Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Ответы на вопросы по философии»

/ Общая философия
Конспект, 

Оглавление

11. Деятельность, познание, практика

    Познание – усвоение чувственного содержания переживаемого, или испытываемого, положения вещей, состояний, процессов с целью нахождения истины. Научное знание характеризуется такими признаками, как непротиворечивость, доказательность, проверяемость, системность и др. Для отличения научного знания от других его видов важно учитывать именно совокупность сущес­твенных признаков, так как по отдельным признакам науч­ное знание может быть сходным с другими видами зна­ния. Кроме того, значение имеет тот смысл, который вкла­дывается в название тех или иных отличительных призна­ков: их можно по-разному толковать, что затрудняет различение научного и других видов знания. Так, например, признак непротиворечивости означает, что в на­учном знании не допускаются формально-логические про­тиворечия между суждениями (что не является строго обя­зательным, например, для обыденного или религиозного знания). Когда в науке возникают противоречия между дву­мя различными теориями, она либо отказывается от одной из них, либо вырабатывает специальные средства для их согласования.

    Познание, начинаясь с ощущений, вос­приятий, продолжаясь в виде представ­лении, воображения и поднимаясь на высшие этажи теоретического мышления, представляет собой единый процесс, тесно связанный с волей и чувствами. Научное исследование требует и острого, ясного, глубокого ума, и полета фантазии, и большой страсти: мысли живут в тесном союзе с чувствами. Порой под влиянием эмоций человек может ошибочно принять за результат страстно же­лаемое, но далекое от действительности. Вместе с тем мысль, заостренная и вдохновленная чувством. может глубже прони­кать в свои предмет, чем мысль равнодушная. Диалектика чувственного и рационального в познании преодолевает метафизическую ограниченность сенсуализма и эмпи­ризма, преувеличивающих роль чувственной формы познания и принижающих значение логического мышления с одной сторо­ны и рационализма, умаляющего роль ощущений и восприятий и рассматривающего мышление как единственный источник познания, - с другой. Представители сенсуализма полагают, что лишь чувственный опыт обладает подлинной достовер­ностью; абстрактное же мышление, отрываясь от опыта, ведет к длинной череде заблуждений. Представители рационализма, напротив, преисполнены недоверия к показаниям органов чувств, считая решающим или даже единственно надежным средством постижения истины лишь разум. Обычно они ссыла­ются на ошибки показании наших органов чувств. Так, мы воспринимаем Луну как диск, имеющий примерно 30 см в поперечнике и удаленный примерно на км. Мышление же доказало, что восприятие ошибается в миллион раз! Оно открыло за видимыми пределами целые миры невидимых явле­нии. Рационализм, сильно гипертрофирующий рациональное начало в ущерб реальной значимости чувственного, может слу­жить дорогой к идеализму, что и имело место в истории фило­софии (вспомним объективный идеализм). Но уже Кант выска­зал принципиально иной взгляд на этот вопрос, подчеркнув, что ни одну из этих способностей нельзя предпочесть другой: без чувственности ни один предмет не был бы нам дан, а без рассудка ни один нельзя было бы мыслить; мысли без созерца­ния пусты, созерцания без понятий слепы. Логическое мышление невозможно в отрыве от чувствен­ного; из него оно исходит и на любом уровне абстрагирования заключает внутри себя его компоненты н виде наглядных схем, символов, моделей. Вместе с тем чувственная форма познания вбирает в себя опыт мыслительной деятельности. Единство чувственного и рационального предстает в процессе познания в виде бесконечной спирали: за каждым удалением отвлеченной мысли от исходной позиции (ощущений и восприятий) происходит все новый и новый возврат к ним и их обогащение. С каждым понятием если не актуально, то потенциально свя­заны наглядные представления, которые выступают нe только начальным, но и конечным пунктом абстрактного мышления, когда оно воплощается в конкретное дело. Подчеркивая единство чувственной и рациональной ступеней познания‚ мы должны иметь в виду, что они обладают и отно­сительной самостоятельностью: мышление есть качественно самостоятельное целое со своей специфической структурой, отличной от структуры чувственного познания.

    Различают два уровня научного познания: эмпирический и теоретический. К эмпирическим методам относятся: 1) наблюдение – целенаправленное восприятие явлений объективной действительности; 2) описание – фиксация средствами естественного или искусственного языка сведений об объектах; 3) измерение – сравнение объектов по каким-либо сходным свойствам или сторонам; 4) эксперимент – наблюдение в специально создаваемых и контролируемых условиях, что позволяет восстановить ход явления при повторении условий. К научным методам теоретического уровня исследований следует отнести: 1) формализацию – построение абстрактно-математических моделей, раскрывающих сущность изучаемых процессов действительности; 2) аксиоматизацию – построение теорий на основе аксиом – утверждений; доказательства истинности которых не требуется; 3) гипотетико-дедуктивный метод – создание системы дедуктивно связанных между собой гипотез, из которых выводятся утверждения об эмпирических фактах.

    Эмпирический уровень научного познания характеризуется непосредственным исследованием реально существующих, чувственно воспринимаемых объектов. На этом уровне осуществляется процесс накопления информации об исследуемых объектах, явлениях путем проведения наблюдений, выполнения разнообразных измерений, постановки экспериментов. Здесь производится также первичная систематизация получаемых фактических данных в виде таблиц, схем, графиков и т.п. Кроме того, уже на втором уровне научного познания - как следствие обобщения научных фактов - возможно формулирование некоторых эмпирических закономерностей.

    Теоретический уровень научного исследования осуществляется на рациональной (логической) ступени познания. На данном уровне происходит раскрытие наиболее глубоких, существенных сторон, связей закономерностей, присущих изучаемым объектам, явлениям. Теоретический уровень - более высокая ступень в научном познании. Результатами теоретического познания становятся гипотезы, теории, законы.

    Выделяя в научном исследовании указанные два различных уровня, не следует, однако, их отрывать друг от друга и противопоставлять. Ведь эмпирический и теоретический уровни познания взаимосвязаны между собой. Эмпирический уровень выступает в качестве основы, фундамента теоретического. Гипотезы и теории формируются в процессе теоретического осмысления научных фактов, статистических данных, получаемых на эмпирическом уровне. К тому же теоретическое мышление неизбежно опирается на чувственно-наглядные образы (в том числе схемы, графики и т.п.), с которыми имеет дело эмпирический уровень исследования.

    В свою очередь, эмпирический уровень научного познания не может существовать без достижений теоретического уровня. Эмпирическое исследование обычно опирается на определенную теоретическую конструкцию, которая определяет направление этого исследования, обусловливает и обосновывает применяемые при этом методы.

    Интуиция подразделяется на несколько видов прежде всего в зави­симости от специфики деятельности субъекта. Особенности форм материальной практической деятельности и духовного производства определяют и особенности интуиции сталевара, агронома, врача, биолога-экспериментатора. Выделяются такие виды интуиции, как техни­ческая, научная, обыденная, врачебная, художественная и т.п. По характеру новизны интуиция бывает стандартизованной и эв­ристической. Первую из них называют интуицией-редукцией. Пример - врачебная интуиция С.П. Боткина. Известно, что, пока пациент проходил от двери до стула (длина кабинета была 7 метров), С.П. Боткин мысленно ставил предварительный диагноз. Большая часть интуитивных диагнозов оказывалась верной. Могут сказать, что в данном случае, как и вообще при постановке любого врачебного диагноза, имеет место подведение частного (симптомов) под общее (нозологическую форму заболевания) в этом отношении интуиция действительно проступает как редукция, и никакой новизны в ней как будто и нет. Но иной аспект рассмотрения, а именно постановка конкретного диагноза по нередко неоднозначному комплексу симпто­мов обнаруживает новизну решаемой проблемы. Поскольку при такой интуиции вес же применяется определенная “матрица”-схема, постоль­ку сама она может быть квалифицирована как “стандартизованная”.

    Эвристическая (творческая) интуиция существенно отличается от стандартизованной: она связана с формированием принципиального знания, новых гносеологических образов, чувственных или понятийных. Тот же С.П. Боткин, выступая как ученый-клиницист и разрабатывая теорию медицины, не раз опирался на такую интуицию в своей научной деятельности. Она помогла ему, например, в выдви­жении гипотезы об инфекционной природе катаральной желтухи (“бо­лезни Боткина”).


11. Деятельность, познание, практика

    Человек живет в окружении мира, в атмосфере духовной культуры. Сам он – активно действующее существо. Бесконечными нитями материального и духовного свойства человек связан с природой и событиями общественной жизни, находясь с ними в постоянном взаимодействии. Вне этого взаимодействия жизнь невозможна. Мы взаимодействуем с миром прежде всего через наши потребности, начиная от физиологических и кончая самыми утонченными – ду­ховно-душевными. Мы нуждаемся в мире и практически преобра­зуем его не только для постижения тайн. Мы постигаем его тайны для удовлетворения наших материальных, а затем и духовных по­требностей. В этом состоит исторический смысл возникновения познания и наук. Астрономию и часы вызвала к жизни потребность мореплавания; потребности земледелия породили геометрию; гео­графия возникла в связи с описанием Земли, механика – со стро­ительным искусством, а медицину вызвала к жизни потребность ос­вободить людей от недугов или хотя бы облегчить их страдания. С развитием общества потребности все расширялись и обогащались, вызывая к жизни все новые и новые средства и пути познания: че­ловечество не может успокоиться на достигнутом.

    Практика – это чувственно предметная деятельность людей, их воздействие на тот или иной объект с целью его преобразования для удовлетворения исторически сложив­шихся потребностей. По отношению к познанию практика вы­полняет троякую роль. Во-первых, она является источником познания, его движущей силой, дает познанию необходимый фак­тический материал, подлежащий обобщению и теоретической об­работке. Тем самым практика питает познание, как почва дерево, не дает ему отрываться от реальной жизни. Во-вторых, практи­ка является сферой приложения знаний. И в этом, смысле она – цель познания. В-третьих, практика служит критерием, мери­лом проверки истинности результатов познания. Только те резуль­таты познания, которые прошли через очистительный огонь прак­тики, могут претендовать на объективное значение, на независи­мость от произвола и заблуждений.

    Итак, практика – это основа формирования и развития познания на всех его ступенях, источник знаний, критерий истинности результатов процесса познания. Она входит в определение объекта в том смысле, что объект либо с той либо с иной целью выделен субъектом из бесконечного сплетения вещей, либо видоизменен, либо создан им. Понятие опыта имеет разное значение: опыт (эм­пирия) противополагается умозрению и в этом смысле есть поня­тие родовое, подчиняющее себе наблюдение и эксперимент. Опы­том мы называем и меру навыков и умений – в смысле жизнен­ного опыта, опыта вождения машины, чтения лекций и т.п.

    Само собой разумеется, что человек постигает действитель­ность не в одиночку: когда говорят, что познание истины основано на опыте, то имеют в виду наследственную информацию, шлейф которой тянется в глубины прошлого, собирательный и накопляю­щийся опыт веков. Опыт индивидуального существа, безусловно изолированного, если бы даже оно могло существовать, был бы, очевидно, совершенно недостаточен для постижения истины.

    На выбор предмета научного исследования, на направление и темпы развития знания, на характер использования его достижений оказывают влияние многие общественные факторы: нужды мате­риального производства; социально-политическая жизнь; экономи­ческий строй общества; характер господствующего мировоззрения; различные формы общественного сознания; уровень развития про­изводства, техники, духовной культуры, просвещения, а также внутренняя логика самого научного познания. Среди всех этих фак­торов решающими являются потребности Материального произ­водства. Они выдвигают перед познанием определенные исследо­вательские задачи. Производство выступает основным потребите­лем результатов научного познания и поставщиком технических средств познания – приборов, инструментов, без применения ко­торых практически невозможно вести исследование, например, микромира и многих других областей действительности. Успех в на­учном творчестве зависит не только от одаренности, остроумия и фантазии ученого, но и от наличия необходимой аппаратуры. Именно развитие техники обеспечило науку мощными средствами эксперимен­тального и логического исследования вплоть до синхрофазотронов, кос­мических кораблей и т.д. Так, электромагнитные и внутриатомные про­цессы стали предметом исследования лишь тогда, когда общество до­стигло высокого уровня развития производства, обеспечившего науке необходимые средства для познания этих явлений.

    Результаты научного творчества находят свой практический выход не только в сфере материального производства, в технике. Каждая область научного знания, раскрывая соответствующие закономерности, объясняя определенное явление, участвует в создании единой кар­тины мира, в формировании мировоззрения. Наука, как заметил  Э. Шредингер, должна ответить и на вопрос, кто мы и для чего явились в мир.. Это имеет немалый и метафизический, и практический смысл. Практика не только выделяет и указывает те явления, изучение которых необходимо для общества, но и изменяет окружающие предметы, выявляет такие их стороны, которые до этого не были известны человеку и поэтому не могли быть предметом изучения. Не только земные, но и небесные тела, в которых мы ничего неизменяем, предстали перед нашим сознанием и познаются в меру вовлечения их в нашу жизнь в качестве средств ориентации в мире.

    Все более смелый выход естественных и общественных наук на широкую аренду практических применений создал тот механизм об­ратной связи между наукой и практикой, который стал определяю­щим в выборе многих основных направлений исследований. На­пример, применение спутников и космических кораблей в качестве новых средств астрономического наблюдения. не только выдвинула одно из первых мест среди астрономических проблем исследо­вание Солнечной системы, но и положило начало созданию новой науки – экспериментальной астрономии, которая, по существу, соприкасается с геофизикой. Астрономы получили возможности ощущать у окрестности Солнца и наблюдать разнообразные пото­ки частиц, посылаемых Солнцем в окружающее пространство. Вся история научного познания говорит о том, что вслед за практическим применением какого-либо открытия начинается бур­ное развитие соответствующей области научного познания: разви­тие техники революционизирует науку. Не только науки о природе, но и науки об обществе имеют своей основой практику.

 


12. Кризис научного рационализма, его причины и пути выхода

    В современной философии проблема соотношения рассуд­ка и разума существует в форме так называемой проблемы рациональности. Рациональность как разумно обоснованная деятельность имеет несколько значений. Рациональность в сфере научного познания – это степень “фундированности”, обоснованности звания, наличие безусловных критериев, по­зволяющих отделить знание от незнания, науку от не науки, истину от лжи. Под рациональностью иногда понимают сте­пень согласованности целей и средств, метода и теории. Раци­ональность рассматривают и как способность объяснения, све­дения неизвестного к известному. Рациональность – это и способность воспроизводить предмет или же его отдельные функции для реализации практических целей. Особой формой рациональности является перевод нерационализируемого в данной системе координат в иной, альтернативный мир. Так, например, мифологическое сознание, не подчиняющееся за­конам аристотелевской логики, может рассматриваться как наделенное особой логикой – логикой партиципации (прича­стности). Такая форма рациональности возможна на основе релятивизации разума: нет больше единых законов разума, уп­равляющих единственным миром, в котором живет человек. Проблема рациональности вычленяется из общей гносеологи­ческой проблематики в связи с обнаружением расхождения ра­зума и бытия, отсутствия единых принципов познавательной деятельности на все времена и для всех народов. Обращение к проблеме рациональности заключает в себе вопрос “как воз­можен разум”, каковы формы и границы его действия. Про­блема рациональности относится не только к теории познания, но и к сфере исследования социального бытия. Возникают кон­цепции “культурной самобытности”, предполагающие, что каждое общество имеет свою истину, свой разум. Возможно также выявление особой рациональности в различных сферах социальной деятельности в сфере экономики, политики, культуры.

    К настоящему времени сформировались два типа решения проблемы рациональности. Для первого характерно отожде­ствление поля решения проблемы рациональности со специа­лизированной формой познавательной деятельности – с наукой. В рамках такого достаточно узкого, специального пони­мания рациональность рассматривается “формальным” спо­собом, вне соотношения разума с действительностью. Рацио­нальность – синоним упорядоченности, общезначимости, системности, интерсубъективности.

    Второй тип решения проблемы рациональности связан с расширением сферы действия “научного разума” – разума, регулирующего научную деятельность. Такая позиция полу­чила название “сциентизм” (от лат. scientio – наука). Сциен­тизм основан на убеждении, согласно которому особенности познавательной деятельности, характерные для естествозна­ния, являются эталоном для любой формы познавательной активности. Так, например, если обыденное познание не удов­летворяет критериям научности, “работающим” в естествен­ных науках, то его необходимо “онаучивать”, подтягивать к эталону. С точки зрения сциентизма философия – лишь “на­чальная наука”. Единственное назначение искусства – решать в образной форме познавательные задачки. В социальной прак­тике сциентизм проявляет себя как стремление организовать жизнь общества на научной основе, ставит задачу научного уп­равления обществом, верит в могущество научно-техническо­го прогресса, стремится с помощью науки разрешать соци­альные конфликты.

    Антисциентизм – это признание ограниченности сферы влияния “научного разума”. Антисциентизм указывает на принципиальную невозможность понять с помощью научно-оснащенного разума феномен человеческой свободы, творче­ства, индивидуальности. Антисциентизм выступает против понимания научно-технического прогресса как определяюще­го начала в социальной жизни, выступает против нивелирую­щего всех единого образа жизни, призывает к возврату к тра­диционным ценностям, к индивидуально-групповым формам общения, резко возражает против универсализации соци­альных связей.

    Противостояние сциентизма и антисциентизма сложилось в ХХ веке. К сторонникам сциентизма традиционно относят неопозитивистов, авторов концепций индустриального и по­стиндустриального общества. Отдельные аспекты философс­кой доктрины марксизма позволяют причислить это направ­ление (с существенными оговорками) к сциентизму. Антисциентистская ориентация воплощена в идеях экзистен­циализма, философии Франкфуртской школы. Приверженцы этих течений усматривают в учении о человеке К. Маркса пред­посылки антисциентистских взглядов. Актисциентистская на­правленность прослеживается в общественных движениях – феминизме, экологическом движении, молодежном движе­нии, отчасти – в идеях неоконсерватизма.

    Традиция современного сциентизма имеет прочные корни. Сциентизм присутствует в многочисленных учениях древних о знании и “мнении”, в учении о методе нового времени. Сци­ентистские представления можно обнаружить в утопии Фр. Бэкона “Новая Атлантида”. Правда, противоположная традиция в виде самостоятельного течения не оформилась в прошлом. Прообразом взаимоотношений сциентистской и антисциенти­стской ориентаций может служить идея “двойственной исти­ны” – взаимоотношения веры и разума. Теория познания про­шлого была “сциентистской”, научное познание признавалось в качестве единственно возможной формы познания. Выясняя структуру познания, методы, критерии истинности познания, мыслители имели перед глазами идеал познания как позна­ния научного. Порой конкретизацией этого идеала выступало математическое знание, порой – опытное знание, естество­знание. Теория познания и теория науки совпадали.

    


13. Наука и культура, наука и философия

    Очевидно, что философия занимает определенное место в ряду различных форм культуры, к числу которых относятся искусство, ре­лигия, право, наука и др. Очевидно также, что философия в первую очередь связана с той частью культуры, которую принято характери­зовать как гуманитарную. Последняя ставит в центр своего внимания человека и особенности его бытия. Философия отвечает определен­ной потребности человеческого духа. Вместе с тем духовная жизнь и культура, конечно, не сводятся только к философии. Философия по­является там, где возникает особая потребность в ней.

    Наука – это исторически сложившаяся форма человеческой деятельности, направленная на познание и преобразование объективной действительности. Наука – это система знаний о закономерностях развития природы, общества и мышления, а также отдельная отрасль таких знаний. Наука – это общественное явление, важнейшей характеристикой является развитие собственного познания исследуемых областей. Наука – это особый рациональный способ познания мира, основанный на эмпирической проверке или математическом доказательстве. Граница между донаучной, вненаучной и научной формами знаний заключается в том, что в последнем случае человек переходил от эмпирического уровня научного познания (наблюдение, эксперимент, измерение) к теоретическому уровню научного исследования на рациональной (логической) ступени познания, когда происходит раскрытие наиболее глубоких, существенных сторон, связей, закономерностей, присущих изучаемым объектам, явлениям. Различия между экономическими и юридическими науками по сравнению с естествознанием заключаются в том, что первые имеют отношение прежде всего к субъекту (человеку), а вторые основаны на разделении субъекта (человека) и объекта (природы, которую познает субъект), при преимущественном внимании, уделяемом объекту.

    Философия как способ  и форма  духовной деятельности людей является одной  из наиболее  древних частей общей  духовной  культуры человечества. Философствование, т.е. осмысление основополагающих, коренных, принципиально важных проблем  природы,  общества и мышления, вопросов существования человека и смысла его жизни, предназначения и цели развития общества и каждого отдельного человека во все времена  было присуще  людям.  Ответы  на  эти вопросы,  полученные за тысячи  лет  существования  философии можно оценивать по-разному. Объясняется это  тем, что  в истории человечества неоднократно изменялись приоритеты этих вопросов. Одни из них становились центральными  и их исследование  привлекало большинство  философов, другие вопросы уходили на задний  план или  совсем переставали  интересовать  философию. Наконец,  в философии всегда возникали новые проблемы, ставились новые вопросы.                                                

    Как только радикально  менялась жизнь  общества, в нем  возникали  проблемы, требующие своего философского осмысления. Изменения в материальной  и духовной культуре  каждого народа  и каждого  человека заставляют людей заново переосмысливать  бытие, вносить коррективы в представления обо всем существующем. Философия  неоднократно  ставила также вопросы, которые затем становились предметом исследования естествознания  или  искусства, морали  или политики, права  или религии. Это бесконечное,  существующее в течение тысячелетий рождение основных и новых проблем в  ходе философского  отражения мира,  вызвано к жизни  особенностями самой философии, которую всегда интересуют центральные, коренные  проблемы бытия. Кроме того, во все  времена философия  стремится использовать наиболее общие методы и способы познания, те методы, которые философия самостоятельно разрабатывает или берет их из других областей духовного производства,  в  первую  очередь и  главным   образом, из естествознания. Поэтому достаточно давно возникла традиция   рассматривать философию как  одну из  наук, которыми   располагает   человечество.  Эта   традиция  особенно усилилась  в ХVIII - ХIХ в.,  когда для  многих людей  понятия  философия  и   наука  стали   казаться  тождественными. В действительности   связь    между   философией  и  наукой  существует,   но  философское   знание  может выступать как  в  научной,  так  и  в донаучной  и заведомо  ненаучной  форме, не переставая  в  то   же  время быть философией. Более того, исследования философских  школ показывают,  что  граница  между   научностью  и   ненаучностью  в философии   не   проходит   по  традиционному   делению  философов   на  материалистов   и  идеалистов   и  определяется  не  ответом  на  тот  основной,  по словам  Ф. Энгельса, об отношении сознания к бытию, а его вторую сторону - как вопрос о тождестве мышления и бытия в процессе познания объективного мира.

    Вокруг вопроса о том, является ли философия наукой, ведутся споры. Ряд                       философов отрицают ее принадлежность к миру науки, выдвигая следующие аргументы: философские воззрения не нуждаются в подтверждении фактами, наблюдениями, экспериментами, т.е. не удовлетворяют критерию научного знания; утверждения  философии  эмпирически (т.е. в  опыте, эксперименте) неопровержимы  (как,    например,   опровергнуть утверждение, что в основе развития природы лежит саморазвитие духа); в   философии  никогда   не  было   положений,  признаваемых всеми философами, для нее  характерен плюрализм  взглядов, и каждый  самостоятельный  мыслитель  создает  свою  собственную философскую систему. Выдвигаются и аргументы, провозглашающие  ненаучность методов, проблем, языка философии.                         

    Распространена и противоположная позиция,  согласно которой философия  является наукой. При этом  указывается на такие общие с другими науками  черты философии,  как рационально-понятийная  форма  познания,  логическая  доказательность, аксиоматические построения и др. Отвергаются утверждения об эмпирической недоказуемости и неопровержимости философских  воззрений, одни из которых опровергаются ходом мировой истории или открытиями естественных наук (например, утверждения ряда философов древности об атоме как  первооснове бытия), другие развиваются и обогащаются.     

    Специалисты, изучающие всевозможные конкретные явления, нуждаются в общих,  целостных представлениях о мире, о принципах его устройства, общих  закономерностях  и т.д. Однако сами она таких представлений не вырабатывают - в конкретных науках используется  универсальный  мыслительный  инструментарий (категории,  принципы,  различные методы познания), но ученые специально не занимаются разработкой, систематизацией, осмыслением познавательных приемов,  средств.  Общемировоззренческие и теоретико-познавательные основания науки изучаются,  отрабатываются  и формируются в сфере философии.

    Итак, философия и наука довольно сильно взаимосвязаны, у них есть много общего, но есть и существенные различия. Поэтому философию нельзя  однозначно  причислять к науке и наоборот нельзя отрицать ее научность. Философия - отдельная форма познания,  имеющая научные основы, проявляющая себя в те моменты и в тех областях научного знания,  когда теоретический потенциал в этих областях либо мал,  либо вообще отсутствует. Становление философии как самостоятельной науки связано с окончательным   размежеванием  философии и частных наук. Философия и частные науки  обрели свой  предмет, выделившись из совокупного научного знания.                    


14. Наука, научно-технический прогресс и глобальные проблемы современности

    Как выясняется, человечество может существовать не иначе как в рамках достаточно узкого диапазона параметров его физи­ческой среды, био- и социосферы. Это обстоятельство неоднократ­но подчеркивал в последние годы академик Н.Н. Моисеев. Чело­вечество как в физическом, так и в биологическом и в социаль­ном смысле “держится на острие” (удачное, на наш взгляд, вы­ражение Н.Н. Моисеева). Ускорение процессов развития челове­чества сопровождается понижением уровня его стабильности. Естественно, ход процессов развития человечества сопровождается состоянием неустойчивости, возникают новые системные ка­чества, новые аттракторы. Так как человечество в облике ноосфе­ры приобрело всепланетный статус, то вновь возникающие про­блемы часто имеют глобальный характер. Речь идет о: предотвра­щении катастрофического загрязнения человеком окружающей среды, обеспечении общества необходимым и вещественными, энергетическими и продовольственными ресурсами, выходе из со­стояния экологического кризиса, регулировании роста населения в ареалах нищеты и голода, обеспечении мира между народами и недопущении войн с применением оружия массового уничто­жения людей, преодолении забвения достижений культуры, нравственности, образования. Список глобальных проблем чело­вечества можно при желании продолжить, они характерны для экономической, социальной, политической, эстетической и этической жизни человека. При анализе глобальных проблем важно не упускать из ви­ду, что их разрешение представляется делом отнюдь не про­стым, а весьма сложным и даже опасным. Нет простых решений для преодоления глобальных проблем современности. И проблема здесь заключается в развитии науки и научно-технического прогресса. Наука и научно-технический прогресс основываются на развитии техники. Человек всегда был связан с техникой; он производит и использует или потребляет продукты техники. Но в то же время человек – продукт своей технической деятельности посредством коммуникации и обмена трудом и работой. Исторический процесс развития техники включает три основных этапа: орудия ручного труда, машины, автоматы. Техника в своем развитии сейчас, пожалуй, начинает приближаться к чело­веческому уровню, двигаясь от аналогии с физическим трудом и его организацией к аналогиям с ментальными свойствами человека. Пока мы достигли зоологической стадии техники, которая действи­тельно значительно разработана. Чем менее материальной, физической или наглядной является техническая имитация человека, тем сложнее овладеть техникой и контролировать ее. Так как все, что сделано человеком, происходит от его человечности, техника всегда является средством для саморе­ализации и познания самого себя. По словам А. Хунига, техника вовсе исторические моменты выражает людей и идею человечности данного времени. Это становится ясным в результате разработок в современной технике, особенно в таких отраслях, как микробиоло­гия и информатика. Новые открытия и изобретения в этой области могут привести к новому знанию о человеке и человеческом мире. Одной из важнейших проблем, которой занимается философия техники, является проблема и концепция человека, создающего и использующего технику. Особенность этой проблемы в настоящее время связана с выросшей до беспредельности технологической мощью, имеющейся в распоряжении человека. При этом число людей, которых затрагивают технические мероприятия или их по­бочные эффекты, увеличилось до громадной величины. Затронутые этими воздействиями люди уже более не находятся в непосредст­венной связи с теми, кто производит данные воздействия. Далее, природные системы сами становятся предметом человеческой дея­тельности. Человек своим вмешательством может их постоянно на­рушать и даже разрушать. Несомненно это абсолютно новая си­туация: никогда прежде человек не обладал такой мощью, чтобы быть в состоянии уничтожить жизнь в частичной экологической системе и даже в глобальном масштабе или решающим образом довести до вырождения. Поэтому общество не должно без предварительной экспертизы производить все, что может производить, не должно делать все то, что оно может делать, и, несомненно, не сразу же после открытия новых технических возможностей. Создав такое орудие труда, как компьютер – кибернетическую систему, моделирующую различные виды мыслительной деятель­ности, оперирующую сложными видами информации, человек про­извел свой интеллектуально-информационный аналог, создал псевдосубъекта. Конечно, компьютерная система – прежде всего орудие труда. Человек активно воздействует на него, постигая при взаимодействии с ним его возможности, изменяет, совершенствует его – это одна сторона взаимодействия, которая условно может быть названа объектовой. В то же время современный компью­тер – уже не простое орудие. Хотя и не в полной мере и не в со­вершенном виде он представляет собой функциональный аналог мыслительной деятельности. Человек, взаимодействуя с ним, ис­пытывает на себе его влияние – это другая, условно говоря, гу­манитарная сторона взаимодействия. По мнению Н. Винера, проблема совместного функционирова­ния, взаимной коммуникации человека и машины является одной из узловых проблем кибернетики. Производство персональных компьютеров достигло десятков миллионов в год, и в сферу взаи­модействия с компьютерами вовлечены значительные массы людей во всем мире. Поэтому проблема взаимодействия человека с ком­пьютером из проблемы кибернетики, психологии и других специ­альных дисциплин в ближайшие годы может перерасти в глобаль­ную, общечеловеческую. Взаимодействие между человеком и машиной – это взаимо­действие между думающим, чувствующим, наделенным волей и сознанием существом и неодушевленным, небиологическим по своей природе устройством. Человек руководствуется мотивом, осмысли­вает предмет деятельности, реализует цель, вырабатывает средства ее достижения, учитывает в своей деятельности различные особен­ности данного средства труда, на основе использования которых можно достигнуть необходимого результата. Машина, конечно, ли­ мотивации к решению задачи, у нее нет межличностного от­ношения к человеку-партнеру и нет потребности строить такого рода отношения для достижения цели. Сама цель задается машине извне – тем, кем она управляема. Машине недоступны неточные формулировки, неопределенные высказывания. Она требует от чело­века умения оперировать буквальными значениями, строить свои со­общения в строгом соответствии с правилами формальной логики.

    О демонизме техники. Демонизм – это символ злого начала. Когда речь идет о демонизме применительно к технике, то имеются в виду непредсказуемые губительные последствия ее использова­ния для человека, общества и всего человечества, ее пагубное воз­действие на природу. По словам К. Ясперса, проницательных людей с давних пор охва­тывал ужас перед техническим миром, ужас, который, по существу, не был еще вполне осознан ими. Полемика И.В. Гете с И. Ньютоном становится понятной, говорит Ясперс, только если исходить из потря­сения, которое ощущал Гете, взирая на успехи точных наук, из его неосознанного знания о приближающейся катастрофе в мире людей. Вместе с тем многие социальные мыслители защищали принципы ис­торического прогресса, возлагая надежды на все более глубокое познание природы и на достижения техники, полагая, что это принесет всеобщее счастье. Некоторые отрицательные последствия исполь­зования техники тогда казались лишь следствием злоупотребления, суть которого можно выяснить, а последствия исправить. Чем же угрожает человечеству технический прогресс? Напри­мер, Ясперс считал, что все возрастающая доля труда ведет к механизации и автоматизации деятельности работающего человека: труд не облегчает бремя человека в его упорном воздействии на природу, а превращает его в часть машины. Необходимо подчерк­нуть такую мысль: техника, будучи созданной человеком, направ­лена на то, чтобы в ходе преобразования всей трудовой деятель­ности преобразовать и самого человека: его мышление, весь склад его души становится все более “технарским”. В связи с этим Яс­перс замечает, что в технике заключены не только безграничные возможности полезного, но и безграничные опасности: техника превратилась во все увлекающую за собой силу. Никогда ранее че­ловек не располагал такими созидательными техническими воз­можностями и никогда еще он не владел такими разрушительными средствами. Можем ли мы надеяться на то, что все беды, которые связаны с техникой, когда-нибудь будут подчинены власти челове­ка? Этот роковой вопрос терзает умы и сердца глобально мысля­щих людей. Часто можно слышать ответ, проникнутый глубокой грустью: на демона техники нет никакой управы. Увлеченные изо­бретением, усовершенствованием технических средств, люди ухо­дят всеми силами своей души в сам процесс творчества, к тому же экономически остро мотивированного запросами рынка. Все дума­ют о своем, а в целом все мы движемся к неминуемой катастрофе. И дело, видимо, только во времени. Вся дальнейшая судьба человека, по словам Ясперса, зависит от того способа, посредством которого он подчинит себе последст­вия технического развития и их влияние на его жизнь, начиная от организации доступного ему целого до его собственного поведения в каждую данную минуту, в том числе и общения с природой, с ее поникшими жизненными силами.     

    Факты теории глобальных проблем, связанные с развитием НТП - возможность необратимой деградации природной среды, исчерпаемость природ­ных ресурсов, опасность самоуничтожения человечества - имеют ог­ромное мировоззренческое и методологическое значение. Они, в частности, легли в основу метода изучения глобальных проблем, полу­чившего название глобального моделирования, глобалистики.

    Идея глобального моделирования возникла в конце 60-х - начале70-х гг. У ее истоков стояли такие зарубежные и отечественные ученые, как Дж. Форрестер, А. Печчеи, Э. Янг, Г. Тимман, Н. Моисеев и др. Особая роль в разработке и применении глобального моделирования принадлежит Римскому клубу - организации западных ученых, бизнес­менов, политиков и общественных деятелей, озабоченных выработкой мер по предотвращению глобальных угроз. Римский клуб был создан в 1968 г. С тех пор при моральной и материальной поддержке этой орга­низации была проведена целая серия исследований глобальной пробле­матики. Многие из них получили широкую известность и нашли отклик в кругах мировой общественности, в руководстве стран Запада.

    Метод глобального моделирования состоит в теоретической имита­ции динамики глобальных процессов с помощью математических моде­лей и компьютерной техники. Очевидно, что возможности современной вычислительной техники позволяют учесть огромное число параметров мирового развития и на этой основе выявить отдаленные последствия современных тенденций. Именно на стремлении спрогнозировать ха­рактер отдаленных последствий тех процессов, которые сегодня хоро­шо известны, был построен первый доклад Римскому клубу, опубли­кованный в 1972 г. Он получил название “Пределы роста”. Авторский коллектив, во главе которого стоял Д. Медоуз, поставил задачу выявить пределы роста мировой цивилизации, обусловленные конечностью раз­меров планеты и ограниченностью ее возможностей выносить нагрузки антропогенного характера. За основу были взяты пять параметров: за­грязнение окружающей среды, использование невозобновляемых ресур­сов, объем капиталовложений. рост народонаселения, обеспеченность его продовольствием, динамика изменения данных параметров с учетом их взаимного влияния была спроецирована в будущее. Исследование привело к выводу, что при сохранении существующих тенденций уже в первой четверти III тысячелетия человечество может прийти ко всеоб­щей катастрофе. Авторы доклада сделали вывод, что необходимо огра­ничить развитие производства, а также значительно замедлить рост чис­ленности населения планеты.

    Доклад привлек к себе огромное внимание, поскольку показал, какие угрозы поджидают человечество в случае сохранения имеющихся тен­денций. Сомнения же в правильности выводов доклада состояли глав­ным образом в вопросе о том, насколько правомерна экстраполяция современных процессов, взятых без существенных поправок, в будущее. Справедливости ради, следует заметить, что сами авторы понимали меру условности сделанного ими допущения: доклад был основан на созна­тельно принимаемом принципе “как если бы...”. Его авторы ставили цель предупредить о тех последствиях, которые неизбежны, если не будут приняты меры к изменению существующих тенденций. В последу­ющих докладах Римскому клубу стала применяться все более прорабо­танная методология, расширяющая круг учитываемых параметров.


15. Экология человека, общественных отношений и среды обитания

    Сегодня экологическая культура  становится одним  из наиболее  значимых  показателей всей  современной цивилизации. С точки зрения естествознания и других наук экологическая культура проявляется: во  взаимодействии природы  и социума  (общества);  во  внутренних отношениях  в социуме и в отношении человека к самому себе. Экология,  как особая  область знания,  вначале исследовала  лишь  механизм  взаимодействия  животных  и растительных  организмов   с  окружающей   средой.  Ее объектами  исследования  были   популяции,  биологические виды, сообщества.  Затем объектом  анализа становится экосистема и,  наконец, в  ХХ веке  вся биосфера Земли в  целом. На  основе этого  складываются научные основы   рационального  природопользования   и  охраны биосферы.    В  70-е годы  ХХ века  экология начинает  изучать и процессы,  происходящие  в  обществе.  Формируется социальная  экология,  исследующая  отношения  между человеческими  сообществами  и  окружающей  их географической, природно-климатической, социальной  и культурной  средой.  Особым  объектом анализа  становится исследование  влияний  антропогенного  фактора (негативных последствий деятельности  человека)  на  человечество. В это время относительно  самостоятельной становится экология человека, которая изучает  особенности социокультурной  адаптации  человека  в  современных условиях и исследует воздействие природной  и социально-культурной среды  на здоровье  человека и  на генофонд человека. Исследуя проблемы  социальной   экологии,   можно   выделить  значимые   позиции,    позволяющие   глубже    понять   специфику  развития   человечества.     Исследования   истории  различных   народов  и   государств  показывают,   что  социокультурный  процесс  в  своей   основе  всегда   имел  общечеловеческое  содержание.  В  том  случае,  если   нормы  морали  и   права,   искусство  и   философия  четко   выражают  эту  общечеловеческую   направленность,   они    в   значительной  мере   способствуют   установлению  взаимопонимания   в  обществе,  росту  его  сплоченности,  а, следовательно,  и укреплению   того   или   иного    общества.   Социокультурный  процесс  не   сводится  только   к  этим   внешним  параметрам  жизнедеятельности  человечества.  Он  включает   в  себя  и  весь  духовный  мир  человека,  его  мысли   и  переживания,   пристрастия и   антипатии,   традиции,  суеверия  и  предрассудки.    Этот  мир     духовной   культуры  также  подлежит  защите  и   охране.  Человечество   может  выжить  только  на  основе    проявления    глубокого    уважения ко  всем    существующим    культурным    достижениям    человечества. Исследуя   специфику  современного   общества,  многие исследователи подчеркивают    негативное    влияние  на    социальную    экологию    тоталитарных,   авторитарных  и  бюрократических типов управления обществом и его  структурными    элементами.  Демократизация  общества  и  всех  его  структур,  гуманизация  государственного управления -   необходимое   условие   выживания.   Человеческая  история  должна  стать  сугубо  человеческим делом. Каждый  человек  должен  стать  подлинным  субъектом  исторического  процесса,  субъектом  труда, общения и познания. Именно поэтому неотъемлемой частью социальной экологии становится экология человека. Каждое  общество  и  каждая историческая  эпоха имели  свое  специфическое  представление об идеальном человеке.  Менялись  народы,  менялось и  их представление о человеке, о его важнейших  чертах характера,  его знаниях,  умениях,  его образе  жизни и  системе ценностных ориентаций.  Разными  были  средства  и  методы  образования  (воспитания  и  обучения)  людей.  Различными были  механизмы  их  вхождения  в  социокультурные процессы.  Однако  все народы  и во  все времена  стремились к тому,  чтобы  новые  поколения  людей  росли  здоровыми, умными,  душевными,  сильными,  чтобы  они  были  активными  созидателями   и  хранителями   культурных  традиций,  материальных  и духовных  богатств общества  и надежным  его  защитником.  Эти  проблемы  в  течение многих  веков  более  или  менее успешно  решались воспитанием  и  обучением  подрастающих  поколений   на  основе их ориентации на прошлое и настоящее. В  ХХ  веке,  когда  динамически  развивающееся человечество  стало  оказывать  все более  значительное воздействие не  только на  собственную жизнь,  но и  на все природные  процессы,  воспитание  подрастающих  поколений приобрело совсем другой характер. Взаимодействие  современного  человека  со внешней средой также  связано с  его ориентацией  на прошлое  и  настоящее. Однако  главной становится  его ориентация  на  будущее,  на  формирование у  каждого человека  таких  ценностей,  которые  обеспечивали   бы  ему понимание  глобальных   проблем  современности   и  прививали  ответственное  отношение  к сохранению  жизни на нашей планете. Экология человека начинается с элементарного с его здоровья. При этом следует иметь в виду, что показателем  здоровья  является  состояние  полного  физического,  душевного  и социального  благополучия человека, в этом  смысле она  рассматривает здоровье  в значительно  более  широком  диапазоне,  нежели  традиционное представление о здоровье человека, как о человеке, без физических дефектов или какой-либо болезни. Современная экология человека подчеркивает, что нормальная жизнедеятельность человека  - это  не столько  медико-биологическая, сколько  социокультурная проблема. Современное экологически безграмотное хозяйствование, особенно в нашей стране, превращает  человека  в существо,  которое все больше  накапливает  в  своем  организме свинец  и ДДТ, нитраты  и  нитриты,  хлориды,  ртуть и  многое другое, что разрушающим  образом действует  не только  на организм, но  и на  все нейропсихологические  реакции человека. На  экологию  человека  оказывают   негативное  влияние  и  глобальные  проблемы   современности.  Основные из  них  - массовая  миграция (переселение)  людей, непомерный  рост  городов,  которые  одновременно являются,  как  правило,  и крупными  промышленными центрами, сложная  демографическая  ситуация  в  различных регионах  и  в  мире  в целом,  обострение продовольственной проблемы.  Ситуация  усложняется  и  в  связи  с ростом неконтролируемого  воздействия  на  человека  техногенных  факторов,  с политической  нестабильностью, характерной  для многих  стран, с проведением негуманной социальной политики в ряде  государств. Все  это ставит экологию человека на грань катастрофы.                          

    Проблемы сохранения жизни людей на Земле связаны не только с объемом про­изводства пищи и кислорода, но и с качест­вом всего того, что обеспечивает жизнеде­ятельность. Сейчас уже и с этой стороны подступает серьезная опасность. В течение последних десятилетий люди постепенно и почти незаметно для себя изменили усло­вия, которые когда-то приготовила им при­рода. Теперь нигде не едят натуральной пищи в полном смысле этого определения, не дышат чистым природным воздухом, в редких случаях пьют незагрязненную при­родную воду. Человек начал жить в среде, к которой он биологически не приспособлен, и это, конечно, весьма негативно ска­зывается на его здоровье. Особо вредоносные изменения произош­ли в атмосфере. Промышленные предпри­ятия, тепловые станции, автомобили и до­мовые печи ежегодно извергает в нее свы­ше 7 миллиардов тонн углерода. Он выбра­сывается в составе окислов, в основном как компонент углекислого газа. Пока люди не начали широко использовать огонь, кратко­временные циклы круговорота этого газа ограничивались рамками биологического контура: весь углекислый газ, выделяемый людьми и животным миром, поглощался растительностью – атмосфера была в ус­тойчивом равновесном состоянии. Сейчас равновесие нарушено. Газ начал накапли­ваться в атмосфере. Измерения, проведен­ные обсерваторией на Мауна-Лоа (о. Га­вайи), показывают, что в период с 1958 года по 1989 год его концентрация возросла на 11 процентов. В то же время известно, что в больших количествах углекислый газ ток­сичен: он вызывает гипоксию, ослабление дыхания и сердечной деятельности. Рост концентрации углекислого газа мо­жет оказывать не только прямое воздейст­вие. Он приводит к повышенному поглоще­нию атмосферой теплового излучения Зем­ли и, по мнению многих ученых, влечет за собой потепление климата на всем земном шаре. Есть данные, свидетельствующие о том, что за последние 100 лет средняя температура земной поверхности выросла на 0,5-0,6°C. По оптимистическим оцен­кам, к концу следующего 100-летия она вырастет еще на 2,5°C; по пессимистиче­ским – на 5,5°C. Это вызовет ускорение таяния льдов и повышение уровня моря на 0,5-2,0 метра. В зоне риска находится 30 процентов плодородной земли. Кроме этого, повышение температуры будет посте­пенно превращать тропическую зону в без­жизненную пустыню. Вместе с углекислотой в процессе горе­ния выделяется окись углерода. Она обла­дает еще более сильными токсичными свой­ствами и может приводить к ослаблению многих жизненных функций, в том числе к заболеванию центральной нервной систе­мы.    Через трубы металлургических заводов и тепловых станций выпускается большое ко­личество двуокиси серы. Известно, что в руде содержится много серы, иногда зна­чительно больше, чем металла. В процессе плавки она окисляется и в газообразном состоянии улетучивается в атмосферу. Много серы имеется и в ископаемых топли­вах. Их сжигание приводит к аналогичному результату. По данным американского агентства по защите окружающей среды только в США ежегодно в атмосферу вы­брасывается около 20 миллионов тонн сер­нистого газа. Надо полагать, что в России и у наших соседей дела обсто­ят не лучше, поскольку одним из основных источников этого газа является уголь и в первую очередь бурый уголь, которого у нас и в странах Восточной Европы использу­ется особенно много. Взаимодействуя с атмосферной влагой, двуокись серы обра­зует сернистую и серную кислоты. И та и другая ядовиты. Каменный уголь и нефть содержат также показали, что в десятках тысяч озер этих азот. При сжигании и его окислы поступают в атмосферу. На их основе образуются азотистая и азотная кислоты. Они могут вызвать серьезные заболевания легких. Печальный рассказ об атмосферных из­менениях можно продолжать. Перечень вредных веществ, появляющихся в воздухе в результате человеческой деятельности, постоянно пополняется. Каков же результат всех этих изменений? По данным Всемирной организации здо­ровья свыше 1 миллиарда человек живут в условиях чрезмерной концентрации в ат­мосфере твердых частиц; около 625 милли­онов человек дышат воздухом, в котором содержание двуокиси серы превышает до­пустимые границы. Агентство по защите окружающей среды заявило, что в США 150 миллионов человек дышат воздухом, который вреден для здоровья. Некоторые американские ученые считают, что это при­чина 2 процентов смертей. Ученые Венгрии пришли к выводу, что в их стране каждый 24-й случай потери работоспособности и каждая 70-я смерть вызваны загрязнением воздуха. Прямая зависимость продолжи­тельности жизни от состояния атмосферы подтверждается результатами простых на­блюдений. В Афинах, например, в дни по­вышенного загрязнения воздуха умирает людей в 6 раз больше, чем в обычные дни. Атмосфера оказывает воздействие на всю остальную природу. Попадающие в воздух вредные примеси возвращаются на землю с осадками и орошают всю растительность, в том числе пастбища, сенокосы, сельскохозяйственные поля, сады и огоро­ды. Объективные данные о том, какое воз­действие зараженные осадки оказывают на растительность, содержат материалы еже­годных наблюдений за состоянием леса, проводимых в ряде европейских стран. В отчете за 1988 год, подготовленном эконо­мической комиссией ООН, говорится, что во всех 26 обследуемых в Европе регионах есть признаки заболевания леса. При этом в 22 регионах повреждено не менее 30 процентов общей площади лесов, а в 8 регионах – не менее половины. Всего на европейском континенте на период обсле­дования заболеваниям было подвержено около 50 миллионов гектаров леса, и эта площадь со временем увеличивается.    Загрязненные осадки попадают и в водо­емы. Там кислоты взаимодействуют с име­ющимися в донной почве металлами (алю­минием, кадмием, ртутью, свинцом и др.), заражают ими воду, а через нее и рыбу. Исследования, проведенные в США, Кана­де, Англии, Норвегии, Швеции, Финляндии, стран вода чрезмерно насыщена кислота­ми, а в тысячах озер рыба уже почти полностью исчезла. Попадая в водопроводы, кислоты способ­ствуют вымыванию вредных металлов из труб, что загрязняет питьевую воду. Такие явления в США и Швеции после выпадения кислотных дождей наблюдались. Особенно тяжелое положение складывается в городах. Город с миллионным населением ежегодно выбрасывает в атмосферу не менее 10-11 млн. т. водяных паров, 1,5-2 млн. т окиси углерода, 0,25 млн. т сернистого ангидрида, 0,3 млн. т окислов азота и большое количество иных загрязнений, тоже небезразличных для здоровья человека и окружающей его среды. Конечно, осадки – не единственный ис­точник загрязнения воды. В водоемы сбра­сываются промышленные, транспортные и бытовые отходы, причем в таких количест­вах, что воду многих рек и озер существу­ющими средствами очистить уже не удает­ся. Теряют естественную чистоту даже грунтовые воды, находящиеся на относи­тельно небольшой глубине. В них просачи­ваются фосфаты из бытовых отходов, нит­раты, которые повсеместно используются в качестве удобрений, и другие вредные вещества. В процессе очистки вредные при­меси полностью не ликвидируются, они лишь количественно уменьшаются до такой концентрации, которая условно считается безвредной. Но и при таком подходе во многих регионах испытывается острый не­достаток питьевой воды, ее там даже про­дают в бутылках. Не лучше обстоит дело и с поливной водой. Ее химический состав во многом определяет качество сельскохозяйственных продуктов. А в них теперь тоже увеличи­лось содержание нитратов, фосфатов, ме­таллов. В странах с высоким уровнем тех­нологической дисциплины примесей допу­скается относительно немного, в других странах – больше. И стремление повышать урожайность, как правило, приводит к ухуд­шению качества продуктов. Итак, круг замкнулся: люди портят сре­ду, среда укорачивает им жизнь. Так у мужчин РФ средняя продолжительность жизни составляла 63,8 лет в 1961-1965 гг., 65 лет в 1987 г. и 57 лет в 1994 г. Детская смертность во многих странах перестала снижаться, а в некоторых – даже начала расти. Грустные результаты принесли исс­ледования, проведенные Всемирной орга­низацией здоровья и ЮНЕП в Мехико, – в крови 70 процентов новорожденных детей обнаружено повышенное содержание с вин­ца. Все чаще появляются новые болезни. Где же выход? Разум подсказывает, что необходимо как можно скорее прекратить дальнейшее раз­рушение природы, приступить к ее восста­новлению в масштабах всей планеты и на­чать управлять численностью населения с тем, чтобы не выходить за рамки объектив­ных возможностей биосферы. Если этого не сделать, то нечего и надеяться на благо­получную перспективу развития человече­ства. Ситуация будет ускоренно ухудшать­ся, и это почувствует на себе уже сегод­няшнее молодое поколение. Пока же понимание того, что от взаимо­действия людей с природой реально зависит их жизнь, не стало всеобщим. И это легко объясняется. Большинство землян не имеет информации о состоянии нашей планеты в целом, и мало кто задумывается о том, как он лично воздействует на всю экологиче­скую систему. В то же время каждый человек хочет постоянно ощутимо улучшать условия своей жизни: лучше питаться, лучше оде­ваться, повышать комфорт жилья и т.д. Здесь результаты своего труда он чувствует непосредственно. Поэтому, несмотря на ухудшающееся состояние природы, перво­очередное внимание уделяется объему вы­пускаемых товаров и их качеству, а не созданию экологически чистых технологии. Наиболее ярко это выражено в развиваю­щихся странах, поскольку уровень жизни в них намного отстает от передового и стрем­ление людей жить лучше особенно велико. Возникает вопрос: а под силу ли людям найти компромисс между своими устрем­лениями и возможностями природы? На такой вопрос нельзя отвечать отрицатель­но. Чтобы не допустить скорого заката ци­вилизации, сегодняшние жители Земли дол­жны найти способ выхода из создавшейся ситуации и соответственно изменить прави­ла жизни. Если этого сейчас не сделать, то может начаться неуправляемая цепная ре­акция распада той единственной экологиче­ской системы, в которой человек может существовать. Надо признать, что немало мер по уре­гулированию взаимоотношений человека с природой уже разработано. В развитых странах, где экономика подчинена рыноч­ным отношениям, интенсивно развиваются энергосберегающие технологии. Это позволяет меньше сжигать топлива и, стало быть, меньше выбрасывать в атмосферу углерода. Там же начали производить сво­бодный от свинца бензин – вредных при­месей в выхлопных газах стало намного меньше. В США широкий комплекс мер по очистке газообразных отходов позволил со­кратить в 1970–1987 годы выбросы свинца в атмосферу на 96 процентов, окислов – на 28 процентов и твердых частиц – на 62 процента. В Японии с 1973 года по 1984 год выбросы двуокиси серы уменьшились на 39 процентов. Некоторые страны начали восстанавливать леса. Но пока эти меры не решают всех проблем и находят примене­ние лишь на относительно небольших тер­риториях. Защита природы в глобальном масштабе потребует совершенно иных подходов. Сейчас трудно предугадать, как конкретно они будут реализованы, можно лишь сде­лать некоторые предположения. Во-первых, представляется очевидным, что будут нужны международные законы природопользования, обязательные для соблюдения всеми странами. А значит, потребуется создавать международный законодательный орган. Во-вторых, возникнет необходи­мость в крупных централизованных денеж­ных средствах для проведения исследова­ний, разработки новых технологий, созда­ния природоохранной техники. Оценить за­ранее общий объем этих средств не удает­ся. Но об их масштабах можно очень ори­ентировочно судить по тому, что только один план борьбы с опустыниванием, раз­работанный ООН в 1977 году, предполагал ежегодные расходы в размере 4,5 милли­арда американских долларов. Наверное, в формировании централизованных фондов будут участвовать все государства, но при этом будет учитываться их реальное эконо­мическое состояние. Страны, в которых значительная часть населения голодает, ед­ва ни смогут платить большие взносы. Ос­новное бремя, очевидно, ляжет на разви­тые страны. В-третьих, для управления вза­имодействием людей с природой предстоит разработать целую систему налогов и штрафов. Возможно, придется ввести налог на жизнь на Земле, то есть на пользование природой. Такой налог мог бы стать и ре­гулятором рождаемости. Для проведения финансовых операций тоже потребуется специализированная международная орга­низация. Наконец, при решении глобальных экологических проблем не обойтись без системы оперативного контроля, без своих юристов, без арбитража и других служб. В настоящее время поиск путей решения экологических проблем ведется на государ­ственных и международных уровнях. Этим занимаются в ООН, в Межпарламентском Союзе, объединяющем законодателей поч­ти всех стран мира, в региональных меж­парламентских и межправительственных организациях. Многие страны регулярно обмениваются информацией о текущем со­стоянии окружающей среды, создают об­щий банк экологических данных. К сожале­нию, наша страна пока недостаточно актив­но подключилась к этому процессу. А по­ложение у нас нельзя назвать благополуч­ным. Сама жизнь обязы­вает нас рассматривать вопросы восстанов­ления и защиты природы как первоочеред­ные.

 



0
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2020 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!