Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Основные критерии оценки политических лидеров»

/ Политология
Конспект, 

Оглавление

    Статус и функции политического лидера опреде­ляют его поведение и предъявляют соответствующие требования к его субъективным качествам. Хотелось бы в первую очередь обратить внимание на существенную мысль М. Вебера о трех качествах политика, являющихся, по его словам, “в основном решающими”. Это “страсть, чувство ответ­ственности, глазомер”.1 Страсть – в смысле ориен­тации на существо дела. Однако одной страсти не­достаточно. “Она не сделает вас, – отмечает М. Вебер, –    политиком, если, являясь служением “делу”, не сделает “ответственность именно перед этим делом глав­ной путеводной звездой вашей деятельности”. А для этого, отмечал М. Вебер, “в том-то и состоит решающее психологическое качество политика – тре­буется глазомер, способность с внутренней собраннос­тью и спокойствием поддаться воздействию реальнос­тей, иными словами требуется дистанция по отноше­нию к вещам и людям”. “Политика делается головой, а не какими-либо другими частями тела или души”.2

    Сила политической личности, подчеркивал М. Ве­бер, в первую очередь означает наличие у нее ука­занных качеств. И еще одно поучительное замеча­ние немецкого ученого: “В сфере политики есть лишь два рода смертных грехов: уход от существа дела и... безответственность”. Можно только восхищаться про­зорливостью политолога: насколько же актуально звучат сегодня его слова. Безответственность поли­тических лидеров привела к развалу СССР. Та же безответственность ряда лидеров регионального (рес­публиканского) Масштаба создает опасность вверг­нуть народы страны в пучину насильственной кон­фронтации.

    Политический лидер и лидерство как обществен­ное отношение и институт характеризуются специфическим механизмом реализации. Отметим два мо­мента: легитимность лидерства и двуединый процесс осуществления его функции.

    Что касается легитимности, то она связана с са­мим содержанием политического лидерства как влас­теотношения. Субъект выступает в качестве полити­ческого лидера, если он признается политическим сообществом как выразитель его интересов и воли, как носитель его ценностей. И такое признание за­крепляется нормативно, организационно, идеологи­ческими средствами, традицией, общественным мнением. Причем особенность легитимности политичес­кого лидерства в том, что здесь на первый план вы­двигается даже не легальная форма легитимности (узаконение), а общественно-политические формы признания. Тем и отличается лидер от любого друго­го руководящего деятеля, опирающегося прежде всего на рычаги публичной власти. Нормативный поря­док – необходимое условие обеспечения функцио­нирования политического лидерства как института. Тем не менее, лидерство не есть голое командование людьми. Вести за собой массы вовсе не означает при­нуждать их следовать инициативе ведущего. Здесь важнейшее значение имеет момент осознанной заин­тересованности в достижении коллективных целей и добровольности в действиях.

    Многоаспектность легитимности политического лидерства воплощается в двуедином характере про­цесса его реализации. С одной стороны, это воздей­ствие на сообщество через властные органы и меха­низмы, с другой, – непосредственное влияние лиде­ра на ведомых своими политическими и идеологи­ческими взглядами и установками, содержанием и направленностью политических действий и предла­гаемых программ, опытом и стилем поведения, на­конец, в целом общественным, в том числе нравст­венным обликом.

    Отмеченные способы воздействия лидера на сооб­щество взаимосвязаны, переплетаются, взаимодопол­няют друг друга, но все же остаются различными сторонами процесса лидирования. В одном случае лидер прямо обращается к людям со своими идеями, новациями и проектами, разъясняет свою политику, призывает массы к ее осуществлению. В другом, а чаще всего одновременно, имея мандат от народа (того или иного сообщества), он в своей деятельности опи­рается на систему политической власти: партийной или государственной. Непосредственное воздействие лидера базируется на признании его идей и устано­вок, на понимании ведомыми и привлекательности политики, на собственном авторитете лидера. Опос­редованное же влияние его на общество строится на авторитете политической власти. Представление о двойственном характере воздей­ствия политического лидерства на сообщество выте­кает из факта его полифункциональности: как одного из главных политических институтов системы и вместе с тем как субъекта, персонифицированного в конкретном политическом деятеле или коллективе деятелей.

    Подчеркивая двуединство способов влияния лиде­ра на ведомых, автор тем самым, во-первых, обосновывает его отличие от других субъектов управления и руководства, строящих свою деятельность на базе администрирования; во-вторых, отмечает необходимость учитывать обратную связь: момент зависимос­ти характера и объема влияния лидера от состояния сообщества, его ответной реакции на действие лидера; в-третьих, ориентирует на осмысление многообразия средств влияния лидера и возможных источников деформации лидерства. В самом деле, полити­ческий лидер до тех пор остается для данного сообщества таковым, пока он действует в рамках и средст­вами политической организации, предполагающей властные полномочия, и одновременно использует свой идеологический, политический и нравственный потенциал во имя осуществления свойственных его статусу ролей. В случае, если, скажем, лидер (дея­тель или организация) использует только властные полномочия, он превращается в обычного авторитар­ного руководителя (правителя, администратора). И наоборот, отказываясь от использования властных механизмов и всецело опираясь на идеологические и моральные средства влияния, лидер теряет качество политического или, по крайней мере, он утрачивает институциональные черты.

    Сам факт сочетания в механизме реализации лидерства властных средств и влияния политико-идеологического и общественного авторитета говорит о противоречивости этого механизма. И не только вза­имодействие общности и его лидеров обременено реальной возможностью противоречий и конфликтов по другим линиям. В частности, по линии временного несовпадения целей и отдельных интересов, а также выбора тактики действия. Лидер может тре­бовать бескомпромиссной реализации провозглашенных целей, независимо от изменяющихся условий, к чему группа оказывается неподготовленной. Он, далее, может использовать свое положение в интере­сах не всего сообщества, а только его части, подгруппы, непосредственно выдвинувшей его, или даже в своих личных интересах. Не исключена и такая си­туация, когда лидер изменяет направление и прин­ципы деятельности, уклоняясь от общепризнанных целей. Вполне естественны различные интерпретации общих интёресов и целей лидерами и ведомы­ми. Отсюда необходимость включения в механизм института лидерства системы контроля за деятель­ностью лидера в виде совокупности демократичес­ких процедур (выборность, отчетность лидера, меха­низм компромиссов и т.д.).

    Продолжает оставаться актуальным вопрос о том, что является определяющим в лидерстве – личностные качества или ситуация, которая востребовала данную личность, сделала ее необходимой? Спор об этом идет давно. В работе “К вопросу о роли личности в истории” Г.В. Плеханов дал классический марксистский ответ, что личность лишь видоизменяет физиономию развития, но тенденции остаются неизменными. И заметил по поводу Наполеона, что нужна была шпага, и ее призвали. Французский фило­соф Ж.-П. Сартр, размышляя над выводом Плеханова, ответил: не в том ли весь вопрос, какая шпага призыва­ется, и всякий ли из призванных генералов мог сделать­ся императором и залить кровью Европу. Спор продол­жается. Это не удивительно, так как лидерство – явле­ние многомерное, и при его изучении применяются разные подходы. Наиболее интересные исследования как раз и связаны с изучением личностных качеств, не­обходимых для лидера (концепция черт лидера), и с анализом взаимосвязи лидера и среды, лидера и его по­следователей.

    На рубеже XIX-XX веков повышенный интерес возник к взаимоотношениям лидера и массы, так как в активную политическую борьбу в тот период включились широкие слои трудящихся. Французские ученые Т. Тард и Г. Лебон обратили внимание на особую роль лидера в массовых движениях и на психологические ка­чества лидеров. Политический лидер должен быть хо­рошим психологом, инстинктивно понимать душу тол­пы, уметь воздействовать на ее инстинкты. Лебон заме­тил, что нередко лидерами толпы оказываются нервно­ возбужденные люди, но одаренные сильной волей.

    Русский социолог и представитель народниче­ского движения Н.К. Михайловский в работе “Герой и толпа” также отмечал необходимую для лидерства спо­собность – уметь быть гипнотизером, чтобы повести за собой массы куда угодно.

    Психологический редукционизм получил клас­сическое развитие в работах австрийского психоанали­тика З. Фрейда. В ХХ веке интерес к пси­хологии лидерства и изучению важных для лидеров ка­честв личности сохранился, но появились и новые ас­пекты исследования. Г. Лассузлл обратил исследователь­ское внимание на психопатологию в политике и на опасности, которые несет политическое поведение лицо отклонениями в психике. Свойства человека как жи­вой личности и их влияние на политический процесс изучал Э. Фромм, немецко-американский психолог и социолог (в США с 1933 г.). В работе “Анатомия деструктивности” Э. Фромм исследовал черты характера Гит­лера. Некрофилия Гитлера, деструктивные наклонности, озлобленность и мстительная ненависть оказали опре­деляющее воздействие и на его политическую деятель­ность. Многие решения фюрера были порождением иррациональной деструктивности, считает Э. Фромм.

    Интерес к психопатологии в политике не случа­ен, так как возникновение оружия массового поражения и огромные силовые ресурсы власти создают серьезную угрозу цивилизации. “Достаточно одного, почти неза­метного нарушения равновесия в психике нескольких руководящих людей, чтобы утопить мир в крови, в огне и в радиоактивности”, - писал швейцарский психолог К. Юнг.1

    Среда для формирования и деятельности лидера имеет огромное значение. Разные политические режимы создают и разные возможности для реализации тех или иных целей и политических инициатив лидера. При ус­тойчивом конституционном правлении авторитарные замашки лидера “гасятся” механизмом сдержек и проти­вовесов. Развитая
правовая культура общества препятст­вует сомнительным в правовом отношении инициати­вам лидера. Таким образом, среда вводит ограничения для деятельности лидера или создает благоприятные возможности для развития тех или иных предрасполо­женностей его характера.

    При исходных экономических и политических условиях личность накладывает отпечаток на всю сис­тему. Однако абсолютизация влияния среды может во­обще свести лидерство лишь к функции ситуации, к эпифеномену. На самом деле среда создает конкретную ситуацию, в которой действует лидер. Средства, нахо­дящиеся в руках лидера, также обусловливают процесс его реагирования на проблемы и пути их реализации. Сам лидер – часть среды и не может отделить себя от нее. Лидер зависит от того, что среда создает, подсказы­вает и даже диктует.

    В последнее время ученые все больше ориенти­руют на создание “общей теории лидерства”, которая бы открывала путь к всеобъемлющему анализу лидерства как социально-властного феномена, но пока политоло­гия находится в состоянии, которое определил амери­канский политолог Ю. Дженнингс: “Никто не может быть удовлетворенным и сказать, что тайна лидерства открыта”.1

    В связи с проблемой критериев оценки политических лидеров не менее актуальной остается проблема типологии лидерства. В политологии существуют различные классификации политических лидеров. Многообразие классификаций        определяется многомерностью са­мого лидерства как властеотношения и возможностью применять разные подходы для выделения типов лиде­ров. Довольно часто используется упрощенная типо­логия, основанная на дихотомии, т.е. на противопостав­лении двух типов лидеров: лидеры “львы” и “лисы” (Н. Макиавелли), “реальные” лидеры – менеджеры (Р. Та­кер), “лидеры-преобразователи и “лидеры-дельцы” (Дж. Мак Грегор Бернс). Дихотомический подход традиционен, но действительность гораздо сложнее, поэтому применяются и более сложные типологии лидеров.

    Интересной является классификация, предло­женная С. Хуком. Критерием классификации С. Хук сде­лал степень воздействия лидеров на события и способ­ность ими управлять. На этом основании он поделил всех лидеров на две неравные группы. В первую вошли лидеры, способные прекрасно ориентироваться в ситуа­ции и использовать ее. Это эвентуальные лидеры, лиде­ры, использующие события. И вторая, небольшая груп­па лидеров, способных самостоятельно творить события, делать историю по-своему, т.е. лидер, делающий собы­тие. Эти лидеры круто меняют исторический процесс. В первую очередь С. Хук называет в этой группе В.И. Ленина и Наполеона.

    Вариант, предложенный М. Вебером, базируется на идеальных типах господства. На этой основе выде­ляются и идеальные типы лидерства: традиционный ли­дер, лидер харизматический и лидер рационального ти­па. Традиционное лидерство основано на обычае, утвер­дившейся традиционной норме. Так, старший сын мо­нарха после его смерти сам становится монархом. Ли­дерство рациональном типа или бюрократическое ли­дерство легитимируется законом. Лидер-чиновник вы­ступает не как личность, от которой исходит власть, а как исполнитель определенной государственной функ­ции, символизирующей собой рациональное управле­ние. Власть харизматического лидера легитимирована верой в его особый дар, способности эффективно ре­шать все проблемы.1

    Одним из оснований типологизации политического лидерства является масштаб его деятельности. В этой связи выделяют общенациональное лидерство, в социально-профессиональной, демографической груп­пе и т.д. Лидерство в общенациональном масштабе – это “дистанционное лидерство” (лидер и его последо­ватели не имеют прямых контактов, их отношения опосредуются массовыми коммуникациями, организа­циями, людьми, обслуживающими политическую машину).

    По стилю лидерства различают авторитарное и демократическое. Авторитарное лидерство обычно ха­рактеризуется следующим образом: все указания да­ются по-деловому, кратко, совершенно прямо и откры­то. Лаконичный и четкий язык, неприветливый тон, похвала и порицания полностью субъективны. Соци­ально-пространственная позиция лидера – вне груп­пы. На лидере замкнута вся групповая информация. Авторитарный лидер требует монопольной власти, еди­нолично определяет и формулирует цели группы и спо­собы их достижения. Не все авторитарные лидеры – грубые, импульсивные люди, но всех их роднит власт­ность, стремление сосредоточить в своих руках все ры­чаги власти. Психологический климат в группе, где практикуется этот стиль лидерства, характеризуется не­достатком добро желательности и взаимного уважения между лидером и подчиненными, которые превращают­ся в пассивных исполнителей воли лидера. Демократическое лидерство не унижает подчинен­ных, а, напротив, пробуждает в них чувство собствен­ного достоинства, инициирует активность, позволяет достичь наивысшей производительности труда. При таком стиле лидерства все мероприятия в коллективе при их проведении облекаются в форму предложений. Нормальная, несухая речь, товарищеский тон, похва­ла и порицания делаются в форме дружеских советов. Социально-пространственное положение лидера – внутри группы. Подобные лидеры с уважением отно­сятся к членам группы, объективны в общении сними, поощряют участие каждого в деятельности группы, делегируют ответственность, распределяя ее среди всех членов группы и создавая атмосферу со­трудничества. Информация не монополизируется ли­дером, она максимально открыта, доступна членам коллектива. Данный стиль лидерства большинство ис­следователей считают предпочтительным.1

 


Глава 3. Характеристика трех любых политических лидеров РФ

 

§1. Зюганов Геннадий Андреевич

    Родился 26 июня 1944 г. в Орловской области в семье учителей. В 1961-1962 гг. закончив десять классов, работал учителем в сельской школе. В 1963-1966 гг. – служит в армии. В 1969 г. окончил физико-математический факультет Орловского педагогического института. Коммунистические биографы люби под­черкивать учительское прошлое своего лидера. Сам о себе он часто говорил: я – математик-системщик. Учительский стаж Геннадия Андрееви­ча складывается из одного года работы в школе, сразу же после ее окончания, и од­ного года работы на кафедре физики и ма­тематики в пединституте. Да еще потом, уже партийным функционером в Орле, он два года подрабатывал по совместитель­ству в пединституте чтением лекций по марксизму-ленинизму. Основной же стаж Геннадия Андреевича – идеологическая работа. В комсомо­ле, в КПСС, в КПРФ. Главный коммунист России совершен­но не похож на монстра. Он любит говорить, что стоит за ры­ночную экономику, за партийный плюра­лизм и прочие свободы. Основная проблема нынешнего лидера КПРФ – совместить несовместимое, ска­жем, коммунистические догмы с православием или с рынком.

Самый левый фланг компартии (В. Анпилов – яркий ее представитель) обвиня­ет его в отходе от ортодоксального марк­сизма-ленинизма. В то же время догмы классиков мешают Зюганову респектабельно выглядеть перед Западом да и у себя на родине могут оттолкнуть большую часть сторонников. Ортодоксальный электо­paт – это по преимуществу старое по­ение. Ясно, что связывать с ним будущее бесперспективно. Может быть, основной талант главного коммуниста России и состоит в том, что с разной аудиторией он умеет говорить по-разному. Ему не составляет труда менять взгляды. И все-таки тенденция очевидна: Геннадий Андреевич все больше удаляется от коммунистической идеологии и фразеологи­и и приближается к флангу “националпатриотов”. Можно предположить, что пик попу­лярности КПРФ и ее лидера пришелся на 1996 г. и сейчас будет происходить мед­ленная, но неуклонная потеря рейтинга. Как и предсказывали многие аналитики­ после поражения на президентских выборах Г. Зюганов стал стремительно терять очки. В том числе и в своем окружении. ­Обострилась тщательно скрываемая от посторонних глав (в том числе и от ря­довых коммунистов) внутрипартийная борьба. Непростые отношения складываются у Зюганова со спикером Думы Г. Селезне­вым. Селезнев уже самим своим статусом интегрирован во власть. Посему часто за­нимает позицию слишком умеренную сточки зрения членов фракции КПРФ, с которыми Зюганов вынужден считаться. Показателем грядущего раскола явля­ется наличие нескольких газет под назва­нием “Правда”. Несмотря на ослабление единства КПРФ, коммунисты все-таки достаточно успешно провели местные выборы, выиг­ран у “партии власти” несколько ключевых губернаторских мест. Но вот ведь пара­докс: красный губернатор, лишь присту­пив к обязанностям, больше смотрит в сторону Кремля и Белого дома, чем Геннадия Андреевича Зюганова. И все-таки сбрасывать со счета Г. Зюга­нова не стоит – скорее всего, на будущих выборах он будет-таки одним из главных претендентов на роль президента. Геннадий Андреевич имеет первый разряд по легкой атлетике, любит играть в волейбол. Петь русские песни. Он дружит с писателем А. Прохановым и худож­ником В. Шиловым. В квартире Зюганова висит огромный портрет хозяина кисти этого художника, и Геннадий Андреевич любит на его фоне позировать перед те­лекамерами. Жена Зюганова работает инженером на Втором часовом заводе. Дочь работает референтом. Есть внук.

 

§2. Жириновский Владимир Вольфович

    Родился 25 апреля 1946 г. в Алма-Ате. Мать домохозяйка. Как сам вспоминает Владимир Вольфович – у него было голодное, безрадостное детство. Окончил Институт восточных языков при МГУ, затем юрфак МГУ. Служил в армии. Работал юрисконсультантом. В годы перестройки создает свою партийную организацию – ЛДПР.  Как покажет ближайшее будущее, ни с либерализмом, ни с демократией эта партия не имеет ничего общего. Стремительность взлета популярности вождя ЛДПР не имеет себе равных даже в бурной российской политике последних лет. Он явил избирателям – определен­ной, но достаточно многочисленной их ча­сти – по-своему привлекательный образ харизматического лидера: то ли фюрера, то ли самого Господа Бога. “Я – господь, я – тиран! Все надежды только на меня. Ибо я мудр, прозорлив и безукоризненно честен. Ибо я знаю, куда вести мой народ!” (Цитата из его речи.) Он яростно, почти нецензурно, бранил власти и обещал немедленное спасение от всех бед. “Каждой одинокой женщине – по мужчине, каждому мужчине – по де­шевой бутылке водки”. Интеллигенция восприняла его как шута (опыт Германии тридцатых не по­шел впрок). Но на первых выборах рос­сийского президента он оказался треть­им – после Б. Ельцина и Н. Рыжкова. Бо­лее шести миллионов россиян отдали ему свои голоса. На выборах 1993 г. ЛДПР получает в Думе больше всех мандатов и образует са­мую многочисленную фракцию. Голосова­ла эта фракция всегда строго по приказу своего вождя. Вождь же торговал голоса­ми, как хотел, приобретя в итоге для партии, и для себя, и для своих родствен­ников большие деньги и недвижимость. Выборы 1995 г. в Думу были уже менее успешными для ЛДПР. А в новой прези­дентской гонке он занял лишь четвертое место, значительно отстав от первой тройки. Похоже, этот тип лидера начина­ет изживать себя в России. Владимир Вольфович вовсе не так прост и примитивен, как выглядит на три­буне, чтобы потрафить своим избирате­лям. Он – замечательный артист. И все­ таки многочисленные комплексы, приоб­ретенные в детстве и юности, составляют, пожалуй, доминанту его поведения. При всей видимой лихости и “крутиз­не” Владимир Вольфович трусит и теряется, встретив достойный отпор. Однажды в думской столовой он попытался было пролезть без очереди. И депутат Марк Го­рячев влепил ему затрещину. А поскольку Жириновский знал, что питерский Горя­чев имеет в криминальном мире неплохие связи, он стал униженно извиняться. Жириновский – автор нескольких скандально-агрессивных книг: “Бросок на юг”, “Последний вагон на север” и др. Пи­шет он их сам. Скандалы, эпатаж общественного мне­ния – обязательные составляющие его имиджа. До недавних пор ему удавалось за счет этого привлекать к себе устойчивое внимание СМИ. (Чего еще политику нуж­но?) То Жириновский таскает за волосы свою коллегу-депутата, то выплескивает стакан сока в лицо своему телеоппоненту Немцову (тот тоже не остался в долгу), то грубо заталкивает журналистку в маши­ну... Надо сказать, что все это публичное хамство чрезвычайно нравится его избира­телям, людям по преимуществу ущербным, которые вытесняют комплексы по­средством своего лихого кумира. В то же время популярность Жиринов­ского идет на спад. Похоже, он все боль­ше надоедает публике. И ему все труднее привлечь к себе внимание СМИ. Его попытка спровоцировать скандал, объявив журналистам, что Немцов заказал его убийство, а киллер при виде Владими­ра Вольфовича растрогался, вызвала даже не смех, а жалость: “Какой великий артист погибает!” Впрочем, Жириновский доста­точно трезво оценивает свое положение и сегодня думает исключительно о день­гах, а не о будущем президентстве. Связи лидера ЛДПР с криминальным миром становятся все очевиднее. Только за последние два года в ходе бандитских разборок погибло шестеро помощников Жириновского.

 

§3. Явлинский Григорий Алексеевич

    Родился 10 апреля 1952 г. во Львове. Отец, бывший беспризорник и воспитанник А. Макаренко, пройдя войну, стал сам работать с беспризорниками. Мать преподавала химию в лесотехническом институте. Безусловно, один из ярчайших политиков нашего времени. Еще мальчиком проявил характер: несмотря на явные успехи в шко­ле, уходит, вопреки воле родителей, из 9-го класса в “вечерку” и начинает рабо­тать слесарем-электриком. Закончив шко­лу в глубокой провинции, с блеском посту­пает в один из самых престижных вузов Москвы и остается там в аспирантуре. Государственная карьера честолюбиво­го экономиста оказалась удачной: на вол­не перемен он быстро дорастает до замес­тителя председателя правительства. Явлинский гордо уходит в отставку, когда его идеи отказываются реализовывать. (Это была первая отставка такого рода.) “Я –            очень амбициозный человек, – признается Явлинский. – Но мои амби­ции выше, чем кресло президента. Быть президентом “банановой республики” мне не интересно”. Взлет популярности Явлинского был стремителен. Он первым публично заявил, что знает, что делать. Его “400”, а потом “500 дней” почти никто не читал, но почти все поверили в возможность чуда. Но так случилось, что явить чудо ему не дали, и Григорий Алексеевич, создав мощную фракцию “Яблоко”, уходит в глухую оппо­зицию. Так в оппозиции он и находится до сих пор. На все обвинения в отказе сотрудниче­ства он отвечает примерно так: “Вся обида на меня у них – почему не хочешь вместе с нами мараться. Не хочу! Не терплю туф­ты и грязи!” Его позиция от года к году становится все более резкой, критичной и менее кон­структивной. Это начинает раздражать не только власть, но и бывших его почитате­лей. “Яблоко” и сам Явлинский начинают терять популярность. На очередное предложение к сотруд­ничеству Григорий Алексеевич выдвигает такие условия-ультиматум, что принять их невозможно. Их суть такова: главным буду я, и пойдем только моим курсом. Для со­трудничества и компромисса он оказался непригодным. А значит, рискует совсем сойти с политической арены. Григорий Алексеевич – крупный муж­чина: рост 182 см, вес под 90 кг. Без отпус­ка работает последние 10 лет, рабочий день – 16 часов. Жена – экономист, у него двое сыновей.1



1 Вебер М. Избранные произведения. – М., 1990. С. 690

2 Там же. С. 691

1 Юнг К.Г. Современность и будущее. – Минск, ­1992. С.46

1 Ашин Г.К. Лидерство: социально-политические и психологические аспекты // Политика: проблемы теории и практики. Вып. VII. Ч. 2. – М., 1990. С. 28

1 Ашин Г.К. Политическое лидерство: оптимальный стиль // Общественные науки и современность. – 1993. - №2. С. 118-120

1 Рыскова Т.М. Политический потрет лидера: вопросы типологии // Вестник Московского университета. Сер. 12. Политические науки. – 1997. - №3. С. 109-113

1 Кто есть кто в России: Справочное издание. – М., 1998; Вронская Д., Чугуев В. Кто есть кто в России и бывшем СССР. – М., 1994

 



0
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2020 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!