Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Распространение культа Исиды в Древнем Риме»

/ Религиоведение
Конспект, 

Оглавление

В сумбурном нагромождении религиозных систем, сопровождавших упадок античной государственности, культ Исиды был одним из самых популярных в Риме и во всей Римской империи. К нему был открыто привержен даже кое-кто из императоров. И хотя в плащ последователей Исиды, как и в плащ сторонников других культов, нередко рядились мужчины и женщины развратного поведения, в целом обряды в честь этой богини выгодно отличались величественной сдержанностью, торжественностью, соблюдением внешних приличии и были вполне пригодны для того, чтобы успокаивать мятущиеся души и облегчать страдающие сердца. В силу этих особенностей культ Исиды обладал притягательностью для нежных душ, особенно для женщин, которым претили кровавые и распущенные ритуалы других восточных богинь.  Неудивительно поэтому, что в период упадка Рима, когда традиционные системы верований шатались, когда в душах людей царило смятение, когда в здании империи, ранее казавшемся монолитным, стали появляться зловещие трещины, многим безмятежный образ богини Исиды с ее душевной уравновешенностью и милосердным обещанием бессмертия казался путеводной звездой в бурном море и вызывал у них религиозный экстаз, подобный тому, который в средние века вызывала у верующих дева Мария. Величественный ритуал Исиды  эти жрецы ювелирные изображения божьей матери – и действительно во многих отношениях напоминает пышную обрядовость католицизма. Это сходство не случайно. Просто Древний Египет внес свой самостоятельный вклад в разработку пышной символики католицизма, равно как и в бедные абстракции католической теологии. Например, изображение Исиды, кормящей грудью младенца Гора, столь сходно с изображением Мадонны с младенцем, что некоторые невежественные христиане молились на него. И не исключено, что прекрасным эпитетом stella Mans – “Морская звезда” (так обращались к ней застигнутые бурей моряки) дева Мария обязана покровительнице мореплавателей Исиде. Чертами морской богини Исиду, вероятно, наделили греческие мореплаватели из Александрии. Они абсолютно чужды изначальному облику богини и национальному характеру египтян, которые, как известно, не любили моря. Настоящей stella Mans, если принять эту гипотезу, будет Сириус, яркая звезда Исиды, которая июльским утром поднимается на востоке Средиземного моря над зеркальными водами, предвещая морякам хорошую погоду.

    Одно время культ Исиды в Италии был под запретом, но уже Калигула построил храм Изиды на Марсовом поле, а во II в. н.э. египетские культы получили широкое распространение на всем римском Западе и стал пользовался покровительством императоров, особенно Коммода и Каракаллы, который в 217 г. построил в Риме новый храм Исиды. В Паннонни центром культа Исиды была Савария, где существовала религиозная община ее почитателей и где было святилище Исиды.1 Археологические данные говорят о его былом великолепии. Над входом в храм Исиды находилась надпись, сообщавшая, что храм был посвящен Gloriosus Isis; мраморные рельефы на фасаде храма представляли богиню в разных сценах: скачущей на собаке Сотис – символ вечерней звезды Сириуса, с систром в руках, музыкальным инструментом (типа трещотки), использовавшимся во время отправления культа. Фронтон и фасад храма были украшены мраморными плитами с изображениями Анубиса, Осириса, богини Победы, Геракла, Фортуны с рогом изобилия, символизировавшей обещанный каждым из императоров “золотой век”.

    В Италию культ этой египетской богини проник еще во П веке до н.э., однако, широкое распространение получает во времена Флавиев, которые оказывали ему особое покровительство. На их монетах мы можем увидеть храмы, посвященные Исиде Кампейской и Серапису. Храм Исиды фигурирует в чеканке Веспасиана, хотя он был построен в Риме еще при Калигуле (37-41 гг. н.э.). Храмы Сераписа и Исиды также изображены на монетах Домициана.1

    Во II веке н.э. культ Исиды оказывается связанным с почитанием императора. Об этом говорят фрагменты мраморных плит, украшавших фасад святилища Исиды в Саварии.2

    Фигуры богов находятся в связи тем признанием, которым пользовался культ Исиды и Геракла в правление Коммода: и фигура Геракла на фасаде святилища, и фигура жреца в маске Анубиса указывают на императора. Известно, что Коммод охотно изображал себя в образе Геракла и принимал участие в Риме в процессиях в честь Исиды.3 “Священнодействия в честь Изиды он почитал настолько, что обрил себе голову и носил изображение Анубиса... Жрецов Изиды он заставлял бить себя до смерти в грудь сосновыми шишками. Когда он носил изображение Анубиса, то больно ударял по бритым головам жрецов Изиды мордой идола... Священнодействия в честь Митры он запятнал настоящим человекоубийством…”.4 Коммод был настолько предан обрядам Изиды, что и голову брил, и Анубиса носил, и участвовал во всех ритуальных остановках рельефы святилища Исиды свидетельствуют, что официальная идеология Римской империи накладывала ощутимый отпечаток на все восточные культы и на культ Исиды в частности.

    В первые века н.э. Исида начинает выступать как богиня всего
универсума – Исида-Пантея, Исида-царица или, как она именуется в надписи из Дакии, Исида-тысячеименная. В надписи из Файюма, относящейся ко времени императора Веспасиана (69-79), перечисляются имена, возраст и адреса жрецов-лесонов Исиды Нефроммиды, которая названа величайшей богиней. В Сермизегетузе Марк Коминий Квинт построил на свои средства храм “Богине Царице” (Deae Reginae), очевидно Исиде.

    Суть этой египетской богини ярко раскрывается в надписи П века н.э. с острова Хиос. В этом тексте отражены древние египетские черты культа Исиды и концепция человеческой культуры вообще. “...Я – Исида, владычица всякой страны, я воспитана Гермесом и вместе с Гермесом изобрела демотические письмена для того, чтобы не все писали одинаковыми буквами. Я положила законы людям и издала законоположения, которых никто не можем изменить. Я старшая дочь Кроноса. Я жена и сестра Осириса. Я (звезда), восходящая в созвездии божественного Пса. Я та, которую у женщин называют богиней. Мне построен город Бубастис. Я отделила землю ом неба. Я указала пути звездам. Я утвердила порядок движения солнца и луны. Я изобрела мореплавание. Я сделала справедливое сильным. Я свела мужчину и женщину. Я пре описала женщинам носить плод до девятого месяца. Я установила закон, чтобы родители были любимы детьми. Я положила кару на мех, кто относится к родителям без любви. Я вместе с братом Осирисом положила конец людоедству. Я научила почитать изображения богов. Я освятила участки богов. Я разрушила власть тиранов. Я сделала справедливость сильнее золота и серебра.

    Я законоположила, чтобы истина считалась прекрасной. Я изобрела брачные контракты. Я указала эллинам и варварам их наречия. Я сделала так, чтобы прекрасное и постыдное отличались между собой по природе”.1


    Исида была богиней женщин во всех отношениях: она благословляла браки воспитание детей, охраняла здоровье матери во время беременности и родов, поэтому неудивительно, что этой богине так были преданы римские женщины. Однако это не всегда делало им честь, потому что храмами нередко пользовались для сводничества, как местом любовных встреч.1 Даже жрецы выполняли роль сводников. Примером того является случай, произошедший в 19 году н.э. в храме Исиды в Риме, когда жрецы доставили одну знатную женщину всаднику, одетому в виде бога Анубиса. Тиберий, “подвергнув дело относительно участия жрецов самому строгому расследованию, приговорил их к пригвождению к кресту. Затем он велел разрушить храм Исиды, а изображение богини бросить в Тибр”.2 В этом же году он приказал сослать на Сицилию 4 тысячи вольноотпущенников за то, что они “заразились египетскими и иудейскими суевериями”.

    Для искоренения там пиратства и разбойников, “полагая, что если из-за тяжелого климата они перемрут, то это не составит большой потери; остальным предписывалось покинуть Италию, если до определенного срока они не откажутся от своих нечестивых обрядов”.3 Однако эти и другие меры не имели большого влияния на распространение культа Исиды и других восточных культов.

    Как и другие восточные божества, Исида в Риме начала отождествляться с определенными римскими богинями. Сведения об этом мы находим у Апулея: “фригийцы, первенцы человечества, зовут меня Пессинунтской матерью богов, тут исконные обитатели Аттики – Минервой кекропической, здесь кипряне, морем омываемые, – Парфийской Венерой, критские стрелки – Дианой Диктиннской, трехъязычные сицилийцы – Стигийской Прозерпиной, элевсинцы – Церерой, древней богиней, одни – Юноной, другие – Беллоной, те – Гекатой, эти –
Рамнузией, а эфиопы, которых озаряют первые лучи восходящего солнца, арии нузией, а эфиопы, которых озаряют первые лучи восходящего солнца, арии и богатые древней ученостью египтяне, почитают меня так, как должно, называя настоящим именем – царственной Исидой”.1

    Культ Исиды внес в религию Римской империи много новых черт. Так, например, римская религия совершенно не знала ежедневных богослужений. В храмах же Исиды богослужения были ежедневные и совершались два раза вдень, утром на восходе солнца и после полудня, когда солнце начинало склоняться к западу. Утром совершалось открывание храма и церемония пробуждения бога, а после полудня храм закрывался, и бог засыпал.

    При храмах Исиды и Сераписа был обыкновенно очень многочисленный штат жрецов, существовала целая иерархия. Во главе стоял верховный жрец, который руководи всеми богослужениями, процессиями и празднествами. Затем шли жрецы-пророки, они знали все тексты, молитвы, обряды и таинства. Столисты-жрецы, одевавшие богов и хранившие их одежды. Грамматевсы –ведали священными книгами. Пастофоры-жрецы, носившие на процессиях изображения богов. Неокоры и сакоры – заботились о чистоте храма. Характер самого культа требовал, чтобы жрец всецело посвятил себя служению богам. Жрецы Исиды брили голову и носили только льняную одежду.

    Как и другие восточные культы, культ египетской Исиды обладал мистериями, то есть, кроме публичных церемоний, совершались еще таинственные обряды, к которым допускали на особых условиях и после целого ряда испытаний.2 Мы не знаем почти ничего о том, что представляли собой таинства Исиды. Видимо, посвящение и другие тайные обряды было мистической драмой, оно скорее разыгрывалось, чем
рассказывалось.

    Церемонии культа Исиды обстоятельно описаны у Апулея. Одной из них было посвящение, которое верующий получал после многих очищений, постов и тяжелых испытаний: “воздерживаться от недозволенной и нечистой пищи, чтобы тем скорее достигнуть скрытых тайн чистейшей веры”.1 Если все это было выполнено, то, жрец публично принимал его в общение с божеством, что сопровождалось символическими обрядами и довольно дорого стоившими торжествами, посвященный становился “трижды блаженный” и для него начиналась новая жизнь.

    В честь Исиды в Риме справлялись два празднества: весной и осенью. Весеннее сопровождалось торжественной процессией на берег моря и обставлявшимися с огромной пышностью. Эта процессия также подробно описана у Апулея.

    Л. Апулей из Мадавры (середина II в. н.э.) – адвокат, философ, поэт и авантюрист – оставил значительное литературное наследство. Его “Метаморфозы”, авантюрно-сатирический роман о похождениях Люция, превращенного в осла, до сих пор пользуется популярностью, в частности эпизод об Амуре и Психее. Занимательная фабула и пикантное изложение дали повод прозвать роман Апулея “Золотым ослом”. В книге ХI автор подробно описывает обряд таинства Исиды и чин посвящения в ее мистерии. Это описание, наряду с трактатом Плутарха “De Is. et Os.”, наиболее полный источник в культе Исиды в римскую эпоху.

    Совершалась процессия 5 марта и называлась Navigum Isis, так как в этот день открывалась навигация, покровительницей которой считалась Исида. Второе празднество совершалось в ноябре. Это было торжество, справлявшееся в память того, как богиня искала тело Осириса, растерзанного богом Сетом. Видимо, как и при посвящении,
разыгрывались своего рода театральные представления.

    Вот что пишет Апулей. Среди этих шутливых развлечений для народа двигалось и специальное шествие богини-спасительницы. Женщины, блистая чистыми покровами, радуя глаз разнообразными уборами, украшенные весенними венками, одни усыпали из подола цветочками путь, по дороге, по которой шествовала священная процессия, у других за спиною были привешены блестящие зеркала, чтобы подвигающейся богине был виден весь священный поезд; некоторые, держа в руках гребни из слоновой кости, движением рук и сгибанием пальцев делали вид, будто расчесывают и прибирают волосы владычице. Другие благовонными маслами и дивными ароматами окропляли улицы. Кроме того, большая толпа людей обоего пола с фонарями, факелами, свечами и всякого рода источниками искусственного света изображала прославление властителя светил небесных. Свирели и флейты, звуча сладчайшими мелодиями, создавали очаровательную музыку. Далее миловидный хор из избраннейшей молодежи, одетый в белоснежные рубашки и блестящие праздничные одежды, повторял строфы приятной песни, которую искусный поэт благоволением Камен написал для нения и смысл которой говорил уже о начале последующих, более важных богослужебных гимнов. Шли и Серапису посвященные флейтисты, держа свои инструменты наискосок по направлению к правому уху и исполняя по несколько раз напевы, принятые в храме их бога. Затем следовало множество прислужников, уговаривавших народ дать дорогу шествию.

    Вскоре показалась и процессия богов, удостоивших воспользоваться человеческими ногами для передвижения. Вот наводящий ужас посредник между небесными подземным миром, то с темным, то с сияющим ликом, высоко возносящий собачью морду Анубис, в левой руке держа жезл, правой потрясая зеленой пальмовой ветвью. Непосредственно за ним следует корова на задних ногах, плодородный символ всеродительницы-богини; неся ее на плечах, один из священнослужителей гордо выступал под блаженной ношей. Другой нес закрытую корзину, заключающую в себе ненарушимую тайну великого учения. Третий в счастливых своих объятиях нес почитаемое изображение верховного божества. Не было оно похоже ни на домашнее животное, ни на птицу, ни на дикого зверя, ни на человека какого-либо; но по мудрому замыслу оно самой странностью своей вызывало почтение, скрывая глубочайшим молчанием неизреченную сущность высокой веры.1

    Первый день праздника (12 ноября) назывался днем, посвященным “из себя рожденному” (ex se nato), т.е. Осирису. 13 ноября называлось “трижды по девяти” (ter novena).

    Третий день назывался Hilaria, так же, как назывался и третий день праздника в честь Великой Матери богов Кибеды и Аттиса. Все эти празднества привлекали, конечно, к культу Исиды много народа.

    Во главе общины стоял большой штат жрецов, разделенный по различным ступеням. Кроме того, отдельные избранные члены общины допускались к особым таинственным посвящениям, состоявшим в торжественных, скрытых от непосвященных церемониях. Эти таинственные посвящения еще более привлекали верующих.

    Почитание этой богини было широко распространено в Паннонии, особенно в городах, лежавших вдоль так называемого “янтарного пути”. Первыми почитателями Исиды в Паннонии были италийские колонисты, среди которых имелось множество отпущенников, прибывших в провинцию в I веке н.э. и впервой половине II века и колонизировавших ее юго-западные города. В конце I века в Саварии Тиберий Барбий Вилент, декурион и понтифик колонии, посвятил Исиде алтарь. Барбии, относительно которых известно, что это был богатый торговый дом Аквилеи (их отпущенники и рабы в качестве торговых агентов и представителей своих господ и патронов, проникли во все дунайские
провинции), вместе с другими колонистами принесли в Паннонию и культ Исиды.1

    Греческими чертами культа Исиды можно объяснить то, что культ этой богини так быстро распространился в Греции, Малой Азии, Сицилии, на Юге Италии. Свидетельство о храмах египетских богов открыто в Ольвии – это надпись на посвятительной плите, поставленной в царствование Александра Севера жителем Ольвии Аврелием Юлианом, сыном Александра, который построил “основание и посвятил отечеству храмы милостивым богам Серапису и Исиде, Асклепию и Игии и Посидону с портиком, черепичной работой, дверями и окнами”.2

    Усматриваются следы культа Исиды на Боспоре в именах I-II веков н.э., которые там встречаются. Надпись, нанесенная белой краской, была открыта Э.И. Соломоник на глиняных одноручных горшках, которые встречаются в могилах первых веков н.э. Среди них один, согласно архивным данным, происходит из Пантикапея, два других из Херсонеса. Необходимо отметить, что некоторые из атрибутов и мифов о Исиде были сохранены в их египетском варианте, но их характеры совершенно изменились. Исиду считали богиней всего универсума, как Великую Мать богов, отождествляя ее с разными богами.

    Не последнюю роль в рассматриваемой религии играл и эротический момент. По учению восточных религий, жизнь человека представлялась вечной борьбой телесного и духовного начала. Высшим началом человеческой природы признавалась душа, сверхматериальная основа человеческого существа. В качестве средств, освобождающих душу из-под власти тела, проповедовались молитвы, посты, культовые обряды и церемонии, вызывающие религиозный экстаз. Полагали, что в мистическом экстазе человек, как бы освобождаясь от телесной оболочки,
соединяется с богом и получает часть божественной силы. Связующим звеном, посредником между богом и людьми, в религии Исиды является Озирис – Серапис. В честь Озириса, источника вечной жизни, божественного супруга всемогущей Исиды, в самом Риме справлялись два больших праздника, сопровождавшихся религиозными церемониями, факельной процессией, шествием в белых одеждах, музыкой и танцами и несением изображений божеств. Многие из перечисленных идей и обрядов впоследствии вошли в христианство.

    Большую часть приверженцев культа Исиды составляли вольноотпущенники и рабы восточного происхождения; от них эти культы переходят и к другим слоям населения Рима и западных городов. Дольше всего вера в старых богов сохраняется среди сельского населения. И тем не менее, несмотря на большое влияние, культ Исиды, не стал государственной религией Римской империи.

    Большое значение для анализа культа Исиды имеет изучение нумизматических данных. В монетной типологии Древнего Рима имеется относительно небольшая группа типов, отражающих проникновение в римскую религию культа Исиды, а также тесно связанных с ним культов Сераписа и Гарпократа (Гора). Нумизматические данные помогают определить не только время проникновения вышеназванных культов в Рим, но и охарактеризовать изменения, произошедшие в этих культах после проникновения в римскую религию. Это немаловажно, поскольку другие виды исторических источников не достаточно полно отражают процессы, происходившие в том или ином культе. Кроме того, нумизматические данные позволяют провести точную датировку “официального” признания культа Исиды римскими властями, не говоря уже о выявлении отношения того или иного римского императора к этому египетскому культу.

    Тем не менее, монеты, отражающие явления подобного рода, необходимо рассматривать в совокупности с литературными памятниками эпохи, данными архитектуры и искусства, включая анализ эпиграфического материала. Только при помощи комплексного использования всех вышеперечисленных источников можно получить наиболее полную картину проникновения и функционирования культа Исиды в Римской религии.

    К сожалению, нумизматические источники не позволяют определить точное время проникновения культа Исиды в Рим (этого, однако нельзя сказать о культах Юпитера Аммона, Танпит и некоторых других), поскольку этот процесс не было одномоментен и протекал различными путями. Тем не менее, за отправную точку этого процесса необходимо принять вторую четверть III века до н.э., точнее – время непосредственно после 273 года до н.э., когда Птолемей II Филадельф отправил посольство в римский Сенат.

    Не известно, какой характер носил договор между государствами, положения какого рода были в него включены, важно то, что именно с этого времени между Египтом и Римом были установлены достаточно прочные “коммерческие” связи. Поскольку только после победы над Пирром и покорения греческих полисов на побережье Южной Италии, Рим стал интересовать Египет, как торговый партнер. Египет нуждался в сере и строевом лесе из Италии, для Рима же Египет стал настоящей житницей, поскольку город постоянно чувствовал нехватку Зерна. Эта “хлебная” магистраль, как совершенно верно было замечено Р. Витт, связала не только пристани этих двух государств, но и их богов.1

    Таким образом, основным способом проникновения культа Исиды и сопутствующих ей культов была “торговая экспансию”. В конце IV – начале III века до н.э. был построен храм Исиды в Пирее, известны также в этот период культовые постройки Исиды на острове Делос, в Тифорее, Кенхрее, Ояьвии, Тире, Истрии.2 В Италии культ Исиды начинает активно распространяться со второй половины Ш – первой половины II века до н.э. Храмы Исиды и сопутствующих ей богов возникают в это время в Помпеях, Беневенте, Путеолах, Остии и, наконец, в самом Риме. Купцы, привозившие в Италию и непосредственно в Рим зерно и другие товары, также несли с собой поклонение Исиде (возможно, существовала определенного рода миссионерская деятельность, которая, однако, была широко распространена только независимых от Птолемеев территориях).

    Быстрому проникновению культа Исиды в пантеоны торговых городов Центральной и Южной Италии в немалой степени способствовало отождествление Исиды (в одной из ее ипостасей, как покровительницы плодородия, научившей людей жать и растирать зерно) с греческой Деметрой и италийской Церерой. Не удивительно, что именно в этой функции (как покровительница сельского хозяйства, а также дикой природы) Исида имела определенную связь с культами Сильвана и Ларов – божеств со схожими функциями.

    Большую роль сыграло и покровительство Исиды мореплаванию, приписываемая ей власть, как богини неба, над ветрами, морской стихией (через связь с Сераписом), что, по-видимому, придавало этой богине огромный вес в глазах людей, связанных с мореплаванием.

    На протяжении III веков до н.э. происходит дальнейшее распространение культа Исиды в Италии, почитание этой богини находит своих приверженцев в самом Риме. В начале I века до н.э., в эпоху диктатуры Суллы, наряду с уже существующим в городе святилищем богине, была организована коллегия ее почитателей – пастофоров.

    Тем не менее, в эпоху Республики данный египетский культ воспринимался римлянами, как нечто чуждое их богам и культуре. Об этом свидетельствуют неоднократные разрушения алтарей, статуй и храмов богини в Риме. Так, например, в 58 г. до н.э. все посвященные Исиде алтари, стоящие на Капитолии, были разрушены по приказу консула Авла Габиния. Однако уже через три года, в 55 году до н.э. изображение богини (ISIS PANTHEA) появилось на денарии курульного эдила А. Р1аvtius.1 В 50-е годы до н.э. под руководством консула L. Aemilius Paulus, лично вбившего топор в дверь святилища, был разрушен посвященный Исиде храм. Культ этой богини подвергался гонениям в Риме и впоследствии; так, Октавиан Август запретил нахождение святилищ египетских богов (Исиды и Сераписа, в частности) внутригородских стен Рима, а император Тиберий повелел разрушить храм Исиды и бросить изображение богини в Тибр. Однако подобные меры, как правило, должного результата не имели, и распространение культа Исиды продолжалось.2

    Эпоха Империи стала настоящим триумфом египетских культов на римской земле. В первом веке нашей эры почитание Исиды и Сераписа распространилось по всем уголкам империи. Культ Исиды был популярен в таких провинциях, как Дакия, Паннония, Мезия, Фракия и т.д. Как правило, подобная “миграция” культов проходила вдоль торговых путей. Так, например, культ Исиды был широко распространен в городах Паннонии, лежащих вдоль так называемого “янтарного пути” протянувшегося от Аквилеи до прибалтийских земель.3 Культовым центром Исиды в этой провинции была Савария, понтификом этого города был Т. Барбий Валент, являвшийся владельцем богатого торгового дома и главой общины почитателей Исиды, отпущенники и рабы которого, в качестве торговых представителей дома разъезжавшие по всем дунайским провинциям, вполне могли быть распространителями этого египетского культа.

    В первом веке нашей эры культы Исиды и Сераписа занимают прочное место в римском пантеоне и получают признание практически во всех слоях римского общества. Данные культы уже не воспринимаются как чуждые римскому обществу, порядку, богам; поскольку по своей сути уже не являлись восточными. Культ Исиды значительно эллинизировался и именно поэтому смог удачно интегрироваться в римскую религию.

    Этот процесс и отражают монеты императорского Рима, на которых в изобилии появляются египетские божества, и Серапис с Исидой, в частности. Монетные типы с изображениями Исиды и Сераписа, отдельными сценами и проявлениями их культа можно с достаточной долей условности разделить на следующие группы:

q      изображения культовых построек (алтари и храмы), в определенных случаях сопровождающие изображение того или иного божества. Данная группа монет частично отображает религиозную политику императоров, во многом проявлявшуюся в строительстве и реставрации храмов, алтарей и иных культовых построек;

q      “имперская” группа. Монеты данной группы носят изображения божеств, представленных в качестве покровителей императора и императорской семьи, покровителя-проводника императорской политики. В эту группу входят изображения божеств в разнообразных культовых сценах, зачастую даже с участием императора;

q      “атрибутивная” группа типов включает в себя изображения божеств, сопровождаемых определенным набором атрибутов, в типичных только для них позах, сценах, которые соответствовали определенным представлениям о них (как покровителях городов, каких-либо мест, видов деятельности и т.д.).

    Анализ монетных типов, входящих в вышеперечисленные группы, позволит более полно рассмотреть функционирование культов Исиды и Сераписа в римской религии эпохи Империи.

    Несмотря на то, что первые имперские монеты, носящие изображения Исиды и Сераписа, появляются в период правления Нерона, Гальбы, Отона, Вителлия, первым, кто официально признал культы этих божеств, был Гай Калигула. Мистерии, с которыми Калигула тесно связал обожествление императора, по своей сути принадлежали к мистериям описываемых нами египетских культов. Калигулой же на Палатинском холме был построен дворец в честь Исиды – Aula Isiаса.

    Впервые же изображения Исиды на монетах императорского Рима появляются в провинциальной чеканке Египта (Александрия) при Гальбе (68–69 гг. н.э.). На лицевой стороне бронзовой монеты, отчеканенной в Александрии, изображена украшенная лавром голова императора; на оборотной – бюст Исиды (вправо). Буквально уже в следующем году, при императоре Вителлии, в Александрии на реверсе тетрадрахмы появляется бюст Сераписа (вправо). В описываемое нами время подобные изображения будут присутствовать в провинциальной чеканке Александрии постоянно, поэтому мы будем обращаться к ней только при появлении наиболее интересных и информативных типов.

    Чеканка Флавиев отражает общий интерес этой династии к египетским культам. Кроме александрийской чеканки, в эпоху Флавиев изображения Исиды и сопутствующих ей божеств появляются и в имперской, общегосударственной чеканке. Большой интерес представляет сестерций, выпущенный в Лугдуне (Галлия) в 72 году н.э., на реверсе которого изображен Iseum Campense с четырьмя колоннами, полукруглым фронтоном и подиумом с пятью ступенями. Монета была выпущена после посещения Веспасианом Александрии (конец зимы – весна 70 г. н.э.), где император близко познакомился с культом Сераписа и Исиды; посетил святилище Сераписа с целью расспросить оракул этого божества о судьбах империи, и даже совершил “чудесное” исцеление двух калек.

    Монеты, относящиеся к правлению сына Веспасиана – Тита, не несут на себе каких-либо изображений Исиды или Сераписа, несмотря на то, что Тит лично приобщился к культовым мистериям этих египетских богов, поскольку участвовал в церемонии освящения быка Аписа в Мемфисе – культовом центре Птаха и Аписа. Церемония проходила в Апейоне, недалеко от храма Птаха; в обряде освящения, кроме императора, принимал участие жрец, носивший маску божества, вобравшего в себя черты “Божественного теленка” (Аписа), мужа Исиды – Осириса и Сераписа.

    На монетах Домициана также появляется изображение культовых построек, посвященных Исиде и Серапису. На реверсах денариев, выпущенных в Риме (94–96 гг. н.э.), находим изображение храма с четырьмя колоннами и подиумом в три ступени. Между колонн видна статуя Сераписа с polos (небесный свод) на голове. Божество сидит на троне, в руках – скипетр и патера, у ног – Цербер. Фронтон храма украшен изображением орла с ветвью в клюве. По углам храма, на крыше, располагаются статуи, а в центре – квадрига. Появление храма Исиды на монетах Домициана не случайно. Еще в молодости, во время гражданской войны между сторонниками Вителлия и Флавиев, Домициан вместе со своим дядей укрылись на Капитолийском холме (18 декабря 69 г. н.э.), но крепость, где они находились, взяли приступом войска Вителлия. Сабин был убит, а Домициану удалось бежать, закутавшись в полотняный плащ служителя Исиды и смешавшись с толпой ее жрецов. После прихода к власти (81 г. н.э.) Домициан воздвиг в честь Юпитера Стража огромный храм, полностью был перестроен и расширен храм Исиды в Campus Martius в Риме. В 88 г. н.э. в другом городе империи – Беневенте – по приказу Домициана был основан (возможно, только реконструирован и расширен) храм Исиды. Из этого храма Сохранилась фреска, на которой изображены император в египетской одежде и ряд культовых сцен (фигуры жрецов, лодки Исиды, сфинксы, львы, мистическая циста с украшением в виде полумесяца и священных змей). В египетской чеканю Домициана повторяются предшествующие типы.

    Таким образом, при Флавиях культ Исиды и Сераписа стал близок императору, поскольку римские правители открыто им покровительствуют, принимают участие таинствах этих культов. Интерес Флавиев к египетским культам подтверждает фактом доставки в Рим египетского культового обелиска, который достаточно час фигурирует в чеканке этой династии.1

    Большую ценность для понимания эволюции культов Исиды и Сераписа в Египетской религии представляют монеты Антонинов и, в частности, Адриана, Антония и Коммода. Провинциальная чеканка Траяна не привносит ничего нового имперская же – вообще не отражает рассматриваемый культ. Однако известно, что 113 г. до н.э., перед началом парфянской войны, Траян консультировался с огульным божеством Гелиополя в Сирии. Божество, у которого он просил помощи было известно под именем Sot Invictus и являлось соединением египетского Амон-Ра – Гора – Сераписа, греческого Аполлона – Гелиоса и сирийского Баала.

    Кроме того, на одном из барельефов триумфальной арки Траяна в Риме этот император изображен в сопровождении Исиды и Гора.

    Несмотря на то, что преемник Траяна – Адриан опирался на старую римскую религию, в его императорской и провинциальной чеканке во множестве появляются типы с Сераписом, Исидой и Гором (Гарпократом). Прежде всего, поражает богатство провинциальной чеканки. На монетах Александрии находим бюст Серапис храм этого божества, голову Исиды. Интересна бронзовая монета, отчеканенная в Александрии, на лицевой стороне которой изображен бюст императора, увечный лавром, на оборотной – Исида, стоящая вправо, держит в руках наполненный ветром парус.

    Легенда – ISIS PHARIA – характеризует богиню как покровительницу портов и гаваней. Надутый ветром парус указывает на другую функцию богини, о которой уже было упомянуто выше, как покровительницы мореплавания, моряков, морских перевозок и путешествий (ISIS PELAGIA). В таком же качестве она появляется например, в чеканке Марка Аврелия, на монетах которого над ее головой развевается покрывало – символ попутного ветра, позади богини находится маяк, спереди корабль с раздутым парусом на мачте. На эту же функцию Исиды указывает фреска из дома Acceptus и Euphodia в Помпеях. На фреске изображена Исида – Фортуна с венком на голове, с цветком лотоса на лбу; в левой руке богиня держит рог изобилия, в правой – корабельный руль, покоящийся на земном шаре. Корабельный руль, как и парус на монетах Адриана и других императоров, указывает на тоже функцию Исиды – покровительницы мореплавания, хозяйки волн.

    Кроме покровительницы мореплавания, Исида почиталась в Египте, а потом и Риме, как покровительница судоходства на Ниле, считалась создательницей орошаемого земледелия, отвечала за ее разливы. На эти же функции намекают атрибуты, сопровождающие богиню на фресках в Помпеях и монетах императорской провинциальной чеканки. На монетах Адриана находим изображение Исиды с цветком лотоса на лбу. Белый лотос (Nymphae Lotus) упоминается в египетских мифа о сотворении мира: он возник из первичного ила. Цветок, раскрывавшийся при ходе солнца и смыкавший лепестки на закате, ставился в связь с богом солнца являлся символом жизни и плодородия.1 По своему значению с этим символ тесно связан другой атрибут Исиды – анх (crux ansata), также часто изображавшиеся на монетах и фресках. Значение этого символа – “жизнь” (бессмертие), преодоление телесной смерти. Из-за своей формы, напоминающей ключ, он назывался также “ключ Нила” или “ключ жизни”. До настоящего времени сохранился древний египетский праздник “Ночь каплю”, связанный с разливами Нила и культом Исиды(считается, что Нил разливается из-за слез Исиды, плачущей над телом убитого мужа, поэтому другое название праздника – “Слеза Исиды”.2

    Таким образом, во II веке н.э. эпитетом богини становится ISIS РАNТНЕА, то есть соединяющая в себе черты и функции всех богов. Это
превращение отражает эпиграфический материал. В надписи из Фаюма (время императора Веспасиана) перечислены имена жрецов-лесонов Исиды Нефроммиды, названной величайшей богиней. В Сармизегетузе Марк Коминий Квинт построил на свои средства храм “Богине Царице” (Deae Reginae), очевидно, Исиде.  Монеты Адриана представляют для нас большую ценность при характеристике культа Исиды еще в ряде случаев. Так, ауреус с типом ADVENTVI AVG ALEXANDRIAE показывает двух великих божеств Египта – Исиду и Сераписа – приветствующих Адриана и Сабину. Серапис стоит с модием на голове, Исида – с лотосом на лбу; в центре – алтарь. Монета отражает прибытие Адриана и Сабины в Александрию в 118 году. Необходимо отметить, что Александрия удостоилась в правление Адриана максимального количества посещений императора, намного больше любого другого города империи. В Александрии Адриан довольно близко познакомился с таинствами культов Исиды и Cepaпиca, во время которых, как, утверждали современники, погиб мистической смертью в водах Нила фаворит императора – Антиной. Таким образом, нумизматические данные подтверждают факт сближения императора с культом Исиды и Сераписа. Эти божества считались прямыми покровителями императорской власти и личности самого императора. В свою очередь императоры официально поддерживали эти культы. Так, Адриан, после завоевания Палестины, основал святилище Сераписа на вершине одной из гор в Самарии, возвел храм Исиды в Петрах, в Кирене “за здоровье императора” также был посвящен храм Исиде. На вилле Адриана в Тибуре были построены копии многих городов империи, включая Канопы, известные своим храмом Сераписа, к которому стекались люди, нуждавшиеся в лечении.

    К эпохе правления императора Адриана относится еще один довольно интересный тип. В 125–126 гг. н.э. в Александрии был выпущена тетрадрахма, на оборотной стороне которой изображены две стоящие друг напротив друга змеи, их хвосты поддерживают дубину, изображение сопровождает легенда, сообщающая о десятилетнем юбилее правления Адриана. Традиционно змеи на этой монете определяются как uraeus (справа) и Agathodaimon (слева). Королевская кобра (uraeus) определяется некоторыми исследователями как персонификация богини Нижнего Египта – Исиды, слившейся с египетской богиней плодородия Рененутет (Термутис).

    Дубина, поддерживаемая хвостами обоих змей, является символом другого египетского божества – Гарпократа (Гора) – сына Осириса и Исиды. В эллинистическом и римском мире Гарпократ часто ассоциировался с Гераклом: символом обоих была дубина. Доказательства того, что дубина на данной монете символизирует именно сына Исиды-Гарпократа, находим на другой монете Адриана. На реверсе золотой драхмы, отчеканенной в 134-135 гг. н.э. В Александрии, изображен Гарпократ, поднесший указательный палец правой руки ко рту; в левой он держит поднятую дубину. Аgаthоdаiтоn (слева на описываемой нами монете) не что иное, как персонификация бога – покровителя Александрии – Сераписа. Доказательством этого являются монеты другого императора – Антонина Ния. На оборотной стороне золотой драхмы, выпущенной в 154-155 гг. в Александрии, изображена змея (вправо) с головой Сераписа; на голове божества – модий, нижняя часть туловища охватывает кольцом колосья пшеницы.

    Чеканка Антонина Пия, Коммода, Каракаллы в целом продолжает общую линию типов Адриана, тем не менее, необходимо отметить появление некоторых новых типов, связанных с культом Исиды и сопутствующих ей божеств. Так, на реверсе одного из биллонов Александрии, выпущенного при Антонине Пие, изображена сидящая вправо Исида, которая кормит грудью Гарпократа – мотив, тесно связанный с мифом об Исиде и Осирисе.1 Подобный тип появляется в римской общегосударственной чеканке впервые, хотя типы с изображениями Исиды и ее сына замечены в номовой чеканке Египта еще в 126–127 гг. н.э.

    Чеканка Марка Аврелия и его жены Фаустины Младшей не привносит в наше исследование ничего нового. Однако со вступлением Коммода на императорский трон начинается новая, качественно иная ступень в развитии культа Исиды и Сераписа в Риме. При этом императоре в римскую религию активно проникают восточные солярные культы, в том числе и из Египта. Эти культы находятся в тесной связи с официальным принятием императорами титулов Felix и Invictus. Биографы Коммода отмечают его почти фанатичную привязанность к ритуалам культа Исиды: “...Антонин Коммод ... носил Анубиса и участвовал в остановках”. При Коммоде Серапис сливается с восточным культом Гелиоса и выступает как хранитель императора. Этот факт великолепно иллюстрируют монеты этого императора, выпущенные в 190–192 гг. в Риме. На реверсе одного из денариев с изображением Сераписа (держит на голове polos, в руках – ветвь и скипетр – символ царственно выступающих божеств и царской власти вообще) помещена Соответствующая легенда: SERAPIDI CONSERV (ATOR) AVG. На реверсе сестерция, относящегося к 190–191 гг., помещена сцена, прямо указывающая на мистическую связь императора с Исидой и Сераписом: Коммод стоит в центре, сцепив над алтарем руки с Сераписом, позади стоит Исида с систром (использовался при отправлении ритуалов Исиды) в руках.

    Во время правления Септимия Севера и Каракаллы почитание Исиды и Сераписа достигает своего апогея. На монетах Септимия Севера император иконографически ассимилируется с Сераписом, что совершенно не удивительно, поскольку император несколько раз посещал Александрию и Мемфис с целью ознакомления со святилищами Исиды и Сераписа. Септимий Север прямо покровительствует выходцам с Востока, при этом жестоко истребляя римскую знать.1

    Каракалла, прозванный Philosarapis, “привез в Рим священнодействия в честь Исиды и соорудил этой богине ряд храмов. Священнодействия он совершал даже с большим благоговением, чем они совершались до него. В манере Птолемеев он требовал от своих подданных называть себя Спасителем и Создателем Мира. Подобная религиозная ориентация Северов не могла не отразиться в чеканке этой династии. На общегосударственных и провинциальных монетах того времени в изобилии представлены уже известные нам типы. Большой интерес представляет денарий Юлии Домны – жены Септимия Севера, уроженки города Эмессы. На реверсе этой монеты фигурируют Исида и Гор, а также помещена легенда SAECVLI FELICITAS, которая фактически связывает культ Исиды с широко пропагандируемой идеей золотого века и изобилия.

    Последующие императоры не были такими ревностными поклонниками Исиды и Сераписа, как, например, Каракалла Philosarapis. Эти божества лишаются былого покровительства императоров, и их популярность, во многом искусственно созданная, постепенно ослабевает. Принятие христианства как государственной религии Римской Империи нанесло решающий удар по этим и другим восточным культам. Закон Феодосия о запрете языческих культов фактически поставил точку в бесполезной борьбе язычества с христианством. Появление монетных типов с Исидой и Сераписом, продолжавшееся до конца IV века, можно считать лишь своеобразной ностальгией по исчезнувшему величию египетских культов.

    Культ Исиды, таким образом, согласно нумизматическим данным, претерпел значительную эволюцию: на пути в Рим и в самом Риме менялся его характер, сущность. Значительно менялось отношение к этому культу, как со стороны простых граждан, так и со стороны императоров. Этот значительно эллинизированный египетский культ, попав в Рим, достигает пика своего могущества к концу II века н.э. и оказывается в значительной мере связанным с культом императора; упадок данного культа начинается с распространением христианства.



1 Культура древнего мира. Указ. соч. Т. 2. М., 1985. С. 204

1 Абрамзон М.Г. Монеты как средство пропаганды официальной политики Римской империи. М., 1995. С. 384

2 Колосовская Ю.К. Указ. соч. С. 77

3 Фрезер Д.Д. Золотая ветвь: исследования магии и религии. М., 1983. С. 330

4 Абрамзон М.Г.  Указ. соч. С. 394

1 Ранович А.Б. Первоисточники по истории раннего христианства. Античные критики христианства. М., 1990. С. 152

1 Овидий. Собрание сочинений. Т. 1. Наука любви. СПБ., 1995. С. 159

2 Тацит. Анналы. II. 85 // Тацит Корнели. Сочинения в двух томах. Т. II. Издание подготовили А.С. Бобович, Г.С. Кнабе,  И.М. Тройский и др. Л., 1969

3 Там же. II. 85

1 Апулей. Метаморфозы. XI // Апулей. Апология. Метаморфозы. Флориды: Пер. М.А. Кузьмина и С.П. Маркиша, изд. 2-е. М., 1956

2 Буассье Г. Римская религия от времен Августа до Антонинов. М., 1914. С. 346

1 Апулей. Метаморфозы. XI // Апулей. Апология. Метаморфозы. Флориды: Пер. М.А. Кузьмина и С.П. Маркиша, изд. 2-е. М., 1956

1 Ранович А.Б. Указ. соч. С. 147-148

1 Культура древнего мира. Указ. соч. Т. 2. С. 204

2 Кобылина М.М. Изображение восточных божеств в северном Причерноморье в первые века н.э. М., 1978. С. 112

1 Лосев А.Ф. Мифология греков и римлян. М., 1996. С. 67

2 Шургая И.Г. О греко-египетском культе в Северо-западном Причерноморье // История и культура античного мира. М., 1977. С. 206-210

1 Рябенко В.И. Указ. соч. С. 51 

2 Тацит. Анналы. XII, 52 // Тацит Корнели. Сочинения в двух томах. Т. II. Издание подготовили А.С. Бобович, Г.С. Кнабе,  И.М. Тройский и др. Л., 1969

3 Колосовская Ю.К. Коллегия почитателей Исиды из Паннонии // История и культура античного мира. М., 1977. С. 74

1 Абрамзон М.Г.  Указ. соч. С. 384

1 Бауэр В., Дюмоу И. Энциклопедия символов. М., 1995. С. 251

2 Фрезер Д.Д. Золотая ветвь: дополнительный том. М., 1998. С. 349

1 Ассман Я. Египет: теология и благочестие ранней цивилизации. М., 1999. С. 200-207

1 Абрамзон М.Г.  Указ. соч. С. 428

 



0
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2020 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!