребность модель поведения, она затем многократно повторяется и, таким образом, закрепляется.

Поскольку был найден ключевой и, как тогда казалось, единственный фактор научения, то дальнейшие исследования бихевиористски ориентированных уче­ных были сосредоточены преимущественно на изучении подкрепления. Режим подкрепления — отсроченное или немедленное, характер — частичное, прерыви­стое, постоянное, позитивное, негативное, сила, количество подкреплений стали предметом самого пристального интереса ученых. Выявлялись принципы подкре­пления, проводились многочисленные эксперименты, делались теоретические, математические расчеты, составлялись графики, определяющие связь поведения и подкрепления.

Эдвард Толмен[8], заложивший основы необихевиоризма, пришел к выводу, что для научения не обязательно немедленное подкрепление[9]. Кроме того, Толмен, в отличие от Дж. Уотсона, принимал в расчет не толь­ко внешнее поведение организма по схеме «стимул — реакция», но и учитывал процессы, происходящие в самом организме. Он, в частности, ввел понятие когни­тивных карт, т. е. представление о неких схемах поведения, возникающих в цен­тральной нервной системе. Правда, еще до Толмена, в 1913 г. на необходимость учитывать процессы, протекающие в организме, указывал У. Хантер, который экспериментировал с отсроченными реакциями.

Кларк Халл, занимаясь теоретическими и экспериментальными исследова­ниями поведения и научения, также находился под влиянием идей И. П. Павлова, Э. Торндайка и Дж. Уотсона. Но именно благодаря Халлу была окончатель­но сформулирована необихевиористская модель поведения, которая стала выражаться как С — О — Р, т. е. стимул — организм — реакция. Тем самым централь­ный постулат радикального бихевиоризма — отказ от рассмотрения процессов, протекающих в организме, ушел в прошлое.

Халл настаивал, что без исследования происходящих в организме ненаблюда­емых процессов, которые тем не менее можно объективно описать, поведение по­нять нельзя. Основной движущей силой (мотивацией) всякого поведения Халл считал потребность, поэтому в качестве самого действенного подкрепления он рассматривал поощрение, т. е. позитивное подкрепление, которое дает организму возможность удовлетворить имеющуюся у него потребность. Эту концепцию раз­вил Кеннет Спенс.

Еще одну проблему, связанную с научением и подкреплением, исследовал Беррес Скиннер. Он выдвинул идею оперантного (от слова «операция») научения. Такое научение носит целенаправленный, рациональный характер. Суть его за­ключается в том, что организм приобретает новые реакции благодаря тому, что сам подкрепляет их, и только после этого внешний стимул может вызывать от­вет — реакцию.

Так как оперантное подкрепление и научение можно специально организовы­вать, то на основе этого допущения Скиннер выступил с далеко идущими проекта­ми переустройства общества, рационального управления поведением человека и т.д.

Основные идеи теорий научения и сегодня сохраняют свое значение и оказы­вают влияние на современных социальных психологов, но, в целом, социальная психология давно вышла за рамки простых СР-моделей при изучении человече­ского поведения. Главная отличительная черта современных теорий научения — это интерес к протекающим в организме внутрипсихическим процессам. Приме­нительно к социально-психологическим теориям это означает, что учеными ис­следуются не только стимулы и реакции, но и сам человек, включенный в процесс научения. Более того, в настоящее время фокус интереса исследователей все боль­ше смещается на когнитивную и психическую активность человека, т. е. на проме­жуточное звено между стимулом и реакцией. Благодаря этому стираются ранее строгие границы между бихевиористами, когнитивистами, интеракционистами и даже сторонниками теорий глубинной психологии.

 

СОР-теории

Основу современных теорий социального научения, как мы уже знаем, заложил открытый Г. Тардом «закон подражания»[10]. Затем, уже в начале 1940-х гг., интерес к этой проблеме проявили Нил Миллер и Джон Доллард, которые обратили внима­ние на явление имитации в процессе социального научения[11]. Они высказали предположение, что социали­зация может быть понята на основе следующих базовых принципов: стимул, вознаграждение, подкрепление. При этом процесс социализации в значительной мере является результатом того, что детское подражание (имитация) получает подкрепление в любом случае, вне зависимости от того, специально подкрепляет­ся поведение ребенка или нет. Так, например, ребенок может в чем-то подражать более старшим детям или взрослым и тем самым вызывать восхищение среди сво­их сверстников, получая таким образом подкрепление. Подобное подражание Мил­лер и Доллард посчитали особым случаем инструментального условного рефлек­са, иначе говоря, одной из форм обычного инструментального научения.

 

Теория социального научения

Альберт Бандура[12], основываясь на наблюдениях Миллера и Долларда, разработал теорию социального научения. Суть ее состоит в том, что эффект научения может быть получен посредством на­блюдения за поведением другого человека. При этом человек, действия или пове­дение которого наблюдаются (данную фигуру в процессе научения называют со­циальной моделью), может не ставить специальной цели научить чему-либо наблюдателя или заставить его подражать себе. Просто поведение другого челове­ка — модели или образец для подражания — служит источником значимой инфор­мации, которую наблюдатель затем использует, чтобы вести себя точно так же. Кстати, в качестве наблюдателей-имитаторов могут выступать не только дети, но и взрослые, которые также выбирают себе социально значимые модели в качестве образцов поведения.

Главное отличие концепции социального научения от традиционных теорий научения состоит в том, что в социальном научении специальное подкрепление не играет решающей роли, вне зависимости от того, целенаправленно организовано обучение или научение происходит стихийно, случайно. Подкреплением здесь может служить сам процесс имитации или факт удачного подражания. Так что для успешного научения достаточно иметь перед глазами значимую (референт­ную) социальную модель и мысленно или бессознательно повторять ее действия. Разумеется, взрослые, и особенно родители, наиболее часто выступают в качестве моделей для детей. Так, скажем, мать или отец, закуривая сигарету, могут и не осознавать, что выступают в качестве модели для своего ребенка. Ребенок же, же­лая выглядеть «как взрослый» — мама или папа, внимательно следит за поведени­ем родителей и в результате может приобрести ту же привычку к курению, как, впрочем, и любую другую. Точно так же может происходить усвоение детьми цен­ностей, норм и даже черт характера взрослых, и прежде всего родителей.

И хотя детское подражание первоначально носит бессознательно-игровой ха­рактер и не отличается точностью (каждый имеет возможность в этом убедиться, понаблюдав за маленькими детьми), постепенно элементы их поведения закреп­ляются и в процессе практики приобретают необходимое завершение. Понятно, что социальное научение (в силу своей непроизвольности) может приводить к ус­воению как социально одобряемых, так и неодобряемых образцов поведения. Ложь, употребление ненормативной лексики (сквернословие), жестокость, рав­нодушие, различные дурные привычки, так же как и великодушие, милосердие, вежливость, заботливость, в одинаковой мере заимствуются и усваиваются на­блюдателями.

От чего зависит, станет ли модель привлекательной для подражания и начнет­ся ли в связи с этим процесс социального научения?

Во-первых, от самой модели, а во-вторых, от наблюдателя. Такие свойства модели, как яркость, необычность, привлекательность, увеличивают вероятность, что она привлечет к себе вни­мание потенциального наблюдателя. Кроме того, уверенность наблюдателя, что поведение модели является социально значимым и потому достойно подражания, также увеличивает вероятность того, что модель заинтересует наблюдателя. Мыс­ленное повторение или образное проигрывание поведения другого, выступающе­го в качестве модели, завершает процесс научения.

Степень точности копирования поведения во многом зависит от способностей и возможностей наблюдателя. 

Еще одним немаловажным фактором, влияющим на успешность подражания, является подкрепление или его отсутствие как со стороны других людей, так и со стороны самого субъекта (наблюдателя). 

 

Теория социального обмена 

Еще одна разновидность СОР-теорий — теория социального обмена. Она также целиком базируется на принципе подкрепления. Основное внимание в ней обраще­но на социальное взаимодействие между людьми. Согласно этой теории, социаль­ное общение зависит от тех издержек и вознаграждений, которые в него включены. Как видно из самого названия, теория рассматривает социальное взаимодействие как своего рода обмен, взаимосвязь по принципу «ты — мне, я — тебе». Общаясь, люди обмениваются, что-то вкладывают в общение, отдавая партнеру, что-то по­лучают от него взамен. При этом то, чем они обмениваются, может быть как мате­риальными, так и нематериальными ценностями — деньгами, драгоценностями, вещами и в то же время психологическими, эстетическими, моральными ценно­стями — одобрением, самоутверждением, престижем, уважением, моральной под­держкой и т. д.

Джордж Хоманс предложил первую версию теории социального обмена, кото­рую иногда также называют «теорией справедливого обмена». Со­гласно этой теории, вознаграждение должно быть пропорционально вложению, затратам (сколько отдал, столько и получил). В соответствии с теорией обмена взаимосвязь может прерваться, если не будет соблюдаться пропорция между за­тратами и вознаграждением. Так, например, если вы вступите в брак и ваш брач­ный партнер окажется далек от ожидаемого идеала, то вы, может статься, потре­буете развода, т.е. постараетесь прервать брачные отношения, считая, что вклады­ваете в них много, мало что получая взамен. Возможно, вы еще раз попытаетесь вступить в брак с другим человеком, чтобы восстановить справедливость, либо во­обще откажетесь от такой формы социального взаимодействия, как брачные узы, считая ее изначально несправедливой.

 

Теория взаимозависимости 

Джон Тибо и Гарольд Келли предложили более сложную версию теории социаль­ного обмена. Они назвали ее теорией взаимозависимости[13]. В ней подчеркиваются динамические аспекты межличностного взаимодействия, где один человек влияет на другого и сам в свою очередь испытывает воздейст­вия партнера по общению. В отличие от Хоманса Тибо и Келли утверждают, что затраты и вознаграждения одного человека не могут рассматриваться сами по се­бе, изолированно от затрат и вознаграждений другого. Таким образом, взаимоза­висимость в данном случае означает, что успешное социальное взаимодействие возможно лишь в том случае, если оба партнера максимально удовлетворены ре­зультатами общения. При этом предполагается, что каждый участник отноше­ния должен быть озабочен не только «справедливостью», пропорцией собствен­ных затрат и вознаграждений, но и тем, насколько «справедлива» эта пропорция у партнера по общению. Следовательно, в процессе социального взаимодействия индивиду необходимо учитывать сбалансированность и своих затрат и вознагра­ждений, и интересы другого индивида, чтобы у того не возникло чувства неудов­летворенности. Короче говоря, взаимозависимость означает, что удовлетворен­ность процессом взаимодействия одного человека находится в зависимости от удовлетворенности другого, и для сохранения отношений от партнеров требуется, чтобы они обладали социальными навыками и опытом общения.

 

3.2.2. Интеракционистская ориентация (ролевое направление)

Название «ролевое направление» возникло благодаря аналогии, проводимой между социальными отношениями и театральным действием, где актеры испол­няют те или иные роли. Этот аспект социальных отношений особенно отчетливо подчеркивается Гербертом Блумером[14], создателем школы симво­лического интеракционизма, и Эрвином Гоффманом[15], автором теории «социальной драматургии». Вообще же, концепция роли-персоны, восхо­дящая к классическим временам древнегреческой драмы, в наше время получи­ла современное обоснование и стала активно использоваться сначала в социоло­гии — Джорджем Мидом в контексте развития личности, находящейся в опреде­ленной социальной структуре. Другие ученые используют эту концепцию для разработки и обоснования антропологических, философских, социологических и психологических идей.

 

Ролевая теория

Понятие «роль» может быть определено как ролевое функционирование лично­сти, занимающей определенное положение в своем социальном окружении. Прин­цип ролевого понимания поведения человека используется в социальной психо­логии различными теоретическими направлениями. 

Каждая социальная роль характеризуется  набором определенных функ­ций, ролевыми ожиданиями, ролевыми предписаниям. Когда ролевые ожидания признаются или разделяются группой людей, они приобретают общее значение и становятся нормами в общении и поведении. По­лучив соответствующие знания о тех или иных ролевых взаимосвязях, мы в даль­нейшем будем придерживаться общих норм поведения, соответствующих отно­шениям между мужчиной и женщиной, руководителем и подчиненным, взрослым и ребенком, в других ролевых позициях.  Однако люди ежедневно выступают в различных ролях. Часто, когда человек совмещает несколько ролей, несовмести­мых между собой, но требующих одновременного исполнения, у него может возникнуть межролевой конфликт. Таким образом, сама со­циальная жизнь, где мы исполняем различные роли — работников, студентов, де­тей, родителей, политиков, друзей, соседей и т.д. — постоянно чревата возникно­вением межролевых конфликтов. Монороль также может нести в себе угрозу конфликта

Обычно наше ролевое поведе­ние в значительной мере обусловлено социальными условиями, в которых мы на­ходимся, и положением, которое мы занимаем. Так, скажем, не имея достаточных профессиональных, специальных знаний, трудно играть роль преподавателя, и то­гда человеку действительно приходится притворяться преподавателем, а не быть им. С другой стороны, мало шансов на успех у человека, который станет играть ту же роль преподавателя или студента где-нибудь в кинотеатре, на танцах или во время обеда.

Понятие роли часто используется в социальной психологии. Такие термины, как ролевая модель, ролевая игра, ролевая привлекательность, постоянно исполь­зуются в специальной литературе. Концепция роли помогает нам понять, почему, например, меняется поведение людей, когда изменяются их позиции в социаль­ной системе. Изменение в социальной позиции приводит к одновременному изме­нению в ролях.

 

Применение ролевых концепций

Идеи ролевых теорий используются и психологами, разрабатывающими социаль­но-психологические концепции личности. Так, Чарльз Кули и Джордж Мид рас­сматривали концепцию личности человека через призму его отношения с други­ми людьми. Наше представление о самих себе частично основано на том, какими мы видим себя в глазах других. И в свою очередь то, как мы воспринимаемся дру­гими, во многом зависит от того, какую роль в обществе мы исполняем.

Современная концепция самосознания (Я-концепция) в значительной мере использует ролевые теории.

Кроме того, ролевые теории могут быть полезны для понимания коммуника­тивных процессов, отношений руководства и подчинения. Гендерные различия также могут быть объяснены в понятиях гендерно-ролевых норм, т.е. тех ожида­ний, которые сложились у людей относительно поведения, подобающего мужчи­нам или женщинам. От женщин, например, ожидают, что они должны проявлять заботу о других, что им присуща эмоциональность, зависимость, да и в целом их поведение должно быть ориентировано на установление и поддержание довери­тельных, теплых, безопасных отношений. От мужчин, напротив, ждут независи­мости, напористости, соревновательности, бойцовских качеств. Предполагается, что их деятельность должна быть направлена на достижение каких-либо успехов, целей, одним словом, на завоевания и самоутверждение. Поэтому различия в по­ведении мужчин и женщин в определенной мере могут быть объяснены как ре­зультат ролевых различий между ними в обществе. Отсюда и ориентация при вы­боре традиционно мужских и традиционно женских профессий, что, с одной стороны, накладывает ограничения на выбор видов деятельности, а с другой — по­рождает проблемы и даже конфликты, когда мужчина занят «немужским», а жен­щина — «неженским» делом.

 

3.2.3. Когнитивистская ориентация

После того как Дж. Уотсон изложил основные идеи бихевиоризма, последовала резко отрицательная реакция на эту теорию со стороны многих психологов, кото­рые отдавали предпочтение исследованию и описанию ментальных, познавательных процессов, характерных не только для человека, но и для животных. В проти­воположность бихевиоризму менталистски ориентированные ученые, прежде все­го, интересовались психической деятельностью, ее структурой, которая, по их мне­нию, может служить основанием для понимания человеческого поведения.

 

Теоретические истоки когнитивизма

Одно из направлений, отвергавших идеи бихевиоризма, получило название геш­тальт-психология, базовые идеи которого в 1912 г. разработал и изложил Макс Вертгеймер. Наиболее известные представители этого направления — Курт Коффка и Вольфганг Келлер — в 20-30-х гг. XX в. создали школу гештальт-психологии. На­звание этого направления возникло от немецкого слова «гештальт» (Gestalt), кото­рое можно перевести как «образ, форма».

Основное внимание гештальт-психологи уделяли изучению процессов вос­приятия и мышления. Исходя из положения о том, что «целое есть большее, чем сумма его частей», психологи этой ориентации вышли за рамки простой формулы С-Р (стимул-реакция), которой при объяснении поведения ограничивались бихевиористы. Гештальт-психологи объясняли поведение как реализацию целостного психического акта. Решая проблему таким образом, они пришли к выводу, что научение происходит не только в процессе «проб и ошибок», не только посредст­вом подражания и повторения, но очень часто через глубокое переживание, через озарение (инсайт), что приводит к всесторонней перестройке психики и мышле­ния. В противоположность Уотсону, который утверждал, что не поддающиеся на­блюдению процессы в принципе не имеют значения, гештальт-психологи отстаи­вали обратное — что именно эти внутренние когнитивные процессы и есть основ­ное в психической жизни.

Еще одной теоретической предпосылкой когнитивизма является феноменоло­гическая философия Эдмунда Гуссерля[16], благодаря которой в психологии сфор­мировался феноменологический подход. Согласно принципам феноменологии, мы в состоянии понять поведение человека лишь в том случае, если знаем, как он сам воспринимает и осознает мир. При этом стимул и реакции тоже имеют значе­ние, но только тогда и в том случае, когда и каким образом они представлены в сознании индивида. Можно выдвигать какие угодно предположения относитель­но того или иного поступка человека, но все они не будут иметь значения до тех пор, пока не станет понятным, как сам этот человек воспринимает и осознает его.

Теория поля Курта Левина[17] в значительной мере отражала принципы феноменологического подхода и в свою очередь также послужила одной из предпосылок для формирования когнитивистской ориентации.

Таким образом, гештальтпсихология, феноменология и теория поля Курта Ле­вина заложили основы современных когнитивистских моделей социальной пси­хологии. Само название «когнитивный» происходит от латинского cognoscere, что означает «познакомиться с чем-то» или «познать». Оно было предложено основа­телями когнитивистского направления Джорджем Миллером и Джеромом Брунером. Именно так они назвали новый исследовательский центр, основанный в 1960 г., — «Центр когнитивных исследований»[18]. Соответст­венно психологи употребляют название «когнитивный», когда говорят о мышле­нии или познании, в отличие от ощущений и переживания эмоций и в отличие от самого поведенческого акта. И если бихевиористы сосредоточили основное внимание на стимулах и реакциях, то создатели когнитивных теорий почти ис­ключительно заняты тем, что происходит в организме (О), (формула поведения: С — О — Р).

 

Область исследований когнитивной психологии

Как видно уже из самого названия, когнитивную психологию интересуют процес­сы познания и мышления, а в более широком смысле — протекание всех внутри-психических процессов. Познать и описать течение процессов мышления и познания гораздо сложнее, чем наблюдать и описывать поведение. Поэтому сфера исследования когнитивной психологии совершенно обоснованно считается наиболее труднопо­стижимой.

 Когнитивная психология исследует:

1)    процессы познания и мышления. 

2)    принципы, способы и формы организации и структурирования как самих когнитивных процессов, так и их результатов — зна­ний, опыта, памяти.

 Когнитивная психология подчеркивает активный, творческий характер когнитивных процессов. Это означает, что люди не пассивно восприни­мают окружающий, в том числе и социальный мир, а творчески, целесообразно, активно его организуют, выстраивают и даже создают. Особенно это справедливо в отношении социального мира — сферы человеческих отношений.

Социальное познание является особой формой когнитивной деятельности, по­этому социальная когнитивная психология отличается от общей когнитивной психологии. Мир людей, социальных отношений во многом отличается от мира вещей, предметов. Прежде всего, социальное познание является двусторонним процессом. Объект нашего восприятия и познания — другой человек — сам в свою очередь воспринимает и познает нас, чего, по всей вероятности, не делают нежи­вые предметы, растения и многие виды животных. Кроме того, люди обладают из­вестной гибкостью, способностью изменяться от ситуации к ситуации и с течени­ем времени. Человек в детстве и во взрослом возрасте хотя и будет одним и тем же человеком, но вместе с тем будет уже во многих отношениях иным. Процесс социаль­ного познания значительно сложен и отличается от познания вообще. 

Одним из основных понятий когнитивных теорий является понятие когнитив­ной схемы, которое обозначает особым образом организованную систему прошлого опыта, обретенного в процессе познания, и с помощью которого объясняется пере­живание опыта настоящего времени. Схема формирует прошлый опыт и в то же время влияет на наше восприятие и отношение к новым событиям, включая и те, которые еще не произошли.

Здесь важно отметить то обстоятельство, что всякий раз, когда схема оказыва­ется востребованной и на основании содержащейся в ней информации принима­ется какое-либо решение, реализуемое затем в поведении, то тем самым обогаща­ется наш опыт, а вместе с ним усложняется и несколько изменяется сама схема. После чего она вновь откладывается в памяти, и мы в любой момент можем ею воспользоваться.

 Среди различных теорий, создан­ных в рамках когнитивистского подхода, наибольшую известность и применение получили разнообразные версии теории когнитивного соответствия — теория когнитивного равновесия Фрица Хайдера, теория коммуникативных актов Тео­дора Ньюкома, теория когнитивного диссонанса Леона Фестингера, теория кон­груэнтности Чарльза Осгуда и Пола Танненбаума, а также теория приписывания причин или каузальной атрибуции Гарольда Келли, созданная на базе идей, сфор­мулированных Фрицем Хайдером.

 Таким образом, теории дают нам возможность взглянуть на мир под определенным углом зрения. Мы используем их для создания оснований конструкции нашего понима­ния мира. Теории нам нужны для того, чтобы делать выводы и прогнозы о том, каких событий нам следует ожидать и какие объяснения можно дать наблюдае­мым в данный момент событиям[19]



[1] Андреева Г.М. Социальная психология. - М.: Изд-во МГУ, 1988.

 

[2] Руденский Е.В. Социальная психология. Курс лекций. - М.: ИНФРА-М, 2000.

 

[3] Еникеев М.И. Социальная психология: учебник для ВУЗов. – М.: «Издательство ПРИОР», 2000. – С.5-9.

[4] Тард Г. Законы подражания. СПб, 1997.

[5] Андреева Г.М. Социальная психология. - М.: Изд-во МГУ, 1988.

 

[6] Шибутани Т. Социальная психология. – Ростов н/Д.: Феникс, 1999.

 

[7] Семечкин Н.И. Социальная психология: Учебник для вузов. – СПб.: Питер, 2004. – С.44-62.

 

[8] Толмен Э. Когнитивные карты у крыс и у человека // Хрестоматия по истории психологии / Под ред. П.Я. Гальперина и др. М., 1980. С. 63-83.

[9] Александер Ф., Селесник Ш. Человек и его душа: Познание и врачевание от древности и до наших дней. М., 1995.

[10] Тард Г. Законы подражания. СПб., 1997.

[11] Бандура А. Теория социального научения. СПб., 2000.

[12] Там же.

[13] Социальная психология / Ш. Тейлор, Л. Пипло, Д. Сирс. – 10-е изд. – СПб.: Питер, 2004. – С.397-400.

[14] Блумер Г. Общество как символическая интеракция // Современная зарубежная социальная психология: Тексты. М., 1984.

[15] Гофман Э. Представление себя другим// Современная зарубежная социальная психология: Тексты. М., 1984.

 

[16] Гуссерль Э. Кризис европейского человечества и философия // Вопросы философии. 1986. № 3. 103-136.

[17] Lewin K. The Dynamic Theory of Personality. N.Y.: Harper & Row, 1935.

[18] Шульц Д., Шульц С. История современной психологии. СПб., 1998.

[19] Семечкин Н.И. Социальная психология: Учебник для ВУЗов. – СПб.: Питер, 2004. – С. 62.

 



0
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2020 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!