Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Ответы на вопросы социологии»

/ Ответы на вопросы
Конспект, 

Оглавление

Социально-теоретические предпосылки возникновения социологии.

          Социология – относительно молодая наука. Она возникла лишь в первой половине XIX века. В этот период под влиянием Великой французской революции происходило формирование гражданского общества со всеми присущими ему качественными характеристиками и гуманистическими особенностями, в центр которого постепенно становился человек в его специфическом общественном измерении. Стремительное развитие капитализма, нарастающая волна социальных конфликтов, противоречия в функционировании буржуазной демократии настоятельно требовали не столько абстрактного, сколько позитивистского изучения и объяснения социальных процессов и явлений. Происходящее одновременно быстрое развитие других общественных наук – истории, экономики, права, социальной философии – лишь высветило новый комплекс проблем, которые лежали на грани этих наук и требовали самостоятельного рассмотрения. Интенсивное развитие капитализма привело к быстрому росту городов – урбанизации жизни населения. Следствием этого была резкая социальная дифференциация населения, рост числа бедных, увеличение преступности, нарастание социальной нестабильности. В то же время ускоренно формируются «средний слой» и буржуазная прослойка, всегда выступающие за порядок и стабильность, укрепляется институт общественного мнения, возрастает число различного рода общественных движений, выступающих за социальные реформы. Таким образом, с одной стороны, отчетливо проявились «социальные болезни общества», с другой – объективно созрели те силы, которые были заинтересованы в их лечении и могли выступать в качестве заказчиков социологических исследований. Т.е. обострение социальных проблем и как следствие необходимость изучения общества и формирования науки об обществе 

 

Классический позитивизм О. Конта, Г. Спенсера, Э. Дюркгейма.

Основоположником позитивизма был О.Конт.

Конт ввел в научный оборот термин социология, соединив societas (общество) и logos (наука).

Главная задача социологии – изучение общества.

Конт разработал систему научного знания и представил ее в виде пирамиды. Знание сначала распространяется в математике, физике, астрономии, химии, затем в биологии. Социология – вершина позитивного знания. Здесь действует принцип от простого к сложному. Чем проще объект изучения, тем быстрее там устанавливается позитивное знание. Социология в своем теоретическом анализе опирается на совокупность эмпирических данных (надежных, проверенных, не вызывающих сомнения), собранных в наблюдении, экспериментах и сравнительном исследовании.

Конт выделяет две части в структуре социологии:

социальная статика – изучает условия и законы функционирования общественной системы. В этом разделе рассматриваются основные общественные институты: семья, государство, религия с точки зрения их общественных функций, их роли в установлении согласия и солидарности (основа общества);

социальная динамика – в этом разделе Конт развивает теорию общественного прогресса, решающим фактором которого, по его мнению, выступает духовное, умственное развитие человечества.

Центральным звеном взглядов Конта является закон о трех последовательных стадиях интеллектуального развития человека. Согласно этому закону, познавательная деятельность людей и в целом их общественное сознание прошли через три стадии своего развития: теологическую, метафизическую и позитивную.

На теологической стадии человек за каждым явлением природы и жизни людей усматривал сверхъестественные силы. Доминирует религиозная мифология. Вопросы морали и политики решались во многом на базе религиозного сознания, прежде всего проповедуемых религиозных ценностей.

На метафизической стадии человек стремится оперировать понятиями, отражающими реальные процессы внешнего мира. Но из-за слабого развития науки эти понятия довольно абстрактны и не дают исчерпывающей картины природных и социальных явлений, не позволяют окончательно избавиться от мифов. Задача второй стадии – критическая. Разрушая прежние представления, она подготавливает третью стадию.

На позитивной стадии человек в своих суждениях и выводах исходит преимущественно из научных наблюдений.

Интеллектуальная эволюция человечества как эволюция его сознания, по Конту, оказывает главное влияние на развитие общества.

     Многие идеи О. Конта, прежде всего его позитивистские установки на использование в философии и социологии данных наук о природе и обществе, а также его представления об обществе как целостном социальном организме воспринял и развил английский мыслитель Герберт Спенсер (1820–1903). Как и Конт, Спенсер был широко образованным ученым, одним из выдающихся умов своего времени. Он создал ряд фундаментальных трудов по философии, социологии, психологии и другим наукам. В своем основном сочинении – «Системе синтетической философии» – он глубоко и подробно изложил свои взгляды на эволюцию природных и социальных явлений. Эти взгляды он обосновал также в труде «Основные начала». Г. Спенсер является основателем органической школы в социологии. Свою органическую теорию общества и понимание социальной эволюции он подробно изложил в сочинении, названном «Научные, политические и философские опыты». Суть органической теории общества заключается в том, что оно рассматривается как единая система взаимодействия природных, прежде всего биологических, и социальных факторов. Согласно этой теории, все стороны общественной жизни органично связаны между собой и не могут функционировать вне данной связи. Только в рамках целостного социально-природного организма проявляются подлинное значение любого социального института и социальная роль каждого субъекта. Спенсер рассматривал общество как организм, развивающийся по естественным, главным образом биологическим, законам. Он уподобил общество живому биологическому организму, обосновывая такой подход с помощью следующих доказательств: 1) как живые организмы, так и любые общества в процессе их роста и развития увеличиваются в своей массе; 2) те и другие усложняются; 3) их части приходят во все большую зависимость друг от друга; 4) те и другие продолжают жить как целые, хотя составляющие их единицы (скажем, люди в обществе и клетки в живом организме) постоянно появляются и исчезают.

      Социальное равновесие истолковывалось Спенсером как результат приспособительных действий, гармонии интересов, а также компромиссов в действиях людей и социальных институтов. Равновесие устанавливается как некая сбалансированность во взаимоотношениях людей и выступает как фактор стабильности общества. Спенсер анализирует многочисленные проявления социального равновесия, в том числе равновесия между эмоциями людей и их образом действий, между народонаселением и средствами существования, между спросом и предложением; наконец, между функционированием государственных учреждении и поведением граждан, обществом и личностью. Со времен Конта и Спенсера эта проблема постоянно решается в западной социологии.

     К наиболее значительным представителям социологического позитивизма конца ХIХ – начала ХХ в. относится французский социолог Эмиль Дюркгейм (1858-1917). Сам он неоднократно подчеркивал значение социологических воззрений О. Конта и Г. Спенсера, которые он критически осмыслил и развил. Он продолжил разработку теории общества как единого социального организма, такой системы, элементы которой должны гармонировать между собой ради сохранения целого. Дюркгейм энергично выступил против индивидуалистических и психологических подходов в объяснении явлений общественной жизни, согласно которым основную роль в поведении людей и в целом в историческом процессе играют внутренние, осознанные и неосознанные, психические факторы, т.е. влечения, желания, стремления и интересы людей. В своей теории социального реализма он исходил из того, что природу социальных явлений следует объяснять социальными же факторами, что исходным моментом анализа поведения людей, их разнообразной деятельности является общество как система взаимодействий индивидов, социальных групп и соответствующих социальных институтов. Большую роль здесь играют непосредственная и более широкая социальная среда. Таковы основные положения разработанной Дюркгеймом доктрины социального реализма. Эмиль Дюркгейм был сторонником разработки научного метода в социологии, заключающегося, по его словам, в рационалистическом, т.е. строго логическом, объяснении явлении общественной жизни. В предисловии к одному из своих основных трудов «Метод социологии» он подчеркнул, что его главное намерение состоит в том, чтобы распространить на человеческое поведение научный рационализм, т.е. дать ему научное объяснение. Он писал, что его предшественники в области социологии уделяли основное внимание построению различных нередко умозрительных теорий развития общества и мало занимались разработкой научного метода изучения социальных фактов. Даже в работах Г. Спенсера, по словам Дюркгейма, вопрос о методе не занимает никакого места. И он приступил к разработке метода социологии. Социология, пишет он, есть наука о социальных фактах, под которыми он понимал прежде всего политические, правовые, моральные, религиозные и другие идеи, нормы и ценности, вырабатываемые коллективным сознанием людей и заставляющие отдельных индивидов действовать в соответствии с этими идеями, нормами и ценностями. Конечными причинами социальных явлений выступают, по Дюркгейму, идеи и духовные ценности людей, которые они реализуют на практике. В них он находит источник всякой социальной эволюции. Речь идет об идеях и духовных ценностях как проявлениях коллективного сознания. По отношению к отдельным людям социальные нормы, ценности и другие проявления общественного сознания существуют объективно. Каждый человек застает уже сложившимися определенные политические, правовые, моральные и другие нормы, ценности и социальные установки. Он должен их усвоить и реализовать на практике. В соответствии с этим Дюркгейм указывает на два основных признака социальных фактов: их объективное существование по отношению к отдельным индивидам и их принудительное воздействие на людей. Тем самым Дюркгейм исходил из понимания человека как социального существа, развитие и деятельность которого проходят под определенным воздействием на него социальных норм и предписании. Так ставится и решается Дюркгеймом вопрос о социальной обусловленности поведения людей. У социальных фактов общая духовная природа и сущность. Все они – проявления группового или массового сознания. Их воздействие на людей в конечном счете организовано сознательно и осуществляется через социальные институты, в том числе правовые, религиозные и т. д. В этой связи Дюркгейм писал, что социальный факт есть лишь там, где существует определенная организация. Он существует как нечто общее и существенное в поведении людей и воплощается в организации их производственной, политической, правовой и другой деятельности. Таким образом, в учении Дюркгейма о социальных фактах содержатся важные положения для понимания взаимодействия общества и личности, показана роль группового, коллективного сознания. Все это, по его мнению, составляет истинный предмет социологии как науки. Актуальный характер имеет учение Дюркгейма о различиях нормального и патологического в обществе, о социальных болезнях и их преодолении. 

 

Социологическая концепция К. Маркса, Ф. Энгельса.

Маркс и Энгельс анализировали общество с позиции материалистического понимания истории. В основе развития общества лежит не божья воля, не субъективные представления людей, а материальные, экономические отношения. Это позволило представить развитие общества как последовательную смену общественно-экономических формаций.

Общественно-экономическая формация – исторически определенный тип общества, возникший на основе определенного способа производства материальных благ. В структуре формации выделяется экономический базис и надстройку.

Экономический базис – это совокупность производственных отношений, которые складываются между людьми в процессе производства, распределения, обмена и потребления материальных благ.

Надстройка – это совокупность правовых, политических, религиозных и других отношений между людьми не охватываемых базисом.

Тип надстройки определяется характером базиса. В тоже время надстройка обладает относительной самостоятельностью и может влиять на базис.

Базис составляет основу формации.

Производственные отношения (базис) и производственные силы (люди, средства производства) составляют способ производства материальных благ. Производственные силы наиболее динамичный элемент способа производства. Они развиваются быстрее и на определенной стадии вступают в конфликт с производственными отношениями. Конфликт разрешается через революцию, в результате которой изменяются производственные отношения и формируется новая экономическая формация.

Маркс выделял пять общественно-экономических формаций: первобытнообщинная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая, коммунистическая.

На основании изучения азиатского способа производства Маркс вносит коррективы в свои взгляды и считает что восточные народы способны «перепрыгивать» формации.

Материалистическое понимание позволило Марксу осуществить анализ проблемы «человек –  общество». В решении проблемы выделил 3 этапа:

1) индивид растворяется в роде и общине, не является самостоятельным;

2) в эпоху частной собственности происходит становление индивидуальности, но вместе с тем человек отчуждается, т.е. теряет смысл жизни и труда;

3) должно произойти освобождение человека через преодоление отчуждения, поэтому коммунизм – это гуманизм.

     

Понимающая социология М. Вебера.

        Выдающуюся роль в развитии социологии сыграл немецкий мыслитель Макс Вебер (1864–1920). С точки зрения М. Вебера, социология должна изучать прежде всего поведение и социальную деятельность человека или группы людей. Однако не всякие их поведение и деятельность являются предметами изучения социологии, а только такие, которые, во-вторых, осмыслены ими с точки зрения целей и средств их достижений, во-вторых, ориентированы на других субъектов, т. е. учитывают влияние на них своих действий и их ответную реакцию на это. Если действие рассчитано на ответную реакцию не со стороны других людей, а скажем, со стороны машин или природы, оно не считается Вебером социальным. Не являются таковыми и подражательные действия. Социальные действия составляют, по Веберу, систему их сознательного, осмысленного взаимодействия. В таком качестве они образуют предмет внимания так называемой понимающей социологии. Суть дела в следующем: если действия человека осмыслены и внутренне ориентированы на что-то, то социолог должен разобраться не только в содержании этих действий и в их возможных последствиях для других людей, но прежде всего в субъективных мотивах этой деятельности, в смысле тех духовных ценностей, которыми руководствуемся действующий субъект. Другими словами, надо осмыслить, понять содержание духовного мира субъекта социального действия. В данной роли социология выступает как понимающая.

    М. Вебер создал и развил концепцию понимающей социологии, задачи которой, по его мнению, заключаются в том, чтобы понять и объяснить, посредством каких осмысленных действий люди пытаются осуществить свои стремления, в какой степени и по каким причинам им это удавалось или не удавалось; какие понятные социологу последствия имели их стремления для осмысленно соотнесенного поведения других людей.

    В своей социологии понимания Вебер не мог обойти проблему ценностей, в том числе моральных, политических, эстетических, религиозных. Речь идет прежде всего о понимании сознательных установок субъекта на указанные ценности, которые определяют содержание и направленность его поведения и деятельности. В то же время социолог сам исходит из определенной системы ценностей, что неизбежно сказывается на ходе и результатах его исследований. Важнейшей составляющей данной теории является концепция идеальных типов. Вебер трактовал идеальный тип как интерес эпохи, выраженный в виде теоретической конструкцию. Это некая идеальная модель того, что наиболее полезно человеку, что объективно отвечает его интересам в современной ему эпохе. В этом отношении в качестве идеальных типов могут выступать моральные, политические, религиозные и другие ценности и вытекающие из них установки поведения и деятельности людей, правила и нормы их поведения, а также традиции социального общения. Идеальные типы Вебера характеризуют как бы сущность оптимальных общественных состояний – состояний власти, межличностного общения, индивидуального и группового сознания и т. д. В силу этого они выступают как своеобразные критерии, исходя из которых необходимо вносить изменения в духовную, политическую и материальную жизнь людей. Поскольку идеальный тип не совпадает полностью с тем, что есть в обществе, и нередко противоречит действительному положению вещей (или же последнее ему противоречит), он, по словам Вебера, в той или иной мере несет в себе черты утопии. И все-таки идеальные типы, выражая в своей взаимосвязи систему духовных и иных ценностей, выступают как социально значимые явления. Они способствуют внесению целесообразности в мышление и поведение людей и организованности в общественную жизнь.

 

Позитивизм Л. И. Мечникова, Н.И. Кареева.

         Оригинальным отечественным социологом был Лев Ильич Мечников (1838–1888). Главное его произведение – «Цивилизация и великие исторические реки. Географическая теория развития современных обществ» (1889). В этой работе Мечников выступил как крупнейший представитель географической школы в социологии, стремился объяснить неравномерность общественного развития изменением значения одних и тех же географических условий, прежде всего водных ресурсов и путей сообщения, в различные эпохи под влиянием экономического и технического прогресса. В соответствии с этим он выделял три периода в истории цивилизации: 1) речной – со времени возникновения первых рабовладельческих государств в долинах Нила, Тигра и Евфрата, Инда и Ганга, Хуанхэ и Янцзы; 2) средиземноморский – от основания Карфагена; 3) океанический – после открытия Америки. Усматривая критерий общественного прогресса в «нарастании общечеловеческой солидарности», Мечников считал неизбежными закономерным переход человечества от деспотического правления к свободе, от угнетения к братству всех людей и народов, покоящемуся на добровольной кооперации.  Ситуация, сложившаяся в социальном мышлении в России во второй половине ХIХ в., предопределила характер и направление развития русской социологии. Многие русские социологи явились наследниками первого поколения народников (Н.Г. Чернышевский и др.).

    Главный интерес Николая Ивановича Кареева (1850–1931) лежал в области философии и истории, однако им написано много работ и по социологии. В монографии «Введение в изучение социологии» он утверждал, что социология должна быть учением об обществе, подобно тому, как существует общее учение о жизни. Особое внимание Кареев уделял роли индивида в истории, главной составляющей единицы организованной среды. Он пришел к выводу, что общество является сложным продуктом взаимодействия биологических, физических факторов, а также факторов внешней среды. Социологические исследования Кареева были направлены на развитие идеи прогресса общества. Названные выше представители субъективизма в социологии дают достаточно полное представление об этой ориентации социологической мысли в России в конце ХIХ – начале ХХ в. Все перечисленные авторы считали себя эмпириками и позитивистами, что не мешало им придавать главное значение этическим проблемам социологии. Интересно, что в научной иерархии они размещали психологию между биологией и социологией, а этику возводили в ранг высшей ценности, хотя считали эти науки переходными и относительно независимыми. Особая роль отводилась психосоциальной деятельности интеллектуальной личности.

 

Субъективная социология П.Л. Лаврова, Н.К. Михайловского.

             Петр Лаврович Лавров (1823–1900) первым ввел в социологическое знание такие термины, как «антропологизм», «субъективный метод», «субъективная точка зрения». «В социологии и истории есть вещи неизменные и абсолютные, как и в других науках. Они объективны, о них могут не знать в какую-то определенную эпоху, но их обнаруживают в другую. Социология и история содержат такие истины, которые не могут быть обнаружены до определенного момента не в силу объективного несоответствия уже известному, но по причине субъективной неготовности общества понять вопрос и дать на него ответ».    Социология представлялась Лаврову наукой нормативной. По его мнению, индивид является единственной реальной движущей силой общества, а потому пренебрегать его интересами – значит проглядеть самые важные социальные явления. Хотя ход истории определен объективными законами, индивид, по-своему интерпретируя исторический процесс, ставит свои цели и выбирает свои средства, трансформируя объективно необходимое в акт собственной воли.  Лавров попытался дать определение социологии. Для него «социология есть наука, исследующая формы проявления, усиления и ослабления солидарности между сознательными органическими особями, и поэтому охватывает, с одной стороны, все животные общества, в которых особи вырабатывали в себе достаточную степень индивидуального сознания, с другой – не только существующие уже формы человеческого общежития, но и те общественные идеалы, в которых человек надеется осуществить более солидарное и вместе с тем, следовательно, и более справедливое общежитие, а также те практические задачи, которые неизбежно вытекают для личности из стремления осуществить свои общественные идеалы или хотя бы приблизить их осуществление». Раскрывая основное содержание своего подхода к жизни общества и его процессам, Лавров отмечал, что личность всегда имеет право и обязанность стремиться изменить существующие формы сообразно своим нравственным идеалам, имеет право и обязанность бороться за то, что она считает прогрессом (постоянно подвергая критике по основным требованиям этики свои представления о прогрессе), вырабатывая общественную силу, способную восторжествовать в подобной борьбе.

          Крупным русским социологом был Николай Константинович Михайловский (1842–1904). «Коренная и ничем не изгладимся разница между отношениями человека к человеку и к остальной природе состоит прежде всего в том, – писал он, – что в первом случае мы имеем дело не просто с явлениями, а с явлениями, тяготеющими к известной цели, тогда как во втором – цель эта не существует. Различие это до того важно и существенно, что само по себе намекает на необходимость применения различных методов к двум великим областям человеческого ведения... Мы не можем общественные явления оценивать иначе, как субъективно... Высший контроль должен принадлежать тут субъективному методу».     Михайловский считал, что социология и этика неразрывно связаны между собой. Он утверждал, что нельзя беспристрастно относиться к фактам общественной жизни. «Скажите мне, – говорил он, – каковы ваши социальные связи, и я скажу, как вы смотрите на мир».   Михайловский отверг эволюционную теорию Ч. Дарвина и Г. Спенсера и исходил из теории необходимости спасения индивида от разрушительного воздействия социального контроля. По его мнению, между индивидом и обществом происходит непрекращающаяся война, свидетельством чему является история России. Обратив внимание на то, какое влияние на социальное поведение оказывают подражание, внушение, престиж, Михайловский предвосхитил психоанализ З. Фрейда и В. Адлера.

 

Неопозитивизм М. М. Ковалевского, П.А. Сорокина.

         Важным этапом в развитии социологической мысли в России стала публикация двухтомного капитального труда Максима Максимовича Ковалевского (1851–1916) «Социология». В своем подходе к социологии как системе научного знания Ковалевский придерживался точки зрения, согласно которой психология – не область биологии, а подразделение социологии. Конкретные науки – этнография, статистика, политическая экономия и др. – обеспечивают социологию необходимыми данными, в свою очередь, эти науки должны опирать свои эмпирические обобщения на те общие законы сосуществования и развития, какие призвана установлять социология как наука о порядке и прогрессе человеческих обществ. Однако социология должна не заимствовать у конкретных дисциплин свои основные посылки, а вырабатывать их сама, принимая во внимание разнообразие человеческих чувствований и потребностей. Ковалевский утверждал, что не существует единого определяющего социального фактора. В действительности мы имеем дело не с факторами, а с фактами, из которых каждый, так или иначе, связан с массою остальных, ими обусловливается и их обусловливает, – утверждал Ковалевский.

       Питирим Александрович Сорокин (1889–1968) – один из крупнейших социологов ХХ в. В книге «Социальная мобильность» он рассматривал понятия горизонтальной и вертикальной мобильности. Горизонтальная мобильность – это фактическое перемещение в физическом пространстве, миграция; вертикальная – изменение социального статуса, движение вверх и вниз по социальной лестницей. В разных типах общества это движение различно по виду и скорости. В каждом обществе существуют так называемые лифты, посредством которых осуществляется это движение. Классическими примерами таковых являются армия, школа, бюрократия, профессиональные и богословские организации. Они так же необходимы социальному организму, как органы контроля кровотока в сложном биологическом теле. Сорокин пришел к выводу, что мобильность способствует развитию умственной гибкости и разносторонности интеллекта вообще, но, в свою очередь, порождает скептицизм, цинизм, приводит к патологической изоляции, моральному падению и самоубийству.   В 1922 г. П.А. Сорокин вместе с другими русскими интеллигентами был выслан из России, работал в Гарварде (США), опубликовал ряд работ по проблемам динамики культуры, социологической теории, теории конвергенции. Сорокин делил социологию на теоретическую и практическую. Теоретическую социологию он в свою очередь делил натри отдела: социальную аналитику, социальную механику и социальную генетику. Социальная аналитик изучает строение (структуру) социального явления и его основные формы. Предмет социальной механики (или социальной физиологии) процессы взаимодействия людей, иными словами, поведение людей и тех сил, которыми оно вызывается и определяется. Социальная генетика изучает развитие социальной жизни, ее отдельных сторон и институтов. Понятно, что развитие социального явления определяется его строением (структурой) и взаимодействием с другими явлениями, так что социальная генетика как бы содержит в себе социальную аналитику и социальную механику. Практическая социология характеризуется Сорокиным как прикладная дисциплина. Опираясь на законы, которые формулирует теоретическая социология, она должна помогать обществу и человеку управлять социальными силами в соответствии с поставленными целями. Практическая социология проявляется в сущности как социальная политика, направляет и обосновывает последнюю.

    Объектами изучения неопозитивистской социологии Сорокина являются прежде всего социальное поведение и деятельность людей, социальные группы и структура общества в целом, а также происходящие в нем социальные процессы. В тоже время вся общественная жизнь и все социальные процессы могут быть разложены, по словам Сорокина, на явления и процессы взаимодействия двух или большего числа индивидов. Вот эти-то взаимодействия людей и объявляются им непосредственным предметом изучения социологии. Речь идет о психико-рефлекторном взаимодействии индивидов, проявляющемся внешне в их поведении и деятельности. В этом заключается существенное отличие неопозитивистской социологии Сорокина от классического позитивизма Конта. Если позитивистская социология Конта направлена прежде всего на изучение общества как целостного социального организма, то предметом непосредственного изучения неопозитивистской социологии Сорокина выступает взаимодействие двух или более лиц, образующих так называемые малые группы. Из такого рода элементарных взаимодействий складываются, как он считал, разного рода социальные процессы. Взаимодействие двух индивидов характеризуется Сорокиным как простейшее социальное явление. Оно имеет место тогда, когда изменение психических переживаний или внешних актов одного индивида вызывается переживаниями и внешними актами другого. П. Сорокин предложил свои критерии классификации социальных групп – односторонние и многосторонние. В соответствии с этими критериями выделяются социальные группы по одному какому-либо признаку, например языку, территории, полу, возрасту, или же по многим признакам. По многим признакам выделяются классы, нации и другие сложные, часто социально неоднородные группы. Неоднородность общества, его объективное деление на разные социальные группы нашли свое отражение в теории П.Сорокина о социальной стратификации и социальной мобильности. Согласно этой теории, все общество делится на различные слои – страты, которые различаются между собой по уровню доходов, видам деятельности, политическим взглядам, культурным ориентациям и т.д. К основным формам социальной стратификации (или расслоения общества) Сорокин отнес экономическую, политическую и профессиональную. По его мнению, социальная стратификация – это естественное и нормальное состояние общества. Она объективно обусловлена существующим общественным разделением труда, имущественным неравенством, разными политическими ориентациями и т.п.

 

Марксистская   социология   Г.В.   Плеханова,   В. И.   Ленина, А.А. Богданова, Н.И. Бухарина.

      Георгий Валентинович Плеханов (1856–1918) – революционер и мыслитель, основатель социал-демократического движения в России. В его работах «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю» (1895), «Очерки по истории материализма» (1896), «К вопросу о роли личности в истории» (1898) и многих др. блестяще изложена марксистская теория общества. Плеханов оценил учение К. Маркса как новый этап в философии и социологии. Он развил материалистическое понимание истории, показав сложность отношений общественного бытия и общественного сознания; подчеркнул роль общественной психологии в той идейной борьбе, которую ведут социальные группы в данном обществе.

    Владимир Ильич Ленин (1870–1924) – революционер и социальный мыслитель, основатель Советского государства. В 90-х гг. Ленин в ряде работ исследовал общественный строй России и роль различных классов в надвигавшейся революции. Исключительное значение имела его книга «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?» (1894). Субъективной социологии Ленин противопоставил марксистскую диалектику, в частности учение о конкретности истины, и материалистическое пониманиё закономерностей развития общества, роли народных масс, классов и личности в истории. В книге рассмотрены такие категории марксистской теории общества, как «общественная формация», «способ производства» и др. Значительное место в работах Ленина накануне Октябрьской революции 1917 г. и после ее победы занимает марксистская теория соотношение классовая сущность и функции государства, различных видов демократии и диктатуры, анализ особенностей Советов как государственной формы диктатуры пролетариата, определение перспектив и условий «отмирания государства» («Государство и революция» (1917) и др.). Несмотря на то, что Ленин многие теоретические и методологические вопросы, относящиеся к сфере социологического знания, поставил и разработал впервые, в его работах мы не найдем законченной концепции социологии. Вместе с тем в его трудах можно выделить три уровня развития марксистской социологической мысли: во-первых, дальнейшая разработка марксистской теории общества (прежде всего российского); во-вторых, применение этой теории для анализа различных сфер жизни общества; в-третьих, систематическое проведение исследований прикладного характера, в ходе которых он использовал разнообразные приемы сбора социальной информации. Замечательным примером последнего уровня может служить работа Ленина «Развитие капитализма в России» (1896–1899).

             Александр Александрович Богданов (псевд. Александра Александровича Малиновского) (1873–1928) разработал социально-философскую систему, дав ей название тектологии (от лат. tecto – строить, конструировать). В области социологического знания Богданов разработал теорию социальной адаптации, считая, что последняя существенно не отличается от биологической, показал, как изменения в естественной среде вызывают изменения социальных форм, большинство из которых не выживает в борьбе за существование. Он выделил два типа социальной адаптации – относящуюся к знанию и к идеологии. Оба типа тем социальнее, чем больше они пронизаны «социальным инстинктом», силой, заставляющей человека находиться среди других людей, поступать, как они, что особенно полно проявляется в имитации. Социальный прогресс – это развитие обеих форм адаптации. Кроме того, Богданов работал над теорией социальной эволюции. В связи с этим особое внимание он уделял развитию исторических типов общества и их идеологий, завершив это исследование провозглашением «коллективного общества будущего». В отличие от Маркса Богданов утверждал, что «социальное бытие и социальное сознание – одно и то же, а поэтому социальное сознание определяет социальную борьбу».

             Бухарин Николай Иванович (1888–1938) – экономист, социолог, академик АН СССР по философии. Свои социологические взгляды Бухарин впервые систематически изложил в работах начала 20-х гг. («Азбука коммунизма», совместно с Преображенским, 1919). Основной социологической работой Бухарина является завершенная в сентябре 1921 г. «Теория исторического материализма. Общедоступный учебник марксистской социологии». Книга Бухарина – первое систематическое изложение исторического материализма в советской социологии, вплоть до 1929 г. она находилась в центре дискуссий по различным проблемам марксистской социологической теории.

 

Социология в СССР и современной России.

После Октябрьской революции судьба отечественной социологии складывалась крайне противоречиво. В первые годы советской власти наблюдался значительный «взлет» социологии. Начался процесс ее институциализации. Были созданы кафедры социологии в Петроградском и Ярославском университетах. В 1919 г. учрежден Социобиблиографический институт. В 1919 г. директор института К.М. Тахтарев поставил вопрос о переименовании его в Российский социологический институт. Возобновило свою деятельность Российское социологическое общество им. М.М. Ковалевского, председателем которого стал Н.И. Кареев. В 1920г. в Петроградском университете был образован первый в стране факультет общественных наук с социологическим отделением, во главе которого стоял П.А. Сорокин. В эти же годы издается обширная социологическая литература, главным образом теоретического профиля. В этой литературе представлены различные точки зрения на предмет, теорию и структуру социологического знания, на соотношение социологии и марксистской теории общества. В развитии социологии наблюдались различные тенденции. Во-первых, большое влияние на социальное мышление продолжала оказывать немарксистская социологическая мысль (Н.К. Михайловский, М.М. Ковалевский, П.А. Сорокин и др.). Во-вторых, важную роль в становлении нового социального мышления сыграли работы П.Л. Лаврова, а также Г.В. Плеханова, которые с различных теоретических позиций сделали попытку связать социологию с социализмом, с революционным изменением российского общества. В-третьих, под сильным влиянием Н. И. Бухарина наметилась четкая тенденция отождествления социологии и исторического материализма – теории общества, философским основанием которой служит материалистическое понимание истории. Социология, согласно этой концепции, выступала как самостоятельная нефилософская наука. При этом, рассматривая исторический материализм как теоретическую социологию, последователи Н.И. Бухарина не ограничивали сферу социологического знания только историческим материализмом, предполагая возможность конкретной социологии, особого конкретного социологического изучения социальных процессов. В-четвертых, стали получать развитие отдельные отрасли социологического знания: социология труда (А.К. Гастев и др.), социология искусства (Е.Н. Анциферов и др.) и т.д. В-пятых, значительная часть философов, позаимствовав идею Н.И. Бухарина о тождестве исторического материализма и социологии, объявила социологию составной частью философии – диалектического материализма. В-шестых, получила распространение концепция, согласно которой в историческом материализме выделялись философский (материалистическое понимание истории) и социологический (общая теория общества) аспекты (В.В. Адоратский и др.). В-седьмых, сформировалась точка зрения, представители которой полностью отрицали социологическое значение исторического материализма и рассматривали его только как философскую теорию общества (В.Н. Сарабьянов и др.). В-восьмых, в это же время сложилось и так называемое антисоциологическое направление среди философов, отрицавших не только право социологии на самостоятельное существование, но и сам термин «социология». Исторический материализм они понимали только как «диалектику истории» (И.К. Луппол и др.). В 1920 и 1926 гг. в СССР были проведены переписи населения, которые дали интересную социальную статистику по проблемам классовой структуры страны, образования, культуры, науки и т. д. Важное значение имел выход в свет журнала «Статистика труда» и других аналогичных изданий по экономической и социальной статистике, в которых содержался большой фактический материал об изменениях в социальной структуре общества, о социальной структуре рабочего класса и крестьянства. В 20–30-х гг. проводились также научные социально-экономические и социально-этнографические исследования. Исследования социологов и социальных психологов выявили важную роль социального фактора в производственной деятельности человека. Эти исследования внесли существенный вклад в развитие социологического знания и получили международное признание. Однако формирование авторитарного режима, административно-приказной системы управления всеми сферами жизни общества самым губительным образом сказалось на общественных науках в целом, на социологии в том числе. Так, уже в 1922 г. из страны были изгнаны выдающиеся мыслители, профессионалы – философы, социологи, экономисты. Среди них П.А. Сорокин, П.Б. Струве, Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков и многие другие. С середины 20-х гг. все больше ужесточался идеологический и политический контроль, что вело к подавлению и фактическому запрету любой свежей социальной мысли, к упразднению социологического мышления. В то же время на теории и практике социологии не могла не отразиться канонизация теоретических положений, выдвинутых И.В. Сталиным. С тех пор важнейшие составные части социологии – ее теории и понятийный аппарат – стали рассматриваться только на философском уровне. Социологические методы конкретного исследования общества были изъяты из обращения. На конкретное изучение процессов, явлений социальной жизни был наложен строжайший запрет. Социология была объявлена буржуазной лженаукой, не только не совместимой с марксизмом, но и враждебной ему. Фундаментальные и прикладные исследования в этой области знания были фактически прекращены. Упразднение социологии как науки было предопределено тем, что ее принципы, теория и методы познания и освоения социальной действительности оказались несовместимыми с личной диктатурой, волюнтаризмом и субъективизмом в управлении обществом, социальными процессами. Научная социология прямо противоположна социальной апологетике. Перерыв в развитии социологической мысли в СССР продолжался до начала 60-х гг. Изданные в этот период монографии по историческому материализму анализировали социальные явления и процессы на крайне общем абстрактно-теоретическом уровне, в отрыве от реальной жизни. Философский догматизм, отрицание социологического мышления имели своим следствием безграничное господство догматизма и схоластики в науке об обществе. Возрождение социологических исследований началось с наступлением «хрущевской оттепели». В то время ситуация в области социологии сложилась парадоксальная. Социологические исследования получили права гражданства, а социология как наука – нет. Поэтому во избежание бесконечных споров и конфликтов, которые отвлекали специалистов от реального дела, было введено в научный обиход определение социологии как науки, занимающейся конкретными социологическими исследованиями. Значительная часть первичной социальной информации, представляющая огромную научную ценность для решения многих социальных проблем, осталась в архивах. Многие тревожные сигналы социологов, которые они представляли в директивные органы, – по проблемам разрушения природы (экологии), нарастания отчуждения труда, отчуждения власти от народа, развития националистических тенденций и другие – не только не принимались во внимание, но и осуждались, а в отдельных случаях их инициаторы подвергались взысканиям как в партийном, так и в административном порядке. Более того, многие научные понятия, например, такие как «социальная экология», «социальная статистика», «социология труда», «социология семьи», «социология религии», «социология культуры» и многие другие даже в период «оттепели» оказались под запретом. Последствием их использования могло стать зачисление ученого в ряд «последователей и пропагандистов реакционной буржуазной социологии». И все же, несмотря на понятийный «запрет», социологические исследования в стране развивались, постепенно расширяя сферу теоретического социологического знания и овладевая понятийным аппаратом социологии. Исследование теоретических проблем социологии в период «оттепели» сопровождается возобновлением и развертыванием конкретных социологических исследований. В середине 60-х гг. начинают появляться первые крупные труды, обобщающие итоги этих исследований. В эти же годы были созданы первые социологические учреждения: сектор новых форм труда и быта, преобразованный в дальнейшем в Отдел социологических исследований в Институте философии АН СССР (зав. Г.В. Осипов), и лаборатория социологических исследований при Ленинградском государственном университете (рук. В.А. Ядов). Социологические исследования стали проводить многие научно-исследовательские институты ведомственного подчинения, социологические лаборатории предприятий и производственных объединений, а также созданные на общественных началах институты и советы по социологическим исследованиям при общественных организациях. При многих отраслевых промышленных министерствах, на крупных предприятиях, стройках, во многих вузах и при партийных комитетах городов, областей и республик стали работать социологические службы. Значительно расширилась сеть социологических лабораторий в вузах страны. В университетах (МГУ, ЛГУ и др.), а также в некоторых экономических вузах были введены спецкурсы по прикладной социологии. Если в период 70-х – первой половины 80-х гг. социология и развивалась, то вопреки командным методам, а не благодаря им. Более того, усилилось административно-бюрократическое вмешательство в эту науку. Правда, в какой-то мере ситуация изменилась после создания Института конкретных социальных исследований АН СССР, в который удалось привлечь лучшие кадры социологов-профессионалов страны. Но новая «оттепель» продолжалась недолго. Бюрократической диктатуре новой власти социология была не нужна, более того, она вступила в конфликт с ведомственным отношением к социальной сфере жизнедеятельности общества. Ситуация в социологии еще более обострилась и в связи с тем, что некоторые философы, занимавшие видные административные посты в науке, а ранее отождествлявшие исторический материализм и социологию, вдруг встали на позицию отрицания исторического материализма как социологической теории, ограничили сферу социологического знания только ее прикладным уровнем. Вновь термин «социология» оказался под запретом. Он был заменен понятием «прикладная социология». Теоретическая социология полностью отрицалась. Важным этапом в институционализации социологии был XXVII съезд КПСС, который обратил внимание на исследование различных проблем развития и функционирования социальной сферы как пространства жизнедеятельности человека; поставил вопрос об органической связи экономического и социального развития, о социальной эффективности экономического развития. Вполне естественно встал вопрос о восстановлении в «гражданских» правах науки, которая занимается исследованием социальной сферы и социального развития общества в целом, т. е. социологии. Был снят запрет на развитие теоретической социологии. Более того, был наложен запрет на административно-приказное вмешательство в развитие этой науки. Вполне закономерным был признан плюрализм точек зрения на ее предмет и место в системе социальных и гуманитарных наук. Вопрос о дальнейшем развитии социологии как самостоятельной науки и использовании социологических исследований в решении задач социально-экономического развития страны был поднят до общегосударственного уровня. Была поставлена задача развития как теоретических, так и прикладных социологических исследований. Встал вопрос о развитии социологической теории, отражающей социальные реалии сегодняшнего дня. Важной основой развития теоретической социологии стали социологические исследования реальных социальных явлений и процессов. Трансформация общества, начавшаяся в середине 80-х гг., способствовала процессу институционализации социологии. Но и социология не стояла в стороне от социально-экономических проблем общества. Еще до середины 80-х гг. именно социологи начали новое теоретическое осмысление социального мира, связанное с ломкой старых стереотипов мышления, с решительным отказом от теорий «экономического детерминизма» и «технократической» практики, ориентированной на производство, а не на потребителя, на количество, а не на качество, на вал, а не на человека. Социологи были первыми в исследовании большого круга проблем, связанных с деятельностью человека («человеческого фактора»); социальной ориентированностью экономического развития и становления социального мышления; отчуждением власти и труда; научными основами социального управления. Но главное заключалось в том, что социологи поставили вопрос о восстановлении в правах исследований жизнедеятельности гражданского общества и социального мышления. Конечно, вмешательство КПСС, равно как и других партий, в дела науки недопустимо. Однако в силу специфических советских условий, дело в социологии сложилось таким образом, что она была институциализирована в результате решения Коммунистической партии (после принятия на Политбюро ЦК КПСС в 1988 г. постановления «О повышении роли марксистско-ленинской социологии в решении узловых проблем советского общества»), которая в свое время отрицала ее как науку. Парадокс состоит в том, что это признание явилось последним этапом руководства КПСС социологией. Институт социологических исследований АН СССР был преобразован в Институт социологии АН СССР, а в 1991 г. создан и Институт социально-политических исследований АН СССР. С социологии, образно говоря, сняли оковы, открылись широкие возможности для творчества. Это немало. Разумеется, еще рано бить в литавры. Для того чтобы социология заняла свое место в системе научного управления обществом, требуется время, и немалое. Итак, закончился 70-летний период борьбы за становление социологии как самостоятельной науки, за использование результатов ее исследований в научном формировании задач социальной политики общества. На повестку дня поставлен вопрос о развитии социологического знания, о становлении нового социального мышления.

 

Структурные парадигмы Т. Парсонса и Р. Мертона.

    Наиболее полно основы функционализма сформулировал Толк Отт Парсонс (1902–1979). Он стремился обосновать центральную идею своего социального учения, идею «социального порядка», в котором над конфликтом доминирует согласие (консенсус). Он построил концептуальную схему, в центре которой находится процесс взаимодействия социальных систем, ок личностными характеристиками и ограниченных культурой.  Обвинения в антиисторизме структурный функционализм пытался опровергнуть: а) разработкой неоэволюционизма; б) созданием ряда теорий «социального изменения», учитывающих значение дисфункциональньтх элементов в социальной системе; в) поворотом к изучению «социального конфликта», апеллирующему к работам К. Маркса; г) выработкой своего рода синтеза структурно-функциональной модели равновесия и модели конфликта, обычно выражающейся в функциональных терминах; д) созданием так называемой общей теории социальных систем.  На упрек в нормативном детерминизме структурный функционализм оказался неспособным ответить, что и вызвало появление ряда оппозиционных ему теорий. (Под детерминизмом в данном случае понимается причинная взаимообусловленность явлений.) Неоэволюционистские теории в большинстве своем пытаются совместить характерную для структурного функционализма идею системности с идеей развития. Одним из первых такую попытку предпринял сам основатель структурного функционализма Т. Парсонс. В книгах, написанных совместно с Эдбардом Шилзом (р. 1911) «к общей теории действия» и «Рабочие материалы по теории социального действия», он выдвинул положение о том, что все действующие системы, если им удается выжить, сталкиваются с четырьмя важными проблема ми. Во-первых, они должны обеспечить получение ресурсов из окружающей среды и распределение внутри системы. Этот процесс Парсонс и Шилз назвали «адаптацией». Во-вторых, системы должны быть способными мобилизовать ресурсы для достижения определенных целей и установить приоритет между ними (целями). Это – процесс «целедостижения». В-третьих, отношения внутри системы должны координироваться, регулироваться и, следовательно, иметь налаженный механизм «интеграции». Наконец, в-четвертых, должны существовать пути выработки в составляющих систему индивидах такой мотивации, которая обеспечивала бы соответствие их деятельности целям системы, равно как и пути снятия прежних эмоциональных напряжений у членов общества. Это – механизм «поддержания ценностного стандарта».  С введением Парсонсом и Шилзом указанных понятий наметился существенный сдвиг в теории от анализа структур к анализу функций. Структуры теперь рассматриваются с точки зрения их функциональных последствий для решения названных четырех проблем; взаимосвязь между частными структурами анализируется с точки зрения ее влияния на те условия, которые каждая из структур способна удовлетворить. Тем самым Парсонс и Шилз попытались решить проблему развития и изменения системы путем приведения ее в соответствие с требованиями нормативной модели. Их подход, несмотря на некоторый сдвиг акцентов, остался нормативистским. Наконец, Парсонс предпринял еще одну попытку совместить идею эволюционизма со своей социологической схемой. Он обратился к проблеме человека и попытался объяснить процесс усложнения социальных систем через всевозрастающую дифференциацию функций, выполняемых индивидами в системе. Он утверждал, что процесс все возрастающей дифференциации ролевых функций оказал воздействие на эволюцию человеческих обществ и конкретных социальных систем. На ранних этапах человеческой эволюции, отмечал Парсонс, различные ролевые функции выполнялись одним лицом. В современном мире произошла дифференциация ролевых функций, которые стали выполняться различными лицами. Таким образом, он делал вывод: современные общества эволюционировали в высокодифференцированные структуры, способные осуществлять эффективный контроль над окружением. Тем самым они достигли не только экономической, но и культурной продуктивности, притом в такой степени, о которой на ранних стадиях не имели никакого представления. Парсонс сумел подняться над функционализмом, не отбросив, а приспособив его к требованиям эволюционного подхода. Однако сохранить функционализм оказалось возможным, только лишив эволюционизм присущего ему духа развития и прогресса. Содержание социальной эволюции свелось у Парсонса к усложнению системы и увеличению ее адаптивной способности.

       Сконструировать модель социального изменения в традициях структурно-функционального анализа попытался Роберт Мертон (р. 1910), находящийся под сильным влиянием идей П. Сорокина и Т. Парсонса. Основываясь на методологических принципах структурно-функционального анализа, Мертон заявил об отказе от создания общей социологической теории. В книге «Социальная теория и социальная структура». Он предложил систему множественных моделей функционального анализа на уровне конкретных социальных систем и общностей. Пытаясь преодолеть метафизичность структурно-функционального подхода Парсонса, Мертон наряду с понятием функции ввел понятие «дисфункция», т.е. заявил о возможности отклонения системы от принятой нормативной модели, что, в свою очередь, должно повлечь за собой или новый этап в приспособлении системы к существующему порядку, или определенное изменение системы норм. Таким путем Мертон пытался ввести в функционализм идею изменения. Но он ограничил изменение «средним» уровнем – уровнем конкретной социальной системы, связан его с проблематикой «разлада» системы – с понятием аномии. Кроме разработанной Мертоном «структурно-дисфункциональной» модели социального изменения, существует целый ряд других – однофакторных и многофакторных – моделей. Общее, что характеризует все модели, – это попытка выяснить причины становления и развития тех или иных социальных явлений, т.е. Попытка дать им причинно-следственное объяснение.

 

Интерпретивные парадигмы Дж. Мида, А. Щюца, Г. Гарфинкеля.

Джордж Герберт Мид (1863-1931) – американский социолог, философ, психолог. Основатель нового направления в американской социологии, возникшего в 1920-е гг. и получившего название символического интеракционизма (от англ. interaction – взаимодействие). Основные сочинения были опубликованы посмертно: «Разум, Я и Общество» (1934); «Философия действия» (1938). С позиций символического интеракционизма социальная жизнь людей – это грандиозный театр, где индивиды, подобно актерам, совершают различные символические действия, несущие в себе определенные смыслы, доступные восприятию других людей и встречающие со стороны тех либо одобрение, либо осуждение. Каждое социальное действие способно нести в себе бесконечное множество самых разных, в том числе взаимоисключающих смыслов. Поэтому в первую очередь важно то, что сам индивид вкладывает в свои действия, какой смысл для него является исходным, определяющим. Действие, в ходе которого человек берет в руки оружие, обретает полномасштабную социальную значимость в зависимости от его мотивов. Мотивы, заставляющие совершить преступление или защитить себя и других от преступника, являются психологическим выражением исходных смыслов социального действия. Любой смысл – это совокупность символических значений, и люди пытаются прочитывать эти значения, разгадывать смыслы символических действий друг друга. Динамика социальной жизни постоянно обновляет содержание символических форм межчеловеческого взаимодействия, поэтому люди вынуждены регулярно адаптировать собственные психологические и поведенческие механизмы к символическим стереотипам. Одновременно им приходится с той же регулярностью модифицировать и модернизировать смыслы общепринятых символов, чтобы совместная деятельность была согласованной и продуктивной. Наиболее распространенной формой символических интеракций является ролевое поведение. Благодаря типовым поведенческим стереотипам ролевое поведение выступает надежным механизмом социального взаимодействия. Содержащиеся в таких стереотипах символические смыслы не вызывают затруднений при их прочтении контрагентами общения и обеспечивают необходимое взаимопонимание. Ролевое поведение обладает значительным регулятивным потенциалом и является одним из важнейших механизмов социального контроля за поведением индивидов. Мид ввел понятие индивидуальной перспективы. Ее предпосылкой является социальная свобода, предполагающая, что реальность открывается индивиду как многообразие существующих перед ним социальных перспектив, каждая из которых – это возможность вступать в различные системы взаимодействия, выбирать среди них наиболее предпочтительные. Через эти понятия Мид по-своему определяет социальность, которая предстает у него как способность личности к одновременному участию в разных перспективах.

В 60-х гг. XX в. среди социологов Запада резко повысился интерес к работам немецкого философа феноменологического направления Э. Гуссерля и соответственно известное развитие получила так называемая феноменологическая социология. Большое влияние на развитие этой дисциплины оказали труды австрийского философа Альфреда Шюца (1899–1959). В центре внимания Шюца находится проблема «интерсубъективности», т.е. то, как мы понимаем друг друга, как формируется общее восприятие и общее представление о мире. Шюцевские анализы интерсубъективности составили фундамент «социологии обыденного знания» – одной из наиболее разработанных на сегодня концепций феноменологической социологии. Каждый человек, пишет Шюц, обладает уникальной биографией и воспринимает мир по-своему. Однако это не исключает «взаимность перспектив», благодаря существованию которой становится возможным взаимодействие людей друг с другом. Человек, согласно Шюцу, воспринимает внешний мир – вещи, события – как типы. «Типизирующим медиумом», посредством которого передается социально обусловленное знание, служат словарь и синтаксис повседневной речи. Представителями типов являются и люди. Однако воспринимаются они с различной степенью анонимности. Поэтому наиболее важной для понимания человеком социального мира оказывается такая категория социальных индивидов, как «сотоварищи», с которыми его связывают «мы-отношения». В состав обыденного знания входит также арсенал практических действий, которые Шюц называл «эффективными рецептами для использования типичных средств для достижения типичных целей в типичных ситуациях». Однако эти «верные рецепты» не всегда оказываются годными, и тогда индивид ищет другие. Так, по мере развертывания индивидуальной биографии растет его опыт. Этот процесс называется у феноменологов «наслаиванием». Слой за слоем новое здание «вписывается» в уже имеющиеся типы или дает начало ядру, вокруг которого вырастает новая типическая структура. Обыденный, повседневный мир, по Шюцу, является «высшей реальностью», наиболее важной для человеческого познания. Однако в «высшей реальности» существуют конечные области значения, в границах которых человек может позволить себе сомневаться и ставить под вопрос свои обыденные суждения. К ним относятся магия, религия и наука.

Гарфинкель Гарольд (1917) – американский социолог, представитель  этнометодологии. Термин «этнометодология» сконструирован по аналогии с этнография, термином «этнонаука» (зачаточные знания в примитивных обществах). Этнометодология Гарфинкеля – модификация феноменологической социологии. Но, в отличие от спекулятивной «соц. Гносеологии» Шюца Гарфинкель сосредоточивается на эмпирич. исследованиях единичных («уникальных») актов соц. взаимодействия, отождествляемого с речевой коммуникацией. Общество как объективное явление для Гарфинкеля; вообще не существует, оно сводится к объясняющей, интерпретирующей деятельности индивидов. С т. зр. этнометодологии основная задача социолога – выявление имманентной рациональности обыденной жизни, противопоставляющейся научи, рациональности. Гарфинкель критикует методы традиционной социологии как искусственное наложение готовых схем и норм на реальное человеческое поведение. Исследователь, по его мнению, всегда включен в контекст исследуемой ситуации и влияет на нее. Социальный факт, по существу, тождествен процессу его интерпретации. Т. обр., этнометодология Гарфинкель и др. этнометодологов (П. Мак-Хью, А. Блюма и др.) утверждает принципиальную невозможность получения объективного научного знания, считая, что знание: производно от повседневного общения.

 

Интегративные парадигмы Э. Гидденса, П. Бурдье.

Основным тезисом «теории структурации» Энтони Гидденса (р. 1938) является утверждение, что каждое исследование в социальных науках или истории имеет дело с взаимосвязью действия и структуры. (При этом не важно, структура определяет действие или наоборот.) Гидденс считает, что само различение микро- и макроуровней «не особенно полезно», что лучший пример «интегративной социологической парадигмы» – работы К. Маркса. Основной сферой исследования социальных наук, утверждает он, является не опыт индивидуального субъекта, не какая бы то ни было форма социальной тотальности, а «социальный опыт, упорядоченный во времени и пространстве». Отправной точкой в теории Гидденса служит человеческая деятельность, которую он рассматривает как «рекурсивную». Это означает, что деятельность «не привносится в бытие социальными субъектами, а непрерывно воссоздается ими с помощью тех же средств, которыми они выражают себя как деятельные субъекты. В процессе самой деятельности и через нее субъекты производят условия, которые делают эту деятельность возможной». Человек как деятель не просто осознает себя, а еще и регулирует непрерывный поток социальных действий и обстоятельств. Он способен к «рационализации», или к выработке стереотипов, посредством которых поддерживается непрерывное понимание им причин собственной деятельности. Рационализацию действия Гидденс сопоставляет с его мотивацией: мотивация включает желание субъекта, побуждающее к действию; она в большей степени, чем рационализация, является стимулом, причем стимулом многоаспектным, более того – всеобъемлющим, но она часто не осознанна, хотя и значима в социальном поведении. Гидденса интересуют структура и функции сознания действующего субъекта. Он различает дискурсивное (способность облекать мысли в слова) и практическое (способность облекать мысли в действия) сознание. В теории структурации последнее играет более важную роль, что сближает ее с микротеориями (символическим интеракционизмом, феноменологической социологией).

Пьер Бурдье (р. 1930) – французский социолог. Окончил Высшую педагогическую школу в Париже. Преподавал философию, возглавлял Центр европейской социологии, издавал журнал «Ученые труды в социальных науках». Действительный член Французской академии. Основные труды: «К социологии символических форм» (1970); «Политическая онтология Мартина Хайдеггера» (1976); «Практический смысл» (1980); «Homo academicus» (1984); «Правила искусства» (1993). П. Бурдье ввел в современную социальную теорию понятие символического насилия, которое он рассматривает и квалифицирует как неизбежный атрибут всякой власти. Государственные властные структуры сохраняют и укрепляют свои кратические полномочия как с помощью осуществляемого ими непосредственного принуждения и прямого насилия, так и благодаря тому, что исходящие от них инициативы и акции выглядят в глазах граждан легитимными. Для успешного функционирования государственной власти необходимо целенаправленно, систематически и повсеместно осуществлять не столько прямое, обычное, сколько символическое насилие, т.е. навязывать гражданам, внедрять в их сознание выгодную властям иерархию норм и ценностей, апологетически ориентированную систему значений и смыслов. Эта практика, если она проводится неуклонно на протяжении достаточно длительного времени, дает в результате требуемый эффект: навязываемые обществу идеи, принципы, нормы, ценности, смыслы, оценочные стереотипы приобретают для массового сознания привычный, само собой разумеющийся, почти естественный характер. Таким образом государство укрепляет нужную властям модель отношений господства-подчинения. Символическое насилие предполагает такое состояние массового сознания, как «незнание». Для властей наиболее предпочтительным является бессознательное, дорефлексивное принятие людьми навязываемых им нормативно-ценностных стереотипов, господство упрощенных, неполных, искаженных, мифологизированных представлений о сущем и должном, необходимом и запретном. В перманентной ситуации «незнания» люди охотно признают легитимность любой, в том числе авторитарно-полицейской, тиранической, тоталитарной власти, и не склонны препятствовать символическому насилию над их сознанием и поведением, спокойно перенося дефицит свобод и естественных прав.

 



0
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2020 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!