Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Конспект по дисциплине «Философия»»

/ Общая философия
Конспект, 

Оглавление

14.Проблема роли личности в обществе и истории

 

    Движущей силой исторического развития может выступать отдельная личность. Однако вопрос о реальных возможностях людей, личности влиять на ход событий истории до сих пор остается открытым. При этом важен вопрос и о том: может ли, например, выдающая личность оказать решающее воздействие на историю, скажем, повернуть ее вспять, «задать» своими действиями какое-то особое направление ее развитию. Как видим, вопросы не из легких. В философских учениях можно на этот счет выделить три принципиально разных подхода.

    Первый подход заключается в обосновании положения о том, что выдающимся личностям принадлежит решающая роль в истории. С таких позиций подходили к решению этого вопроса Ф. Ницше, П.Л. Лавров, Н.К. Михайловский и многие другие философы и социологи. С точки зрения приверженцев этой концепции личность всецело определяет направленность истории, она как бы дает «толчок» ее ходу. Точно так же, как часовщик заводит часы, так и личность, стоящая во главе государства, общественного движения – считают сторонники этой концепции, – обусловливает их развитие и амплитуду действия.

    Второй подход сводится к обоснованию идеи о том, что выдающиеся личности не могут и не должны пытаться играть какой-либо решающей роли в истории ибо не они, а народные массы являются творцами общественного процесса. Наиболее последовательно данную позицию защищал, например, П.А. Кропоткин (1842-1921 гг.), который, считал, что власть портит даже самых лучших людей (отсюда его известный лозунг: «Никаких авторитетов»). Конечно, любая абсолютизация роли народных масс в истории по существу неизбежно сводит на нет значение любой личности в историческом процессе, что и получилось у П.А. Кропоткина. Ибо привыкнув к обезличиванию истории, мы пренебрегаем и незаурядными современниками, если они не отмечены чинами и высокими званиями.

    Третий подход можно было бы назвать примиряющим, поскольку он нейтрализует крайности первого и второго подходов. Его сторонники исходят из того, что в целом решающая роль в истории принадлежит народу, массам, а личность лишь влияет на ход исторического процесса. Это влияние выражается в том, что действия личности придают этому процессу соответствующую окраску, в результате чего история приобретает личностный отпечаток. Наиболее отчетливо эту позицию отстаивал Г.В. Плеханов (1856-1918 гг.) особенно в своей известной статье «К вопросу о роли личности в истории».

    Говоря о выдающейся личности, условиях и возможностях ее воздействия на ход истории, Г.В. Плеханов доказывал, что необходимо целостно представлять социальную обстановку, которая формирует деятельность такой личности в истории. В этой связи он рассматривает три группы причин: общие причины – развитие способа производства, диктующее общие задачи в деятельности общества и личностей: особенные причины – историческая обстановка, в которой происходит развитие производительных сил, обусловливающих состояние политических и духовных отношений в обществе; единичные причины – случайности и личные особенности общественной деятельности, благодаря которым события получают индивидуальную окраску, в результате чего имеет место своеобразие в понимании и осознании этих задач отдельными личностями.

    Г.В. Плеханов рассматривал эти группы причин в единстве н взаимосвязи, полагая, что поскольку единичные причины не могут произвести коренных изменений в действии общих и особенных причин, то следовательно, личность определяет лишь индивидуальную физиономию событий и некоторые частные их последствия. Личность тесно связана с классом, народными массами и, поэтому,; читал он, только выражая их подлинные интересы, она может занять соответствующее место в истории, оказывая влияние на исторический процесс.

    Соглашаясь с Г.В. Плехановым в том, что необходимо рассматривать деятельность личности в конкретной исторической обстановке и в контексте тех общественных сил, которые она олицетворяет, хотелось бы сделать следующие замечания по данному поводу. Во-первых, о выдающейся (исторической) личности можно и нужно говорить не только применительно к политике, но и к искусству, науке, производственной и иной практике людей. При этом, конечно. понятно, что вклад каждой личности в общественный процесс всегда индивидуален, он обусловлен как объективными историческими обстоятельствами жизни, так и специфическими возможностями самой личности. Во-вторых, по-видимому, нельзя сбрасывать со счета и то, что говорим мы обычно о личности, как о выдающейся, почти всегда постфактум. При том, как правило, даем оценку ей и ее деятельности позиций настоящего. Не случайно, оценки того или иного, особенно политического деятеля, его поступков, постоянно меняются. В этой связи хотелось бы следовать мысли английского философа и историка Т. Карлейля (1795-1881 гг.), и считать, что способ выражения уважения к личности какого-либо деятеля служит истинным масштабом степени развития общественных отношений между людьми: «Если сами мы холопы, – писал он, – то для нас не могут быть герои. Мы не узнаем героя, если увидим его – мы примем шарлатана за героя».

    Данное замечание Т. Карлейля имеет исключительно важное значение, ибо позволяет в этой связи сказать, что никакой подлинный авторитет общественного деятеля не мыслим вне определенной совокупности как объективных условий, так и субъективных оснований – способностей и таланта самой личности заслужить, завоевать авторитет среди людей своей деятельностью, а не благодаря должности, или, скажем, манипуляции или давлению со стороны каких-либо групп. Именно поэтому важно, рассматривать и оценивать, например, политического лидера в связи и на основе объективных и субъективных факторов его деятельности. Видеть и отличать моменты его «самодеятельности» и деятельности, выражающей интересы класса, нации, народа.

    Личность, какой бы выдающейся она не была, не может играть всецело решающую роль в историческом процессе в целом. Вместе с тем роль политического лидера, любой личности не может не быть решающей в каких-либо отдельных ограниченных временем и местом обстоятельствах. В конкретных ситуациях, когда организация противоречивых движущих сил исторического процесса становятся определяющей, такая личность может более активно воздействовать на определенные рычаги общества. В этой связи существенную роль имеют особые качества личности: ее профессиональное чутье, организаторский талант, способность к компромиссам, ум, умение предвидеть. Интересно, что отвечая на вопрос, каким надо быть человеку, дабы ему позволительно было возложить руку на спицы колеса истории, М. Вебер подчеркнул, что в основном три качества являются решающими: это – страсть, чувство ответственности и глазомер. Обладание такими качествами также может свидетельствовать о реальных возможностях личностью, но быть и действовать в качестве решающей движущей силы общественного развития в соответствии с последовательно и четко выраженными его целями и задачами.

    Таким образом: деятельность выдающейся личности не может быть понята и объяснена вне конкретно-исторического контекста; любая личность, как бы гениальна она не была, всегда имеет достаточно определенны рамки возможностей и средств своего воздействия на исторический процесс; масштаб и значимость деятельностью личности определяется тем, насколько адекватно она выражает тенденцию в развитии исторического процесса, насколько эффективно она выступает генератором идей данного процесса; историческая личность не мыслима без вполне определенных и абсолютно необходимых ей интеллектуальных, духовных, физических в иных качеств, которые делают возможными постановку и решение предельно сложных и динамичных задач общественного развития.

 


15.Проблема эстетического освоения человеком мира. Что такое

искусство?

 

    Что же представляет собой искусство как высший вид эстетической деятельности, заключающееся в творчестве и его восприятии? Эстетическое отношение к действительности, содержащееся во всех видах человеческой деятельности, не могло не стать предметом самостоятельного культивирования. Таким особым видом человеческой деятельности, в котором эстетическое, воплотившись в художественное, есть содержание, и способ, и цель, является искусство. Искусство зародилось и приобрело свои основные черты еще в античности, но там оно не сразу начало мыслить как особый вид деятельности. Вплоть до Платона (включая и его самого) «искусством» называлось и умение строить дома, и навыки кораблевождения, и врачевание, и управление государством, и поэзия, и философия, и риторика. Сначала этот процесс обособления собственно эстетической деятельности, то есть искусства в нашем понимании, начался в конкретных ремеслах (где он и привел к созданию, например, орнаментов), а затем был перенесен и в область духовной деятельности, где эстетическое также не было сначала обособленно от утилитарного, этического и познавательного. Если для нас поэмы Гомера представляют собой главным образом произведения искусства, то для самой античности они были настолько энциклопедически емкими, что рассматривались и как философское обобщение, и как этический эталон, и как изложение религиозной системы, и как творения искусства. Малой выявленностью в античной культуре того, что мы сейчас называем искусством, объясняется и тот факт, что тогда не был, например, развит такой столь распространенный в новое время жанр литературы, как роман. Литература как собственно искусство была представлена большей частью поэтическими произведениями, проза же при всей ее эстетической оформленности была по своим целям, как правило, философской или исторической. Искусство, как таковое, в отличие от философии, науки, религии и этики начинается там, где целью эстетической деятельности становится не познание или преобразование мира, не изложение системы этических норм или религиозных убеждений, а сама художественная деятельность, обеспечивающая создание особого (второго, наряду с предметным), вымышленного мира, в котором все является эстетическим создание человека. Для чего человеку необходим этот второй мир, который, казалось бы просто дублирует первый? Дело в том, что искусство в отличие от всех других видов деятельности есть выражение внутренней сущности человека в ее цельности. которая исчезает в частных науках и в либо другой конкретной деятельности. где человек реализует только какую-нибудь одну свою сторону, а не всего себя. В искусстве человек свободно творит особый мир, так же как творит свой мир природа, то есть полновластно. Если и в своей практической деятельности, и в науке человек противопоставлен миру как субъект объекту и тем ограничен в своей свободе, то в искусстве человек превращает свое субъективное содержание в общезначимое и целостное объективное бытие. Эстетическое переживание произведения искусства, так же как и его создание, требует всего человека, так как оно включает в себя и высшие познавательные ценности и этическое напряжение, и эмоциональное восприятие. Это внутреннее единство всех духовных сил человека при создании и восприятии произведений искусства обеспечивается описанной выше синкретичной силой эстетического сознания. Если, читая научные публицистические, популярные издания, мы сразу же внутренне настраиваемся на как бы «фрагментарное» мышление о мире, «забывая» все, что нам не пригодится для восприятия данного текста, то, настраиваясь на чтение художественного произведения. мы активизируем в себе все свои духовные силы: и ум, и интуицию, и чувства, и этические понятия. Нет ни одного момента в нашей внутренней духовной жизни, который не мог бы вызван и активизирован искусством.  

    Мир человека включает красоту, интуитивно это ясно каждому. Всякий человек способен на любовь, а любят во большей части красивое, прекрасное, возвышенное. И соответственно многим, мягко говоря, не нравится безобразное и низменное. Однако наивно-интуитивное понимание мира красоты недостаточно для уверенного ориентирования в нем. Здесь, как обычно в проблемных ситуациях, ощущается потребность в хорошей философии. Интересно, что вплоть до середины ХVIII в. философы не придавали должного значения сфере красоты. Философы античности, средневековья, Возрождения считали самостоятельными разделами философии, например, логику и этику, но не эстетику. Почему? Греческое «эстетикос» означает «относящееся к чувству». Но чувство считали всего лишь моментом познавательной или же практической деятельности. Когда же было выяснено, что мир чувственно-эмоционального имеет не только подчиненное, но и самостоятельное значение, то и наступило время эстетики, в рамках которой получают свое осмысление такие ценности, как красота и прекрасное. Основатель эстетики Баумгартен определял красоту как совершенство чувственного, а искусство – как воплощение красоты. Категория прекрасного конкретизирует категорию красоты, ибо она более конкретна, включает в явном виде элементы сопоставления: нечто не просто красиво, а очень красиво, прекрасно и максимально далеко отстоит от безобразного, антипода прекрасного. Подчеркивая своеобразие эстетического восприятия, Кант характеризовал его как «без цели». Эстетическое суждение не заинтересовано в чем-то другом, оно обладает самостоятельной ценностью. В жизни человека эстетическое начало имеет свою особую нишу. Где и как существует эстетическое? Самый простой ответ на этот вопрос таков: эстетическое, а сюда входит и красота, это свойство предмета. Такой ответ с позиций понимания знакового, символического характера эстетического является довольно наивным. Будучи включенным в процесс символизации, эстетическое объединяет, связывает субъект с объектом, духовное с телесным. Ошибаются как «природники», считающие эстетические свойства принадлежащими объектам, так и те, кто сводит эстетическое к восприятиям индивида. Тайна эстетического состоит в удивительной согласованности «лица» предмета с внутренней эмоционально-образной жизнью человека. В своем эстетическом отношении к природе, к другим и к себе человек постоянно проверяет все на человечность, ищет пропорции, которые бы органично связывали его с внешним окружением. Если мы обратимся к субъективной стороне эстетического начала, то первое, что хочется сделать, это отнести его к одному из ведомств психической жизни человека. Что есть эстетическое? Чувство, эмоция, наслаждение, мысль, эйдос, ценность? Оказывается, ничто из перечисленного нельзя исключить из феномена эстетического, можно лишь выделить доминирующие моменты. В субъективно-эстетическом доминирует чувственно-эмоциональное, а не мыслительное, которое в данном случае имеет подчиненное значение. Вместе с тем эстетическое не имеет места внецелостного и живого единства, полноты переживания, а это означает, что оно есть эйдос. Эстетическое в форме красоты, прекрасном есть обещание счастья. Ценностный характер эстетического особенно ярко проявляется в соотношении в нем прекрасного с безобразным, причем они далеко не равнозначны. Человек стремимся не к безобразному и низменному, а к прекрасному и возвышенному. Лишите мир эстетически положительного, и вы потеряете значительно больше, чем половину чувственного восприятия. В стремлении преумножить и развить мир прежде всего прекрасного, красивого человек обращается к искусству. Искусство, как уже отмечалось, есть воплощение красоты, что, разумеется, предполагает сотворение последней. Выражением красоты могут быть звук, свет, вещество, движение, ритм, тело человека, слово, мысль, чувство. Видов искусства, как известно, много: архитектура, скульптура, литература, театр, музыка, хореография, кино, цирк, прикладное и декоративное искусство. Всякий раз носителем красоты является нечто, например, в случае музыки – звуки, которые извлекаются музыкантами посредством музыкальных инструментов. Известная строка русского романса гласит: «О если б мог выразить в звуке всю силу страданий моих…» Искусство есть умение выразить себя по признакам красоты. Датский философ ХIХ в. С. Кьеркегор дал образную характеристику поэту: его губы устроены так, что даже стон превращается в прекрасную музыку. Красоту, прекрасное можно выразить не только в чем-то сугубо материальном, но и, например, в мысли. Так, в науке высоко ценят доказательства, т.е. красоту мышления, мыслей. Красивыми являются и чувства, если они ведут к положительно ценностным переживаниям. Примеров тому не счесть, от любви Ромео и Джульетты до мужества воина, защищающего Родину. Для конструктора, инженера, техника весьма существенно видеть сходство и различие между, с одной стороны, произведением искусства и, с другой стороны, техническим артефактом, т.е. техническим изделием или устройством. Греческое «технэ» означает искусство, мастерство. Как художник, так и техник являются искусными мастерами, хотя цели их работы и творчества не совпадают. Предназначение произведения искусства состоит в функционировании в качестве символа красоты, прекрасного; предназначение технического артефакта состоит в его полезности для человека. Нельзя исключить того, что в некоторых случаях техническое изделие является и произведением искусства, но это имеет место далеко не всегда. Вместе с тем всякий технических артефакт не выпадает из мира эстетического. Более того, как выяснилось, полезность технического изделия не противостоит его эстетическим достоинствам, а образует с ним своеобразное, но желательное для человека единство. Осознание этого факта привело к развитию дизайна, художественного конструирования предметов, в том числе техники. Слово «дизайн» английского происхождения и весьма удачно отражает суть технической эстетики. Оно состоит из корневой основы «зайн» (= знак, символ) и префикса «ди» (= отделение). Дизайнер осуществляет разнообразную символическую деятельность. Он переводят свой духовный мир в технические знаки, актуальные для пользователей техникой. Для дизайнера техника – это непросто железки, а символ красоты, прекрасного. Он, надо полагать, глубоко понимает, что, хотя выразительные возможности техники не всегда позволяют достичь совершенства произведений искусства, в эстетическом смысле именно последние являются идеалом техники. Философия открывает доступ к пониманию эстетических достоинств мира, техники в том числе.

 

 

 


16. Проблема происхождения, сущности и функций религии

 

    Религия  опирается  на   образно-эмоциональную,  чувственно-наглядную   форму   восприятия.   Верующий  человек     субъект  религиозного  сознания.  Такой  человек  переживает  в  реальных  эмоциях  свое  видение  Бога,  различных  картин,   связанных  с  особенностями  того  или  иного  религиозного  направления. Важнейшими  атрибутами  религии являются  вера и  культ. А.Ф. Лосев  считал  также  таковыми  таинства. Религия  не рефлексивный  тип мировоззрения.                                             

      Вера    это  способ  осознания  мира  религиозным  сознанием,  особые  состояния религиозного  сознания субъекта.  В культе,  системе  ритуалов  и догматов  является внешняя  форма проявления  веры.  Религиозных  течений  много.  Только   в  России  их  свыше  40.  Существуют  три   основных  мировых   религии    буддизм,  христианство,  ислам и  различные национальные  религиозные  системы  типа синтоизм,  индуизм, иудаизм  и т.д. В  рамках религиозных систем, религиозного сознания большое значение  приобретают  этические  представления,   нормы,  идеалы,  ценности  (этика  конфуцианства,  десять заповедей  в христианской религии и т.д.).                                     

    В религиозном сознании культивируются чувства любви человека к человеку, терпимости, сострадания, совести, милосердия. Религия формирует духовный мир человека. Еще недавно в нашей стране религия и верующие люди были в стесненных обстоятельствах. Господствовала атеистическая идеология, которая достаточно планомерно и целенаправленно воевала с идеалистическим мировоззрением (любая религия –  объективный идеализм). Несмотря на близость религии и философии, они различны – идеализм философский есть теоретическая основа религии. Идеализм и религия как мировоззрения часто решают сходные  задачи  по  объяснению  мира,  а  также  воздействия на сознание и поведение человека. Их  различие  состоит  в том,  что философия  есть отражение  мира  в  теоретической,  рационально  понятной  форме. Религиозное видение мира формируется в сознании человека как представление о сверхъестественных силах, упование  на  чудо,  веру.  Религиозно   мыслящей  человек считает  себя  носителем эзотерического  (тайного, открытого  только  избранным)  знания,  которое   не  нуждается в  традиционных логических  доказательствах. Религиозное  сознание  усиливает идущую  еще от  мифологии тенденцию  разделения  мира  на  мир  физический  (природный, чувственный) и метафизический (духовный). На  этой  основе  уже  начинает  развиваться собственно  философское  видение  мира,  которое характеризуется  свободным  исследованием  основных  проблем  бытия, человеческого познания,  смысла и  цели жизни  и других проблем.

    Можно обозначить следующие трактовки возникновения религии. Теологические (конфессиональные) интерпретации стремятся понять религию «изнутри», на основе соответствующего религиозного опыта. Объяснения варьируются, но общим в них является представление о религии как связи человека с Богом, с Абсолютом, с какой-то Силой, с Нуминозным, с Трансценденцией и т.д. Рассмотрим, как объясняют религию христианские исследователи. Хотя их идеи несут на себе печать принадлежности к конфессии – католицизму, протестантизму, православию, в главном они согласны друг с другом: религия есть «величина особого рода», появляется как результат взаимосвязи между Богом и человеком. Однако уже в период становления религиоведения как науки обнаружились два подхода к определению религии: с точки зрения крайнего супранатурализма и с позиций исторической школы в теологии. Под влиянием супранатурализма разрабатывавшееся в христианской теологии понятие «сверхъестественное» было применено к определению религии. Термин «религия» применяется для обозначения воззрения, основанном на вере в то, что сверхъестественные силы существуют и что отношения с ними возможны. Супранатурализм исходил из «сверхъестественной откровенности» христианства и возможности его постижения лишь через Откровение. Но сложившееся на этой основе представление о религии как «непроизводимом первичном феномене» приходило в противоречие фактом зависимости эволюции христианства от развития общества. Связь христианства с различными общественными отношениями был подвергнута обстоятельному анализу представителями исторической школы в теологии.

    Немецкие мыслители К. Маркс и Ф. Энгельс базировали характеристику религии на диалектико-мaриалистическом понимании природы, общества, человека. Они полагали, что у религии нет «собственной» (вне всеобщей) истории, и от мира сего» сущности и «особом» содержания. Религия развивается в контексте истории общества; в зависимости от движения материального производства, системы общественных отношений происходит и эволюция религии: «религия как таковая не имеет ни сущности, ни царства. В религии люди превращают свой эмпирический мир в некую лишь мыслимую, представляемую сущность, противостоящую им как нечто чуждое». Под углом зрения проблемы «базис – надстройка» К. Маркс различает четыре относительно самостоятельные части системы общества: производительные силы, производственные отношения (экономическая структура, базис), общественные институты, учреждения (юридическая, политическая надстройка), формы общественного сознания (юридические, политические, религиозные, художественные). Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы. С другой стороны, К. Маркс объясняет религию под углом зрения концепции идеального, которая разрабатывалась в контексте анализа товара, стоимости, цены, капитала и т.д.

    Французский социолог и философ Э. Дюркгейм стоял на позициях позитивизма, в качестве фактической базы использовал данные этнографии. Он руководствовался принципом социологизма, согласно которому общество представляет собой особую реальность, включающую «социальные факты», не сводимые к экономическим, психологическим, физическим и другим фактам. «Социальные факты» объективны, существуют независимо от индивида и имеют принудительную силу по отношению к нему. Среди фактов выделяются морфологические, образующие «материальный субстрат» общества – плотность населения (частота контактов и интенсивность общения людей), пути сообщения, поселения и т.д., а также духовные, нематериальные факты – «коллективные представления».

    Биологические концепции ищут основу религии в биологических или биопсихических процессах человека. С этой точки зрения основу религии составляют «религиозный инстинкт», религиозное чувство, которое «примыкает к инстинкту сохранения индивидуума или группы» и выступает как «оружие в борьбе за жизнь», «ген религиозности». Религия – это «психофизиологическая функция организма»; представляет «кульминацию основной тенденции организма реагировать особым образом на те или иные положения, в которые его ставит жизнь»; «как и сексуальность, часть человеческой природы», пробуждающая «глубокие страстные чувства» и т.д.

    Психологические объяснения выводят религию из индивидуальной или групповой психики, Наиболее распространены поиски основы религии в эмоциональной сфере. В качестве эмоциональной «клеточки» брались самые разные чувства – зависимость и страх, почитание и благоговение, любовь, переживание бесконечности, стыд, нравственные чувства, чувство возвышенного и др. Были и такие теории, которые выводили религию из интеллектуальной или волевой сферы.


17.Проблема морали как специфического способа освоения действительности

 

    Свойства морали определяют и ее функции, поскольку функции есть конкретное проявление свойств. Мораль относится к числу наиболее значимых общечеловеческих ценностей. Представляя собой уникальное собрание и обобщение человеческой мудрости, она определяет наиболее гуманные и перспективные пути жизнедеятельности и духовного совершенствования человека. Ее роль можно сравнить с компасом, который помогает человеку ориентироваться в житейских бурях, решениях различных социальных проблем, духовных исканиях.

Основными функциями морали являются:

    регулятивная, регламентирующая содержание отношений между людьми. Она является ведущей функцией, поскольку позволяет морали выступать в качестве особого способа воздействия на поведение людей, обеспечивать управление общественными отношениями. Активность и широта проявления этой функции морали определяются ее содержанием и социально-экономическими условиями в обществе. Кризисные ситуации ослабляют влияние морали, ведут к деформации понимания ее основных норм: долга, чести, блага, счастья и др. Моральное единство общества подрывается его социальным расслоением и это приводит к тому, что в социально-неоднородном обществе возникают и существуют несколько типов морали. В таком обществе реализация регулятивной функции морали носит ограниченный и стихийный характер. Реализация данной функции в полном объеме может быть обеспечена на путях формирования общества социальной справедливости. Выступая как средство коммуникативно-информационного взаимодействия людей в различных сферах общественной жизни, мораль объединяет отдельных личностей и общество в целом на основе позитивных нравственных целей и идеалов;

    воспитательная (гуманистическая) функция морали осуществляется в формировании человеческой личности, развитии ее самосознания. Моральные взгляды на цель и смысл жизни, понимание человеком своего долга и ответственности перед другими людьми, обладание чувством достоинства, культурой общения и другими нравственными качествами утверждаются в процессе воспитания, обучения, просвещения, практической моральной деятельности индивида. Через воспитательную функцию осуществляется передача нравственного опыта от поколения к поколению, формирование определенного типа личности. Эта функция морали может быть реализована только через целостную систему воспитания (нельзя, например, воспитать чувство стыда у человека, который является тунеядцами т.д. В процессе воспитания также необходимо учитывать чувственный и теоретический уровни морального сознания и выбирать в связи с этим соответствующие средства воспитания. Отрицательную роль в нравственном воспитании молодежи играют современные передачи в СМИ, которые развращают и угнетают неокрепшую психику детей и подростков показом различного рода жестокостей, неоправданно привлекают их внимание к сексуальным проблемам, сознательно отвлекают от сложных социальных проблем, с которыми сталкивается молодежь. В защиту морали от насаждения распущенности, жестокости, лицемерия и других негативных установок личности должны активно выступать общество и государство;

    познавательная функция морали позволяет создавать и реализовывать позитивный духовный потенциал личности в процессе общения с другими людьми. Приобретая знания в вопросах нравственной деятельности и культуры, человек расширяет и укрепляет свои связи в обществе, совершенствует себя как личность, духовно овладевает тем, что является социально значимым, в том числе и в других сферах общественного сознания: политике, науке, искусстве и т.д. В процессе познавательной деятельности субъекта формируются представления о содержании моральных отношений как на уровне чувственного, так и теоретического сознания, позволяющие не только понимать нравственную сущность происходящего, но и прогнозировать развитие событий.

Вместе с тем, основное назначение морали заключается не только в том, чтобы познавать мир нравственных отношений, но и реально их регулировать, используя присущие ей средства. Но не имея необходимых знаний в этой сфере, человек не может в полном объеме выполнять и регулирующую функцию. Это подтверждается и ситуацией, сложившейся в настоящее время в нашем обществе, которое крайне слабо использует познавательную функцию морали. Утратив старые идеалы и социальные ориентиры и ничего не сумев предложить пока взамен, оно лишает себя важного источника стабильности и уверенности в своем будущем;

    – мировоззренческая функция определяет мораль как составную часть обобщенных и определенным образом субординированных взглядов личности, социальной общности, общества в целом на содержание и характер нравственных отношений. Мораль всегда существует не в качестве отдельных положений, принципов и предписаний, а как определенная и целостная система нравственности, обладающая теоретическим фундаментом и собственными способами воздействия на общественные процессы. Реализуя свои основные свойства императивности, нормативности и оценочности, мораль помогает в решении задач общественной жизни, формировании общественного идеала, понимании значимости происходящих процессов. Через мировоззренческую функцию морали обеспечивается становление личности с твердыми нравственными установками и убеждениями, В реализации этой функции морали важное значение принадлежит таким ее понятиям, как гуманизм, патриотизм, требовательность к себе и другим, сознательность, ответственность, долг и др.


18.Проблема морального выбора личности

 

    Сегодня  совершенно ясно, что судьба нашей по-прежнему «советской» морали жестко связана с необходимостью выхода политической, экономической и иных структур общества из семидесятилетнего состояния несвободы. Известно, что любой нравственный идеал включает представления о справедливом социуме и о счастливом человеке. Так вот, счастье – это такое Нравственно-психологическое состояние личности которое никому не может быть насильно навязано. Каждый сам к нему должен прийти. А для этого необходим определенный уровень социальной свободы, чтобы ареал личной свободы был ограничен лишь ареалами свободы других членов социума. Все разновидности тоталитаризма и авторитаризма держатся на подавлении индивидуальной свободы и активности, на страхе, разъединяющем людей. Альтернатива – плюрализм деятельности, мысли, собственности, веры. Изменение нравственных приоритетов в условиях демократизации социальной системы предполагает практическую инверсию прав субъекта морали от коллективов различной степени общности к личности. И тогда личный интерес выйдет, наконец, из-под подозрения, а с интереса общественного падет ореол «святости». В нравственном отношении это может привести к восстановлению действительных, а не иллюзорных моральных стимулов любой человеческой деятельности. У общества в выборе генерального основания экономической да и всякой другой деятельности альтернатива проста: либо человек (каждый) принадлежит себе (и только тогда он личность), либо он принадлежит кому-то или чему-то другому (государству, коллективу, организации и т.п.), но тогда это – рабство. Казарменно-уравнительный коммунизм изначально сделал ставку на второй тип отношений. Естественно, что жить в обществе и быть свободным от него нельзя. Но эта универсальная формула вовсе не означает конституирование вертикальных связей, связей индивидуальной несвободы. Человек социален вовсе не потому, что закрепощен. И если бы каждый из нас, учитывая интересы других (а не считаться с ними не получается, даже если очень хочется, – закон не позволяет), имел постоянно естественное и нравственное право на индивидуальный выбор, – значит мы и были бы свободными общественными людьми. А такое общество было бы социалистическим, законы бы принимались социумом не только для охраны индивидуального, но и общего блага. Если же сегодня основным субъектом деятельности. отношений и сознания является коллектив (любой степени общности), то нет ни свободной экономической личности, ни вообще индивидуальной свободы. И в этом случае по существу не стоит вопрос о личностных способностях и инициативах, да но самой личности. Нет свободы выбора – нет н моральной ответственности за содеянное. Значит, и возможности применения моральной регуляция ограничены чуть ли не пределом отношений «я – ты». Эта сфера нe становится «экологической нишей» выживания морали в тоталитарно-уравнительном сообществе. Нуждами эффективного функционирования надличностной государственной системы ограничены теперь и все индивидуальные свободы: имущественная, образовательная, культурная. информационная. О последней – особо. Все казарменно-коммунистические общества – закрытого типа. Их границы призваны не столько сдерживать врага или поток контрабанды, сколько удержать собственных граждан в подчинении и неинформированности. Вся поступающая гражданам информация тщательно просеивается соответствующими государственными организациями на предмет выявления всего того, что могло бы пробудить в индивидуальном сознании даже сомнения в истинности, гуманного устройства. Нет сегодня никакого «всеобщего» кризиса нравственности. Есть кризис и развал тех суррогатов нравственности (классовых, групповых), которые были навязаны самому «бытию-общества-в-морали» мифоутопией, налицо крах системы антиценностей как закономерный результат прекращения давления политики на мораль. Гуманизм и сострадание жалость и любовь, взаимопомощь и доверие, избавившись от политического гнета, вырвавшись за пределы только межличностных отношений и чувств, вновь станут социальными регуляторами. Это ведь только с позиций «чистой» политики «победителей не судят», но справедливость жизни в том, видимо, и состоит, что «чистой» политики на самом деле нет, что нравственные результаты заложены в социальные действия, а все значимые «для других» поступки индивидов и деяния социальных групп подлежат моральному «суду», моральной оценке с позиций добра и зла, и как бы ни двигала субъектом поступка сиюминутная, тактическая экономическая, политическая, клановая или иная какая выгода, от нравственного результата не уйти н ни за какие идеологии не спрятаться. Подлость остается подлостью, щедрость – щедростью, а доброта – добротой. Чтобы избавить нашу жизнь от ориентации на политико-идеологизированные суррогаты нравственности, следует «развести по местам» в гражданском обществе различные сферы человеческой жизнедеятельности. Государству – обслуживание интересов гражданского общества. Партиям – выражение политических интересов граждан и социальных групп, дабы а демократической конкуренции получать право выражать в государственной деятельности эти интересы, равно как и интересы других социальных групп. Армии – охранять гражданское общество от злокозненных врагов, а не феодально-бюрократическую касту от всего остального населения; границы беречь от завоевателей, а не от собственного гражданина, рвущегося любой ценой от тоталитарного удушения в загнивающее болото «за бугром».

 

 

 


19.Проблема добра и зла, целей и средств в деятельности

 

    Добро – это основная моральная ценность, нравственная ценность сама по себе. Зло – противоположность добра; то, что воспринимается как препятствующее жизни, уничтожающее ее или обеспечивающее некоторую ценность, то, что вызывает дисгармонию.

    Расхождения в понимании добра и зла между людьми, народами, эпохами так велики, что заставляют думать об условности и относительности этих понятий, о том, что в них выражаются всего лишь мнения людей – сегодня так, завтра иначе. Многие считают, что мир был безнадежно испорчен, казалось самое лучшее для нравственно чистого человека – отгородиться от него, уйти в себя и не участвовать ни в чем дурном. Такое решение было чаще всего утешительная иллюзия. От мира человеческих взаимоотношений не уйти, а думать, что можно прожить не вступая ни с кем в конфликты, не видя вокруг себя подлости, обмана и унижений – лишь маскировка собственного бессилия.  Какова цена этого? К чему это ведет? Так уж ли это страшно? Главная проблема состоит в том, имеют ли моральные представления объективную основу, не зависящую ни от человека, ни от человечества, или же они изобретения человеческого разума, выработанные обществом правила общежития, и только. Если никакого нравственного миропорядка нет, если нет высшей силы, установившей различие между добром и злом, тогда нравственные требования условны и относительны. И тогда окружающий ужасный мир – это не воплощение зла, а лишь  новые мерки, которыми мы пытаемся оценить отношения между людьми. Подобно эстетическим и интеллектуальным способностям, нравственная способность может быть развита, а может быть подавлена, искажена, изуродована. Человек, отвергающий нравственность как предрассудок или условность, может оставаться убежденным в том, что так и нужно, может даже охранять свой способ существования от всяких сомнений и колебаний. Он может остерегаться высоких чувств, бояться размягчиться сердцем, расслабиться. Он может дорожиться своей жестокостью и непреклонностью, нечувствительностью к страданиям других людей. Иными словами, зло тоже может быть самодостаточным и дорожить собой, устанавливая свою шкалу ценностей. Двадцатый век показал насколько велика сила зла. Однако, если все таки есть нечто определяющее наше духовное «я», то человек расплачивается за свои злодеяния. Казалось, простые наблюдения говорят о другом: люди творящие зло и неправду, могут преспокойно жить в свое удовольствие и благополучно закончить свой век. И все же дело обстоит не так, как первоначально представляется. Нравственное преступление влечет за собой возмездие, так как зло оказывает воздействие не только на того, кому оно причиняется, но и на того, кто его совершает. Но трудно не согласиться с евангельским изречением: Какая польза человеку, если он приобретает весь мир, а душе своей повредит. Поэтому можно заметить, что способность различать добро и зло является родовым отличительным признаком человека. Подобно эстетическим и интеллектуальным способностям, и нравственная способность может быть развита, а может быть подавлена, искажена, изуродована.


20.Глобальные проблемы современности

 

    Современное человечество – это многообразие народов и стран, населяющих нашу планету, это неповторимость социально-политической и культурной жизни, это разнообразие экономической жизни. Все это связано с различными причинами. Это исторический путь развития, который оказал влияние на все стороны жизни общества, это и различие природных условий, среды обитания людей. Эти условия сказались прежде всего в экономической деятельности человека. Но при всем этом различные общества испытывали взаимное влияние друг на друга. По мере дальнейшего развития человечества это влияние возрастает, а вместе с тем возрастают и те проблемы, которые характерны для всего человечества. Сегодня, т.е. в конце 20-го столетия человечество столкнулось со множеством очень сложных, трудноразрешимых, глобальных проблем, т.е. проблем, которые касаются всех живущих на Земле людей. В этом проявляется особенность глобальных проблем: во-первых, они влияют на все будущее рода человеческого; во-вторых, эти проблемы требуют для своего разрешения объединенных усилий всего человечества; в-третьих, они находятся в сложной взаимосвязи и взаимозависимости друг от друга. Почему же возникают глобальные проблемы? Причины появления и обострения глобальных проблем заключаются в жизнедеятельности человеческого общества, которая началась сотни тысяч лет назад, в разрушительных последствиях воздействия человека на природу. С одной стороны – это причины научно-технического характера (развитие производительных сил и воздействие их на природу, на самого человека), с другой стороны – это процессы интеграционного характера, имеющие глобальные экономические, политические и иные последствия.

Разработка классификации глобальных проблем явилась итогом длительных исследований и обобщения опыта нескольких десятилетий их изучения. Классификация помогает глубже понять существо проблем, наметить пути их решения. Исследователями предложено множество вариантов классификации. Целесообразно принять за основу вариант, разработанный отечественными учеными И.Т. Фроловым и В.В. Загладиным. Согласно этому варианту все глобальные проблемы делятся на три большие группы.

Первую группу составляют те проблемы, которые связаны с отношениями между основными социальными общностями человечества, те, между группами государств, обладающих сходными политическими, экономическими и иными интересами: «Восток –Запад», богатые и бедные страны и др. Эти проблемы следует назвать интерсоциальными. К ним относится проблема предотвращения войны и обеспечения мира, а также установления справедливого международного экономического порядка.

    Вторая группа объединяет те проблемы, которые порождены взаимодействием общества и природы. Они связаны с ограниченностью возможностей окружающей среды выносить нагрузки антропогенного характера. Это такие проблемы, как обеспеченность энергией, топливом, сырьевыми ресурсами, пресной водой и т.д. К этой же группе относится и экологическая проблема, те. проблема охраны природы от необратимых изменений отрицательного характера, а также задача разумного освоения Мирового океана и космического пространства.

    Третью группу глобальных проблем составляют те, которые связаны с системой «индивид-общество». Они непосредственно касаются отдельного человека и зависят от способности общества предоставить реальные возможности для развития личности. Сюда относятся проблемы здравоохранения и образования, а также вопросы контроля за численностью народонаселения.

 



0
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2020 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!