Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Ответы на вопросы по социологии»

/ Ответы на вопросы
Конспект, 

Оглавление

Социально-политического учение Ж. Бадена (1530-1596)

В конце XVI в. во Франции шло ожесточенное религиозное про­тивоборство между гугенотами и католиками. По сути гражданская война создавала угрозу самому государству. В этой обстановке все больше укреплялась мысль, что единство и мир может обеспечить только сильная королевская власть; высказывалось мнение, что ти­рания лучше войны.

С теоретическим обоснованием того, как король смог бы защи­тить общегосударственные интересы, выступил выдающийся фран­цузский политический мыслитель, правовед, историк Жан Баден (1530–1596). Его учение изложено в «Шести книгах о республике» (1576), в которых он соответственно рассматривает основы соци­альной общности, формы государства, институты, перемены в уст­ройстве государства, задачи государства, средства власти и вопрос о лучшей государственной форме.

Государство по Бадену «есть управление множеством семейств и тем, что является общим у них всех, осуществляемое суверенной вла­стью сообразно плану». И таким образом, ячейкой государства явля­ется семья, а возникает оно посредством договора, и высшая ее цель в том, чтобы, гарантируя мир внутри общества и защищая общность от нападения извне, заботиться об истинном счастье индивидов. Крупнейший вклад Бадена в политико-правовую теорию – в разработке проблемы суверенитета государства: Суверенитет есть абсолютная и постоянная власть, которую римляне называют величием (достоинством)... означающим высшую власть по­велевать. Суверенная власть есть также власть единая. В том смысле, что ее прерогативы принадлежат только ей и она не может и не должна их делить с кем-либо, допускать каких-либо органов, которые стояли бы над нею или рядом. Баден выделяет пять отличительных признаков суверенитета: издание законов (но не создание права), решение вопросов войны и мира, назначение должностных лиц, действие в качестве суда высшей инстанции, помилование.

Суверенная власть должна соблюдать ряд условий: блюсти бо­жественные и естественные законы, не вмешиваться в дела семьи, соблюдать принцип веротерпимости, не взимать подати без согла­сия подданных. Должностные лица осуществляют свои действия только по поручению суверена.

На вопрос, где коренится, как проявляется суверенитет, у Бадена ответ таков: Суверенитет кроется в совокупности свободных и разумных существ, составляющих народ... Эту верховную и постоянную власть над граж­данами с правом жизни и смерти народ может передать одному из граждан без всяких ограничений так же, как это может сделать собст­венник, желающий кого-либо одарить.

«Один из граждан» – это монарх. При этом, по Бадену, монарх предпочтительнее, так как там, где властвует один (во Вселенной – бог, на небе – солнце), там порядок. В монархии обеспечены ком­петентность (советуют многие) и энергичность власти (решает один).

В демократическом государстве много законов и властей, дело в упадке; народ – «зверь многоглавый и лишенный рассудка» – не может постановить что-нибудь хорошее. В аристократии, где власть принадлежит коллегии знатных, «ум­ных людей» среди них мало, действуют они недостаточно энергично, принятие решений связано с раздорами и борьбой группировок. По способу осуществления власти Баден делит все государства на три вида: 1) законные (подданные повинуются законам суверена, а суверен – законам природы), 2) сеньоральные (суверен силой ору­жия становится обладателем имущества и людей и правит ими как отец семейства), 3) тиранические (суверен, поправ законы, распоря­жается людьми, как рабами, а их собственностью – как своей). Лучшим является государство, где суверенитет принадлежит монарху, а управление имеет аристократический и демократичес­кий характер. Такое государство он называет королевской монархи­ей. Идеальным является монарх, который боится бога, милостив к провинившимся, благоразумен в предприятиях, смел в осу­ществлении планов, умерен в успехе, тверд в несчастье, непоколебим в данном слове, мудр в советах, заботлив о подданных, внимателен к друзьям, страшен врагам, любезен с расположенными к нему, грозен для злых и ко всем справедлив. Исходя из концепции суверенитета, Баден различал два вида го­сударственных соединений. К соединениям, основанным на нера­венстве, он относил образования, включающие части, находящиеся в вассальной или иной зависимости от суверена, а также федера­цию, так как в ней суверенитетом обладает только союз в целом, а не отдельные его части. Второй вид соединений государств основан на равенстве – конфедерация, когда каждый из членов сохраняет суверенитет. Баден подчеркивал обусловленность государственно-правовых установлений различных стран климатом и географической средой, преувеличивая значение географического фактора, выводя из него как биологические и психологические основы поведения, так и многие социальные формы жизнедеятельности народов.

Заслуги Бадена в разработке политико-правовой мысли бес­спорны: доказывая необходимость государственного суверенитета, он одновременно очертил пределы государственной власти, выска­зал идеи о «просвещенной» конституционной монархии, которые, впрочем, не вызвали большого резонанса в эпоху становления абсо­лютизма во Франции.

 

Государственный флаг РФ. Его история и значение

В большинстве стран мира государственные флаги появились относительно поздно – в XVIII и XIX вв. Кроме того, флаги бывают торговые, партийные, ведомственные, флаги меж­дународных организаций – Красного Креста и Красного Полумесяца, Олимпийского комитета, «Знамя мира» великого русского просветителя Николая Рериха и др.

Государственный флаг, как и герб, – символ достоинства нации. При торжественном подъеме или выносе флага ему отдаются воинские почести.

Различные стяги и знамена появились в глубокой древности. В битвах они указывали местонахождение военачальников и отдельных отрядов. Археологи, раскапывая курганы восточнославянских племен середины X в., нашли арабские монеты с изображением стягов. Цвет первых дохристианских стягов славян был, види­мо, красным, т.к. этот цвет самый распространен­ный. Наиболее заметный и яркий, красный цвет повышал воинственность, побуждал к битве. Строй «червленых» (красных) русских щитов на поле брани современники сравнивали с зарей.

В 988 г. Русь приняла христианство. На багряном стяге огромных размеров теперь помещали лик Спасителя – Иисуса Христа – или другую христианскую символику. Перед боем воины на коленях молились о победе и спасении у освященного, как икона, стяга. Вкопанный древ­ком в землю во время битвы, он указывал на ставку князя и центр боевого порядка. Упавший стяг означал поражение. Поэтому в сече на Куликовом поле в 1380 г. вокруг него разгорелась жестокая схватка. Один из древних символов Русского государства – красное знамя «Всемилостивейшего Спаса», бывшее с русским войском при штурме Казани в 1552 г., – хранится в Оружейной палате Московского Кремля.

«Государевы большие знамена» XVIXVII вв. площадью около 12 м2 были алыми, белыми, лазоревыми или зелеными. Полковые же знамена стрельцов соответствовали цвету их кафтанов – вишневые, брусничные, лимонные, светло-зеле­ные, фиолетовые... На этих полотнищах, обшитых широкой каймой, изображался прямой крест.

Основными регальными цветами (цветами вла­сти) великих князей московских и царей были красный, золотой и белый. В богатых золотых одеждах, в золотой шапке Мономаха и с золотым крестом на груди, под красным балдахином шествовали цари во время крестных ходов в центральный собор Русской земли – Успенский в Московском Кремле. Рынды (личная стража царей) были одеты в белые кафтаны, белые сапоги и держали на плечах парадные серебряные топорики. На белых или алых «гербовых» знаменах в XVII в. изображался золотой (реже черный) двуглавый орел – герб царства. Люби­мыми цветами народа были красный, синий и белый. Красный соотносился с храбростью, уда­лью, считался идеалом красивого (одним из значений этого слова было «красивый», «пре­красный»); в народной поэзии традиционно ис­пользовались выражения «красна девица», «крас­но солнышко». Русские крестьяне и казаки одевались в синие кафтаны и рубахи, подпоясы­вались красными кушаками. Свадебные наряды русских девушек были красными и белыми. Белыми называл народ свою веру и царя.

Во время походов на Азов в 1695 и 1696 гг. и в первые годы тяжкой Северной войны 1700–1721 гг. Петр I дал русскому флоту и армии бело-сине-красный флаг. Расположение полос от­ражало древнерусское понимание строения мира: внизу – мир физический, красный; выше – небесный, голубой; еще выше – мир божест­венный, белый. Однако нельзя отрицать, что на внешний вид этого флага повлияли цвета знамени сильнейшей морской державы того времени – Нидерландов. В 1705 г., когда Петр I дал своему любимому детищу, военно-морскому флоту, Ан­дреевский флаг (синий косой крест на белом поле), флаг бело-сине-красный был передан торговым судам.

При Петре I к регальным династическим цветам добавился черный. Государь заменил багряный (в византийских традициях) цвет знамени на золо­той – как у императоров «Священной Римской империи германской нации» – и приказал выписывать на нем черного двуглавого орла. Такой – только небольшой по размеру – флаг стал именоваться императорским штандартом. Вплоть до 1917 г. его поднимали везде, где появлялся монарх. Офицеры русской армии при Петре I продолжали носить частицу прежнего боевого флага – бело-сине-красные шарфы.

После смерти царя-преобразователя усилилось значение золотого и черного цветов в русской армии. Петр III вводит черные шляпные банты с желтыми полосками по краям, а Екатерина II придает ордену Святого Георгия, которым на­граждались воины исключительно за боевые подвиги, черно-оранжевую ленту, символизирую­щую «порох и огонь». В 1819 г. появляется первый батальонный черно-желто-белый флажок. Вместе с тем при открытии новых земель в начале XIX в. русские моряки поднимали бело-сине-красный и Андреевский флаги.

Расцветка русского бело-сине-красного флага стала образцом для угнетенных славянских на­родов Австро-Венгрии и Османской империи: сербов, хорватов, словенцев, словаков и чехов. Все они, даже самый «маленький» славянский на­род – сербы-лужичане, проживавшие в Герма­нии, – выбирали своими национальными цветами цвета флага великого славянского государства – России. Только болгары синюю полосу на своем знамени заменили зеленой.

Недолго, с 1858 по 1883 г., государственным флагом Российской империи был черно-желто-белый. «Коммерческие» бело-сине-красные цвета признаны государственными с 1883 г. Неофи­циально в ранг национального перешел и Андреев­ский военно-морской флаг.

С 1742 г. российский император имел также уникальное государственное знамя. На его желтом шелке черный двуглавый орел изображен в окружении гербов различных земель и областей империи.

В августе 1914 г. в верхнем углу бело-сине-крас­ного флага появляется императорский штандарт.

Это было последней реформой государ­ственного символа старой России. В начале разгоравшейся в стране после Октябрьской революции гражданской вой­ны, 8 апреля 1918 г., флагом России становится красное полотнище с буквами «РСФСР» в верхнем углу у древка. Позже буквы были заменены эмблемой союза рабочих и крестьян – золотыми серпом и молотом. 9 января 1954 г. вдоль древка флага РСФСР было решено поместить синюю полосу.

21 августа 1991 г. Верховный Совет России постановил считать исторический флаг – по­лотнище из равновеликих горизонтальных бе­лой, лазоревой и алой полос официальным национальным флагом Российской Федерации.

 

Государственный герб РФ. Его история и значение

В России, как и во многих странах Европы, государственные гербовые эмблемы появи­лись в эпоху средневековья. В конце XV в. первый государь объединенной Руси Иван III «строит» (т.е. создает) общегосу­дарственную печать. Грамота 1497 г. донесла до нашего времени красновосковой оттиск этой печати. На нее в свое время обратили внимание русские историки Василий Никитич Татищев и Николай Михайлович Карамзин. В «Истории государства Российского» Карамзин отметил, что символика российского державного герба ведет начало от этой печати. На ней впервые соеди­няются и остаются неразрывными в течение нескольких последующих столетий изображения всадника, поражающего копьем дракона, и дву­главого орла с коронами на головах. Однако если в XV в. на печати Ивана III обе эмблемы выступают как равнозначные, занимая каждая свою сторону, то уже в XVI в. двуглавый орел завоевывает господствующее положение, а в XVII в. он становится главной эмблемой российского госу­дарственного герба.

С XVIII в. в исторической литературе существу­ет следующая версия происхождения герба: вели­кий князь московский Иван III, женившись на Софье (Зое) Палеолог, племяннице последнего византийского императора Константина XI Палеолога, заимствовал герб некогда славной Византий­ской империи – двуглавого орла, соединив его с московским – всадником. Последующим поколе­ниям историков и литераторов эта версия пришлась по душе, и авторы переносят ее из книги в книгу вплоть до настоящего времени.

Однако некоторые отечественные исследователи скептически смотрели на «подарок из Византии». Например, известный во всем мире знаток визан­тийских и русских печатей, историк Николай Петрович Лихачев считал, что Иван III никакого византийского герба позаимствовать не мог, ибо Византия ни общегосударственной печати, ни тем более герба не имела. Существовали только личные печати византийских императоров, и двуглавого орла на них не было.

Откуда же «залетел» он в Россию? Двуглавый орел был хорошо известен народам древних цивилизаций – шумерам, хеттам (IIIII тыс. до н.э.). На рельефах, обнаруженных в Малой Азии, он изображен вместе с богами Хеттского царства. В ту эпоху двуглавый орел украшал ткани, печати, использовался в росписях стен. Как элемент культурного наследия, перешедшего к туркам-сельджукам от древних народов Передней Азии, двухголовая птица стала известна ислам­скому миру средневековья. Именно как с деко­ративной фигурой познакомились с ней европейцы во время крестовых походов. Постепенно дву­главый орел из мифологического существа и элемента декора превратился в политическую эмблему – в знак власти.

Начиная с XIII в. его изображение можно увидеть на монетах и печатях правителей раз­личных западноевропейских государств. С рас­пространением в средневековой Европе гербов, возникших здесь в эпоху крестовых походов и рыцарских турниров, двуглавый орел становится гербовой фигурой. Кое-где он приходит на смену одноглавому, так называемому римскому орлу, изображение которого было распространено в Древнем Риме; иногда обе эмблемы сосуществуют. Из Западной Европы двуглавый орел как эмблема высшей светской власти перешел и к южным славянам. С XIV в. болгарские цари и сербские правители помещали его на своих монетах и печатях.

Западноевропейские исследователи считают, что Византия, которая до крестоносцев не знала гербов, использовала двуглавого орла только как украшение, элемент орнамента. Доказательством этого служит отсутствие его изображения как официального знака на монетах и императорских печатях, надгробиях, щитах или одежде импера­торской охраны и т.д. Возможно, двуглавый орел был известен морейским деспотам (высшим визан­тийским вельможам), один из которых был отцом Софьи Палеолог. Но являлся ли двуглавый орел гербом знатного византийского рода? Вряд ли, ибо прямой наследник византийских императоров, брат Софьи Андрей, продававший наследственные права на византийский престол нескольким го­сударям и высокопоставленным лицам Европы, раздававший титулы и звания, нигде не упоминает о гербе, который как знак власти должен передаваться в первую очередь. Если допустить, что женитьба на греческой принцессе (1472 г.) действительно «принесла» Ивану III двуглавого орла, то весьма трудно понять, зачем ему понадо­билось ждать четверть века (до 1497 г.), чтобы придать эмблеме государственный статус, заменив старую, еще отцовскую печать со львом, терзаю­щим змею, на новую.

Двуглавый орел потребовался великому князю московскому в последнее десятилетие XV в. не случайно. К этому времени двухголовая птица украшала печати сильнейших монархов Европы – императоров Священной Римской империи, где существовало разделение: печать с одноглавым орлом – королевская (в Империю входило несколько королевств), с двуглавым – император­ская. Активный обмен посольствами, вручение грамот с печатями, на которых изображался знак императорской власти, убедили главу Московского государства в том, что именно двуглавый орел указывает на высокое положение западных импе­раторов. К концу XV в. Иван III, желая укрепить политический престиж молодого Московского государства и свой лично, предпринял ряд мер: выпустил золотую монету в подражание извест­нейшим в европейском денежном обращении венгерским дукатам, изменил придворный цере­мониал на европейский манер, провел несколько дипломатических акций, возвеличивающих его особу, венчал на великое княжение внука Дмит­рия, тем самым подчеркивая свое право на титул кесаря (императора). Эти действия великого князя московского должны были продемонстрировать Европе его политическую силу и самостоятель­ность. Кроме того, русские книжники начали обдумывать, как доказать знатное происхождение династии московских государей – от римского императора Августа, – что ставило бы их в один ряд с другими европейскими монархами. Как символ знатного происхождения великого князя Ивана III на печати его государства утвердился двуглавый орел. Не меньшее значение имел всадник, пора­жающий копьем дракона, или «ездец», как его тогда называли.

Близость всадника к образу популярного на Руси Святого Георгия-«змееборца» (Георгия Победоносца) побудила потомков начиная с XVIII в. соединить эти образы в одно целое, хотя в XVIXVII вв. в многочисленных документах встречается толкование изображения всадника как великого князя, царя, государя. В XIVXV вв. образ этого святого воина, культ которого пришел из Византии в Древнюю Русь еще в X в., был хорошо известен в Северо-восточной Руси, ко­лыбели единого русского государства. В ли­тературе и искусстве он предстает в образе Георгия-«змееборца», в народном творчестве – как храбрый Егорий-воин, защитник от сил зла. Популярность культа Святого Георгия как за­ступника и защитника объясняет, почему именно его московские князья избрали в качестве покро­вителя, а также для поддержания собственного авторитета. Они не только переносили на себядеяния святого воина, но и изображались, как и он, на коне и с копьем. А традиция прочно связывала образ Георгия-воина с основателем города Москвы князем Юрием Долгоруким, свя­тым патроном (покровителем) которого являлся Георгий.

Подобное пристрастие к святому Георгию, некогда являвшемуся покровителем киевских князей, можно объяснить тем, что в Московском княжестве утвердилась идея преемственности власти, якобы унаследованной от Киева – через князей владимирских – великими князьями московскими.

Таким образом, печать 1497 г. следует рассмат­ривать как провозглашение концепции власти великого князя московского. Символы этой печати свидетельствовали, с одной стороны, о древности происхождения власти Ивана III, который называл ее «изначальной», «отчинной», а с другой – о знатности русского государя, чьи прародители стояли вровень с римскими императорами. Эти символы власти отвечали политическим устремле­ниям великого князя и должны были служить доказательством его права на титул кесаря (царя, императора).

Все последующие русские государи исполь­зовали эти две эмблемы для своих печатей. Вошли они и в государственный герб. Иван IV (Грозный) пользовался государственными печатями разного вида. На одной из этих печатей был изображен двуглавый орел, на груди которого располагался ездец. Подобная «конструкция» сохранилась на века.

По мере укрепления царской власти к дву­главому орлу и всаднику добавлялись новые атрибуты. В XVII в. «в пазноктех» (т.е. в лапах с когтями) орел уже держал скипетр и державу – регалии королевской, императорской власти, об­щепринятые во всех государствах, где такая власть существует. В 1625 г., при царе Михаиле Федоровиче, появилась третья корона над обеими головами орла. Офи­циально государственные эмблемы «растолковы­ваются» в специальном указе царя Алексея Михайловича 1667 г., где написано, в частности, что «орел двоеглавный есть герб державный великого государя, царя и великого князя Алексея Михайловича»; три короны «знаменуют» три «великие Казанское, Астраханское, Сибирское славные царства»; скипетр и яблоко (держава) «являют» государя и обладателя (Алексея Михай­ловича).

Видоизменялся государственный герб России и при Петре I. Со времени учреждения первого русского ордена (Святого Андрея Первозванного) орденская цепь со знаком – косым «андреевским» крестом – окружала, как правило, щиток на груди двуглавого орла, на крыльях которого разме­щались эмблемы российских земель. После подне­сения Петру титула императора в 1721 г. по­являются новые символы власти – император­ские, а также устанавливаются государственные гербовые цвета:  императорский черный орел на золотом (желтом) фоне.

Изменения, коснувшиеся художественного об­лика российского герба в первой половине XIX в., соответствовали политическим пристрастиям и вкусам самодержцев. Так, например, изображение изящного орла с опущенными крыльями (в стиле ампир) вызвало нарекания общественности, усмот­ревшей в этом ущерб идеи величия и возвышения России.

Своеобразную «геральдическую реформу» про­вел Александр II. При нем специально для работы над гербами в Департаменте герольдии сената создали Гербовое отделение. Его руководитель барон Кене предложил целую систему российских государственных гербов, ориентируясь в их худо­жественном воплощении на общепризнанные в европейской монархической геральдике нормы и правила. Появились большой, средний и малый государственные гербы, различавшиеся степенью сложности рисунка, соответствующие им печати, гербы всех членов императорского дома, родовой герб Романовых – описания всех этих гербов с одобрения царя были опубликованы. Дополнен­ный новыми элементами, герб стал богаче, пыш­нее. Изменения коснулись и центральной фигуры на груди орла: Святой Георгий в рыцарском шлеме, повернутый в левую от зрителя сторону, уже нисколько не напоминал русского святого воина.

Эти новые государственные гербы утвердил Александр III: большой государственный герб – в 1882 г., средний и малый – в 1883 г.

            В 1917 г. вместе со старым миром уничтожались и зримые его образы, символы, а таким символом наряду с дворянскими гербами являлся герб Российской империи. Наступили новые времена, и взгляд на старые государственные символы стал совер­шенно другим.

В соответствии с Федеральным конституционным законом от 25 декабря 2000 г. «О Государственном гербе Российской Федерации»  устанавливаются  Государственный  герб Российской Федерации, его описание и порядок официального использования.

Государственный     герб     Российской     Федерации     является     официальным государственным символом Российской Федерации.

Государственный герб Российской Федерации представляет собой четырехугольный, с закругленными нижними углами, заостренный в оконечности красный геральдический щит с золотым двуглавым орлом, поднявшим вверх распущенные крылья. Орел увенчан двумя малыми коронами и – над ними – одной большой короной, соединенными лентой. В правой лапе орла – скипетр, в левой – держава. На груди орла, в красном щите, – серебряный всадник в синем плаще на серебряном коне, поражающий серебряным копьем черного опрокинутого навзничь и попранного конем дракона.

 

Социально-политическое учение Фомы Аквинского (1225–1274)

    Попытку политико-правового обоснования феодализма пред­принял крупнейший идеолог католицизма доминиканский монах Фома Аквинский, Аквинат (1225/6–1274). Вслед за своим учите­лем Альбертом фон Больштедтом, прозванным за невероятные по­знания Великим, он первым из средневековых философов Западной Европы широко использовал труды Аристотеля. Аристотель «появился» в средневековой Европе благодаря ара­бам. В завоеванных у Византии землях арабы нашли прекрасные библиотеки с трудами античных философов. Особенно привлек их внимание Аристотель. Самым знаменитым последователем вели­кого грека был Ибн Рушд (XII в., латинизированное имя Аверроэс). Слава ученого была так велика, что возникла поговорка: «Аристотель объяснил природу, а Аверроэс объ­яснил Аристотеля».

    Но Аристотель был язычником. За­дачу «примирения Аристотеля с Хрис­том» решили Альберт Великий и Фома Аквинский. Именно доминиканский мо­нах, взяв у Аристотеля идею об «актив­ной форме», дающей жизнь «пассивной материи», создал стройную систему по­строения мира на принципе иерархии форм (от бога – чистого разума к ду­ховному миру и от него – к материаль­ному), где высшие формы дают жизнь низшим. Во главе всей иерархии (земли и не­ба) стоит бог. Духовный мир возглавляется папой (наместник бога). Так же организовано и общество, где поданные подчиняются ца­рям, рабы – господам. Законы Особое место в доктрине Аквината занимают за­коны. Закон он понимает как общее правило для достижения цели, правило, которым кто-либо побуждается к дейст­вию или к воздержанию от него. Он делит законы на естественные, положительные, человеческие (определяют порядок общественной жизни) и божественные (указывают путь достижения «небесного блаженства»). Из их сочетания выводит четыре вида законов: веч­ный, естественный, человеческий и божественный.

    Вечный закон (божественный естественный) – «сам божест­венный разум, управляющий миром»; он лежит в основе всего ми­рового порядка. Естественный закон (человеческий естественный) – отраже­ние вечного закона человеческим разумом; к нему относятся зако­ны общежития, стремление к самосохранению и продолжению рода. Человеческий закон (человеческий положительный) – действу­ющее феодальное право, выражающее требования естественного закона, подкрепленное принуждением. Закон необходим потому, что люди вследствие грехопадения имеют извращенную волю, мо­гут творить зло и для обеспечения естественного закона их необхо­димо принудить силой и страхом наказания. Божественный (откровенный) закон – это Библия. Суть этой концепции сводится к тому, что предписания челове­ческого (действующего, феодального) закона вытекают из воли и разума бога, а потому нарушение его не только влечет наказание, но и является грехом. Два последних закона не должны противоречить естественному закону. До Фомы Аквинского сословное неравенство объяснялось «установлением природы» и «необходимостью досуга» (Аристо­тель), «правом народов» (римские юристы), «грехом» (Августин Блаженный). Аквинат обосновывал феодальные привилегии со­словной иерархией, возводимой им в ранг божественного установ­ления. Рассматривает он и вопрос о возможности сопротивления тира­нической власти. Если правитель нарушает естественные законы, то это зло ниспослано подданным за грехи, сопротивление – грех и во избежание смуты надо подчиняться. Если же действия правителя противоречат божественному зако­ну, то в этом случае церковь может низложить тирана, ему нельзя повиноваться. Так обосновывались теократические притязания церкви. Государственная   Фома Аквинский различает три элемента государственной власти: сущность, происхождение, использование. Сущность, порядок управ­ления (господства и подчинения) установлен богом («существующие же власти от бога установлены», Павел). Однако это не значит, что каждый конкретный правитель постав­лен богом непосредственно. Князь может оказаться узурпатором, безумцем, как каждый человек, имеет свободную волю и может творить зло. В этих случаях решение вопроса о законности про­исхождения и использования власти правителя принадлежит церкви. В делах религии следует подчиняться церковной власти, где вершиной является папа, соединяющий светскую и духовную власть.

Говоря о формах государства: монархия, аристократия, полития, тирания, олигархия, демократия (воспроизведение Аристоте­ля), Аквинат показывает отличия республик от монархий. Монархия была наиболее типичной формой феодального госу­дарства; значительным разнообразием отличались формы город­ских республик, к которым Фома относился отрицательно. Респуб­лику раздирают беспорядки, борьба партий и группировок, прола­гающие путь тирании. В тиранию может выродиться и монархия. Политико-правовая концепция Фомы Аквинского была осно­вательной апологией феодализма. Католической церковью он был провозглашен святым, «ангелическим доктором». В 1879 г. его учение объявлено «единственно истинной философией католи­цизма».

 

Социальный контроль через социализацию, групповое давление и принуждение

Социальный контроль – совокупность средств, с помощью которых общество регулирует поведение людей. Социальный контроль является фундаментом стабильности общества, его ослабление или отсутствие ведет к состоянию аномии.

Функции: 1. Регулирование поведения человека. 2. Формирование у него социально одобряемого поведения. 3. Обеспечение стабильности в обществе.

Социальный контроль включает:

Социальные нормы – предписания, требования, пожелания и ожидания соответствующего (общественно одобряемого) поведения. Нормы есть некие идеальные образцы (шаблоны), предписывающие то, что люди должны говорить и делать в конкретных ситуациях.

Социальные нормы различаются масштабом. Одни нормы возникают и существуют только в малых группах (групповые привычки), другие нормы возникают и существуют в больших группах или в обществе в целом (обычаи, традиции, нравы, законы, этикет и т.д.)

Нормы выполняют определенные функции в зависимости от того, в каком качестве они себя проявляют – как стандарты поведения (обязанности, правила) или как ожидание поведения (реакция других людей). Нормы формируют сеть социальных отношений и систему социального взаимодействия.

Социальные санкции – средства поощрения или наказания, стимулирующие людей соблюдать социальные нормы.

Выделяют 4 типа санкций: позитивные и негативные, формальные и неформальные:

Формальные позитивные санкции – публичное одобрение со стороны официальных организаций (правительства, учреждения): награды, премии, звания и т.п.

Неформальные позитивные санкции – публичное одобрение, не исходящее от официальных организаций: похвала, почет, признание лидерских или экспертных качеств и т.п.

Формальные негативные санкции – наказания, предусмотренные юридическими законами, правительственными указами, административными распоряжениями: лишение гражданских прав, тюремное заключение, увольнение, штраф, понижение в должности и т.п.

Неформальные негативные санкции – наказания, не предусмотренные официальными инстанциями: порицание, замечание, отказ поддерживать отношения, недоброжелательный отзыв и т.п.

В зависимости от способа вынесения санкций – коллективного или индивидуального – социальный контроль может быть внешним и внутренним (самоконтроль).

Внешний контроль – совокупность институтов и механизмов, гарантирующих соблюдение общепринятых норм поведения и законов. Он подразделяется на неформальный (внутригрупповой (основан на одобрении или осуждении со стороны родственников, коллег, общественного мнения и т.п.)) и формальный (институциональный (суды, образование, производство, правительство и т.п.)).

Самоконтроль – индивид самостоятельно регулирует свое поведение, согласовывая его с общепринятыми нормами. Самоконтроль основан на волевом усилии.

Методы контроля зависят от применяемых санкций и подразделяются на жесткие и мягкие, прямые и косвенные. Так средства массовой информации относятся к инструментам мягкого и косвенного контроля, а политические репрессии – к инструментам жесткого и прямого контроля.

В организациях, на предприятиях существуют также общий (оценка результата деятельности) и детальный (вмешательство со стороны руководства в каждое действие) контроль.

Разновидностью социального контроля является общественное мнение.

Общественное мнение – совокупность представлений, оценок и суждений, разделяемых большинством населения.

 

Политические права граждан РФ по конституции

    В отличие от личных прав, которые принадлежат каждому от рождения, политические права связаны с обладанием гражданством, т.е. политико-правовой связью человека с определенным государством, в частности, с Россией. Они в принципе не отчуждаемы (правда, имеются исключения) и естес­твенны так же, как естественно право народа и, следовательно, каждого гражданина в демократическом обществе, быть носителем суверенитета. Политические права выражают свободу граждан формировать органы государственной власти и самоуправления и участвовать в их деятельности. Наиболее важными из этих прав являются следующие:

    Право на участие в управлении делами государства (ст. 32). Осуществление этого права может выражаться в различных формах: непосредственно и через своих представителей. В этой же статье перечислен ряд прав, конкретизирующих указанное выше. К ним относятся: право граждан избирать своих представителей в органы государственной власти и право быть избранным в эти органы, право участвовать в референдуме. Право избирать заключает в себе воз­можность принимать решения по формированию указанных орга­нов, обязательные для государственных органов, должностных лиц и граждан. Отдавая предпочтение программе той или иной партии. независимому кандидату, избиратели определяют направленность законодательства и конкретной деятельности высших должностных лиц. Право быть избранным означает возможность осуществлять политическую деятельность в составе органов государственной власти. Оно связано с обладанием личностью кандидата определен­ными профессиональными и моральными достоинствами, признан­ными избирателями. Каждый гражданин, имеет право равного доступа к государственной службе без каких-либо ограничении. Важны лишь способности и профессиональная подготовка. Гражда­не имеют право участвовать и в отправлении правосудия (быть судьей или присяжным заседателем). И, наконец. конституционно закреп­лено право граждан обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местном самоуправления.

    Право на объединения (ст. 30). Речь идет о создании и участии в профсоюзах, политических партиях и других общественных организациях. Это право дает гражданам возможность объединять усилия для организованной общественной деятельности. Общест­венные объединения позволяют выразить интересы общественных слоев и довести их до сведения органов власти, а также позволяют удовлетворить различные потребности. Вступление в общественное объединение – дело добровольное. Но вступив в него, гражданин обладает всеми правами и несет обязанности, предусмотренные в уставе этого объединения, можно быть участником нескольких объединений. Общественными объединениями обеспечиваются воз­можности участия в выработке решений органов власти, они могут выступать с инициативами, защищать интересы своих членов. Наиболее значимой формой влияния общественных объединений является их участие в избирательных кампаниях.

    Право на митинги, демонстрации, шествия и пикетирование (ст. 31). Мирные публичные мероприятия и встречи позволяют публично выразить требования и интересы граждан, воспользоваться свободой мысли и слова. Использование этого права не подлежит никаким ограничениям, помимо тех, которые устанавливаются законом в интересах государственной и общественной безопасности, общест­венного порядка, охраны здоровья, нравственности населения и защиты прав и свобод других лиц. Собираться можно, лишь уведомив предварительно соответствующие органы исполнительной власти. Проводить мероприятия можно только без оружия. Запрещается использовать это право для насильственного изменения конституционного строя, разжигания расовой, национальной, клас­совой, религиозной ненависти, пропаганды насилия и войны (Указ Президента Российской Федерации «О порядке организации и проведения митингов, уличных шествий, демонстраций и пикетирования» от 25 мая 1992 г.).

 

Социальная политика. Определение и содержание

    Общеизвестно, что в последние годы Россия переживает глубо­кий социальный кризис. В чем его причины? Насколько неизбежен спад жизненного уровня населения в период реформ? Можно ли отделить объективные факторы снижения доходов и социальной за­щищенности населения от ошибок и просчетов в ходе рыночных преобразований? Каковы пути социальной переориентации реформ? Прежде чем попытаться дать ответы на эти вопросы, следует рас­смотреть более общую проблему – социальную роль государства в современной рыночной экономике.

    Государственная социальная политика – это целенаправленная деятельность государства, ставящая своей целью ослабление диф­ференциации доходов, смягчение противоречий между участниками рыночной экономики и предотвращение социальных конфликтов на экономической почве. Посредством государственной социальной по­литики в рыночной экономике реализуется принцип социальной справедливости, предполагающий определенную меру выравнивания имущественного положения граждан, создание системы социальных гарантий и равных стартовых условий для всех слоев населения.

    Характер и содер­жание социальной политики зависят от степени вмешательства го­сударства в управление социальными процессами. В зависимости от этого все сложившиеся сегодня в развитых странах типы госу­дарственной социальной политики можно разделить на две группы. Первую условно можно назвать остаточной. В данном случае со­циальная политика выполняет функции, которые не в состоянии должным образом осуществить рынок. Это ограниченная по своим масштабам и охватываемому контингенту социальная политика, преимущественно пассивная и имеющая компенсационный харак­тер. Ее концептуальные основы формируются под воздействием идей консерватизма. Типичным представителем данного варианта (естественно, с известной степенью условности) является американ­ская модель.

    Вторая группа – институциональная. Здесь социальная поли­тика государства играет важнейшую роль в обеспечении населения социальными услугами и рассматривается в качестве более эффек­тивного в социально-экономическом и политическом смыслах сред­ства, чем система частных институтов. Это более конструктивная и перераспределительная политика. С концептуальной точки зрения эта группа в наибольшей степени испытывает влияние социал-демократической идеологии, и ее типичным представителем (также условно) является шведский вариант социального государства.

    Обе группы различаются между собой не наличием или отсут­ствием тех или иных компонентов, а их соотношением, а также степенью государственного вмешательства в социальную сферу, ро­лью перераспределительных процессов, степенью приоритета соци­альных проблем в деятельности государства.

    Социальная роль государства во всех остальных странах мира находится в диапазоне между этими двумя группами.

    Естественно, что практика гораздо разнообразнее любой типо­логии. Например, в Бельгии очень высок уровень социальных рас­ходов государства, однако социальная политика преимущественно пассивная, компенсационная. Скандинавские страны преимущест­венно социал-демократические, но их социальная сфера отнюдь не свободна от либеральных элементов. Также нет и либеральных ре­жимов чистого типа. Все европейские государства с социальной рыночной экономикой развивались под влиянием и либеральных, и социал-демократических импульсов. В последние годы происходит дальнейшее сближение основных характеристик различных типов государственной социальной политики, особенно это относится к идеологии перспектив ее развития.

    Из социальной практики стран с развитой рыночной экономи­кой можно сделать следующие выводы.

1. Степень социальной поддержки населения, в первую очередь это касается бесплатного или льготного предоставления социально значимых благ и услуг (образование, здравоохранение, культура), не является прямой функцией уровня экономического развития, хо­тя, естественно, зависит от него.

2. Существует прямая зависимость между уровнем многих со­циальных индикаторов развития нации и масштабами перераспре­делительной деятельности государства – это, в частности, подтвер­ждается многочисленными в последние годы исследованиями меж­дународных организаций (например, расчеты индекса развития че­ловеческого потенциала).

3. Общество всегда стоит перед выбором – рост личных дохо­дов (низкий уровень налогов и других изъятий из личных дохо­дов) или повышение уровня удовлетворения на льготных условиях социально значимых потребностей всего общества (или его значи­тельной части).

4. Идеология государственной политики в социальной сфере по отношению к центральному вопросу – степени вмешательства госу­дарства в социальную сферу – претерпевает циклические измене­ния не только в зависимости от экономических возможностей общества, но и в соответствии с реакцией массового избирателя на изменение акцентов в политике, затрагивающей его интересы.

    Модель социального рыночного хозяйства получила широкое распространение в Западной Европе и в некоторых других странах после второй мировой войны. В классическом виде она воплощена в жизнь в Германии в ходе послевоенных экономических реформ и в 50-60-е годы воспринята многими западноевропейскими странами. В постсоциалистическом мире данная модель наиболее полно представлена в Венгрии.

    Для всех стран «золотым пе­риодом» в развитии социальной деятельности государства были 60–70-е годы. В эти годы наиболее благоприятного развития доля расходов на социальные цели в валовом национальном продукте в США и развитых странах Европы удвоилась и достигла в начале 80-х годов: 21% – в США; 24% – в Англии; 30% – во Франции; 31,5% – в Германии; более трети – в Швеции и Дании. В 80-е годы маятник качнулся в другую сторону.

    Во всех развитых странах в эти годы происходил пересмотр масштабов, форм организации и финансирования социальных про­грамм. Причины пересмотра, как правило, одинаковые – это необ­ходимость увеличения гибкости предоставления выплат, усиления их способности соответствовать потребностям, расширения потре­бительского выбора, сокращения присутствия государства в эконо­мике и обществе, усиления контроля над государственными расхо­дами.

    Циклическая смена приоритетов в социальной политике разви­тых государств привела к перераспределению средств между от­дельными статьями социальных расходов, но, как правило, не за­тронула серьезных социальных достижений предшествующего раз­вития, доля расходов на социальные нужды в ВВП также не пре­терпела существенных изменений. В большинстве стран финансо­вый кризис социальной сферы был так или иначе преодолен бла­годаря некоторому сокращению расходов, ряду протекционистских мер, усилению налоговой дисциплины и другим мерам.

    В начале ХХI века вновь можно говорить об обратном движении маятника, общественный выбор в большинстве стран диктует необходимость нового пересмотра социальной роли госу­дарства в сторону ее усиления.

    Значимость модели социального рыночного хозяйства для рос­сийской переходной экономики состоит в том, что она обеспечива­ет органичное единство рынка и государства и соответствует глу­боким историческим традициям России – традиционной для Рос­сии высокой экономической и социальной роли государства. Рас­ширение функций государства в современном обществе при сохра­нении рыночных свобод, институтов и механизмов обусловлено возросшей сложностью социально-экономиче­ского процесса. Многие фундаментальные проблемы современного общества не могут быть решены исключительно рыночными меха­низмами. Уровень образования, квалификации рабочей силы и со­стояние научных исследований непосредственно влияют на темпы и качество экономического роста, что подтверждено специальными исследованиями. В дальнейшем роль образования и науки в эконо­мическом развитии будет, по всей вероятности, возрастать за счет традиционных, материально-вещественных факторов производства. К числу нематериальных факторов, оказывающих огромное влия­ние на качество экономического роста, относятся здравоохранение, социальное обеспечение и состояние окружающей среды. Высокий уровень материального и духовного благосостояния граждан, доми­нирование среднего класса в структуре общества и, следовательно, реализация принципов социального партнерства определяют долго­срочные экономические перспективы страны и ее социально-поли­тическую стабильность.

    Модель социальной рыночной экономики означает экономи­ческую систему функционирующую по рыночным законам при активном участии государства в поддержании баланса между рыночной эффективностью и социальной справедливостью. Не­обходимо четко уяснить, что социальная рыночная экономика не является социал-демократической и тем более социалистической моделью. Это прежде всего рыночная экономика, но государство является в ней активным участником экономического процесса.

    Согласно концепции социальной рыночной экономики государ­ство не устанавливает экономические цели, но создает надежные рамочные условия для экономической инициативы. Эти рамочные условия воплощаются в гражданском обществе и социальном равенстве индивидов.

 

Миграция: ее механизм выталкивание и притяжение, пути миграции

     Большую роль в формировании народов России играли и продолжают играть миграционные процессы – перемещение населения внутри страны и отток его за рубеж. Особенно это важно сегодня в современной России, когда после распада Советского Союза в 1991 году возникли значительные миграционные потоки в разных направлениях, а это вызвало появление многих новых проблем, без решения которых невозможно построение цивилизованного общества. Кроме того важное значение, как и до октябрьских событий 1917 года, сегодня имеет привлечение иностранцев в Россию для освоения слабозаселенных территорий (китайцы, корейцы на Дальнем Востоке), для строительства, в сферу торговли и другие области. Миграции (от лат. migratio, «переселение») различают внутренние (перемещение населения внутри страны) и внешние (из одной страны в другую). Употребляются также термины – иммиграция (от лат. immigrare, «вселяться») – въезд иностранцев в какую-либо страну на постоянное жительство и эмиграция (от лат. emigrare, «переселяться, выселяться») – переселение из какой-либо страны в другую, вызываемое различными причинами (экономическими, политическими, религиозными и пр.). Часто термином эмиграция обозначают совокупность эмигрантов, проживающих в какой-либо стране. Эмиграция снижает численность населения. Если уезжают наиболее талантливые и квалифицированные жители, то снижается не только численность, но и качественный состав населения. Иммиграция повышает численность населения. Приезд в страну высококвалицированной рабочей силы повышает качественный состав населения, а малоквалифицированная сила (которая прибывает сегодня в Россию из стран ближнего зарубежья) вызывает обратные последствия.  Иными словами, миграция – это территориальные перемещения. Существует и другая классификация миграций. Они могут быть сезонными, т.е. зависящими от времени года (туризма, лечения, учебы, сельхозработы), и маятниковыми – регулярные передвижения из данного пункта и возвращения в него. По существу оба вида миграции являются временными и возвратными.

    Миграционные процессы – постоянное явление на всех этапах человеческой истории. Не избежала этого и современная Россия. Масштабы и направления движений миграционных процессов в России обусловливаются конкретными социально-экономическими и политическими причинами. Эти причины обычно делят на три основные группы: выталкивание, притяжение и пути миграции.

1.            Выталкивание связано с неудовлетворительными или тяжелыми условиями существования индивида в его родных местах. Выталкивание крупных масс людей связано прежде всего с серьезными социальными потрясениями (межнациональными конфликтами конца 80-х-начала 90-х годов, военными локальными конфликтами на окраинах бывшего СССР и др.). При индивидуальной миграции выталкивающей силой может служить неудача в карьере, смерть родственников, одиночество и т.п.

2.            Притяжение – это совокупность привлекательных черт или условий для проживания в других местах, например в регионах, где существует более высокая оплата труда (Москва), где можно занять более высокий социальный статус, где наблюдается большая политическая стабильность, что в конечном счете приводит к чувству большей уверенности в завтрашнем дне. Чем больше разница в социальных, экономических или политических условиях существования в двух регионах, тем вероятнее миграция под воздействием сил притяжения в районы с лучшими условиями. Разница в условиях жизни может создаваться искусственно, для управления потоками мигрантов и притяжения рабочей силы и «умов» в определенные районы, где их не хватает.

3.            Пути миграции – это характеристика непосредственного передвижения мигранта из одного географического места в другое. Пути миграции включают в себя доступность попадания мигранта, его багажа и семьи в другой регион, наличие или отсутствие барьеров на пути, информацию, помогающую преодолеть финансовые препятствия. Очень часто именно отсутствие доступности в перемещении сводит на нет действие сил выталкивания и притяжения. Например, дороговизна билетов не может позволить выехать индивиду и его семье в другую страну. То же можно сказать о языковых барьерах, получении разрешения на выезд и въезд, отсутствии информации об условиях жизни на новом месте и многих других трудностях, встречающихся на пути мигрантов.

    Именно эти три основные группы причин миграции привели к тому, что в предыдущие годы на территории нашей страны миграционные потоки в основном носили направление из деревни в город. Город всегда притягивал к себе население деревень, хуторов, сел, небольших городков, что обусловлено развитием промышленности, более широким выбором сфер приложения труда, уровнем благоустройства, набором коммунальных и культурных услуг и т.п. С середины 20-х и до середины 80-х годов городское население увеличилось на 80 млн. человек. В современных крупных городах России доля мигрантов или их потомства составляет 2/3 городского  населения. Так была решена проблема обеспечения рабочей силой городов. Но решалась она за счет «вытягивания» ресурсов, лучшей рабочей силы из деревни. В середине 80-х наметилась некоторая стабилизация: безвозвратная миграция сельского населения заметно сократилась (стала преобладать сезонная, маятниковая миграция и эпизодические виды перемещений). С 90-х годов возрос миграционный поток город-деревня, город-село. Это связано с ухудшением жизни населения в городах, особенно неработающих пенсионеров, значительным удорожанием стоимости проездов на железнодорожном, автомобильном транспорте и другими причинами. Те, у кого остались корни в селе, переехали поближе к земле-кормилице. Так, Санкт-Петербург (Ленинград) к 1994 году «потерял» более 200 тыс. своих жителей и число их впервые за последние 15 лет стало меньше 5 млн. человек (в целом пока продолжает доминировать переезд из села в город). Эта тенденция не коснулась Москвы, в которой ориентировочно проживает более 11 млн. человек. Экономисты, демографы, политологи и социологи объясняют это следующими основными причинами: в Москве обращается около 70% всего финансового капитала России, отменена прописка и невероятно выросла коррумпированность чиновников, которые за деньги дадут любой вид на жительство в столице. По данным исследований социологов, статистиков и демографов, основными мотивами переезда в город (в европейской части РФ) выступают стремление получить новую профессию или повысить квалификацию, продолжить учебу, улучшить бытовые условия , а также семейные обстоятельства. Ниже приводится процентное соотношение мотивов миграции.

    В последние годы усилился приток мигрантов в село из районов Крайнего Севера, от Мурманска до Анадыря, а также из стран ближнего зарубежья и из «горячих точек» России. Село все более и более стареет. Так, доля трудоспособных людей, родившихся в селе не превышает 20%. Половина мигрантов, приехавших в село, – пенсионеры, недостаточно подготовленные и неспособные к производительному, интенсивному труду.

 

Социальная политика современных руководителей РФ

В какой мере Россия отвечает критериям, используемым мировым сообществом при характеристике социального государства?

Экономическое состояние и социальная жизнь показывают, что мы пока только ограничились декларацией о социальном государ­стве, не осознав происшедшего. Когда в декабре 1993 года новая Конституция провозгласила Россию социальным государством, не­многие, кажется, поняли, что произошла подлинная революция в на­шей государственности. Страна перескочила через этап раннего ли­берализма с его невмешательством (государства) в социальную и экономическую жизнь, на который в Западной Европе ушло больше столетия.

Однако наше государство, по Конституции став социальным, не нашло присущих ему способов и мер эффективного воздействия на оживление экономической и социальной жизни. Продолжается спад производства и прежде всего социально значимого – АПК, легкой промышленности, товаров длительного пользования. Банкротство для многих предприятий стало реальной угрозой. Не снижается безработица. К концу 1997 г. не имеют занятия, т.е. явля­ются безработными 6,4 млн. человек, или 9% экономически активного населения. Приватизация не оживила производство. Остается высо­кой импортозависимость рынка. Анализ данных выборочного обсле­дования, проведенных Госкомстатом России в IV квартале 1997 г., показывает, что из каждых ста обследованных организаций рознич­ной торговли 86% предлагали только импортные видеомагнитофоны, 64% телевизоры цветного изображения, от 40% до 52% – обувь. Доля организаций, торгующих импортным мясом птицы и растительным маслом, составляет соответственно 49% и 32%.

Социальная политика еще не стала целью экономической рефор­мы, а скорее остается ее средством. Во многом за счет социальной сферы осуществляется первичное накопление капитала и перевод экономики на рыночные методы хозяйствования.

Работникам 66 тысяч предприятий и организаций не выплачены десятки млрд. деноминированных рублей заработной платы. Уровень жизни снижается. Число бедных растет. Реальные располагаемые денежные доходы в 1997 г. составили 103,5% к 1996 г., а индекс потребительских цен 111,0% к декабрю 1996 г. Более 30 млн. человек или 20,8% всего населения имеют денежные доходы ниже про­житочного минимума. (В 1997 г., по данным Госкомстата, он состав­лял 411,2 тыс. рублей на душу в месяц). Интегральным показателем уровня и качества жизни является здоровье граждан и продолжи­тельность их жизни. В 1997 году продолжительность жизни муж­чин составила 61 год (в 1987 г. – 64,9 лет), женщин – 73 (в 1987 г. – 74,6 лет), разрыв у нас 12 лет, в развитых странах эта разница не превышает 6–8 лет. Растет количество регионов с отрицательным балансом народонаселения (таких уже более 70). А как известно, со­стояние здоровья людей зависит на 10% от медицинского обслужива­ния, на 10% от наследственности и на 80% – от социально-экономи­ческих условий и окружающей среды. Продолжи­лось сокращение населения страны. К началу 1998 года общая численность россиян составила 147,1 млн. человек, уменьшившись за год на 338, 3 тысяч.

Люди расплачиваются за реформы постоянно урезающимися, хотя и гарантированными Конституций правами, – на жизнь, на безо­пасные условия труда, на вознаграждение за труд, на защиту от безработицы, на защиту семьи, на отдых, на образование, на жилье, на охрану здоровья и на медицинскую помощь, социальное обеспе­чение, на благоприятную окружающую среду. Условия для социаль­ного мира и спокойствия граждан остаются неблагоприятными, а по ряду компонентов ухудшаются.

Не находит объяснения и оправдания у подавляющей части обще­ства такая социально-экономическая политика, которая ведет к соци­альной несправедливости, разделению общества на сверхбогатых и бедных, когда в числе последних в основном остаются те, кто своим неоплаченным в свое время трудом создал материальные и духовные ценности, которые теперь перераспределились не в их пользу. Соци­альную напряженность порождает еще и то, что тяготы реформ и плата за них непомерны для одних, в то время как для других рефор­мы оборачиваются кричащей роскошью и неоправданными благами. Разрыв в заработной плате у 10% высокооплачиваемых и 10% низко­оплачиваемых работников по официальным данным достиг почти 20-кратного размера.

Социальный мир во многом зависит от реального участия граж­дан в выработке и принятии решений, касающихся их жизненных интересов. На практике же на многих приватизированных предпри­ятиях члены трудовых коллективов, став мелкими акционерами, при­нимают лишь символическое участие в управлении социальному миру призвана служить система управления социально-экономичес­кими процессами, основанная на процессе переговоров, соглашений между социальными партнерами-предпринимателями, профсоюзами и правительством (трипартизм). Но сегодня система социального парт­нерства во многих случаях остается декоративным атрибутом рыноч­ной жизни и делает лишь свои первые шаги. Заключено коллектив­ных договоров на менее чем 50% предприятий от числа, где функци­онируют профсоюзные организации, да и они во многом не выполняются. А без этого механизма рынок труда, как и весь рынок, работать не будет. Истинные регуляторы социально-экономической жизни находятся в руках тех органов и лиц, кто принимает экономи­ческие решения и бюджеты. Трипартизм еще не получил должного правового обеспечения, нет действенных механизмов и средств для регулирования социальных процессов, контроля за исполнением до­говоренностей, установления ответственности за их нарушения.

Несвоевременная выплата заработной платы, неуверенность в зав­трашнем дне, несовершенство системы гласности и демократичес­ких процедур реального участия трудящихся в управлении, сниже­ние уровня жизни, нарастание социального риска для граждан обо­рачивается коллективными трудовыми конфликтами, акциями коллективных действий. В 1997 году забастовки продолжительностью более одной смены (дня) прошли более чем на 17 тыс. предприятий и организаций Российской Федерации, в них было вовлечено 887 тыс. человек, не отработано 6001 тыс. человеко-дней. Кроме того, 1739 предприятий и организаций бастовали менее одной смены, числен­ность работников, участвовавших в этих забастовках, составила 239 тыс. человек. По сравнению с 1996 г. количество забастовок увеличи­лось в 2 раза, а число участников в 1,3 раза.

Прошли коллективные акции протеста, в которых по данным проф­союза приняли участие свыше 20 млн. человек. Такие крайние меры защиты своих социально-экономических интересов работниками в конечном итоге потрясают экономику и не ведут к социальному миру и стабильности в обществе.

Все это говорит о том, что наше социальное государство пока не отвечает принятому конституционному положению. Это требует серь­езного научного и практического анализа причин и осуществления на деле принципов социального государства, реализации мер, которые обеспечат социальную направленность экономики, нормальное функ­ционирование отечественного социального рыночного хозяйства и на этой основе увеличение доходов, повышение жизненного уровня, обес­печение занятости населения; социальную поддержку бедных и нуж­дающихся и их обслуживание; развитие отраслей социальной сферы (науки, образования, культуры, здравоохранения, информации и др.); решение демографических задач; охрану труда, здоровья и окружающей среды; развитие системы социального страхования и системы социального партнерства. Но первоочередной задачей государства является обеспечение выплаты зарплаты, пенсий и пособий.

 



0
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2020 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!