Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Гарантии конституционных прав и свобод граждан РФ»

/ Конституционное право
Конспект, 

Оглавление

    В вопросе о правах личности одно из центральных мест за­нимает проблема гарантий, ибо о реальной ценности прав, свобод и обязанностей личности судят прежде всего по их охране, реа­лизации.


    В современных условиях проблема гарантий имеет исключи­тельное значение, приобрела еще в большей степени политичес­кую направленность и остроту, что объясняется важностью реали­зации идеи естественных прав человека. Как подчеркивается во Всеобщей декларации прав человека 1948 года, Заключительном Акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года, уважение и защита прав и свобод человека – одна их главных обязанностей и задач всех государств и народов.

    Расширение и углубление правового статуса личности зависит от условий, обеспеченных государством и добросовестным выпол­нением каждой личностью своих обязанностей перед государством, перед своими согражданами. Главная гарантия прав человека – это в конечном счете экономическое состояние государства. Решаю­щей гарантией осуществления конституции и ее статей, кодифи­цированных законом гражданских прав, являются сознательность и самодеятельность людей.

    Эта активность может превратить букву закона в живую дей­ствительность, преодолеть объективные препятствия на пути реа­лизации различных прав (действительно существующие противо­речия), а также субъективные помехи (отсталость, рутинные мыш­ление и действия), которые делают осуществление прав формаль­ным. Поэтому подлинным критерием демократизма того или иного общества оказывается действительность, направленная на разви­тие активности народа.

    Традиционно систему гарантий прав, свобод и обязанностей личности подразделяют на две группы: общие и специальные пра­вовые (юридические). Неразрывность правового статуса личности и его юридических гарантий не вызывает сомнений. Правовой ста­тус личности, не снабженный правовыми гарантиями (в форме закрепленных в нормах права средств), обеспечивающими лично­сти реализацию ее прав, свобод и обязанностей, охраняющими их от нарушений, нельзя рассматривать как реальный, ибо скорее он будет носить формальный характер. Специальные (юридические) гарантии – это правовые нормы, определяющие условия и порядок реализации прав, юридические средства их охраны и защиты в случае нарушения и т.п., при помощи которых обеспечивается реализация правового статуса личности с использованием государ­ственного принуждения или возможности такого принуждения со стороны государственных органов.1

    С точки зрения формы закрепления правовые гарантии делят­ся на конституционные и отраслевые. Конституционные гарантии, отмечает Н.А. Боброва, являются базой гарантирования основных прав, свобод и обязанностей граждан, подобно тому как сами кон­ституционные права и обязанности граждан фиксируют не все пра­вовое положение граждан, а лишь его основы. Но по конституционным гарантиям – и это важно подчеркнуть – уже можно судить о реальности провозглашенных прав, об их субъективном, личнос­тном, действующем характере обеспеченности не только и не столь­ко индивидуальными возможностями отдельного гражданина, сколько всем существующим строем.2

    Юридические гарантии непосредственно входят с точки зрения структуры в правовое положение личности. Следует считать обо­снованным высказанное в литературе мнение о необходимости подразделения юридических гарантий на гарантии реализации и охраны. Однако выделять гарантии охраны в качестве самостоятель­ного вида было бы не совсем верно. Прежде всего в силу того, что эти гарантии, их действие проявляются в тех случаях, когда нару­шается нормальный, четкий ритм реализации правового статуса, когда юридических гарантий реализации, по существу, оказывает­ся недостаточно, они “не срабатывают” вообще или частично, не хватает их воздействующего качества. Нужно более жесткое при­нуждение, заключающееся во вступление в действие юридических гарантий охраны. Поэтому гарантии реализации и гарантии охра­ны взаимосвязаны, их подразделение скорее условное, чтобы вы­делить, оттенить воздействие и собственно регулирование.

    По-видимому, гарантии охраны правового статуса следует рас­сматривать в качестве подвида юридических гарантий реализации, ибо их наличие тоже способствует правильной
реализации право­вого статуса (профилактическая деятельность, предупреждение не­правильной реализации, других отрицательных моментов, влияю­щих на реализацию правового статуса личности).

    Развитие нашего государства, расширение и углубление прав, свобод и обязанностей личности требует дальнейшего совершен­ствования юридических гарантий правового статуса. Речь идет о совершенствовании не только средств защиты и всего механизма охраны прав, свобод и обязанностей, но и юридических средств, обеспечивающих их правомерную реализацию. Цель совершенство­вания системы юридических гарантий прав и обязанностей граж­дан состоит в установлении наилучшей сбалансированности пра­вовых средств обеспечения правомерной реализации прав, закон­ных интересов, исполнения юридических обязанностей и средств их защиты и охраны в целом, отмечает Н.В. Витрук.1

    Совершенствование системы юридических гарантий должно идти не только по этим направлениям, но и по линии закрепле­ния в нормах права стимулирующих гарантий в целях повыше­ния социально-правовой активности личности, способствующих выработке активной жизненной позиции. Личность, проявляя себя, должна иметь для своих действий юридическую базу в виде гарантий.

    Таким образом, реализация правового статуса личности связа­на с функционированием каждой личности, зависит от наличия всей необходимой совокупности свойств, признаков, качеств – от общественно-политических, трудовых, нравственных до мировоз­зренческих, характеризующих ее, снижающих или даже сводящих на нет условия и факторы, тормозящие максимальное проявление социально-политической активности личности.

    Ни для кого не секрет, что нередко наши граждане не реали­зуют те или иные принадлежавшие им права (например, не обра­щаются в суд, другие соответствующие органы, не жалуются при ущемлении или нарушении их прав). Повышение социально-по­литической активности личности возможно путем дальнейшего нормативном закрепления соответствующих гарантий, реализацией, активным использованием права вносить в государственные орга­ны и общественные организации предложения об улучшении их деятельности, права на критику. В современном российском обще­стве притупилось чувство непримиримости к недостаткам, порою критику расценивают как попытку в первую очередь подорвать авторитет руководителя. Как известно, критика и самокритика есть испытанный метод разрешения неантагонистических противоречий, трудностей в обществе, отсутствие которых неизбежно ведет к ни­гилизму.

    Общими гарантиями принято считать экономические, поли­тические, идеологические, которые представляют собой совокуп­ность экономических, политических, идеологических факторов, создающих максимум возможных на данном этапе развития об­щества и государства условий и предпосылок для реализации прав и свобод граждан.

    Некоторые авторы (Н.В. Витрук и др.) из политических га­рантий в самостоятельную группу выделяют социальные, а идео­логические гарантии рассматривают как составную часть духов­ных. Следует согласиться с предложением о выделении социальных гарантий в качестве самостоятельных, а вот с включением идеоло­гических в состав духовных – нет. Скорее всего, они существуют самостоятельно, так как отражаются в политико-правовом созна­нии общества в целом, отдельных социальных групп, личности.

    Экономические гарантии являются определяющими в системе гарантий, так как создают такие материальные условия, которые обеспечивают наиболее полное удовлетворение растущих матери­альных и духовных потребностей личности. Экономическими га­рантиями выступают прежде всего различные формы собственно­сти, экономическая политика государства, состоящая в поддержке различных слоев граждан.

    Социальные гарантии углубляют реальное содержание право­вого статуса личности на основе принципов гуманизма, справед­ливости, равенства, расширения реальных условий в реализации потенциальных возможностей как для каждой личности, так и для всего общества.

    В юридической литературе верно отмечается, что в условиях формирования демократического правового государства, перехода к рыночной экономике во всей своей полноте зазвучал вопрос о социальной защищенности самых широких трудящихся масс. Пе­реход к рынку объективно требует внесения качественных измене­ний в отечественную “нерыночную” систему социальной защи­щенности, которая является обязательным элементом цивилиза­ции общественного устройства.

    Социальная защищенность человека в обществе определяется реализацией его права на определенный уровень благосостояния отраженный в системе гарантий. В рыночной экономике социальная защита касается каждого гражданина в отдельности, ибо осуществляется через перераспределение доходов, она выступает своеоб­разным тормозом от жизненных невзгод для трудящихся, так как недовольство становится источником социальных потрясений.

    Если ранее право на труд гарантировалось специальной полити­кой планового создания рабочих мест, обучением молодежи в систе­ме профессиональной школы, на курсах, составлением балансов ос­вобождавшихся рабочих мест и наличием трудовых ресурсов, строи­тельством предприятий там, где имелись излишки рабочей силы, то в условиях перехода к рынку усложняется проблема трудоустрой­ства. Значительному числу предприятий, работающих неэффектив­но, придется сокращать управленческий персонал, даже безубыточ­ные предприятия будут освобождаться от ненужных работников, что в общей сумме даст многомиллионную армию безработных.1

    Система социальной защищенности, сложившаяся в СССР в 30–50-е годы и совершенствующаяся в 30–50-e, в потенциале обладала значительными достоинствами, причем, многие ее черты были заимствованы западными странами, особенно в тех, где к власти приходили социалисты (например: Швеция, Австрия).

    Денежные доходы обеспечивались зарплатой, тарифными пособиями, коэффициентами, выплатами гарантированных пенсий по нетрудоспособности, стабильным уровнем цен и т.п. Лечение, об­разование, жилье предоставлялось бесплатно, коммунальные ус­луги – за невысокую плату, существовал гарантированный мини­мум заработной платы.

    Иными словами, человек имел работу, заработок, бесплатно лечился, по достижении возраста получал пенсию, при временной нетрудоспособности – пособие. Это был необходимый набор со­циальных гарантий.

    Однако экономическая неэффективность административно-командного производства не смогла материально обеспечить оте­чественную систему социальной защищенности. Кризис в эконо­мике подорвал “нерыночную” систему социальной защиты: стре­мительно возросли цены, появились беженцы, увеличилось число лиц, живущих за чертой бедности, что привело к имущественному расслоению общества, росту социальной напряженности.

    Современная система социальной защиты могла бы вполне компенсировать негативные последствия перехода к рынку, а это требует ее обновления по следующим направлениям:

       платного распределения жилья с учетом качества квартир в сочетании с бесплатной передачей его части, главным образом, малообеспеченным семьям;

       проведения разумной политики доходов, состоящей в сня­тии “верхних” ограничений размера заработка при условии увели­чения конечных результатов, в появлении новых видов дохода (от кооперативной, арендной, индивидуально-трудовой деятельности, расширения подсобного хозяйства, совместительства и т.п.);

       смягчения роста дел компенсациями, в первую очередь, – малоимущим слоям населения, введением “индексации доходов”, т.е. пересчетом фиксированных денежных выплат населению (зар­плата, пенсии, стипендии, пособия) пропорционально росту цен, расчета минимального потребительского бюджета (то, что называ­ется “чертой бедности”);

       организацией мер по трудовой занятости населения (откры­тие новых предприятий, модернизация и реконструкция старых, переквалификация освободившихся работников, расширение сфе­ры услуг, разрешение разнообразных видов предпринимательской деятельности, выплату пособий по безработице (в размерах и на срок, установленный законом), повышение эффективности рабо­ты специализированных государственных органов, занятых тру­доустройством населения и т.д.

    Становление социального государства означает переход к тому, что можно назвать современной демократией в узком смыс­ле. Социальное государство – это не только и не столько про­граммы помощи неимущим, сколько принятие на себя государ­ством ответственности за поддержание стабильности экономи­ческого положения граждан, что стало неизбежностью при ослаблении традиционных социальных связей в обществе. Ха­рактер современного социального государства отражен в струк­туре его расходов например, в США средства, перераспределяе­мые через федеральный бюджет, составляют около 24% ВНП, из них 55-60% расходуются на социальные нужды. Программы пен­сионного обеспечения и медицинского страхования поглощают 250 млрд. долл. из общей суммы в 570 млрд. долл. социального бюджета, и только 17-22% выделяемых на социальные програм­мы средств направляются на поддержку малообеспеченных се­мей. Смысл современного социального государства состоит в ста­билизации политической системы на основе расширения соци­ально-экономических функций государства и достижения в обществе социального мира, заключение своего рода нового об­щественного договора.1

    Политические гарантии – это всестороннее развитие и совер­шенствование политической системы общества, всей общей систе­мы демократии с основополагающей идеей самоуправления наро­да, являющейся одной из важнейших в теории. Суть принципа самоуправления состоит в том, чтобы управление не только осу­ществлялось в интересах народа, но и закономерно, шаг за шагом становилось непосредственным делом самого народа, не знающего над собой, по словам В.И. Ленина, никакой власти, кроме власти их собственного объединения.

    Идеологические гарантии – мировоззрение личности, осозна­ющей себя как личность, не отделяющей себя от российского го­сударства, осознающей все трудности и сложности переходного периода.

    Большое значение придается специальным юридическим (пра­вовым) гарантиям, особенно, когда речь идет о разрешении той или иной конфликтной ситуации, когда нужно обеспечить пресе­чение нарушений права. В конституциях содержится довольно широкий круг правовых гарантий. Всю совокупность как консти­туционного, так и иного законодательства следует рассматривать в целостности как систему юридических гарантий прав, свобод и обязанностей граждан, каждой личности.

    Особое значение имеет право на возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями государственных и обществен­ных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей. Ранее ст. 39 Основ гражданского зако­нодательства Союза ССР и союзных республик фиксировала принцип материальной ответственности органов государства за вред, причиненный неправильными служебными действиями их долж­ностных лиц, В целях дальнейшего укрепление законности, уси­ления охраны прав граждан и их законных интересов был принят Указ “О возмещении ущерба, причиненного гражданину незакон­ными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обя­занностей”, которым утверждено Положение о порядке возмеще­ния ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительном следствия, прокуратуры и суда. Соответствующие гарантии предусмотрены и статьями гражданс­кого законодательства.

В этих актах содержатся положения, свидетельствующие об определенных, четко выраженных обязанностях государства. Ущерб, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незакон­ного применения в качестве меры пресечения заключения под стра­жу, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ возмещается государством в пол­ном объеме, независимо от вины должностных лиц органов доз­нания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

    Право на возмещение ущерба возникает при условии: оправ­дательном приговора; прекращения уголовного дела за отсутствием события преступления, за отсутствием в деянии состава пре­ступления или за недоказанностью участия гражданина в совер­шении преступления; прекращения дела об административном правонарушении.

    Ущерб не подлежит возмещению, если гражданин в процессе дознания, предварительного следствия и судебного разбиратель­ства путем самооговора препятствовал установлению истины и тем самым способствовал наступлению для себя последствий в виде ограничения личной свободы.

    Таким образом, гражданин реабилитируется независимо от того, по каким основаниям к нему были применены меры, ограничива­ющие свободу личности, – по вине или без вины должностных лиц; значение имеет тот факт, что эти меры применены незаконно, к невиновному гражданину.

    Вина потерпевшего учитывается только в том случае, если он сам сознательно оговорил себя (т.е. “признался” в совершении того, чего он не совершал), а должностные лица не смогли установить ложность этого признания. При наличии такой вины потерпев­ший теряет право на компенсацию материального ущерба. Если же он допустил самооговор вследствие применения к нему неза­конных действий (угроз, насилия), то реабилитированному возме­щается ущерб в полном объеме.

    Следовательно, государство не только гарантирует право каж­дого гражданина в судебном порядке отстаивать свои честь и дос­тоинство, жизнь и здоровье от различного рода посягательств, но и вменяет в обязанность всем государственным органам, обществен­ным организациям и должностным лицам уважать личность, ох­ранять ее права и свободы, добиваться неуклонного исполнения ею своих обязанностей.

    Таким образом, система гарантий защиты прав человека начи­нается с законодательства, принимаемого в целях обеспечения ин­тересов личности, для защиты нарушенного права необходимы простая и доступная юридическая процедура защиты, система юридических услуг. В правовом государстве крайне важно иметь ши­рокую систему защиты прав личности, опираясь на которую каждый мог бы успешно реализовать свои права, нести юридическую ответственность.

    Иными словами, принципиальное значение имеет способ раз­решения возникающих противоречий между личностью и госу­дарством, причем огромный шаг вперед в направлении демокра­тизации общества связан с определением порядка обжалования в суд неправомерных действий государства в лице его органов и должностных лиц, ущемляющих права граждан, введением инсти­тута уполномоченного по правам человека. Представляется, что наличие Конституционного Суда России дает основание обращаться к нему с соответствующими исками о защите своих конституци­онных прав, в случае их нарушения различным органам власти.

    Судебная форма рассмотрения возникающих противоречии входе как нормотворческой, так и особенно правоприменительной деятельности призвана служить подлинным гарантом против про­извола бюрократии и чиновничества, местничества, дает реальный шанс утвердить идеи правового государства в цивилизованном гражданском обществе.

    Право на судебную защиту относится к числу важнейших, исконных, неотъемлемых прав человека. Оно закреплено как во Всеобщей декларации прав человека, так и в декларации прав и свобод человека и гражданина Российской Федерации. Потребность в сильной, действенной, оперативной и компетентной судебной защите значительно возросла в последние годы, приобрела особую остроту в условиях экономического, социального и политического кризиса, переживаемого Россией. Чем уязвимее становятся основ­ные конституционные права – на труд, здоровье, имущество, жи­лище, тем незащищенней чувствует себя россиянин перед лицом растущей безработицы, жилищного кризиса, инфляции, разгула преступности, тем важнее для поддержания стабильности и пра­вопорядка в стране всемерное укрепление, развитие и совершен­ствование судебной власти как силы, способной защитить нару­шенные и оспоренные права граждан и организаций, отмечает Н.А. Михайлова.

    Однако не все так просто как это кажется на первый взгляд, ибо несовершенство судебной деятельности (а наше судопроизвод­ство как по гражданским, так и по уголовным делам еще далеко от совершенства) подчас воспринимается гораздо более негативно, чем промахи законодательной и исполнительной властей, чьи реше­ния в обыденном сознании носят, как правило, абстрактный, от­влеченный характер. Невозможность на протяжении длительного времени добиться рассмотрения и разрешения порой жизненно важного для человека спора (трудового, жилищного, семейного и т.д.) воспринимается им остро и болезненно, как наглядное про­явление бессилия государственной власти и ее равнодушия к нуж­дам, проблемам и заботам простых людей.

    Бесспорно, что формирование правового государства в России требует широкомасштабной правовой реформы. Ее успешное осу­ществление зависит от многих факторов, в первую очередь – от всестороннего законодательного обеспечения. В этой связи кон­ституционное регулирование вопросов, связанных с деятельнос­тью судов по рассмотрению и разрешению уголовных и граждан­ских дел приобретают особую важность и остроту.

    Не наполнено конкретным содержанием и положение о том, что в случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно. Если сложно пригласить для ведения дела опытного адвоката даже за достаточно высокий гонорар, то обес­печить такое участие бесплатно крайне затруднительно. Поэтому названное конституционное положение должно опираться на де­тально разработанный механизм предоставления бесплатной юри­дической помощи, на закрепленный в законе порядок выделения специальных бюджетных средств на эти цели. Иначе возможность получения бесплатной юридической помощи по большинству граж­данских дел практически сводится на нет.

    Вызывает сомнение и безусловное соблюдение провозглашен­ного принципа равенства сторон перед законом и судом. Этот прин­цип не всегда соблюдался и в прежние времена, когда общество было гораздо более однородно и в социальном, и в имуществен­ном отношении. Тем более сомнительна его последовательная реализация в условиях стремительного имущественного расслоения, резкого увеличения разрыва между доходами наиболее состоятель­ных и наименее обеспеченных слоев населения. Более того, если прежде неравные возможности для защиты прав и интересов были обусловлены, как правило, неравным имущественным положением субъектов спора, то сейчас (особенно в так называемых “горя­чих точках” России) серьезным препятствием для обеспечения подлинного равенства россиян перед законом и судом служит порой обострение национальных противоречий, национальная при­надлежность того или иного участника дела.

    Отмеченные примеры расхождения конституционных положе­ний с практикой их реализации вызывают озабоченность, потому что такое несоответствие подрывает уважение к суду, доверие к власти, авторитет Конституции. Свидетельством допустимости дан­ного положения может служить пример из недавнего прошлого, когда ст. 58 Конституции СССР закрепляла право на судебное об­жалование в случаях, предусмотренных законом, действий орга­нов государственного управления и должностных лиц, совершен­ные с нарушением закона, превышением полномочий, ущемляющих права граждан. Эта конституционная норма не применялась на протяжении долгих лет, так как только в 1989 г. был принят закон, регулирующий механизм такого судебного обжалования – Закон СССР от 2 ноября 1989 г. “О порядке обжалования в суд неправомерных действий органов государственного управления и должностных лиц, ущемляющих права граждан”. Поэтому следует избегать либо по возможности сократить случаи несоответствия или расхождения конституционных положений с практикой осу­ществления правосудия в России. Большой оптимизм, в частно­сти, вызывает тот факт, что глава Конституции РФ, посвященная осуществлению правосудия в стране, названа “Судебная власть”. Этим самым подчеркивается ее роль и значение как одной из пол­ноправных ветвей государственной власти в стране. Более того, именно эта власть в наше неспокойное время способна и призвана стать гарантом стабильности и правопорядка, “хранительницей гражданского мира” в системе сдержек и противовесов не только в теории, но и на практике.

    В целом проблема полноты и гарантированности прав и сво­бод человека приобрела в современном мире глобальное значение и стала пробным камнем реальности внутригосударственного и международного права как надлежащей основы внутренней и внеш­ней политики. В борьбе против насилия судьбы отдельного чело­века, больших и малых наций и всего человечества в условиях современной цивилизации оказались неразрывно связанными и зависящими от возможности обуздать силу правом и от силовых отношений перейти к отношениям формально равных, независи­мых и свободных субъектов.1



1 Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х томах // Отв. ред. М.Н. Марченко. – Т. 1. Теория государства. – М., 1998. С. 274

2 Боброва Н.А. Гарантии реализации государственно-правовых норм. – Воронеж, 1984. С. 67

1 Витрук Н.В. Правовой статус личности в СССР. – М., 1985. С. 121

1 Спиридонов Л.И. Теория государства и права. – М., 1999. С. 94

1 Каменская Г.В., Родионов А.В. Политические системы современности. – М., 1994. С. 52

1 Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. – М., 1998. С. 248-258

 

 



0
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2019 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!