Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«История развития партийной системы России»

/ Политология
Конспект, 

Оглавление

    В отличие от западных стран, где длительное время существовала и укреплялась демократическая традиция многопартийности, в России политические партии возникают только на рубеже ХIХ и начала ХХ вв. Это было вызвано рядом обстоятельств: господством централизованной абсолютной самодержавной власти, не дававшей возможности для эволюции политических структур вне рамок этой власти; отсутствием политических свобод и гражданских прав личности, связанных с господством крепостничества и его социально-политических последствий; слабостью российской либерально-демократической традиции и др.

    Прообразами партий в России стали кружки 20-30-х годов ХIХ в., где изучались и пропагандировались передовые общественно-политические взгляды и идеи (тайные общества декабристов, кружки Станкевича, Петрашевского и др.). В период после отмены крепостного права появились кружки и общества «Земля и воля», «Народная воля»), другие народнические организации, из которых при благоприятных обстоятельствах могли оформиться реально политические партии. Только на рубеже веков в России появились первые политические партии: в 1898 г. была создана РСДРП, в конце 1901 г. – партия социалистов-революционеров, в 1902 г. в Штутгарте – группа русского общества вокруг журнала «Освобождение». Особенностью формирования политических партий в России в этот период было их развитие в двух потоках – в условиях России это была, как правило, нелегальная деятельность, и в условиях зарубежья – легальная идейно-организационная и издательская деятельность.

    Период наибольшей интенсивности в образовании российских партий совпадает с подъемом революционного движения в 1905 г. Начало этому процессу открыл царский манифест 17 октября, даровавший политические свободы, в том числе свободу создания организаций и политических партий. В политической жизни России в первой четверти ХХ в. в разные периоды функционировало 87 партий (в ряде научных исследований можно встретить и другие данные все зависит от того, каковы критерии выделения тех или иных признаков политической партии).1

    Чем же объяснить такую политическую активность? Что влияло на этот процесс? Главная причина в отличии от Запада образование широкого спектра политических партий в России было не результатом демократического развития общества, а, наоборот, следствием полного отсутствия демократии. Авторитарный режим выступал тормозом прогрессивного развития страны и практически все социальные группы и классы находились в оппозиции к нему, в результате чего формировавшиеся политические партии были по своему характеру не только антиправительственными, но и нелегальными (включая и буржуазные партии) и подвергались преследованиям со стороны правительства. Существовавшая в российском обществе широкая социальная дифференциация вызвала к жизни желание каждого социального слоя, группы или класса иметь собственную политическую организацию. Однако, все партии, появившиеся на политическом небосклоне в России, можно условно классифицировать на три политических лагеря: радикальный (куда входили в первую очередь как эсеры, так и социал-демократы), либерально-демократический (кадеты, октябристы, прогрессисты) и реакционно-монархический лагерь («Союз русского народа» и др.).2 

    В середине 20-х годов ХХ века в результате Октябрьской социалистической революции в стране начинает складываться тоталитарная система, которая ликвидировала все политические организации, кроме большевистских. В результате этого процесса большевистская партия – КПСС постепенно перестала быть в собственном смысле партией, все более вбирая в себя функции государства, других общественных организаций, приобретая монопольное право на решение общественных задач. В результате на долгие годы в стране установился режим партогосударственной системы.


    Решения руководящего аппарата партии не контролировались снизу со стороны рядовых коммунистов. Партийное руководство сосредоточило в своем ведении социально-экономические, духовно-нравственные, даже семейно-бытовые, т.е. практически все общественные вопросы. Высшее и местное партийное руководство присвоило себе монопольное право не только на принятие решений, политическое (и любое иное) действие, но и на истину в последней инстанции. Все, что не совпадало с точкой зрения небольшой группы партийных вождей (или вождя партии), не имело права на существование, запрещалось и изгонялось из жизни.

    Задуманная и созданная как политический авангард рабочего класса, трудового народа, коммунистическая партия со второй половины 20-х годов превратилась в политическую организацию, обслуживавшую социально-экономические и политические карьеристские устремления ее функционеров. В основу теоретической и практической деятельности компартии была положена идеология, в которой вульгаризированный марксизм сочетался с мелкобуржуазными доктринами уравнительности, троцкистскими тезисами о необходимости всеобщих внеэкономических и административно-командных мер решения экономических и иных задач, с утопическими настроениями относительно скорого по срокам достижения высот коммунистического общества.

    Первые зерна на поле будущей многопартийности были заронены в предшествующий период деятельностью кружков и групп, зарождавшихся преимущественно в студенческой среде еще в 20-е годы. Известны факты о наличии беспартийной группы студентов МГУ в 1924 г., выпустившей брошюру-воззвание с протестом против политических гонений. В 1928 г. в Екатеринодаре проходил процесс по делу «Первомайской группы», члены которой выступали за свободу слова, печати и собраний.

    В 1947 г. в Воронеже группой молодых людей создается нелегальная антисталинская организация «Коммунистическая партия молодежи», куда вошли В. Батуев, В. Рудницкий, А. Жигулин, Ю. Киселев. Своей задачей они ставили изучение и распространение в массах подлинных «марксистско-ленинских норм партийной демократии», постепенное накопление «здоровых ленинских сил» в рядах ВКП(б). В программной декларации имелся секретный пункт, согласно которому в случае невозможности отстранения от власти Сталина демократическим путем не исключалась возможность насильственного смещения вождя и его окружения с занимаемых постов. В 1949 г. члены КПМ были арестованы.1

    Известный ученый Р. Пименов, живший в Ленинграде, в середине 50-х годов подготовил рукопись «Судьбы русской революции», в которой попытался переосмыслить ряд базовых идеологических догматов того времени. Характерно, что ею ревизионизм не выходил за рамки ценностей «социалистической» системы, а был направлен на поиск ею гуманистических возможностей, не реализованных власть предержащими. В том же Ленинграде в 1962 г. два выпускника Технологического института В. Ронкин и С. Хохаев написали книгу «От диктатуры бюрократии к диктатуре пролетариата», в которой партийно-хозяйственная администрация рассматривалась как правящий класс. Примечательно, что под пролетариатом понимались все трудящиеся, а заканчивалась работа лозунгом «Вся власть Советам!».

    Одним из самых известных неформальных объединений периода «либеральной весны» стал кружок Л. Краснопевцева – аспиранта кафедры истории КПСС исторического факультета МГУ. В его рамках проходили бурные политические дискуссии по политической теории и практике, обернувшиеся сроками заключения для их участников. В 1960 г. был подвергнут аресту А. Гинзбург – составитель журнала «Синтаксис», а через два года – члены подпольных столичных групп Ю.    Машкова и В. Балашова.2

    Следует еще раз подчеркнуть, что подавляющее число членов объединений подобного типа не ставило под сомнение основы системы, думая лишь о путях ее обновления. Следующий шаг по пути разрушения монопартийной системы сделало правозащитное движение середины 60-х – начала 80-х годов. Его рождение совпало с процессами над писателями А. Синявским и Ю. Даниэлем. В связи с этим в 1965 г. в Москве на Пушкинской площади состоялась демонстрация, инициатором которой стал сын С. Есенина, А. Есенин-Вольпин. Позже активную роль в расшатывании основ системы играл самиздат и особенно «Хроника текущих событий». В конце 60-х годов имеют место еще ряд открытых политических выступлений, импульс которым дали события 1968 г. в Чехословакии. Позже большую роль в противодействии партбюрократическому режиму сыграли такие правозащитные ассоциации, как «Инициативная группа защиты прав человека в СССР», «Комитет прав человека в СССР» и ряд других организаций инакомыслящих как в центре, так и в провинции. Яркую страницу в историю правозащитного движения в нашей стране вписала деятельность выдающихся мыслителей и борцов за права человека – А.Д. Сахарова и А.И. Солженицына.1

    Период перестройки дал новое дыхание политическому свободомыслию, возможности его институционализации. В определенной степени прецедент создали решения проходившей в июне 1988 г. ХIХ партийной конференции, в которых говорилось пусть о «социалистическом», но все же плюрализме, включая политическую сферу. Можно сомневаться в искренности партийных лидеров, вряд ли желавших обрести себе потенциальных конкурентов. Но «ящик Пандоры» был, помимо их намерений, приоткрыт. В конце 80-х – начале 90-х годов, общество все больше приходит в движение, идет его бурная политизация. На улицы и площади городов выходят массовые манифестации под отнюдь не верноподданническими знаменами. Появляется первая откровенно оппозиционная КПСС политическая организация – Демократический союз. Набирают силу национальные движения различного толка и создаваемые на их основе политико-организационные структуры. Яркую политическую окраску приобретает рабочее движение. Идет внутреннее размежевание в самой КПСС. Из нее начинает уходить интеллигенция, часть которой приходит в созданную весной 1991 г. демократическую партию, на первом этапе отличавшуюся радикальным антикоммунизмом. Над КПСС все явственнее сгущаются тучи. Однако партия не желала делиться своей безраздельной властью. В условиях усиления общественно-политической активности изменение формулировки 6-й статьи Конституции, закреплявшей руководящую роль КПСС как ядра политической системы советском общества вплоть до ее изъятия, становилось велением времени.

    Но это не помешало партаппарату в феврале 1990 г. подготовить записку, в которой говорилось, что очень большая часть коммунистов не воспринимает самой идеи многопартийности и приглашение к созданию партий будет воспринято негативно. В это же время за подписью Горбачева под грифом «совершенно секретно» для членов Политбюро рассылается проект платформы КПСС к ее XXVIII съезду, в котором в закамуфлированной форме проводилась идея сохранения власти партии.

    На самом деле об обновлении партии после удаления из нее демплатформовцев говорить вряд ли было правомочно. Несмотря на корректировку 6-й статьи, КПСС продолжала держаться за власть. Не помогло и то, что был подготовлен достаточно эклектичный вариант программы и устав, содержащий в себе меньшевистскую формулировку пункта о членстве. Парадигма партии оставалась прежней. В ней не было места частной собственности, нормальному рынку, идеологическому плюрализму.1

    Развитие событий после августа 1991 г. дает основание говорить о качественно
новом историческом периоде, в который вступила Россия. Произошел распад СССР, рухнула и власть партии. Провозглашена стратегия кардинальных демократических реформ, что требует создания политическом механизма, способном обеспечить представительство тех или иных социальных групп и общественных сил, их взаимодействие на основе цивилизованной и легитимной конкуренции в стремлении предложить обществу наиболее благоприятный вариант ею развития. Иными словами, речь должна идти о многопартийной системе. Однако процесс ее формирования находится лишь в начальной фазе, несмотря на наличие на российском политическом небосводе значительного числа официально зарегистрированных и реально действующих партий и движений.

    И вот почему. Вряд ли правомерна и плодотворна попытка «воскресить» партии, существовавшие в России до революции. Налицо факт исторического «самозванчества», и не более того. Дело ведь не в том, чтобы объявить себя правопреемником, скажем, кадетов, модернизировав применительно к современности их программу. Данная партия возникла в определенных исторических условиях, опираясь на отечественные традиции. Ее члены аккумулировали в себе интеллектуальный потенциал общества, затем нить истории была прервана. Сегодня мы имеем дело с иной реальностью и другими людьми. Это относится и к другим партиям, за исключением, пожалуй, коммунистического толка, и прежде всего Российской коммунистической партии, представленной ныне в Государственной Думе, где ключевая линия развития, несмотря на модификации, не прерывалась. Особенно наглядно сказанное прослеживается в отношении либерально-демократической партии.

    Трудно осуществить и корректную типологию новых партий, поскольку для этого нет четких критериев. Программные заявления – одни, менталитет членов – другой, а лидеров – иной. Понятия «левый» и «правый» достаточно условны. Если брать устоявшиеся в мировой политологии определения, то к правым следовало бы отнести республиканскую, кадетские, монархические, к левым – коммунистические, социалистические ортодоксальном толка, а с центру – партии, входящие в «Гражданский союз», социал-демократов и др. Ясно, сколь различны позиции организаций, входящих в условную типологическую нишу. Если брать за основу тактические установки, то возможна иная шкала, скажем, подразделение на партии радикалистские и умеренные. Можно проводить классификацию по горизонтали, учитывая нахождение партии на том или ином фланге политическом спектра. Пока же реальные политические пристрасти реализовываются через политические блоки и движения. В них консолидация идет по общим позициям, нередко отражающим текущую политическую конъюнктуру.

    Таким образом, партийно-политическая палитра, в частности, сегодняшнего российского общества пестра (уже зарегистрировано около 300 партий и движений) и переменчива. Однако на ней обозначились три группы политических движений и партий: 1) партии правого толка – в основном неолиберальной, антикоммунистической направленности; 2) демократические партии центристского характера; 3) партии левого крыла политических сил – коммунистической, социалистической ориентации.

    К первой группе партий следует отнести все те, которых ставят своей программной целью форсированную капитализацию России по западноевропейскому образцу, обосновывая ее необходимостью включения страны в «мировую цивилизацию», а также партии с христианско-демократическими программами. Это, например, Демократический выбор России, Партии экономической свободы, Крестьянская партия России и др. Кроме того, по некоторым основным программным положениям сходна с ними и либерально-демократическая партия России. Однако она является ультраправой по своей сути. По своим типологическим признакам все они скорее кадровые партии.

    Во вторую группу можно включить партии, в стратегическом и идеологическом плане мало отличающиеся от правых. Они акцентируют свои задачи на демократическом характере процесса модернизации экономической и политической систем России. В их числе Российская социал-демократическая народная партия, Демократическая партия России, Самоуправление трудящихся и др. И ту и другую группу партий можно охарактеризовать как электорально-массовые, близкие к «всеядным». Например, в состав Либерально-демократической партии России наряду с представителями криминально-коммерческих структур входят многие рабочие промышленных предприятий, недовольные социально-экономической ситуацией в стране, определенные группы пожилого сельского населения, инженерно-технические работники.

    Левая сторона политического спектра России к началу 1996 г. выглядела достаточно весомо, что выразилось в победе Коммунистической партии Российской Федерации (КПРФ) на декабрьских (1995 г.) выборах в Государственную Думу Федерального Собрания. Немалое число голосов избирателей (значительно более 4%) получил блок «Коммунисты – Трудовая Россия – За Советский Союз». Весьма близки политические позиции к коммунистам занимает Аграрная партия России.

    За короткий период времени (последние 5–6 лет) политическая карта российского общества изменялась в направлении: от господства КПСС к массовым общественно-политическим движениям и малочисленным антикоммунистическим партиям, от микропартий – к формирующимся массовым партиям и партийным блокам. Достаточно сказать, что в кампании по выборам в Государственную Думу (декабрь 1995 г.) принимало участие 43 избирательных объединения, в большинстве своем образованных на базе политических партий. Однако, по данным на лето 1995 года 54% респондентов не испытывали доверия ни к каким партиям.1

    Характерна динамика смены политических дихотомий, выражающих линию размежевания политических сил. До августа 1991 г. и после (некоторое время)
такая линия определялась дихотомией «коммунисты – демократы, затем она сменилась противостоянием по линии – «реформисты – консерваторы». За последнее время на первый план выдвигается дихотомия «демократы – сторонники авторитаризма», «государственники – сепаратисты», хотя не снимается с повестки дня конфронтация коммунистов и радикал-реформаторов, антикоммунистов.

    Политическая расколотость российского общества, перманентно обостряющаяся конфликтность мешает становлению в стране какой-то определенной партийной системы, будь то многопартийной или двухпартийной. Однако ясно, что Россия теперь уже не вернется к однопартийности, к господству любой партии-монстра.

    Однако, политический процесс в России свидетельствует о том, что партии остаются реальностью современности. Их потенциал пока далеко не исчерпан. Еще многие десятилетия они будут выступать главным объектом политики и служить связующим звеном между гражданским обществом и государством.

    В реальности переход к подлинно демократическому обществу скорее всею составит достаточно длительный исторический период. В ею рамках произойдет постепенное становление институтов, которые в своей совокупности образуют понятие «гражданское общество». Сейчас Россия находится на переходном этапе, и именно он отличает все ее политические структуры. Пока же, когда еще нет гражданского общества (мы находимся на пути становления к нему), говорить о цивилизованной многопартийной системе как таковой неправомерно. Речь может идти лишь о еще не до конца сложившихся партиях и временных блоках, часто включающих в себя политические силы с разными ориентирами и политическими векторами.

    Подобная ситуация в стране объясняется целым рядом обстоятельств. Прежде всего сказывается историческое наследие, в котором демократические традиции занимают весьма незначительное место. Ведь даже применительно к дооктябрьской России, где существовали и политические партии, и представительные институты, о полновесном конституционализме говорить не приходилось. Почти полностью демократические ростки были заглушены за десятилетия нахождения у власти партии-государства. Да и нынешние политические условия посттоталитарного развития пока недостаточно способствуют росту гражданского самосознания россиян, устранению плоскостною видения общественных процессов, подчас просто иррационального сочетания конформистском и конфронтационного начал. Усилиями всех ветвей власти нередко подрывалось и без того зыбкое конституционное пространство. Как «верхам», так и «низам» явно недоставало политической культуры, умения вести толерантный общественный диалог. Для первых во многом характерен популизм, пренебрежение правовыми нормами и канонами политической этики, для вторых – сакрализация власти, отождествляемой с конкретными персоналиями, готовность во имя «порядка и дисциплины» пожертвовать демократическими ценностями.1

 


Глава 3. Правовые формы участия партий в политическом процессе

 

    В условиях развития многопартийной системы в России появилась не только возможность, но и необходимость принятия соответствующего законодательства. Впервые за всю советскую историю был принят Закон СССР «Об общественных объединениях» от 9 октября 1990 г. В нем давалось определение общественного объединения, устанавливались порядок создания, регистрации, цели, принципы деятельности, права и основания ликвидации объединении.

    В Российской Федерации было принято постановление Верховного Совета РСФСР «О регистрации общественных объединений в РСФСР и регистрационном сборе» от 18 декабря 1991 г. В нем закреплялось положение о том, что законодательство СССР об общественных объединениях (в том числе о политических партиях, профессиональных союзах и других) применяется в Российской Федерации постольку, поскольку оно не противоречит законодательству Российской Федерации и общепринятым нормам международного права.

    На основе действующего на территории Российской Федерации законодательства и практики его применения приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 16 сентября 1994 г. были утверждены «Правила регистрации уставов политических партий и иных общественных объединений в Министерстве юстиции Российской Федерации».

    14 апреля 1995 г. Государственной думой принят Федеральный Закон «Об общественных объединениях».

    В соответствии с ним названный выше Закон СССР был признан недействующим, за исключением статей 6, 9 (в части положений, касающихся политических партий), а постановление Верховного Совета от 18 декабря 1991 г. утратило силу.

    Первый российский Закон об общественных объединениях определяет общие начала, касающиеся всех видов общественных объединений (кроме коммерческих и религиозных). Он распространяется также на деятельность созданных на территории Российской Федерации структурных подразделений иностранных некоммерческих неправительственных объединении.

    Вместе с тем, закон предусматривает и наличие других законов об отдельных видах общественных объединений (в частности, о политических партиях, профсоюзах, благотворительных и других). Закрепляется право граждан создавать по своему выбору общественные объединения без предварительного разрешения органов государственной власти и органов местного самоуправления.1

    В ст. 5 Закона формулируется понятие общественного объединения. Оно характеризуется как добровольное, самоуправляемое, некоммерческое формирование, созданное по инициативе граждан, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих целей, указанных в уставе общественного объединения.

    Учредителями общественного объединения являются физические и юридические лица, созвавшие съезд (конференцию) или общее собрание, на которых принимается устав общественного объединения, формируются его руководящие и контрольно-ревизионные органы. Общественные объединения создаются и действуют на основе принципов добровольности, равноправия, самоуправления, законности и гласности.

    Особое место среди общественных объединений занимают политические партии. Целью их создания является политическая деятельность, они участвуют в избирательных кампаниях, вовлечены непосредственно в решение государственных проблем. В настоящее время политические партии действуют на основе закона «О политических партиях» от 11 июля 2001 г.

    Закрепленные за политической партией права обеспечивают широкие возможности для осуществления ее уставных задач. Она, в частности, вправе свободно распространять информацию о своей деятельности, проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия и пикетирование, учреждать средства массовой информации и осуществлять издательскую деятельность.

    Политическим партиям обеспечиваются возможности участия в выработке решений органов государственной власти и органов местного самоуправления в порядке и объеме, предусмотренном законодательством. Они могут выступать с инициативами по различным вопросам общественной жизни, вносить предложения в органы государственной власти, представлять и защищать свои права и законные интересы своих членов в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях.

    Однако, многие характеристики становления многопартийности воспринимаются исследователями неоднозначно: наряду с оптимистическими оценками повышения роли партий в российской политике существуют и тревожные констатации относительно их возможности влиять на правительственные решения, на цивилизованные формы интеграции социума.1 Сохраняется неопределенное множество общественных объединений, организаций, претендующих на партийный статус, который по западным эталонам могут иметь не многие. В 1996 г. в Российской Федерации официально были зарегистрированы более 100 политических партий федерального и межрегионального уровня и лишь некоторые из них представлены в различных властных структурах, стремятся участвовать в процессе принятия политических решений.2 Примерно за год до распада СССР в декабре 1991 г. на территории федерации существовало 657 политических и политизированных общественных о6ъединений.3

    Наиболее значимой формой влияния общественных объединений, в том числе и политических партий, на процессы общественного развития является их участие в избирательных компаниях. Этим правом общественные объединения обладают при наличии двух условий: их государственной регистрации и указания в их уставах об участии в выборах.

    Общественные объединения обязаны соблюдать законодательство Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права, касающиеся сферы их деятельности, а также нормы своих уставов и иных учредительных документов. Общественные объединения обязаны ежегодно публиковать отчеты об использовании своего имущества или обеспечивать доступность ознакомления с ним и ежегодно информировать орган, зарегистрировавший объединение, о продолжении своей деятельности с указанием действительного места нахождения его постоянно действующего руководящего органа, названия последнего и данных о руководителях в объеме сведений, включаемых в единый государственный реестр юридических лиц. Непредоставление такого рода сведений в течение трех лет влечет за собой обращение органа, зарегистрировавшего данное объединение, в суд с иском о признании его прекратившим свою деятельность в качестве юридического лица и об исключении его из единого государственного реестра юридических лиц.

    Закон определяет объекты собственности, источники формирования имущества, субъектов права собственности в различных формах общественных объединении. В законе оговаривается, что политические партии и общественные объединения, в уставах которых предусмотрено участие в выборах, не вправе получать финансовую и иную материальную помощь от иностранных государств, организаций и граждан на деятельность, связанную с подготовкой и проведением выборов. Свобода деятельности политических партий не может быть абсолютной. На них в полной мере распространяется обязанность соблюдать Конституцию Российской Федерации и законодательство.

    Как позитивный факт, свидетельствующий о становлении демократических правил регулирования политического процесса в России, надо рассматривать овладение партиями и блоками культурой ведения предвыборной политической борьбы. Конечно, этот процесс только начался и тем не менее уже накладывает свой отпечаток на всю панораму противоречий политической жизни. Партии, вступившие в политическую борьбу, не угрожают друг другу применением силы, а разработали и реализуют определенный арсенал политических, идеологических и психологических средств воздействия и на противников и на избирателей с целью привлечения их в состав своего электората. Кроме тщательной разработки предвыборных платформ, полных критики настоящего и радужных обещаний на будущее, в пропагандистские материалы включены: анализ деятельности партий – конкурентов или идейных противников во фракциях Госдумы, в органах власти субъектов Федерации, описание электората, анализ идейных и политических союзников, источников финансирования, характеристика слабых и сильных сторон конкурентов и противников, имиджа лидеров, взаимоотношений со средствами массовой информации, ну и, конечно же, прогноз перспектив и шансов на победу в выборах.

    Во время избирательной кампании 1993 г. ЛДПР запомнилась напористыми пропагандистскими выступлениями своего лидера В. Жириновского, носившими популистско-националистический характер. Воспользовавшись правом партий покупать время на электронных средствах массовой информации, В. Жириновский использовал его в полной мере к выгоде ЛДПР. Председатель либерально-демократической партии проявил редкую и уж, безусловно, отсутствовавшую у лидеров всех других российских партий способность эпатировать равные слои населения эмоциональными, сочными и одновременно простыми, понятными всем лозунгами и обещаниями. Рабочим, малообеспеченным слоям было дано обещание утвердить высокоэффективную социально ориентированную систему хозяйствования. Интеллигенции обещано возрождение отечественной науки, культуры, образования. Молодежи – работа, образование, материальное благополучие, абсолютная свобода и плюрализм в реализации физических (сексуальных) и культурных потребностей. Вооруженным силам – возрождение «лучших традиций царской и советской армии», высокий престиж и материальная забота. Предпринимателям – снятие ограничений со всех видов экономической деятельности.

    Вот некоторые приемы политической борьбы Жириновского: «шокировать публику своей предельной откровенностью, что ассоциируется с честностью и гарантией выполнения обещаний»; «постоянно подчеркивать, что я не был у власти и потому мне можно верить: я не из бывших и не из нынешних»; «не ассоциировать себя с непопулярными образцами поведения типа диссидентства и т.д., что до сих пор не очень поощряется в России, скорее воспринимаясь как предательство», «постоянная откровенная самореклама своего образования, своих поездок по миру, знание языков»; «умение сыграть на сочувствии...» и т.д.

    Поэтому не удивительно, что главной сенсацией декабрьских выборов 1993 года стало то, что в состязании партийных списков уверенную победу одержала Либерально-демократическая партия. Ее партийный список получил более 25 процентов. Либеральные демократы опередили занявший второе место «Выбор России». Правда, когда подсчитали голоса, отданные за кандидатов, баллотировавшихся в Государственную Думу на индивидуальной основе, и приплюсовали их к голосам, отданным за партийные списки, то обнаружилось, что ЛДПР лишилась своего преимущества и даже уступила первое место «Выбору России» (в его думской фракции оказалось 76 депутатов, а во фракции ЛДПР – 631). Но в общественном сознании в качестве главного итога и сенсации выборов стала именно победа партийного списка ЛДПР.

    Другая значительная партия на российском политическом небосклоне – КПРФ наряду с парламентской деятельностью использует массовые формы работы: митинги, демонстрации, а также практикуется индивидуальная агитационно-пропагандистская деятельность коммунистических активистов. Определенные проблемы связаны с молодежным коммунистическим движением. Его организации крайне малочисленны, не могут похвастаться серьезным влиянием. Преобладание лиц старшего возраста в аппарате и активе КПРФ затрудняет в целом работу данной партии с молодым поколением. Характерными чертами КПРФ являются закрытость, нежелание руководства показывать внутрипартийные разногласия, отрыв «верхов» от «низов», отсутствие у рядовых членов возможности реально участвовать в процессе принятия решений.1  

    Выборы 17 декабря 1995, в которых приняло участие 69,2 млн. граждан, или 64,4% от списочного состава2, показали, что этот этап избирательной кампании ознаменовался новыми интересными моментами и находками как в организации, так и в своем содержании. Если же отметить существенное и интересное из того, что было присуще этой стадии избирательной кампании, то надо сказать следующее.

    Во-первых, снизился имевший место в 1993 г. дисбаланс между основными направлениями агитационной деятельности по их роли, весу и месту в ходе предвыборной кампании. Автор курсовой работы имеет в виду агитацию: через средства массовой информации; путем проведения публичных предвыборных мероприятий, так сказать «вживую», с выходом на избирателей и с непосредственным контактом с ними; путем выпуска и (или) распространения печатных, аудиовизуальных и иных агитационных материалов. Снижение дисбаланса, сближение по значимости обеспечивались, на пример, тем, что партии, движения и блоки были вынуждены активизировать свою деятельность в регионах, что выразилось в усилении живой, контактной работы с избирателями.

    Во-вторых, в каждом из трех направлений политической агитации было заметно активное использование новых приемов и методов маркетингового, рекламного, публицистического, психологического, художественного, зоографического характера, а также новейших аналитических, информационных и коммуникативных средств и технологий электронного, аудиовизуального, полиграфического и иного плана.

    В-третьих, в отличие от 1993 г. гораздо большей части кандидатов на места в Госдуме удалось за счет ряда средств и приемов создать яркие, цельные, запоминающиеся имиджы и политические портреты, донести до граждан суть своих предвыборных программ.

    В-четвертых, с особым удовлетворением можно сказать, что ряд кандидатов демонстрировали образцы политической агитации и публичной политической борьбы самой высокой пробы. На деле это означало, что кандидат подготовил и свободно владел несколькими сценариями и вариантами проведения публичных выступлений, причем различных по жанру – от бесед до острой полемики со своими политическими противниками.

    Конечно, это основывалось не только на широких знаниях и определенном политическом опыте, но и на ораторских способностях, способностях. полемиста, а также на умении в равной степени спокойно и уверенно выступать на телевидении, радио, в аудитории избирателей, на встречах и дискуссиях, на умении «держать» удары оппонентов, на определенных артистических способностях, которые позволяли оживлять, очеловечивать политические выступления, завоевывать симпатии избирателей.

    Думается, что проявление какой-то части этих качеств и умений избиратели увидели в остросатирических выступлениях лидера движения «Вперед, Россия!» Б. Федорова, в полемическом превосходстве представителя КПРФ, адвоката Ю. Иванова над лидером блока «ДВР – Объединенные демократы» Е. Гайдаром, в глубоких публицистических видеоматериалах «Ассоциации адвокатов России», в выступлениях на радио, телевидении и в аудиториях лидера объединения «Яблоко» Г. Явлинского и т.д.

    Автор работы убежден, что видеоролики и телематериалы о выступлениях вышеназванных лиц и объединений в ходе выборов могут быть своеобразными учебными пособиями для начинающих политиков. И не важно, что часть лидеров и объединений не добились победного результата в ходе голосования. Ведь известно, что агитация, даже очень умелая, еще не обеспечивает успеха. Успех на выборах складывается из многих факторов.

    Партии и блоки привлекают в свои ряды, скорее для рекламы, популярных деятелей искусства, отставных опальных генералов и т.д. Нельзя не отметить и того, что пока в политической борьбе сохраняются традиционные административно-нажимные методы и применяемые «партией власти» манипуляции общественным мнением путем принятия накануне выборов популистских решений набирает обороты и тактика подкупа избирателей кандидатами и блоками, представляющими российский капитал.

 


Глава 4. Соотношение партий и иных звеньев политической системы общества

 

    Центральным вопросом является комплекс проблем, связанных с политико-правовым статусом партии и его соотношением с политической системой общества. Их практическая актуальность очевидна: это государственное регулирование механизма образования партий, определение форм и методов участия партий в политическом процессе, критический анализ опыта привнесения пропорционального представительства в российскую избирательную систему. Речь идет о получении гарантированной законом возможности участия партий в политической жизни общества: отстаивании политической воли своих членов с использованием незапрещенных законом средств и методов; участии в выборах я деятельности в государственных органах власти и исполнительных структурах; распоряжении партийным имуществом; установлении международных связей с зарубежными политическими организациями и др.

    В условиях посттоталитарного общества государство не вправе устраняться от проблем, связанных с формированием многопартийности, более того – оно обязано содействовать планомерному «врастанию» политических партий в общественную жизнь путем выбора оптимального режима правового регулирования их деятельности, использования стимулирующих средств и методов государственной поддержки. А эта задача, в свою очередь, требует соответствующего научного и экспертного обеспечения.1

    Ключевая проблема правового регулирования партийной деятельности заключается в нахождения оптимального баланса между степенью правовой регламентации той или иной сферы общественных отношений. Партии организуют избирательные кампании и, предлагая на них различные
альтернативы, позволяют осуществиться самому принципу выборности. Связь между партиями и выборами настолько тесна, что в политической науке эти два понятия обычно рассматриваются в единой связке.

    Партии дают индивиду возможность выбирать не только между управляющими, но, что более важно, между различными вариантами будущего – в своей программе партия формулирует коллективную цель для общества, которую она обязуется воплотить в случае победы на выборах. Кандидаты от партии занимают ключевые позиции в структурах государственной власти и управления в качестве представителей воли избравшего их народа и, таким образом, интегрируют общество и государство в единое целое, составляющее представительную демократию.

    Изначально в центре внимания теории демократии стояли отношения между индивидом и государством, ибо сила государства в сравнении с силой отдельных граждан настолько велика, что делает сопротивление ей бесполезным. Но и в демократическом обществе государственная власть физически не в состоянии воспринимать интересы каждого отдельного гражданина. В обществе всегда существуют самые разнообразные и разнонаправленные интересы, предпочтения и требования. Трансформировать каждое из них в политическое решение немыслимо. Даже если такое было бы возможным, это привело бы к хаосу и непредсказуемости политической жизни. Партии взяли на себя функцию выделения из атомизированного множества частных интересов наиболее значимых и агрегирования их в групповые политические интересы, с которыми может взаимодействовать государство. Благодаря партиям на смену стихийным, зачастую противоправным выступлениям толпы пришло осознанное, узаконенное конституцией участие граждан в политике государства. От партий массовое сознание воспринимает ценности, лежащие в основе норм поведения и правил игры в сфере политики, без соблюдения которых стабильное существование демократии становится невозможным.

    Интегрируя индивидов в социальные группы со своими осознанными интересами, партии преобразуют толпу в общество граждан и способствуют формированию политической воли народа, а интегрируя групповые интересы в политику государства, партии способствуют материализации политической воли народа, ее превращению во власть народа.

    Существование множества партий свидетельствует о том неопровержимом факте, что общество разделено на группы, каждая из которых имеет свои политические интересы, отличающиеся от интересов остальных. Как правило, это интересы, связанные с проблемами распределения ресурсов, прежде всего, материальных и социальных благ власти. Когда интересы одной части общества удовлетворяются за счет ущемления интересов других, в обществе растет социальная напряженность, чреватая расколом и угрозой массового насилия. Партии, беря на себя функцию выражения и представления в политике государства интересов различных групп, выступают носителями плюрализма идей и мнений в формировании воли народа: решение в политической системе общества выступает как результат взаимодействия групповых интересов. Благодаря партиям политика из столкновения Добра и Зла, в котором никакие компромиссы не уместны, превращается в выработку консенсуса.

    Состязательность партий становится движущей силой регулярного обновления публичной власти без катаклизмов, несших хаос и разрушение функциональных структур общества. Без партий в оппозиции государству практически невозможен контроль со стороны общества за деятельностью огромной, обладающей монопольным правом на насилие государственной машины, невозможны перевыборы власти, не оправдавшей ожиданий. Партии, таким образом, сообщая легитимность власти, одновременно решают самую фундаментальную проблему общества, а именно – проблему контроля за опасной концентрацией власти, за тем, чтобы некоторое необходимое ограничение государством свободы граждан не подвергало опасности ту свободу, которую оно призвано защитить.

    В сложной системе общества с внутренними механизмами самореформирования, партии, осуществляя через институт представительной власти постоянную обратную связь органов государственного управления с управляемым обществом, обеспечивают гомеостазис системы. Они выполняют функцию поддержания социального консенсуса, и государство, ограничивающее свободу организации и деятельности партий, напоминает паровой котел, в котором неисправный регулятор давления создает постоянную угрозу взрыва.

    Как свидетельствует история, всякий раз, когда какая-то партия начинает считать, что только ей выпала историческая миссия решать, в чем состоят интересы общества, происходит перерождение демократии в тоталитарный режим, для которого подавление является основным средством разрешения социальных конфликтов, и который, в конечном счете, неизбежно приводит общество к тотальной катастрофе.

    В большинстве стран представительной демократии партии (что должно быть примером для России) практически полностью контролируют механизм формирования политической элиты общества. Карьера профессионального политика, как правило, начинается в партии. Еще в период обучения он совмещает учебу с деятельностью в молодежной организации партии, взгляды которой он разделяет. Участвуя в избирательных кампаниях, подвергаясь испытаниям в политических дискуссиях и дебатах, работая в парламентских комиссиях и комитетах, политик набирается практического опыта и вырабатывает качества, необходимые для профессиональной государственной деятельности. Наделенный способностями молодой политик продвигается по иерархической лестнице в партии, что дает ему право рассчитывать на ту или иную должность в полученных партией постах государственной власти.

    Политические установления и практики, составляющие сущность демократического управления обществом, не только созданы партиями, но и были бы без них немыслимы. Признавая ведущую роль партий в политической жизни, общество наделяет их огромными властными полномочиями. Но по той же причине оно принимает жесткие меры, чтобы власть не попала в руки организаций, способных использовать ее во вред демократии. Партии контролируются более строго, чем любые другие общественные организации, например, профсоюзы или объединения предпринимателей.1

    В связи с этим можно сделать ряд выводов.

    Первый, на наш взгляд – существенный, вывод состоит в том, что становление политических партий – процесс, значительно более сложный и долгий, чем представляли себе творцы российской республики 90-х гг. Конституционные преобразования 1993 г., ради которых исполнительная власть пошла (так, во всяком случае, утверждалось) на беспрецедентное обострение политической ситуации в стране, планировались и осуществлялись в надежде на быстрое формирование в России стабильной системы политических партий – с явным перевесом в пользу сторонников проводившихся с начала 1992 г. реформ.

    Анализ голосований в Государственной думе в 1994 г. свидетельствует о том, что эти надежды не оправдались: именно «реформаторская» часть политического спектра демонстрировала в парламенте несогласованность, которой отличались разве что депутатские фракции разогнанного Съезда народных депутатов. Оформление солидарного ядра парламентских партий началось, в сущности, лишь после выборов 1995 г. – и то главным образом в оппозиционных фракциях (КПРФ и ЛДПР). К настоящему времени согласованность «реформаторских» фракций тоже возросла, но далеко еще не достигла уровня, демонстрируемого коммунистами (не говоря уже о согласованности, с которой действуют депутаты европейских парламентов).

   Вялотекущая консолидация партий реформаторской ориентации заслуживает особого разговора. Ее можно было бы объяснить трудностями и проблемами,
неизбежно сопутствующими процессу реформ и вызывающими разногласия среди их сторонников, тогда как протестная позиция объединяет их противников. Но подобное объяснение вряд ли можно признать полностью удовлетворительным: в конце концов внутрифракционная солидарность проправительственного партийного блока мало чем отличается от солидарности причисляющего себя к оппозиции «Яблока». Для того, чтобы разобраться в причинах такого положения вещей, видимо, нужны исследования институциональных структур и взглядов лидеров названных партий.

    Второй существенный вывод касается избирательной системы. Выборы по партийным спискам, похоже, действительно способствуют консолидации парламентских фракций. В этом отношении надежды авторов нынешней Конституции оправдались. Отсюда следует, что если становление устойчивой системы политических партий и впрямь необходимо для укрепления и развития демократии (а усомниться в этом трудно), предпочтительно сохранить действующий порядок выборов в Государственную Думу. Однако уже в ближайшее время согласно принятым поправкам будет поднят избирательный барьер.

    Наконец, третий вывод относится к формированию трехполюсной системы политических сил, включающей «партию власти», лево-патриотическую и демократическую оппозиции. Конечно, одна из несущих конструкций данного «треугольника» – «партия власти» – вышла из кризиса августа 1998 г. сильно ослабленной и сегодня заменена (как уже было в 1995 г.). Но сама «ниша», конечно, остается, и появление в ней новой политической силы, поддерживающей президента Путина, равно как аналогичные изменения на других «полюсах» системы, вряд ли изменят ее общую конфигурацию.    

 


Практическое задание

Раскройте порядок учреждения политического общественного объединения. Подготовьте пакет документов, необходимых для регистрации межрегионального политического общественного объединения.



1 Лютых А.А., Тонких В.А. Политология. Курс лекций. – Воронеж, 1992. С. 124

2 История политических партий России // Под ред. А.И. Зевелева. – М., 1994 

1 Лукин Ю.Ф. Социально-политическая активность и протест в истории советского общества. – Архангельск, 1991. С. 34-37

2 Алексеева Л.М. История инакомыслия в СССР. Новейший период. – М., 1992

1 Корсакова Т. Дети оттепели // Комсомольская правда. – 1989. – 13 октября

1 Попова Н.А. Формирование в современной России многопартийности и института оппозиции // Российская историческая политология. – Ростов-на-Дону, 1998. С. 338-339

1 Мун Сон Ги Многопартийность как результат распада советского тоталитаризма // Вестник Московского университета. Сер. 12. Политические науки. – 1997. – №12. С. 110

1 Политическая история: Россия – СССР – Российская Федерация. В 2-х тт. Т. 2. – М., 1996. С. 635-696

1 Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. – М., 1995. С. 206-207

1 Лаптева В.В. Становление российской многопартийности // Социс. – 1996. – №8. С. 41-46; Поведение избирателя и электоральная политика в России // Полис. – 1995. – №5. С. 107

2 Коргунюк Ю.Г., Заславский С.Е. Российская многопартийность (становление, функционирование, развитие). – М., 1996. С. 3

3 Россия: партии, ассоциации, союзы, клубы. Т. 1. – М., 1991. С. 3

1 Политическая история: Россия – СССР – Российская Федерация. Указ. соч. С. 695

1 Холмская М.Р. Коммунистическое движение России: выбор между ортодоксальностью и реформизмом // Вестник Московского университета. Сер. 12. Политические науки. – 1997. – №4. С. 103-104

2 Тимошенко В.И. Российские партии, движения и блоки на выборах в Государственную Думу 17 декабря 1995 г.: опыт, проблемы, перспективы // Вестник Московского университета. Сер. 12. Политические науки. – 1996. – №3. С. 22

1 Голосов Г. Идеологическое развитие партий и поля межпартийной конкуренции на думских выборах 1995 г. // Мировая экономика и международные отношения. – 1999. – №3. С. 39

1 Кулик А. Партийная демократия: политические партии в формировании открытого общества на Западе и в России. – М., 1997. С. 10-11

 



0
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2019 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!