Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Классификация промышленных регионов по степени их загрязнения»

/ КСЕ
Конспект, 

Оглавление

1. Чернобыльская рана России 

 

Беспрецедентная в мировой истории технологическая авария на Чернобыльской АЭС (взрыв реактора) произошла 26 апреля 1986 г. Истечение высокорадиоактивной газо-аэрозольной струи из обнаженной активной зоны из-за возгорания графитовой кладки реактора продолжалось десять суток, прежде чем пожар был потушен. Образовавшиеся радиоактивные облака первоначально распространились в западном направлении, затем – северо-западном, позже – на северо-восток и восток, юго-восток и юг. 

Территориальный разброс радиоактивных веществ воздушным путем оказался весьма обширным. В местах выпадения радиоактивных осадков (в том числе в странах Западной Европы – Австрии, ФРГ, Италии, Норвегии, Швеции, Финляндии и др.) образовались «следы» и «пятна» заражения, причем процесс загрязнения продолжался весь май. Часть радионуклидов попала в водную среду как вследствие осадков, так и в результате стоков с загрязненной поверхности.

Согласно официальным данным, более половины радиоактивных веществ, выброшенных в атмосферу, оказались сконцентрированными в 30-километровой зоне вокруг АЭС. Подавляющая же часть остальных радионуклидов пришлась на территории Белоруссии, Российской Федерации и Украины. Из общей площади зон с уровнем загрязнения по цезию-137 свыше 15 Ки/км2 по меньшей мере 7 тыс. км2 приходится на Белоруссию, 2 тыс. км2 – на Россию и 1,5 тыс. км2 – на Украину.

Масштабы радиационного загрязнения российской территории, связанного с последствиями аварии на Чернобыльской АЭС, огромны. Согласно официальным данным, загрязнение почв с плотностью более 1 Ки/км2 зарегистрировано в 15 субъектах Федерации: Брянской области (34% территории), Тульской (47%), Орловской (40%), Рязанской (15%), Калужской (17%), Белгородской и Липецкой (по 8%), Курской (4,4%), Пензенской (3%), Тамбовской (1,7%), Воронежской (1,5%), Ленинградской (1%), Ульяновской (0,6%), Смоленской (0,5%), Республике Мордовия (2%). Кроме того, чернобыльские «следы» отмечены в Тверской, Новгородской, Саратовской, Владимирской, Астраханской, Калининградской, Костромской, Ростовской и целом ряде других областей, а также в Карелии, Удмуртии, Чувашии, Калмыкии, за Волгой, Уралом и т.д.

География чернобыльского радиационного загрязнения России (равно как и Украины, Беларуси, стран Балтии, Западной и Восточной Европы) представляет собой сложную картину, связанную с длительным выбросом загрязняющих веществ с АЭС, сложными процессами «выгорания» радионуклидов в разрушенной активной зоне, их последующим переносом и перераспределением с весны 1986 г. Радионуклидные «пятна» весьма неоднородны как по площади, так и по составу нуклидов.

Наиболее пострадавшая область России – Брянская, особенно с точки зрения концентрации загрязнений. В некоторых наиболее сильно пострадавших административных районах (Гордеевском, Злынковском, Клинцовском, Климовском, Красногорском, Новозыбковском, Стародубском) отмечались уровни в 20, 30, 40 Ки/км2 и более. Главный критический радионуклид – цезий-137 (более 90% загрязненной территории). По официальным данным, несколько десятков населенных пунктов оказались в зоне с плотностью загрязнения свыше 40 Ки/км2. За усредненными показателями скрываются цифры гораздо более серьезные: в отдельных пунктах фиксируется максимальная плотность загрязнения 100 Ки/км2 и более. Другой опасный загрязнитель – стронций-90 – встречается небольшими «пятнами».

Дезактивация зараженной территории представляет собой цепь весьма сложных, длительных и дорогостоящих мероприятий. На Брянщине и в других субъектах Федерации проведены частичные агромелиоративные дезактивационные работы, в загрязненные почвы внесены специальные вещества, связывающие цезий и замедляющие его движение по пищевым цепочкам. Были осуществлены также мероприятия по пылеподавлению, утилизации зараженного леса, дезактивации многих населенных пунктов и т.п. Однако масштабы и качество подобных работ оказались явно недостаточными. Во многих областях нет и поныне надежного радиоэкологического контроля территории, наука и медицина оказались не готовыми предложить населению и предприятиям рекомендации по предотвращению увеличения ущерба от имеющейся радиации.

Несколько лет трагедия «российской зоны Чернобыля» находилась под жесточайшим секретом. Пострадавших жителей причернобыльских областей уверяли, что радиационный фон несколько повышен, но он не представляет угрозы для здоровья населения. Реальная картина оказалась значительно суровее. Так, в печальный реестр загрязненных радиоактивным цезием населенных пунктов особенно сильно пострадавшей Брянщины внесено более 1000 городов и деревень, Тульской области – примерно столько же.

В середине 90-х гг. по крайней мере 100 тыс. граждан России живут на территории радиационной зоны Чернобыля, которая, по международным меркам, должна быть зоной необитания.

 

2. Промышленная зона Урала

 

Характеризуя индустриальный Урал как зону острого экологического неблагополучия, не следует забывать, что он несет на себе следы разнообразных по генезису радиационных воздействий. Причем радиационное загрязнение Уральского региона по объему значительно превышает чернобыльское. Именно здесь в 1957 г. произошла тяжелейшая радиационная авария, известная как Кыштымская. Она связана с деятельностью военного ядерного центра «Челябинск-40» (производственное объединение «Маяк»), на котором произошел взрыв ядерных отходов в одном из хранилищ. При этом произошло загрязнение значительной части Челябинской области и прилегающих районов Свердловской, Тюменской и Курганской областей. Наибольшему загрязнению подверглись Каслинский, Кунашакский и Аргаяшский районы Челябинской области.

К сожалению, эта авария была не единственной. В 1967 г. с обнажившейся береговой полосы озера Карачай произошла утечка сильно радиоактивных иловых отложений на расстояние до 75 км. Имели место и другие инциденты. Аномально высокой является радиационная нагрузка в районе междуречья Теча – Мишеляк площадью около 30–40 км2. Именно здесь расположены несколько десятков могильников (по некоторым источникам – более 200), в которых в специальных хранилищах и емкостях хранятся твердые и жидкие отходы общей суммарной активностью более 1 млрд. Ки. Техногенными радионуклидами загрязнены территории городов Каменск-Уральский, Камышлов, Красноуфимск и др.

Добавим, что в пределах Уральского региона производились подземные ядерные взрывы, здесь же сосредоточено производство ядерных боеприпасов. Наконец, кроме техногенного, на Урале, как и в других горно-складчатых областях, отмечается сравнительно высокое естественное радиоактивное загрязнение, в том числе шламоотстойников, свалок, отвалов Нижнего Тагила, торфопредприятий Краснокамска и т.п. Таким образом, радиационное загрязнение справедливо можно считать экологической бедой №1 Уральского региона.

Вместе с тем Урал – старейший горнопромышленный очаг России, где издавна ведется добыча самых разнообразных минеральных ресурсов и развивается диверсифицированная обрабатывающая промышленность. Нарушение природных комплексов и повышенное загрязнение воздуха, водной среды и почв наблюдается в ареале Екатеринбург – Нижний Тагил площадью несколько десятков тысяч километров. При этом Южный Урал по объему вредных выбросов примерно в 2 раза превосходит Средний Урал. До последних лет «лидерство» в техногенном загрязнении окружающей среды принадлежало Нижнему Тагилу и Магнитогорску – центрам черной металлургии (металлургические предприятия Нижнего Тагила дают до 90% всех выбросов в атмосферу города).

 

3. Волга

 

Волга – один из наиболее примечательных феноменов российской природы. Она воедино связала такие гидрографические зоны, как лесное Нечерноземье, степное Саратовское Заволжье, полупустыни Астраханского низовья. Занимая стержневое положение в экономике России, густонаселенный бассейн Волги обеспечивает примерно пятую часть ее промышленной и сельскохозяйственной продукции. Отсюда ясны причины колоссальной антропогенной нагрузки на эту речную артерию вместе с ее многочисленными притоками.

Вкратце суть проблемы состоит в следующем:

1. В бассейне Волги, помимо множества городов, концентрируется более 300 предприятий химической, металлургической, строительной, оборонной промышленности, подавляющая часть которых сбрасывает свои стоки либо через примитивные очистные сооружения, либо безо всякой очистки. Перечислим лишь некоторые из них от устья до дельты; Череповецкие металлургический комбинат и химический комплекс «Аммофос»; Ярославские заводы синтетического каучука, шинный и моторный; Владимирские химзавод и «Точмаш», Рязанский кожевенный завод; Нижегородские нефтеперерабатывающий завод и завод «Красное Сормово»; Казанское авиационное производственное объединение; Кировский биохимический завод; Марийский целлюлозно-бумажный комбинат; Астраханские целлюлозно-картонный комбинат и газо-конденсатный заводы. Эти и сотни других предприятий ежегодно сбрасывают в Волгу десятки и сотни тысяч сульфатов, хлоридов, органических веществ, аммонийного азота, фенолов, нитратов, жиров, тяжелых металлов и т.д.

2. Немалое токсическое воздействие на органический мир реки оказывают колоссальные по объему коммунальные стоки, поскольку в пределах бассейна проживает по меньшей мере 75 млн. человек, причем три четверти из них – городские жители. При общесплавной канализации коммунальные стоки нередко включают в себя производственные стоки и дождевые воды. В итоге многие пляжи закрыты из-за неблагоприятной санитарно-эпидемиологической обстановки.

3.  Важной самостоятельной проблемой являются экологические последствия зарегулирования стока Волги и образования гигантских водохранилищ. Практически все они давно превратились в застойные бассейны, заселенные густой массой сине-зеленых водорослей («цветение воды»). Каждую весну сине-зеленые водоросли покрывают волжские водохранилища толстым одеялом. Потом они опускаются на дно и превращаются в ил, поглощая при этом растворенный кислород, которым дышит рыба, и выделяя углекислый газ и сероводород. При этом Минэнерго обычно стремится сохранить у гидроузлов огромные объемы «гнилой» воды, потому что только пропущенная через агрегаты ГЭС вода приносит прибыль.

Зарегулирование стока Волги лишило осетровых рыб (все они, кроме стерляди, проходные) естественных нерестилищ. Десятилетия назад белуга поднималась до Твери и заходила для нереста во многие притоки Волги, севрюга поднималась до Саратова, осетра можно было встретить в верховьях Волги, а также в Оке, Каме, Клязьме, Шексне, Ветлуге, Вятке и др. Сейчас же численность волжского стада поддерживается исключительно за счет искусственного разведения на рыбозаводах (расположенных ниже Волгоградского гидроузла).

4. Многие авторитетные ученые полагают, что экономический эффект от использования гидравлической энергии Волги минимален, в то время как затоплению подверглись ценные лесные площади, богатые пойменные урочища, культурно-исторические святыни России.

 

4. Среднее Поволжье и Прикамье

 

Экологическая ситуация в этом регионе определяется, прежде всего, высокой концентрацией нефтедобывающей, нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности. В эколого-географическом отношении он полицентричен, т.е. состоит из нескольких достаточно мощных индустриальных комплексов, участвующих в колоссальном антропогенном давлении на окружающую среду. Если двигаться вниз по Волге, то наибольшая концентрация выбросов наблюдается в зоне Нижегородской агломерации. Выбросы химических предприятий Дзержинска, нефтеперерабатывающего завода Кстова содержат непредельные и ароматические углеводороды (содержание некоторых из них до сих пор не контролируется). Однако, если Нижний Новгород подвергает очистке около 70% выбросов своих предприятий, то в Кстово, Балахне, Правдинске этот показатель значительно скромнее.

Другой очаг острого экологического неблагополучия образовался в пределах Татарстана, Башкортостана и Заволжской части Самарской области. Выросшая с исключительной быстротой в послевоенные годы нефтегазовая и нефтехимическая промышленность этого региона обнаруживает все негативные «антиэкологические» черты, свойственные этой отрасли производства. Основные районы добычи и переработки углеводородного сырья – Альметьевск, Туймазы, Уфа, Самара, Саратов, Новокуйбышевск и др. При этом химические предприятия Среднего Поволжья и Прикамья занимают ведущие места в РФ по производству синтетических смол и пластмасс, синтетических моющих средств, поливинилхлорида, химических волокон и нитей, синтетического спирта, синтетического каучука, каустической соды и др. Не случайно именно ведущие центры нефтехимии (Тольятти, Балаково, Казань, Саратов и др.) занесены в реестр сильно загрязненных городов России.

В регионе явно проявляются тенденции нарушения и загрязнения земельных ресурсов, оврагообразования, исчезновения таежных темнохвойных лесов в северной части региона и широколиственных – в южной и т.д. Однако они как бы отходят на задний план в сравнении с проблемами индустриального загрязнения.

 

 

5. Кузбасс

 

Здесь на территории, составляющей гораздо меньше 1% РФ, сформировался мощный промышленный комплекс угольно-металлурго-химической специализации. Его превращению в регион острейшего экологического неблагополучия способствуют орографические и метеорологические условия Кузнецкой межгорной котловины с длительными штилями и инверсиями температур. Антициклональный характер погоды обусловливает концентрацию и длительный застой отработанных газов в пределах котловины.

В городах, рабочих поселках и селах Кузбасса ежегодно образуется по крайней мере 500 млн. т отходов индустриального производства и потребления. В отвалы, хранилища и терриконы шахт, разрезов и обогатительных фабрик угольной промышленности попадает около 350 млн. т горных пород и около десятка миллионов тонн отходов обогащения. В золошлаковых отвалах тепловых электростанций скопилось более 60 млн. т невостребованных отходов, а за долгие годы работы двух гигантов черной металлургии (Кузнецкой Магнитки и Запсиба) в отвалах накопилось около 100 млн. т отходов доменных и сталеплавильных печей.

Во многом тяжелые условия жизни сложились в Кемеровской, Новокузнецкой и Прокопьевско-Киселевской промышленных агломерациях, где масштабы загрязнения воздушной, водной и почвенной сред достигли крайних в России пределов. Если в прежние годы источниками экологического беспокойства были угольная, металлургическая промышленность и энергетика, то впоследствии к ним прибавилась большая химия: Новокемеровский химкомбинат, заводы – азотно-туковый («Азот»), анилинокрасочный, синтетического волокна, коксохимический, «Карболит», два химико-фармацевтических, завод полукоксования (Ленинск-Кузнецкий) и т.д.

Экологическая ситуация в Кузбассе оказалась настолько серьезной, что потребовала неоднократных вмешательств и постановлений Правительства. Однако предпринимавшиеся в прошлые годы в «пожарном порядке» мероприятия (методом «штопанья и латания дыр») не уменьшили антропогенной нагрузки на местные экосистемы, не привели к уменьшению колоссальных загрязнений крупнейших городов бассейна. Новокузнецк постоянно входит в тройку городов России (а иногда и возглавляет ее), где выбросы загрязняющих атмосферу источников наиболее высоки.

Степень антропогенного влияния на местные ландшафты можно проиллюстрировать одним примером: освоение только одного Караканского угольного месторождения при действующих нормативах проектирования ведет к уничтожению в этом районе около 300 малых рек и других водных источников.

Необходимость кардинальных решений в улучшении экологической обстановки в Кузбассе очевидна.

 

6. Норильский горнопромышленный регион

 

Антропогенный пресс сочетается здесь с экстремальными естественными условиями для жизни человека. Они определяются необычайно длинной и суровой зимой, коротким периодом с положительными температурами воздуха, длительным отсутствием солнца (почти полгода длится период так называемых биологической тьмы или биологических сумерек), острым дефицитом ультрафиолетовой радиации на протяжении значительной части года, что крайне негативно сказывается на здоровье, особенно на здоровье детей. К этому следует добавить большие перепады атмосферного давления, магнитные возмущения атмосферы (обусловленные близостью Заполярья к магнитному полюсу) и сильную изменчивость погоды (до 50% и более).

Жизнь Норильску дали, как известно, богатые месторождения медно-никелевых руд, а также месторождение каменного угля – северное крыло Тунгусского бассейна. В условиях фактической экономической блокады советской России в 30-х гг. было принято решение о строительстве буквально на «краю света» Норильского горно-металлургического комбината. Постепенно здесь сформировался мощный индустриальный очаг, включающий несколько металлургических заводов, специализирующихся на производстве меди, никеля, кобальта, платины, селена, теллура и др. Химические цехи при заводах вырабатывают каустическую соду и некоторые другие химикалии.

Норильск расположен в широкой котловине и по его периметру располагаются разрезы, шахты, цехи обогатительной фабрики, огромные корпуса заводов. Хотя большая часть города находится вдали от заводов на обширной равнине за озером Долгим, но окаймляющие котловину горы (Рудная, Шмидта, Надежды, Барьерная) создают свой микроклимат, способствующий концентрации промышленных загрязнений. Превышение ПДК по ряду ингредиентов здесь в десятки раз превышает допустимое.

Трудность улучшения экологической ситуации заключается в том, что выбросы Норильским горно-металлургическим комбинатом огромного количества окиси серы не утилизируются. Транспортировать серную кислоту Северным морским путем также чрезвычайно опасно – танкер может быть раздавлен льдами со всеми вытекающими отсюда экологическими последствиями для Арктики. Ясно, однако, что необходимо искать иные варианты утилизации двуокиси серы, впрочем как и других токсичных отходов горно-металлургического производства.

 

7. Новоземельский очаг

 

Он ассоциируется с архипелагом Новая Земля, площадь которого 86 тыс. км2. Из двух имевшихся в СССР ядерных полигонов (Семипалатинского в Казахстане и Новоземельского) этот – рекордсмен по суммарной мощности всех осуществленных испытаний. За всю историю его функционирования здесь было проведено около 130 взрывов (87 атмосферных, 3 подводных и 42 подземных). Ядерные испытания на архипелаге начались в 1955 г., когда в Губе Черная на глубине 50 м был произведен первый в СССР подводный ядерный взрыв. Испытания в атмосфере, на поверхности земли и под водой продолжались вплоть до принятия в 1962 г. известного Договора о запрещении взрывов в трех сферах. Наиболее опасные испытания ядерного оружия в атмосфере проводились в районе мыса Сухой Нос (на юго-западе Северного острова).

Согласно официальным данным, за весь период ядерных испытаний на полигоне в атмосферу попало якобы лишь 2,5–5 тыс. Ки цезия-137. Однако даже с учетом этих данных на Новой Земле имеются зоны (по некоторым данным – их более десятка) с сильно повышенными уровнями загрязнения.

Но речь идет не только о ядерных испытаниях. Долгие годы архипелаг вместе с прилегающими акваториями использовался как гигантский ядерный могильник. По сведениям российских экспертов, в Новоземельских водах затоплено как минимум 10 тыс. контейнеров с радиоактивными отходами, 15 аварийных реакторов с атомных подводных лодок и ледокола «Ленин», в том числе пять с невыгруженным ядерным топливом. Смертоносными отходами пополнились многие бухты и заливы восточного (Карского) побережья. Кроме Губы Черная, ядерными могильниками являются заливы Цивольки, Абрасимова, Степового, Неупокоева, Ога, Течений, Благополучия.

После многолетних ядерных испытаний на Новой Земле в зоне радиоактивного бедствия оказалась не только Новоземельская территория, но и весь Арктический бассейн, вся природа Арктического пояса, включая прилегающую континентальную тундру. По мнению авторитетных экологов, уровни радиоактивности в пищевой цепочке «лишайники – северный олень – человек» на территории севернее 60° с.ш. во время проведения испытаний превышали фоновые в десятки раз.

 

8. Кольский полуостров

 

Кризисные процессы в экологической сфере Кольского полуострова во многом связаны с концентрацией предприятий цветной металлургии, сильно загрязняющих атмосферу и природные ландшафты. Главный источник эмиссии (3/4 всех загрязнений) – медно-никелевая металлургия (Мончегорск, Никель, Заполярный). Остальные выбросы приходятся на теплоэнергетику (Мурманск, Кировск, Апатиты), добычу и обогащение железной руды (Ковдор, Оленегорск), апатит-нефелинового сырья (Апатиты), а также автотранспорт.

Главные компоненты опасных техногенных примесей в атмосфере – диоксид серы и пыль, содержащая тяжелые металлы. При этом загрязнение диоксидом серы почти повсеместно сопровождается выпадением «кислых дождей» (окрестности Мончегорска и поселок Никель). Критического уровня достигло загрязнение местных водоемов взвешенными и легкорастворимыми органическими веществами, нефтепродуктами, жирами, сульфидами, хлоридами, фосфатами, фторидами, тяжелыми металлами. Особенно загрязнен крупнейший приемник сточных вод медно-никелевого и апатит-нефелинового производств – озеро Имандра. Деградируют Умбозеро, Ловозеро, реки Поной, Варзуга, Стрельна и др.

Естественно, что губительное влияние техногенного загрязнения сказалось на Деградации лесов, гибели мхов и лишайников. Часть лесов Кольского полуострова хищнически вырублена. Во многих местах образовались антропогенные пустоши с тенденцией ежегодного расширения.

Вполне обоснованную тревогу вызывает и радиационное загрязнение полуострова. Среди основных опасных объектов – Кольская АЭС с хранилищем радиоактивных отходов, несколько баз ракетных подводных лодок стратегического назначения, места складирования и погрузки баллистических ракет, база обслуживания «Атомфлот», отстой кораблей с радиоактивными отходами и т.д. Пункт захоронения радиоактивных отходов расположен недалеко от дороги Мурманск – Печенга.

Известны отдельные «пятна» с уровнем загрязнения почв радионуклидами до 800–900 Бк/кг (окрестности Пялицы, Чаваньги, севернее Верхнетуломского водохранилища и ст. Перевал).

 

9. Северный Прикаспий

 

Обострившаяся ситуация в этом регионе во многом связана с комплексным использованием земельных, водяных и рыбных ресурсов Волго-Ахтубинской поймы и дельты Волги (имея, таким образом, прямое отношение к вышеозначенной рубрике «Волга»).

В гигантской дельте накапливаются промышленные и коммунальные стоки, поступающие от сотен предприятий, расположенных вдоль великой речной артерии. Концентрация загрязнений «со всей Руси Великой» происходит в донных осадках северной мелководной части Каспия, нанося непоправимый ущерб рыбному хозяйству, которое до недавнего времени имело мировое значение. Свою лепту в загрязнение Волги и окрестных территорий вносят и местный индустриальный комплекс, в частности – Астраханский газоконденсатный комбинат, выбрасывавший в отдельные годы в атмосферу до 1 млн. т сероводорода.

Однако в Прикаспие находятся очаги острого экологического неблагополучия,  имеющие косвенное отношение к проблеме

Волги. Крайне тревожная ситуация сложилась на так называемых Черных землях Калмыкии. Некогда здесь плескалось море, на песках и солончаках образовались неплохие пастбища. В увлечении экстенсивными формами ведения сельского хозяйства пастбища были распаханы, верхний плодородный слой почвы быстро уничтожен эрозией (вспахали песок, побросали семена, которые тотчас же унесло ветром), на многих участках явственно проявились «бедленды». Оставшиеся пастбища перевыпасались и вытаптывались наращивавшимся поголовьем овец, так как стране нужны были мясо и шерсть. Из 3 млн. га продуктивных местных пастбищ более двух значатся теперь в графах «сильно сбитые», «очень сильно сбитые» и «пески развеваемые и оголенные солончаки».

Именно для спасения калмыцких степей и было спроектировано Минводхозом СССР строительство канала Волга – Чограй (Чограй – название небольшого водохранилища, расположенного на границе южной Калмыкии и юго-восточной части Ставропольского края). В конечном счете сооружение канала было приостановлено, так как было признано, что он нанесет огромный ущерб сельскому и рыбному хозяйству, приведет к необратимым экологическим процессам в уникальном регионе Волго-Ахтубинской дельты.

 

10. Нефтепромысловые районы Западной Сибири

 

Речь идет главным образом о природных комплексах Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов, а также северных районах Томской области, подвергшихся мощному техногенному воздействию в процессе поисков, добычи и транспортировки углеводородного сырья.

Прежде чем начать эксплуатацию месторождения (а их здесь сотни), проводятся подготовительные работы по его обустройству, которое обычно связано со сведением лесной растительности. Лес уничтожается при сооружении площадей буровых, строительстве компрессорных станций, расширении населенных пунктов, прокладке дорог и магистральных трубопроводов. Естественно, что рубка леса при освоении месторождений – мероприятие неизбежное. Но сваленные деревья здесь редко находят применение (строительство лежневых дорог, сооружение временных зданий и т.п.). Невостребованная древесина захламляет лес вокруг буровых, в местах добычи песка и гравия (для насыпки площадок), вдоль трасс, связывающих населенные пункты, не говоря уже о колоссальной бесхозяйственности.

Кроме того, при подготовке месторождений к эксплуатации на значительных площадях не только вырубается лес, но и счищается наземный покров (специально для увеличения несущей способности грунта или непроизвольно – под влиянием гусеничного и колесного транспорта). При этом оголяется грунт, территория принимает вид «антропогенной пустыни», подрывается ресурсная база традиционного хозяйства коренного населения – оленеводство.

К еще более тяжелым экологическим последствиям приводит эксплуатация месторождений. Нефтепродуктами загрязняются водоемы, от горящих факелов попутного газа и компрессорных станций на трубопроводах в атмосферу выбрасываются сотни тысяч тонн окиси углерода и окислов азота, десятки тысяч тонн двуокиси серы. Легкие фракции нефти и нефтепродуктов, расплываясь по поверхности многочисленных таежных водоемов, образуют пленку, которая препятствует свободному газообмену между воздухом и водой. Тяжелые фракции, оседая на грунт, образуют вместе с илом комочки, которые живут очень долго и служат источником вторичного загрязнения водоемов.

Самым пагубным образом углеводородное загрязнение гидросферы (образование пленки) сказывается на рыбных нерестилищах, особенно лососевых рыб, поскольку последние очень требовательны к растворенному кислороду и нередко погибают от удушья. (Резкому ухудшению условий воспроизводства лососевых способствовало также гидростроительство в верховьях Оби и Иртыша, вследствие чего были отрезаны лучшие нерестилища.)

В целом острое экологическое неблагополучие в нефтегазопромысловых районах Западной Сибири связывается преимущественно с загрязнением гидросферы (прежде всего, Оби и ее притоков) и земельных ресурсов, а также деградацией древесно-кустарниковых формаций. Однако сжигание огромного количества газа изменяет качественный состав воздуха в районах нефтегазодобычи, приводит к сильному тепловому воздействию на окружающие леса (обычно это заметно по погибшим деревьям вблизи факелов, по частично высохшей и осыпавшейся хвое или листве на более отдаленных расстояниях).

Крайне отрицательное воздействие на природные комплексы региона оказывает транспорт. Обустройство месторождений, строительство трубопроводов, подвоз строительных материалов и людей осуществляется, как правило, при помощи вездеходного транспорта. При этом происходит повреждение (на долгие годы) мохово-лишайниковых сообществ, что, с одной стороны, способствует протаиванию вечномерзлого слоя, развитию эрозии и термокарста на путях передвижения гусеничного транспорта, с другой – нарушаются традиционные направления миграций оленей, которые не в состоянии преодолеть преграду в виде трубопровода.

 

11. Байкал

 

К числу очагов острого экологического неблагополучия относится озеро Байкал – крупнейшее в мире вместилище пресной воды (23,6 тыс. км3), содержащее более 80% российских запасов пресных вод и около 20% мировых. Уникальная особенность Байкала заключается в качестве водной массы озера. Это вода чистейшей консистенции, прозрачная, насыщенная кислородом и минимально минерализованная. В озере за многие миллионы лет сложился своеобразный фильтрующий «механизм», вследствие чего одним из наиболее примечательных природных качеств Байкала является его удивительная способность к воспроизводству и неограниченному во времени сохранению особо чистой пресной воды в объеме ежегодно возобновляемого речного стока, т.е. 60 км3. Учитывая именно это обстоятельство, пресные воды Байкала относят к числу важных стратегических резервов России. Байкал вошел в перечень объектов мирового культурного и природного наследия и находится под эгидой ООН.

Около двух столетий осваивается бассейн Байкала, но только в последнюю четверть XX века возник широчайший общественный интерес к его природе. Если раньше главное беспокойство вызывал наплыв туристов: колесами и обувью сбивался тонкий плодородный слой прибрежных почв, вытаптывалась целебная трава и т.п., то сегодня глубочайшую тревогу вызывают выросшие вокруг Байкала предприятия целлюлозно-бумажной промышленности, цветной металлургии, химии, энергетики. Наиболее крупные масштабы загрязнения уникального бассейна в последние годы связывались с Байкальским целлюлозно-бумажным комбинатом, Селенгинским целлюлозно-картонным комбинатом, Гусиноозерской ГРЭС, городской канализацией города Улан-Удэ и др.

Только в конце 80-х гг. частично прекращены сброс сточно-фекальных вод, перевозки нефтепродуктов по водоему, сплав леса по рекам и самому озеру (хотя берега окрестных речек остаются заваленные топляком).

С завершением строительства БАМа Байкал оказался как бы зажатым в тисках между двумя трансконтинентальными магистралями. Сооружение БАМа привнесло свои экологические проблемы для озера: множество времянок с отсутствием простейших инженерных систем для защиты окружающей среды, мусорных свалок, брошенной техники и т.п. Кроме того, на северном побережье возник новый город Северобайкальск без четко ориентированной стратегии дальнейшего развития, с десятками котельных, с отсутствием технологии обеззараживания твердых отходов.

Возводя Байкальский ЦБК – главный загрязнитель уникального водоема, организаторы строительства аргументировали свою позицию острой потребностью страны в авиационной кордовой целлюлозе, для производства которой нужна была сверхчистая вода. Однако несостоятельность их аргументов стала очевидной уже в ходе строительства: западные страны вместо использования целлюлозы для изготовления корда стали переходить на гораздо более прочный нейлоновый корд. Более того, в зоне сооружения ЦБК не оказалось нужного количества древесины, и ее стали в первые же годы работы комбината завозить из Хабаровского края, Читинской области и других регионов. К тому же высокая сейсмичность территории (9 баллов) на треть увеличила капитальные вложения в строительство. Вопиющим экологическим преступлением проектировщиков было полное игнорирование ими вначале химической очистки стоков.

Специалисты утверждают: за 25 миллионов лет существования Байкала остались почти неизменными все параметры озера. Этот поистине державный родник – подпитывали более 300 больших и малых рек. Но лишь за 25 лет во второй половине XX века из-за неумеренной вырубки прибрежных лесов около 150 из них исчезли совсем или находятся на грани высыхания. До последнего времени леса не только вырубались, они усыхали (главным образом пихтовые древостой) в результате ядовитых выбросов ЦБК.

Это предприятие в середине 90-х гг. ежедневно сбрасывало в озеро около 200 тыс. м3 химических отходов – хлорорганических веществ, фенолов, нефтепродуктов, смольных кислот. Сильнейший яд – диоксин – обнаружен в фауне, в частности в нерпе и омуле. Зона микробиологического загрязнения составляет 35 км по акватории озера. Воздушная среда загрязнена уже на площади около 400 км2. (В Иркутске, Братске, Зиме, Ангарске и других городах Приангарья высокие уровни загрязнения окружающей среды связаны и с местными предприятиями, и жилищно-коммунальными объектами.)

За многие годы по проблеме Байкала накопились десятки постановлений ЦК КПСС, Правительства СССР и России, создана обширная научная и публицистическая литература. В стране сменялись политические и экономическая системы, правительства, министры и прочие чиновники, но за сорок лет ничего разумного для защиты Байкала – великого национального достояния России – так и не сделано.

 

12. Московский регион

 

Москва и окружающее ее кольцо малых и средних городов Волжско-Окского междуречья с высокой плотностью городского населения, мощной промышленностью и развитым транспортом сформировали зону чрезвычайно сильного по мировым масштабам антропогенного пресса на среду обитания человека. Лишь в пределах Москвы насчитывается более 1200 промышленных предприятий, более 10 ТЭЦ, несколько тысяч котельных. Для поддержания жизнедеятельности города в холодное время года ежесуточно используется около 60 млн. м3 газа, 400 вагонов угля, 500 вагонов мазута и т.д. В результате в атмосферу Москвы за год выбрасывается более 1 млн. т окислов азота и серы, многие тысячи тонн угарного газа, твердых частиц и т.п.

Наиболее неблагоприятная ситуация сложилась в районах, расположенных в центральной и юго-восточной частях города. В области к центрам экологического бедствия относятся Воскресенск, Видное, Балашиха, Кашира, Люберцы, Подольск, Мытищи, Ступино, Чехов, Щелково, Электросталь. При этом главными показателями бедствия являются продолжающееся загрязнение воздуха, вод, шумовой режим и перенасыщение почв химическими веществами.

Реализация природоохранных программ, разработанных в 70–80-х гг., способствовала некоторому улучшению экологической обстановки в Московском регионе. Были проведены работы по повсеместному оснащению предприятий пылеулавливающими и газоочистными установками, переводу большинства теплоэлектроцентралей на газ, резкому сокращению сброса неочищенных промышленных и хозяйственно-бытовых стоков в открытые водоемы. В итоге запыленность и загрязненность воздуха сернистым газом несколько снизились.

К концу 90-х гг. главными загрязнителями окружающей среды Москвы и Подмосковья становятся транспорт и энергетика. На долю автотранспорта (парк которого насчитывает около 1 млн. автомобилей) приходится около 2/3 объема атмосферного загрязнения (около 1 млн. т в год, или 2500 т в сутки (по 0,3 кг в сутки на каждого москвича). Естественно, что в пределах такого огромного города, каким является Москва, показатели загрязнения заметно варьируют по районам. (Так, содержание фенола на Варшавском шоссе обычно превышает ПДК в десять и более раз, в то время как в относительно благоприятных экологических условиях западной и юго-западной Москвы – Строгино, Крылатское и Ясенево – этот показатель не вызывает тревоги.)

Хотя в городах-миллионерах Западной Европы, Японии, США парки автомобилей заметно многочисленнее, не следует забывать, что большинство отечественных автодвигателей уступает зарубежным по расходу топлива и выбросам вредных веществ на километр пробега. До последнего времени на производившихся у нас автомобилях и автобусах практически полностью отсутствовали системы нейтрализации отработанных газов, а само горючее оставалось более токсичным. Если к этому добавить массовую эксплуатацию автомобилей с неотрегулированными двигателями, то истоки загрязнения атмосферного воздуха автотранспортом российских городов становятся очевидными.

Крупным источником загрязнения территории и почв Московского региона являются промышленные и бытовые отходы. Практически все виды отходов пригодны для использования в хозяйстве в качестве вторичного сырья, однако промышленная переработка отходов – уязвимое место всей российской экономики. На нескольких мусоросжигающих и мусороперерабатывающих заводах (в Бескудниково, в Бирюлево, на Коровинском шоссе) уничтожается и утилизируется едва ли пятая часть бытовых отходов, что по западным меркам является позором для многомиллионного города (не следует, однако, забывать, что в подавляющем числе российских индустриальных центров промышленной переработки бытовых отходов не существует вовсе).

Общепринятым показателем экологического благополучия столицы является обеспеченность ее жителей питьевой водой. Однако здесь важен не только, а иногда и не столько количественный объем потребления воды – более 750 л в сутки на человека (одно из первых мест в мире среди одноранговых городов). Во-первых, качество столичной воды значительно ниже западных стандартов, во-вторых, по имеющимся оценкам, общий перерасход воды лишь в жилищно-коммунальном секторе достигает как минимум 50% из-за неисправностей и низкого качества санитарно-технического оборудования в жилых домах и, главное, – неэффективного ее использования. Основные источники питьевой воды – водохранилища – испытывают на себе активный прессинг пригородного сельского хозяйства, в том числе животноводческих и птицеводческих комплексов со всеми вытекающими из этого экологическими последствиями.

Как положительный момент природоохранительной деятельности в Москве в последние годы следует отметить зарождение новой общественной атмосферы, способствующей переходу от чисто административных методов природопользования и охраны окружающей среды к экономическим.

 

13. Санкт-Петербургский регион

 

Сложившаяся острая эколого-гигиеническая ситуация в этом регионе – следствие высокой концентрации производственных мощностей и населения, что создает огромную антропогенную нагрузку на все компоненты окружающей среды: воды, атмосферный воздух, земную поверхность, флору и фауну. Свой вклад в критическое обострение экологической обстановки вносит область, особенно ее аграрный комплекс и целлюлозно-бумажная промышленность.

Причины подобной ситуации достаточно тривиальны и в целом являются общими для всех крупнейших городов бывшего Союза: это низкий научно-технический и технологический уровень многих производств (исключая ВПК), использование устаревшего оборудования, необходимость переработки и захоронения токсичных и радиоактивных материалов, концентрация усилий в природоохранной деятельности на ликвидации последствий хозяйственной деятельности, а не на предотвращении экологических ущербов. Среди специфических местных причин следует отметить долговременную тенденцию развития производств, основанных на ошибочном представлении о водоизбыточности региона.

Именно обилие водных ресурсов в «Северной Венеции» создавало условия для безлимитного водоснабжения, что способствовало появлению в городе множества водозаборов вне централизованного систем водопровода и канализации. Иллюзия неисчерпаемое: водных ресурсов привела к тому, что Ленинград вплоть до кош 70-х гг. оставался практически без очистных сооружений, сбрасывая неочищенные стоки в водоемы и приводя в ужас посещавших город западных экологов. Даже в середине 90-х гг. местные очистные сооружения были в состоянии очистить лишь около 70% общего количества стоков, при этом специфические промышленные загрязнения попадают в общий коллектор с коммунальными стою ми. В результате сильно загрязнены не только небольшие реки Охта, Карповка, Черная речка, Славянка, но и Нева, воды которого классифицируются как «грязные» и «очень грязные».

Однако особую тревогу в этой связи вызывает ухудшение качества воды в водной системе Ладожское озеро – река Нева – Финский залив, что создает реальную угрозу питьевому водоснабжению и рекреационному водопользованию. Петербург из всех городов мира, имеющих население по крайней мере более 2 млн., действительно наиболее обеспечен пресной водой, если иметь в виду крупнейший в Европе пресный водоем Ладогу и Онежское озеро. В былые времена моряки парусного флота запасались ладожской водой для дальних плаваний, и она не портилась на переходах от Балтики до Южной Америки. Сегодня питьевую воду во многие населенные пункты ладожского побережья привозят издалека.

Катастрофическое ухудшение качественного состава ладожской воды началось на рубеже 60–70-х гг., когда объем загрязненных стоков в озеро с индустриальных объектов Приозерска, Петро-крепости (Шлиссельбурга), Новой Ладоги, Сортавалы, Питкяранты, Лахденпохья превысил его биологические способности к самоочистке. Большое поступление в озеро биогенных питательных веществ – промышленного азота и фосфора – привело к интенсивному эвтрофированию озера. Целлюлозно-бумажные заводы (в Приозерске, Питкяранте, Ляскеле и Сясьстрое) спускали в Ладогу промышленные стоки, часто безо всякой очистки. Свою лепту в загрязнение крупнейшего вместилища пресной воды в Европе внесли также свиноводческие комплексы и птицефабрики, чьи отходы, как известно, отличаются повышенной токсичностью.

Способствуют деградации Ладоги и промышленные предприятия, расположенные в бассейне реки Волхов: Новгородский химический комбинат «Азот», Киришские нефтеперерабатывающий и биохимический заводы, Волховский алюминиевый завод и др. В связи с интенсивным судоходством в воды озера попадает немало нефтепродуктов – у истока Невы постоянно наблюдается нефтяная пленка.

Уникальным объектом, имеющим самое непосредственное отношение к экологической обстановке в Петербурге, стала дамба в Финском заливе (через остров Котлин). Известно, что дельта Невы образуется несколькими рукавами, между которыми размещен исторический центр города. При этом Невская губа как переходное гидрологическое звено между рекой и морем очень мелководна (около 3 м). Когда ветры циклонов сгоняют воду к горлу Финского залива, в наиболее узкой и мелководной части залива высота и скорость образующейся свободной волны резко возрастают. С огромным напором эта волна, достигающая порой пятиметровой высоты, вкатывается в Невскую губу и устье Невы и вызывает интенсивный подъем воды и наводнения.

Все годы строительства дамбы сопровождались ожесточенной борьбой ее сторонников и противников. Проблема этого гидротехнического сооружения требует серьезного научного осмысления с детальным взвешиванием всех аргументов «за» и «против». Однако фактом пока что остается ярко выраженный процесс эвтрофирования восточной «отгороженной» от Балтики части Финского залива, загрязнения ее фекалиями, нефтепродуктами, фенолами, тяжелыми металлами. Массы фитопланктона перемещаются на прибрежные отмели, разлагаясь, расходуя свободный кислород и выделяя углекислый газ и сероводород. Деградирующая Невская губа (или Маркизова лужа) – острая экологическая боль Петербурга.

 



0
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2019 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!