Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Юридическая оценка экспертного заключения»

/ Уголовное право
Конспект, 

Оглавление

    Юридическая оценка экспертного заключения является одной из наиболее сложных проблем тактической стороны криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий (КЭМВИ). Это объясняется тем, что следователь и судья должны оценить фактические данные, установленные с применением специальных познаний, которыми они сами, как правило, обладают в очень ограниченном объеме. По этой причине некоторые следователи вообще не подвергают экспертные заключения оценке, ссылаясь в обвинительном заключении на выводы экспертизы без их анализа. Такой подход является недопустимым, поскольку может привести к серьезным ошибкам в расследовании всего дела.

    Для осуществления всесторонней, полной и объективной оценки заключения эксперта необходимо четко представлять сущность оценочной деятельности следователя, ее содержание, специфику. Оценка экспертного заключения является мыслительным процессом, направленным на определение значения данного средства доказывания для установления обстоятельств расследуемого события и принятия последующих решений следователем, прокурором, судом. Оценку заключения могут производить также участники уголовного процесса, отстаивающие свои или представляемые интересы (обвиняемый, защитник, потерпевший и др.). Однако в стадии предварительного расследования лишь оценка, произведенная следователем и прокурором, влечет непосредственно правовые последствия. В отличие от этого другие участники процесса расследования вправе (но не обязаны) производить оценку экспертного заключения, заявлять по своему усмотрению возражения, давать объяснения, ходатайствовать о постановке дополнительных вопросов и т.д. – правовое значение указанных действий определяется последующими решениями следователя.

    Оценка заключения экспертизы материалов, веществ, изделий проводится в соответствии с общими положениями оценки экспертного заключения, разработанными в теории судебных доказательств.1 Следователь обязан производить оценку заключения эксперта всесторонне, полно и объективно в совокупности со всеми другими доказательствами по делу при неуклонном соблюдении законности. Экспертное заключение как объект оценки подвергается изучению в двух основных аспектах. Во-первых, определяется полноценность экспертного заключения как средства доказывания – носителя (источника) информации об установленных данных. Во-вторых, оценке подвергаются установленные фактические данные, т.е. собственно доказательства по делу. Естественно, оба эти аспекта неразрывно связаны между собой.

    Результаты оценки экспертного заключения как средства доказывания помогают следователю правильно решить вопрос о допустимости содержащихся в заключении фактических данных в качестве доказательств по расследуемому делу. В первую очередь следует выяснить ряд моментов, связанных с требованиями, предъявляемыми к эксперту. Необходимо убедиться в отсутствии процессуальных препятствий для выполнения экспертом своих функций (участие в деле в качестве процессуального субъекта, кроме эксперта; родственные связи с участниками процесса или зависимость от них; прямая или косвенная заинтересованность и т.д.). Также важно обратить внимание, имеется ли подписка эксперта о предупреждении его об ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

    Большое значение имеет оценка следователем компетентности эксперта. Некомпетентность может быть обусловлена недостаточно высокой квалификацией, низким уровнем знаний специалиста либо несоответствием специальных познаний задаче, поставленной перед экспертизой (например, специалист в области медицины исследовал текстильные волокна, криминалист – ногти, волосы). Сведения об эксперте – образование, экспертная специализация, профессиональный стаж – должны содержаться в заключении.

    Если экспертиза проводилась в экспертном учреждении, оценка компетентности эксперта не представляет сложности, так как сотрудники экспертных институтов, лабораторий, бюро, проводящие экспертизы, проходят специальную подготовку и аттестацию на право производства исследований определенной специализации.

    Так, в экспертных учреждениях органов юстиции, выполняющих большой объем экспертиз, предусмотрена специализация, позволяющая исследовать самые разнообразные материалы, вещества, изделия.

    Компетентность эксперта в определенной области (КЭМВИ) подтверждается наличием у него свидетельства и соответствующим указанием в экспертном заключении. Кроме того, компетентность эксперта проверяется и оценивается помимо следователя руководством этого учреждения.

    При выполнении экспертизы вне экспертного учреждения оценка компетентности эксперта всецело осуществляется следователем.

    Иногда эксперты выходят за пределы своей компетентности: делают выводы по вопросам, не относящимся к их специальности, строят заключение, не обусловленное полученными в исследовании данными. Очень распространенным случаем выхода за пределы компетентности является юридическое истолкование экспертом значения установленных фактов, их доказательственной роли по делу и т.п.

    Например, исследовав имеющие сложный состав загрязнения на обуви подозреваемого, одежде убитого и образцы вещества из подвального помещения, эксперты обоснованно сделали вывод, что загрязнения на обуви и одежде происходят из зоны подвала, где изъяты образцы; однако далее они вышли за пределы компетенции и указали: «Это свидетельствует о том, что подозреваемый и потерпевший находились на месте совершения преступления». Логический переход от данных, установленных экспертным исследованием указанных объектов, к констатации нахождения участников события на месте преступления могли осуществить в процессе доказывания с учетом других доказательств только следователь и суд.

    Выводы, выходящие за пределы компетенции эксперта, в дальнейшем не могут быть использованы, но содержащиеся в выводах фактические данные, установленные проведенными исследованиями в соответствии с компетенцией эксперта, сохраняют свое значение.

    В ходе оценки экспертного заключения как средства доказывания следует обратить внимание на полноту решения стоящих перед экспертизой задач. В практике встречаются случаи, когда эксперт не дает ответы на все вопросы, указанные следователем в постановлении о назначении экспертизы. Такое экспертное заключение считается незавершенным, оно должно быть возвращено следователем руководителю экспертного учреждения (эксперту) для полного выполнения задания. При невозможности решения того или иного вопроса эксперт должен указать это в заключении с обоснованной мотивировкой.

    Нередко эксперт изменяет формулировку вопросов следователя на том основании, что, по его мнению, они поставлены неправильно, неудачно, не соответствуют возможностям современной науки и т.п. Нужно иметь в виду, что у эксперта нет такого права, он может лишь указать, как понимается им сущность вопросов на основе специальных познаний. При этом недопустимо упрощать вопросы, снижать объем задания, подменять идентификационную задачу неидентификационной (например, вопрос о происхождении следов-наслоений от краски в представленном бидоне эксперт не должен толковать как задачу определения однородности, наличия общих групповых признаков сравниваемых объектов).

    Достижения науки и соответствующие методические разработки, как уже говорилось, ориентируют следственных работников на постановку перед экспертизой максимальной задачи. Эксперт обязан приложить все усилия для ее решения в полном объеме, если же этого достичь не представляется возможным, эксперт формулирует вывод в достигнутых пределах с указанием, почему не был дан более полный ответ. Такое объяснение следует принимать во внимание при оценке заключения.

    Полнота экспертного заключения определяется не только выводами, отвечающими на вопросы следователя, но и проведением обязательных для судебной экспертизы вспомогательных исследований. Важно установить, отражены ли в описательной части результаты исследования состояния упаковки представленных на экспертизу объектов, удостоверительных реквизитов наличие оттисков печатей, подписей понятых, контрольных бирок, наклеек, пломб, отсутствие признаков вскрытия и т.п.); сообщалось ли следователю о некачественной упаковке или о ее отсутствии.

    Выявленная при оценке недостаточная полнота экспертного заключения дает основание для допроса эксперта и назначения дополнительной экспертизы (ст. 81, 192 УПК РСФСР).1

    Фактические данные, входящие в систему доказательств по уголовному делу, должны быть изложены ясным, общепонятным языком. Естественно, что для осуществления оценки имеет значение лексика экспертного заключения. Для уяснения сущности заключения, значения терминов следователь вправе произвести допрос эксперта или назначить дополнительную экспертизу.

    Вторым аспектом оценки заключения КЭМВИ является оценка установленных экспертизой фактических данных. Главное в этой работе – оценка фактического характера содержащихся в заключении сведений, т.е. наличия обоснованной информации о существовавших или существующих явлениях объективной действительности, в частности материальных объектах (материалах, веществах, изделиях), их состояниях, свойствах (признаках) и отношениях. Любые данные, признанные в результате оценки фактическими, имеющими значение для дела и репрезентированные полноценным экспертным заключением, приобретают статус судебных доказательств.

    Одним из критериев, определяющих фактический характер полученных данных, является научная обоснованность выполненных исследовании и выводов экспертизы. При оценке научной обоснованности экспертного заключения следователь опирается на свои профессиональные знания в области криминалистики, судебной медицины, логики, судебной статистики, правовой информатики, правовой кибернетики и других дисциплин, предусмотренных программами юридического обучения. Кроме того, специально для юридических работников изданы пособия, справочники, монографии, содержащие необходимые сведения в области естественнонаучных методов исследования, математики, техники.1 Большую консультационную помощь в оценке научных оснований проведенной экспертизы могут оказать специалисты, прокуроры-криминалисты.

    Оценка научной обоснованности выполненных исследований и выводов экспертов значительно облегчается при производстве экспертизы в судебно-экспертном учреждении, где исследования, как правило, строятся в соответствии с научными методиками, апробированными и рекомендованными для экспертной практики. В исследовательской части заключения экспертом указываются примененные методы, и следователь может проверить их соответствие рекомендациям по справочной литературе.

    В последнее время наряду с государственными учреждениями экспертные исследования проводят кооперативные организации, частные объединения экспертов. В этих организациях ответственность за научный уровень исследования и правильность избранной методики всецело лежит на эксперте. Так же обстоит дело при производстве экспертизы на договорных условиях с экспертом вне экспертного учреждения. В подобных случаях необходимо уделить особое внимание оценке заключения.

    Использование объективных научных методов исследования является характерной чертой современной судебной экспертизы, но некоторые эксперты иногда недооценивают важность полного соблюдения методики исследования, ограничиваются органолептическим изучением свойств веществ, что приводит к недостаточно обоснованным выводам.

    Например, в экспертном заключении по уголовному делу об убийстве сделан вывод, что вещество желтовато-оранжевого цвета на фрагменте черепа трупа может являться следами ржавчины железа, но это вещество своим цветом отличается от ржавчины, которая имеется на окантовке лопаты и металлического совка. Из исследовательской части видно, что научные методы для исследования следов не применялись, более того, эксперт допускает, что вещество следа является пигментом, установить состав которого не представляется возможным.

    Различие в цвете в данном случае не может служить достаточным основанием для дифференциации, поскольку вещество в следах на кости черепа содержится в более тонком слое и подвергалось воздействию органо-тканевых компонентов. Так же поверхностно в этом заключении исследовались частицы лакокрасочных покрытий – наблюдалась лишь люминесценция веществ, и по различию оттенков цвета сделан вывод о различной природе частиц, обнаруженных в ране и на предполагаемом орудии преступления. Между тем различие в люминесценции могло быть вызвано нахождением частиц в разных средах и другими причинами (по методике вещество краски должно быть исследовано объективными методами: микроспектральным, химическим и др.).

    Известен другой случай, когда эксперт при исследовании частиц наркотика растительного происхождения вместо газохроматографического анализа произвел лишь органолептическое изучение и пришел к неверному выводу. Повторная экспертиза с применением инструментального метода выявила в частицах наличие каннабиноидов.

    При необходимости эксперты прибегают к использованию новых, малоизвестных методов – в этом случае обязательными являются подробное описание сущности исследования и ссылка на его научное обоснование в специальной литературе.

    Так, при исследовании наслоений черного цвета на одежде потерпевшего был применен физический метод спектроскопии нарушенного полного внутреннего отражения (МСНПВО), в исследовательской части заключения дано описание метода и приведена ссылка на специальную литературу – применение нового метода помогло установить наличие в следах саженаполненной резины, и при оценке заключение было признано обоснованным.

    Иногда при решении задач экспертам приходится разрабатывать методику в ходе экспертизы. В этом случае необходимо проведение целого ряда экспериментов с образцами, выявление закономерностей с учетом различных условий. Нарушение данного требования дает повод считать заключение экспертизы необоснованным.

    Например, при производстве экспертизы с целью определения давности образования следов типографской краски на объекте эксперт ограничился опытной проверкой скорости высыхания типографской краски другой партии без учета различных реальных условий, в которых находился объект (влажность, температура, движение воздуха). Научная обоснованность такого исследования не может быть признана достаточной.

    Нельзя признать базирующимися на научных данных попытки использования для формирования заключений субъективных восприятии неустановленных наукой «излучений» и «связей» различного рода экстрасенсами, телепатами, лозоходцами.1

    Не имеют достаточно объективной научной почвы экспертные заключения, всецело основанные на результатах наблюдения за поведением животных. Это относится и к выборке собакой по запаху веществ и предметов – в настоящее время нет достаточного научного фундамента обосновывать такими результатами экспертное заключение, являющееся уголовно-судебным доказательством (сказанное не исключает использования методов судебной одорологии или ольфактроники с применением собаки в оперативно-розыскных целях).

    Особое внимание при оценке как идентификационного, так и неидентификационного выводов должно быть обращено на выявление экспертами материальных признаков и их принадлежности определенной ограниченной массе материала, вещества или изделию. Понятие материального признака давно разработано в криминалистике – это специально отобранное, существенное с учетом поставленной задачи свойство объекта, характеризующее и отличающее данный объект в определенном отношении.1 Признаки могут восприниматься и как качественные отличия объектов и как количественные параметры свойств (результаты подсчетов, измерений – количество элементов, концентрация примесей, числовые характеристики цвета и т.д.). К признакам относятся свойства, не только постоянно присущие веществу или изделию («собственные признаки»), но и свойства, приобретенные под влиянием внешних воздействий, в том числе случайного характера (загрязнения, следы-отображения, иные изменения). При этом проявление случайного применительно к расследованию преступлений играет особую, в криминалистическом смысле существенную, роль, и это часто придает доказательственное значение именно «случайным» признакам. Оценивая совокупность материальных признаков с учетом обстоятельств дела, можно охватить различные стороны объектов в их многообразии и взаимосвязи. Недостаточная полнота исследования иногда выражается в том, что эксперты использовали не все признаки, присущие представленным объектам, – специфические свойства узкогруппового или индивидуального значения из поля зрения при исследовании выпали.

    По делу об изнасиловании, совершенном на территории свинарника, на экспертизу направлены бушлат и шапка, а также сколы с бетонного пола и образцы опилок, которыми посыпан пол в свинарнике. Экспертиза установила наличие на предметах одежды пятен вещества, не отличающегося по ряду признаков (цвет, элементный состав, структура) от образцов бетона пола, и древесных частиц, одинаковых по биологической принадлежности (ель, сосна) с образцами опилок. Сочетание этих различных веществ на одежде одного лица не анализировалось, не было также учтено, что на опилках могли присутствовать характерные загрязнения, связанные с обитанием животных.

    Идентификация ограниченного объема (массы) вещества возможна, если установлена идентифицирующая совокупность признаков, присущая только данному объему. В тех случаях, когда масса вещества разделена (например, краска из бочки, в которую добавляли пигменты при подборе колера, разлита по бидонам), экспертиза может идентифицировать лишь первоначальный объем (вещество в емкости приготовления, многослойное лакокрасочное покрытие одной партии, материал дроби одной плавки и т.п.).

    Если после разделения часть материала приобретает новые признаки (например, краска в бидоне содержит загрязнения от тары), то идентификация выделенной массы становится возможной.

    Спецификой характеризуется оценка установленного экспертизой факта контактного взаимодействия между конкретными объектами. В этом случае при оценке не следует разделять установленные признаки, используя лишь элементарные формально-логические приемы, а необходимо провести синтезирующую оценку всего комплекса приобретенных признаков. Прежде всего выдвигается гипотеза об имевшем место контакте, затем проверяется наличие или отсутствие признаков (прямых и обратных связей), подтверждающих или опровергающих эту гипотезу.1 В логике такой путь именуют «методом резолюции». К сожалению, в практике встречаются случаи, когда эксперты отказываются от синтезирующей оценки установленных признаков, не используют все полученные фактические данные.

    В процессе расследования следователь поставил перед экспертизой вопрос о факте контакта автомашины с одеждой потерпевшего. Эксперты в результате комплексного исследования установили на деталях автомашины волокна четырех видов и следы оплавленных лавсановых нитей, имеющих общую родовую принадлежность с волокнами предметов представленной одежды. Кроме того, на брюках и пиджаке обнаружили двухслойные частицы кустарного лакокрасочного покрытия и частицы от стекла фонаря указателя поворота, одинаковые по признакам с соответствующими образцами материалов от автомашины. Однако общая оценка всех установленных фактических данных экспертами произведена не была и вопрос о контакте остался без ответа.

    Ряд проблем возникает при оценке выводов экспертизы, сформулированных в вероятной форме. Основной причиной формирования таких выводов является недостаточно полный объем полученной экспертом в ходе исследования информации. В юридической литературе встречаются высказывания, что вероятные выводы не могут иметь значения при расследовании уголовного дела. Подобная точка зрения представляется ошибочной. Процесс расследования преступлений – это процесс познания фактов прошлого. На начальной стадии следствие очень часто располагает лишь минимальной информацией о событии (в отличие от судебного рассмотрения дела), и поэтому любые сведения, даже вероятного характера, являются полезными (отказ эксперта от решения задачи не содержит никакой информации). Применительно к расследованию справедлива общая методика познания с постепенным последовательным накоплением знаний, постепенным переходом от неполного знания к достоверно установленным фактам. Привлечение в процесс познания на определенных стадиях вероятных знаний характерно для всех сфер экспертной деятельности (в науке, технике, искусстве, ремесле). В этой связи не может быть речи о каком-либо запрещении формулирования экспертного заключения в вероятной форме – такой путь исключил бы судебную экспертизу из сферы материалистического научного познания.



1 Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С. 135-137

1 Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР: Утв. Законом РСФСР от 27.10.60. С последующими изменениями // ВВС. 1960. №40. Ст. 592

1 Руководство для следователей // Под ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. М., 1998. С. 245

1 Крылов И.Ф. Криминалистическое учение о следах. Л., 1976. С. 87-89

1 Вандер М.Б. Современная криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий. Л., 1982. С. 227

1 Сегай М.Я. Методология судебной идентификации. Киев, 1970. С. 305

 



0
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2021 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!