Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Культ Аполлона на Боспоре»

/ Религиоведение
Конспект, 

Оглавление

Как уже было отмечено выше, Аполлон – одно из самых распространенных и почитаемых божеств в древнего мира. Вряд ли следует доказывать его широкую известность и в греческих колониях Причерноморья. Однако, в различных местностях он почитался в разных ипостасях и с разнообразными эпиклезами. Не оставалось неизменным и содержание его культов с течением времени.

    Так, Аполлон архаический, классический и эллинистический довольно сильно, если не сказать более, отличаются друг от друга, оставаясь при этом одним божеством и нередко сохраняя отдельные свои архаические черты до конца античности.

    “Культ Аполлона на Боспоре засвидетельствован с конца V в. до н.э. нумизматическим материалом, а начиная с конца IV в. до н.э. наибольшее распространение получил культ Аполлона Врачевателя и занял почетное место на Боспоре, находясь под покровительством самих царей Левкона (389/8–349/8 гг. до н.э.), Перисада I (344/3–311/10 гг. до н.э.), Спартока III (304/3–284/3 гг. до н.э.), Левкона II (240–220 гг. до н.э.). В Пантикапее, в Фанагории, в Гермонассе были построены храмы Аполлону Врачевателю. От времени Левкона I известна посвятительная надпись, посвященная Аполлону Дельфинию. Особое место в культе Аполлона как дельфийского оракула занимает лавровая ветвь и треножник, хотя высказано мнение, что убедительного объяснения отношения треножника к культу Аполлона не найдено”.1

    Одной из самых распространенных ипостасей Аполлона в ионийских колониях Причерноморья в период архаики является Иатрос – Врачеватель. Она известна исключительно в милетских коленях Причерноморья. Ей уделено немало места в работах различных
исследователей.

    В последние десятилетия, особенно после открытия в Ольвии древнейшего, западного теменоса, связанного с этим культом, вышел целый ряд работ, посвященных как интерпретации надписей, граффити, архитектурной терракоты и т.д., так и происхождению, содержанию и историческому развитию этого культа в Западном и Северо-Западном Причерноморье.

    Одной из важнейших находок, связанных с культом Аполлона в Северном Причерноморье, является костяная пластинка с о. Березань, на которой вырезан текст Дидимского оракула и перечисляются различные ипостаси Аполлона.1 Изучение документа показало, что культ Аполлона Врачевателя генетически связан с Аполлоном Дидимским, включает в себя ряд черт Аполлона Гиперборейского (также почитавшегося в Дидимах) и почитался также с эпиклезой Стрелка. Функции данного божества были шире, нежели чисто медицинские и приближались к сфере прерогатив богов-спасителей: на море, от житейских бед, от военных опасностей и т.д.. Сумма имеющихся данных позволяет с большой долей вероятности утверждать, что Врачеватель выступает в качестве бога-покровителя первых милетских колонистов и для этих целей специально введен Дидимским оракулом.

    Работ, посвященных этому культу на Боспоре у нас нет. Поэтому рассмотрим имеющиеся материалы. В надписях этот культ прослеживается с IV в. до н.э. Упоминание в них царевича Левкона, сына Перисада II, а также Апии, которую Ю.Ю. Марти связывает с дочерью Перисада I, из надписи 1041 позволило придти к выводу, что культ Аполлона Врача пользовался особым покровительством Спартокидов. Впрочем, вряд ли правильно мнение Пичикяна И.Р., что Спартокиды являлись потомственными верховными жрецами Аполлона.2 Против этого говорит то, что в качестве жрецов упоминаются не только они, а также данные о том, что в других милетских колониях жрецы Аполлона Врача избирались сроком на один год (например, в Истрии).

    Исходя из того, что культ Аполлона Врача в III в. до н.э., а возможно и в IV находился под покровительством Спартокидов и, вероятно, имел общегосударственный характер, делаются следующие выводы:

1.    Это был главный полисный культ Пантикапея с момента его основания.

2.    Найденные на горе Митридат детали храма ионийского ордера V в. до н.э. должны относиться к храму Аполлона Врача, т.к. он был патроном Пантикапея. В пользу этого свидетельствует также одно из трех пантикапейских посвящений этому божеству, найденное приблизительно в том же месте. Отметим, что оттуда же происходят посвящения Деметре  – IV в. до н.э. и Гераклу – IV в. до н.э.

3.    Строительство монументального храма Аполлону Врачу подтверждает существование религиозного союза вокруг этого культа в V в. до н.э.

4.    Чеканка монет с легендой АПОЛ связана с существованием вышеупомянутой амфиктионии или с собственно храмовым.

5.    Археанактиды были потомственными жрецами и сакральными царями культа Аполлона.1

    Существование амфиктионии предполагает наличие данного культа в качестве одного из основных В ряде городов по берегам Боспора, которые собственно и могли вокруг него объединиться. Это, в свою очередь, предполагает милетское происхождение данных городов. Исходя из вышеперечисленного, стоит еще раз обратиться к культу Аполлона Врача, с тем, чтобы определить какие из вышеприведенных мнений имеют под собой реальные основания. Кроме того, наличие или отсутствие следов этого культа в ранний период может пролить свет на некоторые проблемы колонизации Боспора, выяснить какую роль играл Милет в этом процессе
и какие из городов могли, хотя бы теоретически, входить в религиозный союз вокруг этого культа. Мы отдаем себе отчет, что данных для окончательного решения всех этих вопросов пока явно недостаточно поэтому наша цель – лишь наметить пути их решения. Следует также отметить, что наличие следов культа Аполлона Врача после I
V в. может свидетельствовать о распространении его во время правления Спартокидов, тогда как их отсутствие в это и более позднее время заставит предполагать нехарактерность данного культа для того или иного города, а значит – его немилетское происхождение.

    Одним из самых информативных источников о религиозной жизни в античном Северном Причерноморье являются граффити. Однако            большая их часть остается не опубликованной. Кроме того, они являются весьма сложными для интерпретации. По мнению Штерна Э.Р., большинство сокращений в граффити являются посвящениями божествам, а не теофорными именами. Так, сокращение АП, в случае принятия второй версии, может иметь не менее 36 вариантов. Впрочем, необходимо учитывать и место, на котором делались граффити.1

    Нам известно большое количество посвящений Аполлону в Феодосии, Пантикапее, Патрее, Мирмекии, на мысе Зюк.

    Меньше их в Нимфее, Китее. Неизвестны они в Кепах. Весьма немного следов почитания Апполона и в раннем полисе на месте Анапы (Синдской Гавани). Интересно количественное соотношение посвящений Аполлону по сравнению с другими божествами. Так, если для Феодосии, Пантикапея, Патрея их явное большинство, то для, Китея (1 из 113), такие случаи единичны. К сожалению, почти нет данных для других центров Боспора. Наличие или отсутствие посвятительных граффити с именем Аполлона, отчасти проливает свет на значимость этого культа в различных городах. Трудно предположить наличие в полисе культа Аполлона Врача в качестве
основного, при малой распространенности и освящений Аполлону.

    Для нашей темы особенно важны посвящения с эпиклезой “Врач”. Однако, таковые – на Боспоре, в отличие от Ольвии и Березани, почти неизвестны. Возможно, отчасти это объясняется тем, что в Ольвии, при наличии одновременно 2-х теменосов, с двумя храмами Аполлона-Врача и Дельфиния, долгое время сосуществовавших, при посвящении Аполлону большое значение уделялось эпиклезе. Иначе говоря, в какой из ипостасей – Дельфиния или Врачевателя, делается подношение. При отсутствии такого “противостояния” в городах Боспора, подношение Аполлону “по умолчанию” могло расцениваться, как просто наиболее почитаемому божеству. Однако, несмотря на малое распространение посвящений с эпиклезами, некоторое количество их все же имеется. Так, в Пантикапее на горе Митридат найдено два посвящения Аполлону Врачу. Одно из них относится к концу VI – началу V в. до н.э., второе, по мнению издателя, к началу IV в. до н.э. Таким образом, мы имеем свидетельство существования этого культа в Пантикапее в более раннее время, нежели это известно по лапидарным надписям.

    Кроме вышеупомянутых посвящений известна одна надпись ААI, на дне чернолакового сосуда, опубликованная Шкорпилом В.В., в которой также можно увидеть совместное посвящение Артемиде и Аполлону Врачу. Такие посвящения широко известны в Херсонесе и на его хоре, в Керкинитиде. В связи с этой надписью представляют интерес два граффити из раскопок Феодосии – AI, которые также с некоторой долей вероятности можно отнести к посвящениям Аполлону Врачу. Кроме Пантикапея и Феодосии граффити с посвящением Врачевателю известны в Патрее. Наиболее древнее из них, на фрагментах стенки сосуда с росписью в виде бутонов лотоса, датируется второй четвертью VI в. до н.э. Второе, более спорное – датируется IV в. до н.э. Сложность заключается в том, что как правило, эпиклеза ставилась после имени бога. Хотя известны отдельные случаи, когда эпиклеза зафиксирована перед именем бога. Мы не можем отнести данное граффито и к группе – имен владельцев предметов, ибо неизвестно имен с таким началом. Данное сокращение АП встречено и в других местах. Существует и более развернутая надпись из Пантикапея “АПОЛ”, которая заставляет все-таки предположить посвящение Аполлону Врачу.1

    Недавно было опубликовано также граффито из Мирмекия с посвящением Аполлону Врачу, на венчике аттического килика, датируемого 475–460 гг. до н.э. Кроме того, там же была обнаружена чрезвычайно редкая для Боспора находка – “монета-стрелка”, широко распространенная в Северо-Западном Причерноморье в VI – начале V вв. до н.э. и связываемая с вотивными приношениями Аполлону Врачу.

    Одно граффито с посвящением Дельфинию происходит из раскопок Тиритаки. На внешней стороне чернолакового сосуда начертано: Е, на внутренней – DEL, датируется первой половиной V в. до н.э. Буква Е является священным атрибутом Аполлона в Дельфах. Подобные граффити, связанные с культом Аполлона известны в Ольвии.

    Некоторые дополнительные данные дают и нумизматические материалы. Представляется вероятной, хотя и не безусловной, взаимосвязь изображений льва и культа Аполлона Врача на боспорских монетах второй половины VI–V вв. до н.э. Изображения льва и звезды, т.е. Солнца в созвездии Льва, имеющих астральное значение, чаще всего выступают в качестве атрибута солнечных и звездных божеств Востока, откуда они проникли в Грецию. В Греции изображение льва было связано о культами Аполлона, Диониса, Артемиды. На Боспоре изображение льва является одним из самых распространенных монетных типов начиная с конца IV в. до н.э., а сочетание изображений головы льва и звезды в качестве типа оборотной стороны являются одним из самых ранних типов в монетном деле Пантикапея.


    Дельфин и трезубец – атрибуты бога Посейдона, культ которого получил распространение на Боспоре, о чем свидетельствуют типы монет Пантикапея конца III в. до н.э., а также клейма на боспорской черепице IV в. до н.э. с изображением трезубца и дельфина. Так же, как и к Посейдону, изображение дельфина с трезубцем может быть отнесено к культу Аполлона, который известен на Боспоре, судя по типам монет Пантикапея, с конца V в. до н.э.”1

    Менее спорно мнение по поводу этих монет Д.Б. Шелова, который видел в этом связь скорее с Аполлоном Дидимейским и Милетом, нежели непосредственно с Аполлоном Врачом (впрочем, такжегенетически связанном с Дидимами).2 Отметим, что на табличке с о. Березань лен до некоторой степени противопоставляется Врачевателю или по крайней мере отделен от него. Более вероятна связь с Аполлоном Врачом изображений на монетах горита со стрелами и грифонов. Что касается лука со стрелами, то они, как атрибут Аполлона Врача, широко распространены в Аполлонии, Истрии, Борисфене и Ольвии. Там на монетах известны изображения Аполлона с луком, луком и одной – двумя стрелами, а также стрел и горитов со стрелами. В раннее время в вышесзначенных полисах широкое распространение получила монета-стрелка. Что касается грифонов, то они, как символ Аполлона, также широко известны в Дидимах.  Символы грифон и грифон со стрелой являются атрибутами Аполлона Гиперборейского. Его тесная взаимосвязь с Аполлоном Врачом, имеющим также эпиклезу “Стрелок”, прослеживается, в частности, на той же Березанской пластине. Итак, разбор имеющихся данных, традиционно привлекающихся для выяснения интересующей нас темы, позволяет констатировать следующее.

    Культ Аполлона Врача был известен в доспартокидовское время в некоторых городах Боспора – в Патрее с VI в. до н.э., в Пантикапее – с конца VI – начала V в. до н.э., в Мирмекии и Феодосии – в V в. дон. э. Этот культ был специально утвержден Дидимским оракулом в конце VII – начале VI вв. до н.э., в качестве покровителя милетских колоний. Среди его обширных функций особо выделены: стрелок и победитель. Со второй половины VI в. до н.э. в Милете уменьшается идеологическое влияние Дидим и увеличивается роль культового союза мольпов и жрецов Дельфиниона. В 494 г. до н.э. после разрушения святилища и Милета персами, оракул утерял свое значение вплоть до IV в. до н.э. Таким образом, культ Аполлона Врача мог появиться на Боспоре в начале – первой половине VI в. до н.э., но не позже начала V в. до н.э., причем, как главный патрон первых милетских колонистов. Судя по имеющимся данным, мы можем говорить о таком его значении в Пантикапее, Феодосии, Мирмекии и Патрее. Два последних поселения, по-видимому, также являлись колониями Милета.

    Отсутствие упоминаний о Враче и единичные случаи находок граффити, которые можно связать с Аполлоном в Нимфее, Китее и Кепах, при широком распространении иных культов, с близкими функциями: Афродита, Деметра и Кора в Нимфее и Китее, Афродита Апатура в Кепах позволяют выдвинуть предположение о немилетском происхождении этих центров. Это не опровергается письменными источниками, которые ничего не говорят об их метрополиях. (Кроме Кеп, о которых см. ниже). В связи с этим можно сделать вывод о малой вероятности вхождения их в амфиктионию вокруг культа Аполлона Врача. В случае с Китеем речь идет, видимо, не столько о немилетском, сколько о непантикапейском его происхождении. В свете заметной общности в культах и территориальной близости – скорее всего, о нимфейском. Этому не противоречит и хронология основания Китея (материалы городища и зольника дают нам дату – вторая четверть – середина V в. до н.э). Нам неизвестны случаи выведения колоний на Боспор в это время. После разгрома восстания ионийских городов против персов в 494 г. до н.э. это вряд ли возможно было и для Милета. Нимфей в У веке до н.э. переживает расцвет. В середине – второй пол. V в. до н.э. там строится храм, связанный, видимо, с культом Афродиты, размеры которого, хотя и несколько меньше, но вполне сопоставимы с храмами в Пантикапее и Гермонассе. Об этом же говорят и материалы его курганного и грунтового некрополей. В последней четверти У в. до н.э. Нимфей чеканит собственную монету, а приблизительно в то же время или чуть раньше входит в Афинский морской союз. Развивается и его хора. Таким образом в пользу нимфейского происхождения Китея говорит время его основания, общность культов, территориальная близость и экономические возможности Нимфея.

    Наличие посвящения Аполлону Врачу в Фанагории, которая являлась колонией Теоса, связано, похоже, с распространением общегосударственного культа Боспора на подвластные территории во время Спартокидов. Видимо, то же можно сказать и в отношении Горгиппии (первая половина III в. до н.э.) Общегосударственый культ нашел также отражение в монетной чеканке.

    Наличие посвящения и храма Аполлону Дельфинию в Гермонассе (по аналогии с Ольвией), возможно, связано с очередной волной колонистов из Милета. Это косвенно говорит в пользу милетского происхождения Гермонассы или, по крайней мере, значительного милетского компонента в ней. В связи с этим посвящения Аполлону Врачу в IV в. до н.э. может рассматриваться и как распространение этого культа после вхождения города в Боспорское царство, и как наличие его с момента основания колонии. Подобное же посвящение в Тиритаке, по-видимому, говорит о милетском или пантикапейском происхождении последней.1

    Довольно интересные данные по этому вопросу можно получить при изучении погребальных памятников. Так в некрополе Ольвии неоднократно фиксировались погребения, связанные с почитанием культа Диониса и сорфиками. Известны они и на Боспоре.

    Следы почитания различных божеств: Персефоны, Деметры, Афродиты, Эрота и т.д., как в виде терракот, росписей на сосудах, на стенах склепа, иногда (впрочем, весьма редко) граффити, каких-либо вотивов, нередко встречаются в погребениях. Но интерпретация их довольно сложна. Отметим лишь, что к ним зачастую относятся такие предметы как веретено, зеркальце, различные фигурки зверей, отчасти фигурные сосуды (Сорокина Н.П., 1997), монеты и т.д., т.е. имеющие кроме чисто утилитарного значения еще и символическое, сакральное. По нашему мнению, на связь с Аполлоном Врачем могут указывать такие находки, как наконечники стрел. Остановимся на этом подробнее.

    Аполлон известен, в первую очередь как бог солнечного света, красоты, гармонии и покровительства искусствам. Однако, таким он становится только в классическое и эллинистическое время, сохраняя одновременно при этом многие свои более ранние в том числе хтонические черты. Последние – напрямую связаны с загробным миром, идеей о возрождении и т.д. Геродот объясняет их происхождение с Египтом, где Гор-Аполлон являлся, якобы, сыном Осириса – Диониса и Исиды – Деметры. Аполлон связывался своим рождением и с такими “ультра хтоническим” существами, как Силен, Пан и т.д. Он нередко выступает в качестве божества, умирающего и возрождающегося, снисходящего в Аид  и вновь возвращающегося оттуда, но уже очистившимся. Очень ярко это проявляется в мифе о гипербореях, которые без Аполлона и Артемиды никогда в античности не мыслились.

    Гипербореи жили у Океана, либо на острове в Океане “за пределами Борея”, либо у истоков Истра, выше Эвксинского Понта, Истра и Адриатического моря, за Рипейскими горами, по ту сторону Аквилоне, у златоструйных вод реки Плутона. В любом случае – на границах обитаемых живыми людьми земель и царства мертвых. У них Аполлон после убийства циклонов прятал свою стрелу. От них приходит пророк и лекарь Абарис, в качестве символа неся стрелу, с помощью которой борется с различными бедами и несчастьями. Стрела здесь – типично хтонический и фетишистский символ, в котором сплелись самые разнообразные представления о животворящих и дезинфицирующих лучах солнца, о магическом жезле и палочке, а также и об орудии убийства. К гипербореям периодически (на несколько месяцев в году или на несколько лет) отправляется Аполлон, чтобы, отдохнув и очистившись, вернуться обратно.1

    Известно, что Аполлон Гиперборейский почитался в Дидимах. Учреждая культ Аполлона Врача, как патрона милетских колонистов для Западного и Северного Понта, дидимские жрецы не могли обойти в нем все эти и многие другие черты Аполлона Гиперборейского. В пользу этого говорит и глубокая связь последнего с Асклепием, сыном Аполлона, – богом Врачевания. Именно, мстя за его убийство Зевсом, Аполлон убивает циклонов, после чего и вынужден был прятать у гипербореев стрелу. Этот союз прослеживается и в эпитетах, употребленных по отношению к Врачевателю в табличке с Березани – Стрелок, Победитель Севера, а также в широком распространении символов Аполлона Гиперборейского в Северном Причерноморье (например, на Боспоре),.

    Все вышеизложенное помогает лучше понять сущность ипостаси Врач, связь последнего с потусторонним миром, а также выявляет сущность символа “Стрела” применительно к этому божеству.

    Кроме того, Аполлон и Артемида даруют быструю, легкую и неожиданную смерть с помощью стрел, которая воспринимается как благо, однако, он же со своей сестрой и по отдельности могут выступать и как безжалостные убийцы.

    Существует и еще одна сторона взаимосвязи Аполлона со смертью, или, скорее, с возрождением после оной. Речь идет об орфических и пифагорейских учениях. Следы их довольно ярко проявились в Ольвии. Известна целая серия пластинок и обломков сосудов с надписями, которые указывают на распространение учения орфиков в Ольвии. С другой стороны, в них проявляется определенная связь с этими взглядами Аполлона. Примечательны и изречения: “жизнь – смерть, жизнь – истина”, “Аполлон – солнце, солнце – космос, космос – свет, свет – жизнь, жизнь –Аполлон” и т.д. В мифе о гибели Диониса-Загрея интересна роль Аполлона, воссоединяющего его в целое и возрождающего Загрея. Эти мифы послужили основой для многих философских рассуждений о жизни и смерти.

    В этой связи отметим наличие на орфических табличках из Ольвии помимо изречений также букв Z и А. Первая из них достаточно единодушно трактуется как число 7 и первая буква слова Загрей, вторая – как 1 и схематический букраний. Альфа в данном случае, видимо, должна трактоваться также как первая буква имени Аполлона, который олицетворяет неразделимость и единение. Таким образом, мы видим, что здесь Дионис выступает как божество, гибнущее, разделяющееся и возрождающееся, а Аполлон как воссоединяющее и возрождающее начало.

    Известно, что орфического учения в каноническом виде не существовало. Имелись отличия в различных местах, в разное время и у разных мыслителей, считавшихся его последователями. Вполне вероятна более глубокая связь Загрея и центрального культа Ольвии – Аполлона Врача, включавшая в себя разнообразные восстановительно-сохранительные функции. На мой взгляд, интересна в этом плане табличка №3. По мнению автора, видимые вначале третьей строки буквы IA являются окончанием какого-то ныне не восстановимого из-за трещин и затертостей слова. Однако, судя по прорисовке и фотографии, где четко видно, что буквы третьей строки написаны под буквами второй, а вторая – приблизительно под первой, которая несколько смещена с центра в ее сторону, можно предположить, что перед нами не остатки, а целая надпись, которую можно перевести как Дионис–истина, А–душа, и предположить, что как и на граффити IАП мы должны читать “Аполлон Врач”. Впрочем, нельзя настаивать на такой интерпретации до более тщательного изучения оригинала. Однако, независимо от этого во взглядах древних ольвиополитов связь Аполлона с загробным миром и с идеей возрождения после смерти несомненна.

    Таким образом, на основании различных источников мы можем сделать следующие выводы. Следы культа Аполлона Врача фиксируются на Боспоре со второй четверти VI в. до н.э. в Патрее; с конца VI – начала V вв. до н.э. в Пантикапее, Видимо, в то же время – в Феодосии и Мирмекии. С конца VI в. до н.э. они фиксируются в погребальном обряде, с IV века – в лапидарных надписях.

    На материалах нумизматики мы об этом можем более или менее уверенно говорить с IV в. до н.э. Изображения на более ранних монетах львов и львиных скальпов, с вязаны более с Аполлоном Дидимейским, почитаемом в Милете, а также монеты с легендой Аполл говорят о культе Аполлона. Интересен и еще один источник. Речь идет о так называемых зеркалах-фиалах или патерах. Автор связывает их с отправлением культа Аполлона Дидимейского. Основная их масса найдена в Ольвии (11 шт.) и ее округе. На территории Боспора – Всего два таких предмета: один – в некрополе у м. Тузла – мог 55/1911 (VI в. до н.э.), что может свидетельствовать о ранних религиозных контактах этого центра с Дидимами.   Второе зеркало-фиала найдено, по-видимому, в Тамани.

    Характер культа Аполлона Врача позволяет предполагать, что в милетских апойкиях Боспора он появился с первыми поселенцами, более того, в качестве одного из основных или основного полисного культа. Видимо, такое положение он занимает до создания Боспорского государства, когда приобрел общебоспорское значение.1

    С другой стороны, отсутствие или минимальное количество следов почитания одного из важнейших божеств Милета – Аполлона и важнейшего из культов милетских колонистов – Аполлона Врача в некоторых из поселений Боспора позволяет поставить вопрос об их немилетском происхождении. Это особенно важно в связи с малым количеством письменных источников по данному вопросу. Кроме того, в свою очередь, немилетское происхождение того или иного поселения на территории, где основная масса поселений связывается с Милетом и милетским Пантикапеем, говорит как минимум, об его непантикапейском происхождении, а возможно и в пользу полисного статуса некоторых из них.

    Таким образом, на Европейском Боспоре мы имеем два города, несомненно связанных с милетской колонизацией – Феодосию и Пантикапей, что находит подтверждение и в письменных источниках. К ним же стоит отнести и Мирмекий. Вероятно, с внутренней колонизацией Пантикапея связан ряд поселений Европейского Боспора и, в частности, Зенонов Херсонес (пос. на м. Зюк). Не исключено, что с ней же (если не непосредственно с Милетом) связано и основание Тиритаки во второй четверти VI в. до н.э. В любом случае, почитание в Тиритакс Аполлона Дельфиния (по аналогии с Ольвией) позволяет предполагать прибытие туда второй волны Милетских колонистов (в Ольвии – середина – третья четверть VI в. до н.э.), в среде которых Аполлон Дельфиний пользовался особой популярностью.



1 Фролова Н.А. Монетное дело Боспора (середина I в. до н.э. – середина IV в. н.э.). Часть I. Монетное дело Боспора 49/48 г. до н.э. – 210/211 г. н.э. М., 1997. С. 46

1 Русяева А.С. Милет-Дидимы-Борисфен-Ольвия. Проблемы колонизации Нижнего Побужья // Вестник древней истории. 1986. №2. С. 25-63

2 Пичикян И.Р. Малая Азия – Северное Причерноморье. М., 1984. С. 146-147

1 Русяева А.С. Милет-Дидимы-Борисфен-Ольвия. Проблемы колонизации Нижнего Побужья // Вестник древней истории. 1986. №2. С. 145

1 Проблемы греческой колонизации Северного и Восточного Причерноморья. Материалы I Всесоюзного симпозиума по древней истории Причерноморья, Цхалтубо, 1977. Тбилиси, 1977. С. 239-246

1 Щеглов А.Н. Северо-западный Крым в античную эпоху. Л., 1978. С. 67-68;Толстой И.И. Греческие граффити древних городов Северного Причерноморья. М.-Л., 1953. С. 87-94 

1 Фролова Н.А. Монетное дело Боспора (середина I в. до н.э. – середина IV в. н.э.). Часть I. Монетное дело Боспора 49/48 г. до н.э. – 210/211 г. н.э. М., 1997. С. 42

2 Шелов Д.Б. Монетное дело Боспора. VI-II вв. до н.э. М., 1956. С. 134

1 Леви Е.И. К вопросу о культе Аполлона Дельфиния в Ольвии. Указ. соч. С. 211-210

1 Селиванова Н.Н. Индоиранские мотивы дельфийской легенды об Аполлоне Гиперборейском // Проблемы истории, филологии, культуры. Межвузовский сборник. Выпуск V. Москва – Магнитогорск, 1998. С. 104

1 Анохин В.А. Монетное дело Боспора. Киев, 1986. С. 25

 



0
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2019 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!