Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Ответы на вопросы социологии»

/ Ответы на вопросы
Конспект, 

Оглавление

Задание 1. 

Во второй половине XIX века и в XX веке, когда интенсифицировались процессы образования современных национальных государств, наибольшую популярность получили идеи федерализма. Например, известный французский социолог Р. Арон рассматривал федерализм как единственно пригодное для наших дней средство, способное вывести современное государство из тупика. Он утверждал, что федерализм в середине XX века играет ту же роль, какую играл либерализм в XVIII веке и марксизм в середине XIX века. 

Является ли  утверждение французского социолога верным или не является таковым? Аргументируйте ответ,  приведите  примеры.   Соответствует ли  федерализм  идеям   нашего   времени?  Какие  процессы происходят в настоящее время в зарубежных странах в данном направлении? Какие тенденции существуют на этот счет? 

 

Федеративное государство – сложное государство. Составные части этого государства, именуемые субъектами федерации, обладают известной политической самостоятельностью. Им присущи определенные признаки государства. Территориальная организация власти в федеративном государстве закрепляет децентрализацию государственных функций. Сложность взаимоотношений федерации со своими субъектами предопределила меньшую по сравнению с унитарной распространенность федеративной формы государственного устройства. Тем не менее в мире существует значительное число федераций, которое не только не уменьшается, но, напротив, постепенно возрастает. Наряду с существующими уже ни одно столетие «классическими» федерациями (как США, Канада, Мексика, Аргентина, Швейцария и другие) появились новые федерации в странах Европы (Бельгия), Азии (Индия, Пакистан) и Африки (Нигерия).

Часто вместо термина «федеративное государство» употребляется термин «союзное государство». Именно так по официальной терминологии именуется «Союзная Республика Югославии». Федеративная Республика Германии – в буквальном переводе звучит как Союзная Республика Германии, а названия ее федеральных органов также буквально переводятся как президент Союза, союзное собрание, союзный совет. 

Федеративное государство по своей природе является более демократичным, чем унитарное, поэтому федерации в основном имеют республиканскую форму правления. Есть, однако, и исключения. К федерациям с монархической формой правления относятся такие страны, как Бельгия, Малайзия, Канада, Австралия (последние две по чисто формальным основаниям). В Бельгии, Канаде и Австралии субъекты федерации организуются по республиканскому типу, а в Малайзии часть субъектов имеет республиканскую форму правления, часть – монархическую.

Федеративное государство образуется: 1) в результате договора между независимыми субъектами о создании нового государственного объединения с превращением участников договора в субъектов федерации (так, тринадцать североамериканских штатов, отстаивающих независимость от британской короны, договорились о создании нового государства – Соединенных Штатов Америки); 2) путем присоединения к государству новых территорий и наделения их правами субъекта федерации (так, к США в результате завоевания был присоединен Техас, путем покупки – Луизиана, в ходе освоения новых территорий – штаты на западе от реки Миссисипи) или образования новых субъектов федерации на части территории прежде существовавшего государства (образование земли Северный Рейн–Вестфалия из части прежних территорий Пруссии, а также пяти новых земель на территории прежней ГДР); 3) в результате повышения статуса прежних региональных образовании и превращения их в субъекты федерации (так, согласно поправкам к Конституции Бельгии 1831 г., принятым в 1988 г., Фландрия, Валлония и Брюссель становятся субъектами Бельгийской федерации); 4) путем эволюции конфедерации в федеративное государство с превращением прежде независимых государств в субъектов федерации (Швейцария после гражданской войны 1847–1849 гг., в ХХ веке – Объединенные Арабские Эмираты, первоначально представлявшие собой конфедеративную форму объединения семи княжеств Персидского залива).

Двадцатый век называют веком федерализма, и это отчасти справедливо. Именно на это столетие приходится резкое увеличение числа федеративных государств и расцвет федерализма, его идей и принципов. В настоящее время в начале XXI века примерно одна десятая часть стран, представленных в ООН, имеет федеративную структуру, и проживает в них более одной трети населения мира. По другим данным, в пределах государств, которые являются формально федеративными, проживает почти 40% населения Земли, и еще одна треть населяет государства, которые в той или иной мере исповедуют федеративные принципы, оставаясь формально унитарными.

Значительная часть стран Европы в той или иной форме осуществили идею федерализма. На наших глазах происходит все большая федерализация Великобритании. Наряду с древнейшей европейской федеральной Швейцарией не так давно возникла Бельгийская федерация. Выдержала испытание временем Германская федерация. Нельзя забывать и о России, где модернизация федеральных отношений непосредственно связана с укреплением вертикали государственной власти.

Федеральное устройство имеет большие перспективы, ибо оно, как правило, позволяет сочетать интересы отдельных народов и территорий с интересами общегосударственными. Вместе с тем, и это должно являться предметом научного исследования, процесс происходит с массой противоречий и зигзагов, и наряду с интеграционными наблюдаются тенденции центробежные, в сторону усиления прав автономий. Даже в устойчивых структурах ряда западноевропейских стран, таких как Великобритания, Бельгия, Испания национальный вопрос ведет к изменению форм государственного устройства. Это отражает сложность и противоречивость исторического процесса. Мы видим, как наряду со относительно спокойным и цивилизованным становлением шотландской автономии или превращением Бельгии в федеративное государство проявляется и тенденция распада казавшихся прочными федеративных государств. Из единой Чехословакии на карте появилось два государства. После распада СССР на территории постсоветского пространства происходят сложные процессы становления и обновления федеральных отношений: с трудом дается решение проблем федерального устройства Молдовы и Приднестровья, Грузии и Абхазии. Поистине драматическим явился распад Югославской федерации. От государства, состоявшего из шести республик, остался лишь подвергающийся угрозе полного уничтожения союз Сербии и Черногории. Распад Югославской федерации сопровождался вооруженными столкновениями, перемещением десятков тысяч людей, возникновением очагов терроризма и вооруженным вмешательством иностранных государств. Эти процессы происходят на фоне усиления интеграции всей Европы. Отсюда ясно, и это – задача историков – изучить и понять эти сложные и противоречивые хитросплетения действительности. Изучение исторической подоплеки происходящего, безусловно, имеет практическую ценность. Столь актуальная и волнующая нас проблема терроризма имеет свои корни в национальной и социальной неустроенности. Быть может и война в Чечне – следствие многих политических ошибок, следствие возникновения там террористического очага – могла бы и не начаться, если бы вопросы федерализма на Северном Кавказе были бы решены своевременно и разумно.


Задание 2.

Китай – одна из немногих стран, не отвергнувших лозунга социалистического выбора, что откладывает определенный отпечаток на его законодательство. Традиционная китайская концепция не отрицает права, но полагает, что оно необходимо для тех, кто не заботится о морали, для преступников, для иностранцев, которым чужда китайская цивилизация. Сами же китайцы спокойно обходятся без права. Они не интересуются содержанием законов, не обращаются в суд и регулируют свои отношения на основе соглашения и гармонии. Законы, по их мнению, – ненормальное средство решения конфликтов. Они лишь предлагают образцы поведения и предостерегают потенциальных нарушителей. Как и в Японии, в Китае считается идеальным, чтобы законы вообще не применялись, а судебные решения не выносились.

Прокомментируйте данный факт, в т.ч. с точки зрения теории единства и взаимозависимости государства и права. Применима ли практика Китая в других странах? Какие процессы происходят в современном Китае в области права? Ответ аргументируйте, приведите примеры.

 

Правовая система КНР носит смешанный характер, представляя собой сплав древних правовых традиций и современного законодательства, основанного на идеях «социализма с китайской спецификой» и некоторых принципах романо-германского права.

Для правовой культуры Китая характерно традиционное преобладание норм морали над нормами права в регулировании любых вопросов общественной жизни, включая самые важные. Такое отношение к праву вытекает из конфуцианского учения, составлявшего основу государственной идеологии Китайской империи вплоть до революции 1911 г. Согласно идеям конфуцианства на переднем плане должны находиться воспитание и убеждение, а не власть и принуждение. Вследствие таких взглядов китайцы отрицательно относятся к европейской идее права с его строгостью и абстрактностью. Человек не должен настаивать на своих правах, поскольку долг каждого – стремиться к согласию и забывать о себе в интересах всех, В любом случае конкретное решение должно отвечать справедливым и гуманным чувствам, а не быть втиснутым в рамки юридической схемы. Возмещение вреда не должно ложиться непомерным грузом на плечи должника и вести его семью к разорению.

По этическому учению конфуцианства гражданин, считающий, что кто-то по отношению к нему пренебрег правилами «ли» (т.е. правилами гармоничного, «Правильного» поведения), должен стремиться к беспристрастному разрешению конфликта посредством спокойного обсуждения, нежели подчеркивать возникшие разногласия, настаивая на своих правах или апеллируя к судье. Само понятие субъективного права до начала XX в. в Китае отсутствовало.

Китай в течение веков жил не зная организованных юридических профессий. Суд творили администраторы, сдававшие для занятия поста экзамены литературного характера. Они не знали права и руководствовались советами своих чиновников, принадлежащих к наследственной касте. Людей, сведущих и законе, презирали, и если советовались с ними, то тайно. Не было юридической доктрины, и в долгой истории Китая не обнаруживается ни одного крупного юриста, оставившего в ней след.

Однако в Китае существовал и другой подход к праву. В III в. до н.э. школа легистов заняла позицию, согласно которой власть должна основываться не столько на добродетели правящих (правлении людей), сколько на подчинении закону (правлении законов). Взгляды легистов изложены в трактате, принадлежащем Хан Фэйнзы. Он и другие легисты настаивали на необходимости постоянно действующих законов; правитель должен знать их, а подданные строго исполнять. Это была концепция права и закона, близкая к западной. Однако взгляды легистов остались чуждыми сознанию большинства китайского населения. При династии Хань (206 г. до н.э.) конфуцианство снова возобладало, и с тех пор его господство было постоянным. Китайские кодексы, которые появлялись после воцарения династии Хань, содержали лишь административные предписания или нормы, относящиеся к уголовному праву; гражданско-правовые правила попадали в них лишь, когда нарушение норм обычая влекло уголовные санкции.

При последней, Цинской династии (1644–1911 гг.) Китай имел два систематизированных свода законов, один из которых относился к государственному и административному праву, другой – к уголовному, гражданскому и семейному. Первый свод законов (Дацин хуэй-дянь) содержал детальные предписания относительно функций всех правительственных учреждений. Второй назывался Дацин люйли (Основные законы и постановления Великой династии Цин). Он состоял из 7 разделов. В первом указывались виды наказаний и обстоятельства, при которых они могут быть смягчены, в остальных содержались составы преступлений и способы разрешения гражданских споров, причем каждый раздел был связан с деятельностью одного из министерств. По форме изложения материала Дацин люйли представлял собой сборник огромного числа казусов. Многие положения этого кодекса действовали до 1931 г, Брачно-семейные, наследственные, торговые и другие отношения регулировало обычное право, отличавшееся чрезвычайной пестротой (партикуляризмом).

С победой синьхайской революции 1911 г. в Китае начался процесс модернизации традиционного права. После провозглашения республики была проведена огромная работа по созданию современных кодексов, основанных на лучших европейских образцах. Уже в 1912 г. принято первое современное Уголовное уложение, пересмотренное в 1928 г. и переименованное в Уголовный кодекс. Основанный преимущественно на германском и японском законодательствах, Гражданский кодекс, включающий и гражданское, и торговое право, вступил в силу в 1929–1931 гг. Гражданский процессуальный кодекс – в 1932 г. Земельный кодекс – в 1930 г. В результате этих работ китайское право (во всяком случае внешне) европеизировалось и вошло в семью правовых систем, основанных на римском праве. Однако за этим фасадом продолжали существовать традиционные понятия и, за немногими исключениями, именно они преобладали в реальной жизни. Кодексы и законы применялись в Китае только в той мере, в какой они отвечали народному чувству справедливости и приличиям.

Современное положение с правовой системой в Китае остается достаточно сложным. Так, в 80-е годы ХХ в., начиная реформы, Китай оказался фактически без гражданского законодательства. Отказ от командно-административных методов и строительство многоукладной экономики смешанного (планово-рыночного) типа потребовали разработки правовых норм, необходимых для регламентации рыночных отношений. Создание нового гражданского законодательства чрезвычайно осложняется тем фактом, что руководство КНР не имеет четкого представления об окончательной общественной модели, которая должна утвердиться в результате длительных экономических реформ. Поскольку эта модель в конечном итоге должна воплощать «социализм с китайской спецификой», законодатель лишен возможности заимствовать «готовые» гражданские законы капиталистических стран, как это было сделано в конце XIX в. в Японии и в 1920-е гг. в гоминьдановском Китае. В целом гражданское право КНР находится в стадии формирования, многие его институты до сих пор законодательно не закреплены.

В области семейного права (которое в КНР не сходит в систему гражданского) в период реформ был принят Закон о браке 1980 г. Он отменил Закон 1950 г., закреплявший старый, феодальный строй семейных отношений. В новом Законе отчетливо прослеживается стремление поощрять поздние браки, что должно способствовать решению демографических проблем страны.

Значительной трансформации в соответствии с концепциями «социалистической рыночной экономики» подверглось и трудовое право КНР. Наряду е сохранением некоторых прежних, социалистических черт, новое китайское трудовое законодательство восприняло ряд положений и конструкций, присущих странам развитой рыночной экономики.

Изданы 4 Временных правила по регулированию трудовых отношений: о трудовых контрактах; о трудоустройстве; об увольнениях; о страховании по старости и безработице. Эти акты вводили новую модель индивидуальных трудовых отношений, призванную постепенно заменить действовавшую прежде систему пожизненной занятости, при которой наем, перемещение, увольнение значительной части работников допускались только с разрешения государственного органа. Новая система основывалась на свободе найма и увольнения и предусматривала заключение срочных трудовых контрактов продолжительностью не менее одного года, детально определяющих обязанности, условия труда, способы обеспечения трудовой дисциплины, порядок увольнений. В 1990-е гг. приняты законы о профсоюзах (1992), о безопасности труда на шахтах (1992), о технике безопасности и производственной санитарии (1993) и ряд других нормативных актов.

Уголовный процесс в КНР основывается на принципах социалистической законности. В 1996 г. был принят в новой редакции Уголовно-процессуальный кодекс КНР (вместо УПК 1979 г.), существенно усиливший гарантии прав личности в суде. С вступлением УПК в силу прекратили действие Положение КНР об арестах и задержаниях, постановление ПК ВСНП о порядке срочного вынесения судебных решений в отношении преступников, серьезно нарушающих общественный порядок, постановление ПК ВСНП по вопросу о сроках разрешения уголовных дел.

В соответствии с Конституцией никто из граждан не может быть подвергнут аресту иначе как органами общественной безопасности с санкции или по постановлению народной прокуратуры или по постановлению народного суда (ст. 37); разбирательство дел во всех народных судах ведется открыто, за исключением особых случаев, предусмотренных законом. Обвиняемый имеет право на защиту (ст. 124). В Конституции и законодательстве закрепляется также принцип независимости судов, равноправие граждан при разбирательстве дел, право граждан различных национальностей на использование своего языка в процессе судопроизводства.

Народные суды, народные прокуратуры и органы общественной безопасности, рассматривая уголовные дела, должны нести раздельную ответственность за осуществление своих функций, взаимно координировать работу, действовать согласованно с тем, чтобы обеспечить точное и эффективное проведение в жизнь закона (ст. 135 Конституции).

Новая редакция УПК, вступившая в силу в 1997 г., предусматривает более ранний и более широкий допуск защитника к обвиняемому и отменяет упрощенную процедуру по некоторым делам, по которым возможно вынесение смертных приговоров. Прежде обвиняемые могли консультироваться с адвокатом не ранее чем за 7 дней до начала суда. Теперь задержанные имеют право на получение юридической помощи до предъявления обвинения.

Несмотря на многочисленные позитивные перемены в законодательстве начиная с 1979 г., на практике уголовный процесс по-прежнему носит обвинительный характер, особенно по политическим делам. Многие процессуальные права являются пока не более чем формальностью. Более 200 тыс. человек продолжают находиться под административным арестом без предъявления обвинения или суда в лагерях, где их «перевоспитывают трудом». По-прежнему широко распространены пытки и жестокое обращение с задержанными и заключенными.

Таким образом, традиции судопроизводства Срединной Империи оказывают заметное влияние на судебную практику в КНР; это проявляется в зависимости суда от государства и партийных инстанций, отсутствии гражданского контроля над судебной властью, неразвитости судебной процедуры. Сохранились в современных судебных процессах Китая и многие пережитки прежней судебной практики: до сих пор существуют публичные казни, на обвиняемого вешают табличку с указанием совершенного им преступления, при оглашении приговора обвиняемые должны кланяться и т.д.


Задание 3.

Середина 70-х годов прошлого века ознаменовалась началом революционного движении в странах южной Европы – Греции, Испании и Португалии. Народы этих стран вступили в борьбу против господствующих там диктаторских режимов. Данный процесс охватил в дальнейшем многие страны по всей планете. Организация «Фридом Хауз», которая публикует результаты ежегодного анализа состояния свободы в мире, зафиксировала, что если в 1972 г, в мире насчитывалось 42 свободные страны, то в 1991 г. их число возросло до 75.

Какие тенденции в области распространения и утверждения демократических институтов отмечаются в настоящее время? Какие процессы в этой области происходят в различных странах мира? Совместима ли демократия с незападными культурами?

 

Демократия, как и государство, является исторической категорией. Она появилась в античном мире (Афины, Римская республика) и уже тогда противопоставлялась тирании. В период феодализма демократия была редкостью и имела место лишь в некоторых городах-республиках. Только после победы буржуазных революций демократия начинает применяться повсеместно, но и при этом она никогда не была и не является сейчас универсальным методом осуществления государственной власти. Демократическое правление возможно лишь тогда, когда соответствующий общественно-экономический строй пользуется активной или пассивной поддержкой основной массы населения страны.

В XX в., в особенности после окончания второй мировой войны, политическая история многих стран связана с переходом к демократическим режимам от различных форм авторитаризма (Греции, Испании, Бразилии, Аргентины и др.). Это относится и к бывшему СССР, России и другим республикам, входившим в СССР.

Демократия выступает в настоящее время скорее как привлекательный идеал, а не как характеристика реальных демократических государств. Это понятие содержит в себе внутреннее противоречие. Суть его состоит в том, что власть народа в полном смысле этого слова означает самоуправление народа, а значит отрицание политического господства, специального аппарата принуждения и других атрибутов государства. Подлинное народовластие несовместимо с существованием государства и демократии как его разновидности. На деле же демократия нигде и никогда не существовала без государства. Отмирание же государства, его замена общественным самоуправлением представляется нереальным, учитывая глобализацию проблем общественной жизни, многообразие социальных отношений, свободу человека и различные интересы людей. Кроме того, сохраняя стабильность социальной системы, неизбежны обязательные для всех решения по определенным вопросам.

Известная нам плюралистическая концепция демократии находит практическое признание и применение во многих государствах мира. Однако и она подвергается критике. К ее недостаткам обычно относят:

1) идеализацию действительности, преувеличение участия граждан в группах интересов. Поэтому демократия не будет властью большинства;

2) игнорирование неравенства влияния социальных слоев на власть и прежде всего приоритетного влияния бизнеса, бюрократии, ВПК, профсоюзов;

3) углубление противоречия между равенством и свободой, ограничение свободы в пользу равенства. Это означает нарушение основополагающих прав личности. Поддержка государством социально ущемленных слоев может реально осуществляться только за счет других групп населения.

Разумеется, нет и не может быть совершенной демократии, но несмотря на все недостатки, она самая лучшая и самая гуманная форма правления из всех до сих пор известных. Хотя очевидны относительность, временная и пространственная ограниченность парламентаризма, системы представительства, всеобщего избирательного права и других атрибутов демократии. Они не способны раз и навсегда разрешить все стоящие перед обществом проблемы. Решение одних проблем чревато возникновением новых, порой еще более серьезных проблем, но это не может служить достаточным основанием для потери веры в саму демократию.

Итак, демократия как народовластие представляет собой во многом утопию, которая все-таки имеет важное значение, поскольку демократия рассматривается как ориентир, цель политического развития общества. Реальная демократия в лучшем случае – власть большинства над меньшинством, в худшем – господство хорошо организованного, опирающегося на экономическую власть меньшинства. Меньшинство имеет социальные привилегии над большинством, поддержку информационной власти и формальное согласие большинства граждан.

Опыт многих демократических государств мира свидетельствует, что негативные стороны демократии можно во многом нейтрализовать, не отказываясь при этом от ее главных преимуществ, и прежде всего эффективности управления. Реально существующая демократия в индустриально развитых странах стремится воплотить идеи самоуправления – в основном на местном уровне и на производстве. В масштабах всего общества демократия выступает в виде парламентаризма – системы правления, основанной на разделении властей и верховенстве власти парламента, делегированной ему народом. Парламентаризм может включать различные виды представительства: территориальное, партийное, корпоративное, этническое.

Современная парламентская демократия весьма далека от «народовластия». И все же, несмотря на несовершенства реальной демократии, она сегодня является наиболее популярной формой правления. В мировой политической мысли существуют ценностные и рационально-утилитарные обоснования демократии.

Ценностные рассматривают демократию как ценность саму по себе, как реальное воплощение в государственном устройстве важнейших ценностей: свободы, равенства, социальной справедливости, народовластия. Такие утверждения не бесспорны, часто демократические ценности истолковываются по-разному. Например, свобода. Она сегодня воспринимается многими как тяжелое бремя, связанное с риском, ответственностью, психологическими неудобствами. Ей предпочитается покой, порядок и материальное благосостояние. Не только в прошлые эпохи, но и в наше время, многие люди не раздумывая променяют личную свободу на безопасность и вкусную «чечевичную похлебку». Неоднозначное отношение людей к основным демократическим ценностям и их различное толкование свидетельствует о сомнительности ценностных обоснований демократии. Это относится и к практическим попыткам принудительного «осчастливить» ею различные народы.

Рационально-утилитарное обоснование демократии рассматривает ее как наиболее полезную и рациональную для общества и граждан форму организации. Демократическое правление повышает вероятность нахождения оптимальных решений. Демократия совместно с конкурентными рыночными структурами делает общество открытым для любых идей и вариантов развития, предпочитаемых народом (отсюда и название демократического рыночного государства – «открытое общество»).

Н. Луман, К. Дойч и др. сторонники системной теории обоснования демократии оправдывают ее существование не гуманными соображениями, а лучшими возможностями сохранения и развития системы, ее адаптации к непрерывно изменяющейся социальной среде. Демократия обеспечивает многообразие общественных явлений, богатство духовных и социальных альтернатив, расширяет политический выбор. При принятии политических решений представлены различные взгляды и позиции и осуществляется отбор наиболее приемлемых из них. Смена парламента и правительства способствует своевременному исправлению ошибок, корректируется политический курс в соответствии с меняющейся ситуацией.

Такая позиция подвергается критике за полное отвлечение от нравственных ценностей. С точки зрения системного подхода можно оправдать любые формы организации и меры, способствующие самосохранению системы. Ограниченность подобного подхода состоит и в том, что полное забвение ценностных ориентации, менталитета людей недопустимо, так как от внутреннего мира человека зависят любые общественные процессы.

Системные трактовки демократии исходят из идеальной модели управления, рациональности политического поведения рядовых граждан и политических элит, их готовности действовать разумно. Кроме того, собственные интересы сочетаются с интересами других, с интересами общества на основе закона. К такому состоянию политической культуры подошли частично индустриальные страны. А в большинстве стран преобладают национальная, классовая, религиозная непримиримость, групповой и индивидуальный эгоизм. Социальная безответственность в поведении граждан, пренебрежение интересами других – это реалии сегодняшнего дня.

Политические антропологи отмечают, что человек не всегда готов к демократии. Существуют индивиды, этносы, которым нужна твердая, авторитарная власть, защищающая «от самого себя», т.е. ограничитель агрессивных инстинктов.

Опыт истории учит, что демократия – благо лишь тогда, когда она соответствует политической культуре и менталитету народа. Необходимыми условиями ее социальной эффективности являются наличие в обществе согласия по основным вопросам совместного проживания в государстве; признание подавляющим большинством граждан «демократических правил игры»; преобладание индивидуалистического сознания (ценность личности приоритетна по отношению к коллективу), нравственной готовности к компромиссам, самоограничению и самодисциплине из уважения других людей, закона, мнения большинства. Демократия неприемлема в экстремальных ситуациях – в периоды войн, острых кризисов и т.д. Переход к ней обычно длителен, необходима постепенность. Без учета этих тенденций демократические формы теряют свою сущность, могут привести к разрушению самого государства.

Современный социальный прогресс способствует развитию демократии, обеспечению фундаментальных прав и свобод личности. В странах, где существуют условия для развития индивидуальной свободы и ответственности, демократия помогает в реализации гуманистических ценностей: свободы, равноправия, справедливости.

Демократия предполагает определенные условия для своего утверждения и нормального функционирования. Необходимо, чтобы каждый народ созрел для организации соответствующих форм и механизмов самоуправления. Важно, чтобы он осознал не только пределы своих прав, но и ответственность, обязанности к самоограничению, что приобретается в результате длительного исторического опыта.

Выше изложено в основном понимание евроцентристской теории демократии. Чтобы стать действительным демократом необходимо, чтобы человек родился и вырос, социализировался в демократической социокультурной среде.

Идея демократии в ее евроцентристском понимании опирается на постулат – индивид важнее группы. Иное дело на Востоке. Если на Западе актуален вопрос об индивидуальных правах и свободах, то в большинстве восточных стран на первом месте стоят групповые права и интересы.

Поэтому вполне объяснимо, что западные образцы государственности по-настоящему не могут институциализироваться в странах, где господствуют иные социокультурные, политико-культурные, религиозные и т.д. традиции и формы ментальности.

 



0
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2020 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!