Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Истоки культа Исиды как одного из восточных культов»

/ Религиоведение
Конспект, 

Оглавление

Вместе со старой римской религией и культом императора в Римской империи существовали еще другие религии, претендовавшие на роль мировых религий. Одной из существовавших тогда в империи религий наибольшим влиянием пользовался культ египетской богини Исиды, широко известный во всем поклонники Исиды встречались в различных италийских городах, особенно приморских, ибо Исида считалась покровительницей мореплавания, и среди моряков было много приверженцев египетских культов. Почитатели египетских богов были среди различных классов населения. В Италии культ Исиды стал известен ранее II в. до н.э. На Дунай он был занесен в конце I в. н.э. торговцами из Северной Италии и обрел здесь своих почитателей среди рабов, торговцев, таможенной администрации и во множестве – среди женщин, так как Исида олицетворяла собой прежде всего богиню плодородия, госпожу мира и создательницу всей человеческой культуры.

    Исида в египетской мифологии богиня плодородия, воды и ветра, символ женственности, семейной верности, богиня мореплавания. Культ Исиды пользовался широкой популярностью в Египте и далеко за его пределами, особенно со времени эллинизма. Исида – дочь Геба и Нут, сестра Осириса (и его супруга), Нефтиды, Сега, мать Гора. Основные повествования об Исиде тесно переплетены с мифом об Осирисе. В мифах Исида обычно выступает как верная и преданная супруга.1

    Осирис был самый популярный из богов египетского пантеона. Есть веские основания поставить этого бога, воплощающего великий природный цикл вообще и сельскохозяйственный цикл в частности, в один ряд с Адонисом и Аттисом. Впрочем, громадная популярность, которой пользовался этот бог на протяжении многих веков, побудила его фанатичных поклонников щедро приписывать ему черты других богов. Поэтому из фигуры Осириса не так-то легко, так сказать, повыдергивать заимствованные перья и возвратить их настоящим владельцам.

    Культ Исиды и Сераписа, хотя он и происходил из Египта, в конце концов имел сравнительно мало общего с древнейшими египетскими культами. Птолемеи, делая культ Сераписа и Исиды государственным культом Египта, сумели придать ему новые черты и притом чисто греческие.1 Таким образом получилась как бы новая религия, в которой характер египетский, хотя и сохранился, но был отодвинут на задний план чертами, свойственными мистериям Греции. Уже одно то, что богослужения Серапису и Исиде совершались даже в Египте на греческом языке, доказывает, как сильно было греческое влияние в этой новой религии Птолемеев. Да и изображались Серапис и Исида не так, как изображались боги Египта, а как боги Греции. Только в изображении сына Исиды, бога Гарпократа, несколько резче выступали египетские черты, да бог Анубис изображался так, как изображали его египтяне, т.е., с головой шакала. Серапис же с его густыми волнистыми волосами, с курчавой, густой бородой, обрамляющей его лице, сильно напоминает греческого Зевса, только выражение его лица несколько более мягкое и как бы задумчивое, что вполне отвечало богу, который в одно и то же время – бог-покровитель всякого произрастания на земле, бог солнца и бог повелитель царства мертвых, как и египетский Осирис, с которым он был отождествлен в Египте тотчас же, как введено было там поклонение ему. Исида же в ее длинных льняных одеждах, с покрывалом на голове и с систром в руках, по типу своему совершенно греческая богиня, соединившая в своем облике черты Геры, Деметры и Афродиты. Греческими чертами культа Исиды и Сераписа и можно объяснить то, что эти боги так быстро распространяются всюду в Греции, Малой Азии, Сицилии, на Юге Италии, словом, по всему побережью Средиземного моря. Вряд ли могло бы распространиться поклонение исконным богам Египта в тех странах, где так ревностно чтили Исиду и Сераписа. Слишком чужды были боги Египта другим народам древнего мира, а особенно грекам и римлянам. Достаточно вспомнить, как зло издеваются греческие и римские комики над поклонением кошкам, быкам, коровам, крокодилам и разным растениям. Издеваясь над богами Египта, Ювенал смеется над египтянами, “святым народом, боги которого родятся в их садах”. Мы, действительно, не знаем ни одного древнеегипетского бога, ни одной египетской богини, которым поклонялись бы где-нибудь вне Египта. Только Серапис и Исида победоносно распространили свои храмы по всей Римской империи от крайнего запада Испании и до берегов Черного моря, от границ Шотландии и до пустыни Сахары.1

    Связно история Осириса излагается только у Плутарха, в новое время это изложение подкреплено и дополнено исследованием древнеегипетских памятников.

    Осирис был плодом любовной связи земного бога Себа (иногда его имя передается как Кеб или Геб) с небесной богиней Нут. Греки отождествляли родителей Осириса со своими Кроносом и Реей. Когда бог солнца Ра узнал, что его жена Нут ему изменила, он разгневался и заявил, что не будет такого месяца, такого года, когда она смогла бы разрешиться от бремени. Но другой возлюбленный богини, бог Тот (по греческой терминологии – Гермес), выиграл у Луны в шашки одну семьдесят вторую часть каждого дня и, сложив из этих частей пять полных дней, прибавил их к египетскому календарному году, то есть к тремстам шестидесяти дням. Так миф объясняет происхождение тех пяти дополнительных дней, которые египтяне в конце каждого года добавляли для того, чтобы привести лунный год в соответствие с солнечным. В течение этих пяти дней, считавшихся как бы прибавкой к двенадцати месяцам года, проклятие бога солнца не действовало. В первый из этих дней и родился Осирис. В момент его рождения трубный голос провозгласил, что в мир пришел господь всемогущий. Некто Памил, говорят, услышал из фиванского храма голос, громогласно возвестивший о том, что родился великий владыка, благодетельный Осирис. Однако Осирис не был единственным ребенком. Во второй дополнительный день Нут родила Гора-старшего, в третий – Сета (греки звали его Тифоном), в четвертый – богиню Исиду, в пятый – богиню Нефтиду. Позднее Нефтида стала женой Сета, а Исида – женой Осириса.1

    Царствуя на земле, Осирис вывел египтян из состояния дикости, дал им законы и научил почитать богов. До него у египтян процветало людоедство. Жена и сестра Осириса Исида нашла дикорастущую пшеницу и ячмень, а Осирис ввел обработку этих злаковых культур у египтян, которые с этого времени перестали заниматься каннибальством и покорно перешли на хлебный рацион. Известно также, что Осирис положил начало сбору плодов с деревьев, первым начал подпирать виноградные лозы и давить виноград. Горя желанием приобщить к этим полезным открытиям весь человеческий род, он передал бразды правления в Египте своей жене Исиде и стал путешествовать по всему миру, распространяя всюду дары культуры и земледелия. Жителей стран, в которых выращиванию винограда препятствовала суровость климата или бесплодие почвы, он за неимением вина научил утешаться ячменным пивом. В Египет Осирис возвратился нагруженный богатствами, которыми его осыпали благодарные народы; повсеместно его встречали с божескими почестями как благодетеля человечества. Но его брат Сет (Тифон) вкупе с семьюдесятью Двумя другими богами вступил в заговор против него. Тайком сняв мерку с тела своего брата, коварный Тифон изготовил изукрашенный ящик того же размера. Однажды, когда все пили и веселились, Тифон принес свой сундук и в шутку пообещал подарить его тому, кому он придется впору. Но он не подходил никому из участников пира. Последним в него лег Осирис. В этот момент заговорщики подбежали, захлопнули крышку сундука, спешно заколотили ее и выбросили сундук в Нил. Это случилось в семнадцатый день месяца атира, когда солнце входит в созвездие Скорпиона, на двадцать седьмом году правления (или жизни) Осириса. Когда весть об этом дошла до Исиды, она срезала прядь своих волос, облачилась в траурные одежды и в безутешном горе стала ходить повсюду, разыскивая тело.

    По совету бога мудрости Исида нашла прибежище в зарослях папируса в дельте Нила. В бегстве ее сопровождали семь скорпионов. Однажды вечером усталая богиня пришла в дом одной женщины, которая захлопнула перед ней дверь, придя в ужас при виде скорпионов. Один из скорпионов тут же пролез под дверь и смертельно ужалил сына этой женщины. Причитания матери тронули сердце Исиды, она возложила руки на ребенка и произнесла заклинания, яд вышел из ребенка, и он ожил. Позднее сама Исида родила сына среди нильских топей. Она зачала его, обратившись в ястреба и пролетая над трупом своего супруга. В детстве новорожденного Гора-младшего звали Гарпократом, что значит ребенок гор. От ярости коварного Тифона его скрыла богиня Севера Буто. Но оградить его от всех напастей она не смогла, и, когда однажды Исида возвратилась в укрытие, она застала своего маленького сына распростертым на земле, безжизненным и недвижимым. Мальчика ужалил скорпион. Исида обратилась с молитвой о помощи к богу солнца Ра. Тот, вняв ее мольбам, остановил свой небесный корабль и послал на землю Тота, чтобы он научил ее заклинанию, с помощью которого можно было возвратить к жизни ее сына. Исида произнесла могучие заклинания, яд тут же покинул тело Гора, в него вошел воздух, он ожил. После этого Тот вознесся на небо, занял свое место на корабле солнца, и блестящий кортеж богов с криками ликования понесся дальше.1

    Тем временем ящик с телом Осириса проплыл вниз по течению реки в море и плавал до тех пор, пока наконец не был выброшен на берег Сирии в районе города Библоса. На том месте, где он причалил, мигом выросло дерево эрика, скрывшее сундук в своем стволе. Местный царь, пораженный величиной дерева, приказал срубить его и сделать из него опорную балку для своего дома. Он и не подозревал о том, что дерево заключает в себе сундук с телом покойного Осириса. Слух об этом дошел до Исиды. Она отправилась в Библос и в бедной одежде села у колодца с мокрым от слез лицом. Исида ни с кем не заговаривала до тех пор, пока не пришли царские служанки. Она приветливо поздоровалась с ними и расчесала им волосы, обдав их чудесным запахом своего божественного тела. Когда царица увидела косы служанок и почувствовала исходящее от них благоухание, она послала за чужестранкой, приняла ее у себя в доме и сделала кормилицей своего ребенка. Но вместо груди Исида давала ребенку сосать свой палец, а ночью принялась сжигать все, что в нем было смертного, одновременно в виде ласточки порхая вокруг столба с телом мертвого мужа и брата и жалобно щебеча. Но царица подсматривала за ней и при виде объятого пламенем ребенка испустила крик, который и помешал ему обрести бессмертие. Тогда богиня открылась и попросила отдать ей балку, поддерживающую крышу. Когда ее желание было удовлетворено, она вырезала из ствола сундук, упала на него и, обняв, стала так громко причитать, что младший ребенок царя от страха умер на месте. Ствол дерева богиня завернула в тонкое полотно и, умастив его, передала царю и царице. Дерево и поныне стоит в храме Исиды и до сих пор является для жителей Библоса предметом культа. А сама Исида погрузила сундук в лодку и отплыла вместе со старшим сыном царя. Как только они остались одни, она открыла сундук и, припав лицом к лицу мужа, стала целовать его и рыдать. Ребенок осторожно подкрался к ней сзади и увидел, что она делала. Богиня повернулась к нему и бросила такой гневный взгляд, что мальчик не смог его выдержать и умер. Впрочем, если верить другим источникам, он просто упал в море и утонул. Песню об этом юноше, Манеросе, египтяне поют на пирах.

    Исида спрятала сундук и отправилась повидать своего сына Гора в городе Буто. И вот однажды ночью в полнолуние Тифон, охотясь на вепря, обнаружил этот сундук. Он опознал тело и, разрезав его на четырнадцать кусков, разбросал их на все четыре стороны. В поисках частей тела Осириса Исида вдоль и поперек исколесила на папирусной лодке болотистые заводи Нила. Поэтому крокодилы и теперь из страха и почтения к богине не трогают людей, которые плавают в папирусных лодках. По той же причине в Египте так много могил Осириса: ведь каждую часть его тела Исида хоронила там, где ее находила. По другим сведениям, она зарыла в каждом городе по статус, выдавая ее за тело бога, чтобы учредить культ Осириса во многих местах и чтобы Тифон, если ему придет в голову пуститься на поиски настоящей могилы Осириса, не смог ее найти. Исиде, – пишет историк Диодор Сицилийский, – удалось найти все части тела Осириса, за исключением гениталий, а так как богиня желала, чтобы местоположение могилы ее мужа оставалось неизвестными чтобы она почиталась всеми жителями Египта, она прибегла к следующему приему.

Она из носка и пряностей вылепила статуи Осириса в человеческом образе в натуральную величину, положив внутрь одну из частей его тела. Затем она созвала жрецов из всех родов и заставила их поклясться, что они никому не доверят тайны, которую она им откроет. Потом каждому из них она по секрету сообщила, что ему одному доверяет захоронить тело, и, напомнив о полученных (от Осириса) благодеяниях, убедительно просила захоронить тело в своей стране и почитать Осириса как бога. Она также просила их посвятить ему какое-нибудь животное в своей стране (на их выбор), почитать его при жизни так же, как в прошлом они почитали Осириса, и похоронить с равными почестями. А так как ей хотелось поощрить жрецов в их собственных интересах воздать ему указанные почести, она отдала в распоряжение этих служителей культа одну треть всех египетских земель. Известно, что, памятуя о благодеяниях Осириса, желая угодить царице, а также из жажды наживы, жрецы полностью выполнили заветы Исиды. Каждый из них до сих пор воображает, что Осирис похоронен в его стране, почитает посвященных Осирису животных, а на их похоронах заводит плач по Осирису. Осирису были посвящены священные быки Апис и Мневис. Всем египтянам было приказано поклоняться им как богам, потому что эти животные больше всех других помогали первым хлебопашцам во время посева и с ними связаны великие блага от земледелия

    Таков миф об Осирисе в передаче греческих авторов, дополненный фрагментарными замечаниями и ссылками, извлеченными из египетской литературы. Длинная надпись, сохранившаяся на Дендерском храме, донесла до нас список могил бога, а другие тексты содержат упоминания о частях его тела – священных реликвиях каждого из святилищ. Сердце его хранилось в Атрибии, позвоночник – в Бусирисе, шейная часть – в Летополе, а голова – в Мемфисе. Число божественных членов тела Осириса, как это часто бывает в таких случаях, чудесным образом умножи-лось. Голова его, к примеру, оказалась одновременно в Абидосе и в Мемфисе, а ног бога хватило бы на нескольких простых смертных. Впрочем, в этом отношении Осирис не шел ни в какое сравнение со святым Денисом, от которого сохранилось семь равно подлинных его голов.

    По сведениям египетских источников, которые дополняют рассказ Плутарха, Исида, когда она нашла труп Осириса, вместе со своей сестрой Нефтидой завели поминальный плач, который позднее стал прототипом всех египетских причитаний по умершим. Этот плач о прекрасном юноше, погибшем во цвете лет, напоминает плач об Адонисе. Эпитет “уннефер” (“благостный”) указывает на благодеяния, которые неизменно связывает с Осирисом предание; это самый распространенный из эпитетов, применяемых к нему, и одновременно часть его царского титула.

    Причитания сестер не пропали даром. Сжалившись над их горем, бог солнца Ра послал с небес бога Анубиса с головой шакала, и с помощью Исиды, Нефтиды, Тота и Гора он составил из кусков тело мертвого бога, спеленал его полотняными повязками и совершил над ним все обряды, которые египтяне совершали над телами покойников. После этого Исида подняла остывшую пыль взмахом своих крыльев, Осирис ожил и стал править в царстве мертвых. Там он носит титулы Господина Подземного Мира, Хозяина Вечности и Владыки Умерших. Там в обществе сорока двух советников восседал он в великом зале двух истин и судил души умерших, которые торжественно исповедовались перед ним и, после того как сердце их было взвешено на весах справедливости, получали вечную жизнь в награду за добродетель или надлежащую кару за грехи свои.1

    Определить изначальную функцию богини Исиды еще труде, чем определить изначальный смысл фигуры Осириса. Атрибуты и эпитеты этой богини были настолько многочисленными, что в иероглифах она фигурирует то под названием “многоименной”, то под названием “тысячеименной”, а в греческих надписях зовется “той, у которой десять тысяч имен”. В мистериях, посвященных смерти и воскресению Осириса, Осирис безмолвствовал (фигурировала его статуя, которую опускали, подымали и поворачивали), зато Исида и ее сестра-помощница Нефтида (их изображали жрецы) произносили длинные речи, оплакивая Осириса (“Призывания Исиды и Нефтиды”). Отношение Исиды к Осирису и Гору считалось в Египте и затем в античном мире поучительным примером семейных добродетелей. Однако такая трактовка образа Исиды не являлась изначальной. Сохранилось глухое воспоминание об Исиде, выступающей на стороне Сета, злейшего врага ее мужа и сына. При этом дается объяснение такого поведения. Когда она, заступившись за сына, вонзает свой гарпун в Сета, тот восклицает: “Что сделал я против тебя, сестра моя Исида? Позови свой гарпун, да отпустит он меня, ибо я брат твой по матери!”. Потом он говорит, что Гор является для Исиды чужеземцем (т.е. принадлежит не ее роду, а роду своего отца). Смущенная этими речами, Исида отзывает свой гарпун и разъяренный таким предательством Гор отрубает своей матери голову. Этот вариант мифа является глубоко архаическим. Исида поступает здесь в соответствии с нормами материнского права, когда брат по материнской линии является самым близким человеком. Гор, как представитель нового поколения богов, действует уже по нормам отцовского права. Он теснее связан с отцом, а для матери менее дорог, чем родной брат. Этот древнейший вариант мифа был затем искусственно включен в свободное изложение мифа о споре Гора с Сетом, хотя он совершенно не вяжется с общей тенденцией повествования.

    В мифе о Ра и змее Исида выступает как злая волшебница. Она создает и насылает на верховного бога Ра ядовитую змею. Ужаленный бог молит “великую” Исиду об исцелении, и она спасает его только после того, как он открывает ей свое настоящее имя. Затем Исида получает магическую власть над царем богов.

    Подобно вавилонской богине Иштар, Исида постепенно превращается из злой богини, которая борется за власть с богом Ра и враждует даже со своим сыном Гором, в добрую и благодетельную владычицу. Создается классический образ Исиды – любящей жены и матери, защищающей права     своего мужа и сына. Первоначально Исида почиталась в северной части дельты Нила и центром ее культа был город Буто. Она, вероятно, олицетворяла небо, и само ее имя (егип. Исет, “трон”, “место”) намекало на рождение ею солнечного Гора. Почитателями Исиды в первую очередь были рыбаки. Согласно мифу, когда с Гором случилось несчастье, то они первыми прибежали к ней на помощь. Как богиня неба Исида изображалась в виде коровы или женщины с коровьими рогами на голове. В дальнейшем  владычицей неба признается мать Исиды богиня Нут, а сама Исида выступает уже в классическом образе супруги и помощницы Осириса.

    Почиталась Исида и как богиня ветра, создавшая его взмахами своих крыльев; соответственно ее (как и сестру Нефтиду) изображали в виде соколицы или крылатой женщины. Вместе с той же Нефтидой, а также богиней Хекет Исида выступает как покровительница рожениц, облегчающая роды и определяющая судьбу новорожденных царей (“Сказка о Хуфу и чародеях”).

    Но не только глубже стало нравственное учение в культе Сераписа и Исиды, и сами эти боги получили более духовный, возвышенный облик. Исида постепенно становится не только богиней плодородия, повелительницей царства умерших и покровительницей мореплавания. Ее функции становятся все шире и шире. Она становится богиней земли и луны, покровительницей женщин во время родов, охранительницей новорожденного. Исида оплодотворяет всю природу своей любовью. Богиню Исиду отождествляют с богинями Деметрой, Афродитой, Герой и с богиней судьбы. Плутарх называет богиню Исиду прошедшим, настоящим и будущим; а Апулей говорит о ней, как о матери всего в природе, как о владычице всех стихий, которая рождена в начале всех веков. Исида это богиня с бесчисленными именами, образы Исиды тоже бесчисленны; ее деятельность никогда не прекращается. Она единая, и она – все.1

    Возможно, однако, что в сложной природе этой богини удастся выделить исходное ядро, вокруг которого медленно выкристаллизовывались другие элементы. Ведь если ее брат и супруг Осирис, как было достаточно убедительно доказано, в одной из своих ипостасей был богом хлеба, наверняка была богиней хлеба и она. Для такого предположения, во всяком случае, есть некоторые основания. Если верить Диодору Сицилийскому, который черпал свои сведения, скорее всего, у египетского историка Манефона, египтяне приписывали Исиде открытие пшеницы и ячменя. В память о благодеянии, которым она одарила людей, на посвященных ей праздниках люди шествовали с побегами в руках. Еще одну подробность сообщает Блаженный Августин. Исида, по его словам, обнаружила ячмень во время принесения жертвы ее общим с Осирисом предкам (все они были царями) и показала свою находку, колосья ячменя, Осирису и его советнику Тоту, или Меркурию, как именовали его римские авторы.

    Потому-то последние и отождествили Исиду с Церерой. Далее, египетские жнецы, срезав первые колосья, клали их на землю, били себя в грудь, причитали и обращались с молитвами к Исиде. В числе эпитетов, которые применяются к Исиде в надписях, есть такие: “созидательница всего зеленого”, “зеленая богиня, цветом подобная зеленеющей земле”, “владычица хлеба”, “госпожа пива”, “госпожа изобилия”. Исида, если верить Бругшу, “не только творит зеленое покрывало из растений, которое
покрывает землю, но сама является зеленеющим хлебным полем, которое она олицетворяет”. В пользу этого говорит и применяемый к ней эпитет sochir или sochet (что значит “хлебное поле”, он продолжает сохранять это значение в коптском языке). Исиду считали богиней хлеба и греки, которые отождествляли ее с Деметрой. В греческой эпиграмме о ней говорится как о “дающей жизнь плодам земли”, “матери хлебных колосьев”, а в написанном в ее честь гимне Исида называет себя “царицей пшеничного поля” и именуется “той, на ком лежит попечение о плодородии борозд, засеянных пшеницей”. Поэтому греческие и римские художники часто изображали богиню с хлебными колосьями на голове или в руке.1

    Такой, как мы можем предположить, была Исида в далеком прошлом: деревенской богиней зерна, в честь которой справляли свои незамысловатые обряды египетские крестьяне.

    Впрочем, трудно проследить эти грубые черты деревенской богини в ее более позднем образе утонченной святости, одухотворенном веками развития религии. Своим поклонникам в позднейшие времена она рисовалась верной женой, нежной матерью, благодетельной царицей природы, окруженной ореолом нравственной чистоты и таинственной святости. В этой возвышенной, преображенной форме богиня Исида завоевала себе множество приверженцев далеко за пределами своей родины, в том числе и в древнем Риме.



1 Мифы народов мира // Под ред. С.А. Токарева. В 2-х тт. Т. 1. М., 1997. С. 568

1 Лосев А.Ф. Мифология греков и римлян. М., 1996. С. 138

1 Мифы и легенды народов мира. Древний мир. // Сост. Будур Н., Панкеев И. М., 2000. С. 33-35

1 Мифы народов мира // Под ред. С.А. Токарева. Указ. соч. 569

1 Плутарх. Избранное // Под ред. С.Я. Лурье. М., 1996. Т. I. С. 269

1 Кун Н.А. Предшественники христианства (восточные культы в Римской империи). М., 1922. С. 58-59

1 Апулей. Метаморфозы. V // Апулей. Апология. Метаморфозы. Флориды: Пер. М.А. Кузьмина и С.П. Маркиша, изд. 2-е. М., 1956

1 Апулей. Метаморфозы. V // Апулей. Апология. Метаморфозы. Флориды: Пер. М.А. Кузьмина и С.П. Маркиша, изд. 2-е. М., 1956

 



0
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2019 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!