Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Формирование основных направлений современной экономической мысли (маржинализм, неоклассические школы: австрийская, лозаннская, кембриджская, американская, институционализм, кейнсианство, марксизм, социал-демократизм)»

/ История экономических учений
Конспект, 

Оглавление

Марксизм 

    Воочию видя слабость, необоснованность теоретических воззрений социалистов-утопистов и беспомощные попытки построить реальные коммуны, сторонники со­циалистической идеи попытались подвести под коммунизм более надежный фунда­мент. За решение этой исторической задачи взялся немецкий ученый, философ, экономист Карл Маркс (1818–1883), глубоко проникнувший в суть хозяйства и вы­работавший собственную систему взглядов на теоретическую экономику (политиче­скую экономию). Он опирался в основном на трудовую теорию стоимости, воззре­ния классической школы, но существенно изменил многие их положения. В определенной степени идеи, замыслы развитой К. Марксом теории были дополненный несколько переработаны Фридрихом Энгельсом (1820–1895) и Владимиром Ильи­чем Лениным (1870–1924). Эта теория получила название научного социализма (ком­мунизма) или марксизма-ленинизма.

    Совместно с Энгельсом Маркс написал “Манифест Коммунистической партии” (1848), где рассматривались принципы коммунистического общества. Что же было начертано на знамени манифеста? Отмена частной собственности на землю и средства производства, введение коллективной, всем членам общества принадлежащей соб­ственности, централизация денег, капитала, транспорта в руках общества, одинаковая обязанность труда для всех, решение экономических вопросов по общему плану.

    “Манифест” оставался программной работой для каждого государства, пытавшегося построить социалистическое и на его основе коммунистическое общество, но он не содержал теоретического обоснования программных требований коммунистов. Наиболее полно экономическая теория К. Маркса была изложена гораздо позд­нее в так и не законченной книге “Капитал” (первый том появился в 1867 г, два сле­дующих тома вышли уже после смерти автора в 1885 и в 1894 г. соответственно).

    Маркса так много и так разнообразно толковали, что под наслоениями интер­претаций порой трудно обнаружить собственные взгляды основателя марксизма. Кроме того, К. Маркс создал систему, охватывающую все социальные науки, поэтому чисто экономический компонент его системы скрыт философскими, социологичес­кими, историческими идеями. И наконец, в России, где, как считается, впервые в мире была на практике реализована экономическая система марксизма, отношение к этому человеку и его теориям во многом неоднозначно и зачастую вытекает не из сути его теории, а из того, как повлиял марксизм на судьбы людей. Поэтому, не всту­пая в дискуссию по этому вопросу, хочется заметить лишь следующее. Во-первых, не факт, что все, что было освящено именем К. Маркса в нашей стране, имеет отноше­ние к марксизму Во-вторых, по глубине анализа экономических проблем К. Маркс вряд ли имеет конкурентов среди теоретиков ХIХ века и этот факт признан профес­сиональными экономистами во всем мире.

    К. Маркс исходит из идеи классической школы о том, что в основе цены товара лежит так называемая стоимость (меновая стоимость) или ценность этого товара, которая определяется в зависимости от количества труда, затраченного на его производство. Далее, в отличие от классиков он уточняет, что затраты труда, определяю­щие величину стоимости, являются не индивидуальными, а общественно необходи­мыми, то есть численно равными тому количеству часов рабочего времени, которое требуется в среднем для производства товара при данном уровне развития производ­ства. Таким образом, лишь наемная рабочая сила, пролетариат, производит стоимость.

    Вторым участником этого процесса является предприниматель, капиталист, ко­торый является собственником основного вида богатства, собственником капитала. Капитал воплощается в зданиях, машинах, орудиях, сырье, во всем, с помощью чего наемные работники производят продукцию. Так исторически сложилось, что все сред­ства производства сконцентрированы в руках одних людей, поэтому другие люди вынуждены для выживания продавать свою рабочую силу капиталистам. Капиталист, также как и любой покупатель товара, оплачивает рабочую силу по стоимости, кото­рая равна общественно необходимому рабочему времени, затрачиваемому на произ­водство предметов потребления, потребляемых рабочим и его семьей. Рабочий тру­дится в течение рабочего дня, производя большую стоимость, чем стоит его рабочая сила. Так как собственником капитала является предприниматель, то и излишек сто­имости, прибавочная стоимость, присваивается капиталистом. Присваивая прибавочную стоимость, часть ее предприниматель капитализирует, то есть превращает в дополнительные порции капитала. Идет процесс постепенного накопления капита­ла, поэтому, даже если первоначально капитал был получен путем трудовых усилий самого капиталиста, рано или поздно он становится результатом присвоения плодов чужого труда.

    По К. Марксу, капиталист при принятии любых хозяйственных решений руко­водствуется “абсолютным законом” – максимизацией величины прибавочной стои­мости. К этому его толкает не только природная алчность, но и конкуренция со сто­роны других капиталистов. Своеобразный естественный отбор среди капиталистов ведет к тому, что сохраняет свое положение в классе капиталистов лишь тот кто из­влекает максимально возможную прибавочную стоимость, эксплуатируя наемный труд. Тот капиталист, который не максимизирует прибавочную стоимость, не может накапливать капитал, теряет свои конкурентные позиции, рано или поздно нищает и выбывает из состава класса капиталистов.

    Таким образом, и наемные работники, и капиталисты являются как бы заложни­ками существующей системы, которая жестко задает их модели поведения. Выход из этого замкнутого круга задается самим процессом функционирования капиталисти­ческой экономики. С одной стороны, по мере внедрения в производство все более совершенных машин и механизмов все меньше потребность предприятий в живом труде. Все большая часть наемных работников выпадает из производственного про­цесса, нищая и теряя возможность когда-либо в будущем трудиться. С другой сторо­ны, чем выше уровень накопленного капитала, тем острее конкурентная борьба между предпринимателями за величину прибавочной стоимости и в конечном итоге тем меньше доходность от вложения средств в производство. Для получения каждой сле­дующей единицы дохода требуется вкладывать первоначально все больше и больше средств. Рентабельность капитальных вложений будет постепенно сокращаться, в перспективе приводя к тому, что дальнейшее накопление и капитализация станут попросту бессмысленными. Как только наступит такое полярное состояние, капита­листической экономической системе, как полагал К. Маркс, придет конец.

    Останется лишь путем социальной революции в мировом масштабе ликвидиро­вать систему частной собственности, которая является главным ограничителем даль­нейшего развития, перейти к общественному регулированию хозяйственной жизни на основе принципов равноправия всех людей и справедливости. Такова упрощенная схема марксистской экономической концепции, которую при желании можно критиковать, дополнять и усложнять.

    Конечно же, в реальности марксистский анализ гораздо глубже и теоретически более доказателен, чем мы его изложили. Попутно стоит заметить, что К. Маркс не только излагает эту схему, но и разрабатывает ряд специальных теоретических вопро­сов, характерных для экономики того периода. Среди этих вопросов можно назвать теорию экономического цикла, теорию доходов, теорию заработной платы, теорию простого и расширенного воспроизводства, теорию земельной ренты. Кроме этого, он делает серьезные исторические экскурсы в область политики, законодательства, государственного устройства. Но все эти вопросы рассматриваются им через призму его экономического подхода и служат для обоснования все того же тезиса о неизбеж­ности социалистической революции и победе нового коммунистического строя в мировой истории.

    Последующая разработка экономической теории марксизма велась В.И. Лениным и состояла в том, что в ХХ веке капитализм перешел в свою новую и последнюю фазу, фазу монополистического капитализма. В процессе конкурентной борьбы вся хозяй­ственная деятельность, по мнению В.И. Ленина, ведется уже не мелкими предприни­мателями, а крупными фирмами-монополистами. Монополизм в экономике приво­дит к изменению механизма ценообразования, когда предприниматели начинают извлекать уже не просто среднюю прибыль, а “монопольно высокую прибыль”. Мо­нополизм в экономике приводит к паразитированию монополистов-предпринима­телей, затормаживает технический прогресс, приводит к обобществлению капитала на деле, хотя формально он по-прежнему находится в частных руках. Таким образом, в самом капитализме уже созданы все хозяйственные предпосылки для коммунисти­ческого общества. По мнению В.И. Ленина, К. Маркс не учел только одного момен­та социалистическая революция не может произойти одновременно во всех стра­нах мира из-за того, что они развиты неравномерно. Поэтому необходимо совершить революцию в отдельно взятой стране (в России), а затем уже заняться подготовкой социального перехода в мировом масштабе.

    Трудно утверждать наверняка, так как этот вопрос требует очень серьезной про­работки, но похоже, что продолжатель ленинских идей И.В. Сталин окончательно порвал с идеей мировой революции и переформулировал проблему, предложил идею поэтапного создания коммунистического общества в масштабах отдельного государ­ства с опорой на собственные силы.

    Завершая краткий анализ экономической теории марксизма, стоит напомнить, что в трудах основоположников этой концепции нет никакой более или менее де­тальной проработки вопроса о конкретных механизмах экономического функцио­нирования социалистической или коммунистической хозяйственной системы. Все ограничивается отдельными положениями и фразами, восприятие которых зависит от общего контекста той или иной публикации. Что же касается последующих интер­претаций, то они сводились в основном к Цитированию основоположников комму­нистической доктрины и к утверждениям, что реальное строительство коммунисти­ческого общества строго следует их наставлениям.

 

Маржинализм

    Как уже было сказано, логическим завершением классической теории была провозглашенная Англией политика фритредерства. С точки зрения стран континенталь­ной части Европы практическая реализация принципов фритредерства могла приве­сти лишь к од ому результату Англия – “кузница мира” этого периода – производила в ХIХ веке самые лучшие иди уж, во всяком случае, самые дешевые промышленные товары в мире. Если правительства других стран снимают экономические барьеры на пути английских товаров на свои рынки, даже в обмен на снятие английских ограни­чений, очевидно, что английские товары как более конкурентоспособные, хотя бы по ценам, подорвут позиции отечественных предпринимателей. В этом случае отно­сительно молодая промышленность континентальных государств встречается с уг­розой полной ликвидации, уделом этих стран становится роль сырьевого придатка и рынка сбыта для английской промышленности. Чтобы открыть экономические гра­ницы, вначале нужно иметь конкурентоспособные производства. Без этого условия фритредерство самоубийственно с точки зрения национальных интересов. Поэтому сначала надо за протекционистским барьером создать промышленность, а затем уже можно думать о фритредерстве.

    Возникла парадоксальная ситуация. Классическая экономическая теория была очень распространена, но выводы из этой теории мало кого устраивали. Кроме того, классическую теорию стали преподавать в университетах. Возникла профессиональ­ная группа преподавателей и профессоров, получающих свои доходы за счет более или менее удачного толкования теоретического наследия классиков. Как всегда в та­ких случаях бывает, молодым исследователям становилось все более труднее пробиться к вершинам профессиональной карьеры и они пытались реализовать свои профес­сиональные амбиции, выходя за пределы общераспространенных идей. Таким обра­зом, причин для переоценки классической теории было больше чем достаточно.

    Было предпринято несколько попыток сформулировать теорию антиклассичес­кой направленности. Так, в Германии стала развиваться так называемая историчес­кая школа, представители которой выступили с отрицанием универсального харак­тера экономических законов. Они считали, что в науке вообще нет места абстрактным теоретическим построениям. В каждой стране развитие экономики идет по своим собственным законам, которые зависят от культурной традиции, исторических особенностей, “духа народа”. Поэтому классическая теория, претендующая на возмож­ность ее использования в любой стране мира, не может быть принята, например, в Германии. Этот подход стимулировал. развитие серьезных историко-экономических исследований, но объективно вел к идее национальной неповторимости и был бли­зок к меркантилизму.

    Маржинальная теория (слово “маржинализм” происходит от французского сло­ва marginal – предельный) повела атаку на классическую теорию с другой стороны. Представители маржинальной школы исходили из того, что ценность товаров устанавливается не в производстве, а лишь в процессе обмена. Следовательно, цена, по которой будет продан товар продавцом, зависит от той суммы денег, за которую дан­ный товар будет куплен покупателем. Таким образом, ценность товара определяется не количеством труда, которое было затрачено на его производство, как считал А. Смит, и даже не общими издержками производства, как считал Дж. С. Милль, а в зависимо­сти от субъективных психологических особенностей восприятия ценности товара покупателем.

    Восприятие покупателем ценности товара индивидуально для каждого покупа­теля зависит от той полезности, которую может принести покупателю покупка дан­ного товара. Полезность же товара зависит от системы потребностей и уже имеюще­гося запаса товара у потребителя. Система потребностей ранжируется по критерию нуждаемости, то есть в продуктах питания, например, человек нуждается в большей степени, чем в предметах роскоши, поэтому потребности первого ранга удовлетво­ряются товарами, в которых человек нуждается в высокой степени. Потребности же второго, третьего и последующих рангов удовлетворяются товарами, в которых люди нуждаются во все меньшей степени.

    С другой стороны, каждый следующий товар данного вида обладает для потреби­теля. все меньшей и меньшей полезностью. Возьмем, например; такой товар, как телевизор. Если у вас нет телевизора то, когда вы его наконец покупаете, он приносит вам максимальную полезность. Следующий покупаемый телевизор при условии, что первый также продолжает функционировать, уже менее ценен, чем первый, третий менее ценен, чем второй, и т.д. Таким образом, чем больший запас телевизоров вы будете иметь к моменту покупки еще одного, тем меньшей полезностью он будет для вас обладать. Приблизительно в этом состоит “закон убывающей предельной полез­ности”, который и стал фундаментальным принципом маржинального подхода.

    Если исходить из этого закона, цена, которую покупатель заплатит за товар, бу­дет зависеть от величины предельной полезности этого товара для покупателя. Так как предельная полезность товаров падает по мере их увеличения, покупатель будет покупать следующую единицу данного товара лишь при условии снижения его цены. Таким образом, независимо от количества затрат, которые сделал продавец, цена то­варов должна падать по мере увеличения их запаса. Следовательно, цена зависит не от затрат, а лишь от предельной полезности. Если это так, то и все стройное здание классической теории рушится, ибо построено на неверном фундаменте трудовой те­ории стоимости.

    Часть маржиналистов считала, что предельную полезность можно в принципе научиться измерять в определенных единицах. Было даже предложено название этой единицы измерения полезности – ютиль. Как только люди научатся измерять по­лезности товаров в ютилях, необходимость ценовой оценки товаров в денежных еди­ницах исчезает. Этот вариант маржинального анализа получил название “кардина­лизм”. Другой вариант, “ординализм”, исходил из того, что измерять предельную полезность в абсолютных величинах нет необходимости. Достаточно измерять лишь относительные величины предельных полезностей разных товаров.

    Представители маржинальной школы, такие, как австрийцы К. Менгер, Э. Бем­-Баверк, англичанин У. Джевонс, американец Дж. Б. Кларк, швейцарец В. Парето, и многие другие применили “закон убывающей предельной полезности” к анализу широкого круга экономических проблем, и в теоретическом плане этот принцип был довольно-таки продуктивным. Впервые именно в рамках этой школы была предпри­нята попытка с помощью математического аппарата изложить основные экономические идеи и придать экономической науке строго доказательную форму. С практиче­ской же точки зрения, по крайней мере на том этапе, маржинализм был малопродук­тивен.

    В самом деле, если из классической теории делался вывод о необходимости сня­тия всяческих ограничений на хозяйственную деятельность со стороны государства, а из марксизма – вывод о необходимости революции, то из маржинальной теории никаких рекомендаций для практики сделать нельзя. Представители этой школы даже и не скрывали этого, указывая на то, что их школа относится к “чистой теории”.

    Главная заслуга главы “американской школы” и одного из за­вершителей “маржинальной революции” – Дж. Б. Кларка, приведшей к формиро­ванию неоклассической экономической теории, состоит прежде всего в разработке концепции распределения доходов на основе принципов предельного анализа цен факторов производства, ко­торую в экономической литературе называют, как правило, “за­коном предельной производительности”. Дж. Б. Кларка. По мысли ученого, этот закон имеет место в условиях свобод­ной (совершенной) конкуренции, когда мобильность всех хозяй­ствующих субъектов способствует достижению параметров равно­весия экономики.

    Очевидно, исходя из данных соображений Дж. Б. Кларк решил сосредоточиться на маржинальном принципе убывающей предель­ной производительности однородных, т.е. обладающих одинако­вой эффективностью, факторов производства. Это означает, что при неизменной капиталовооруженности предельная производительность труда начнет снижаться с каждым вновь привлеченным работником и, наоборот, при неизменной численности работающих предель­ная производительность труда может быть выше только благодаря возросшей капиталовооруженности. Это также означает, что доли в распределении ценности зависят от конечной производительности, т.е. процент определяется продуктом конечного приращения капитала, а заработная плата определяется продуктом конечного приращения труда. Построив разработку своей теории предельной производитель­ности на микроуровне и в основном на примере свободно функ­ционирующего конкурентного предприятия, в восьмой главе “Рас­пределения богатства” Дж. Б. Кларк утверждает о существовании некоей “зоны безразличия” или “предельной сферы”, которая в сфе­ре работы каждого предприятия считается контролируемой В пре­делах этой зоны люди могут приходить и уходить, не оказывая влияния на доход предпринимателей. Если конкурен­ция действует с идеальным совершенством, то всюду, куда идут эти предельные рабочие, они получают в виде оплаты полностью продукт своего труда; хотя фактически, ввиду того что конкурен­ция действует далеко не совершенно, то, что получают эти люди, лишь приблизительно совпадает с их продуктом. Поэтому с ухо­дом одного из работников, считает ученый, остается невыполнен­ной предельная работа, т.е. наименее нужная работа, а предпри­ниматель, в свою очередь, в пределах “зоны безразличия” может принять на работу не в ущерб себе и “несколько лишних людей”, поскольку в этой “предельной сфере” заработной платой является “то, что они производят”, и он “не будет извлекать из них ника­кой прибыли”. Отсюда на собственный вопрос: “Если я нахожусь у вас на служ­бе, уволите ли вы меня?” Дж. Б. Кларк отвечает так: быть мо­жет, нет до тех пор, пока продукт, который мой труд прибавляет к другим доходам предприятия, равен моей заработной плате. В подтверждение сказанному в конце главы 21 этой же книги мы находим все ту же мысль о том, что в “зоне безразличия” пред­приниматель привлекает “очень немного дополнительных рабочих при прежней оплате, не рискуя убытками”, ибо “продукт этого предельного человека. выражал бы уровень заработной платы.­В изложении содержательной части теории предельной произ­водительности Дж. Б. Кларка примечательно и то обстоятельство, что, доказывая собственную позицию о природе происхождения процента на капитал, он не преминул напомнить и по существу поддержать во многом похожее суждение О. Бем-Баверка в “тео­рии ожидания”. Однако в принципе из “закона” предельной производительно­сти Дж. Б. Кларка возможен удручающий вывод о том, что цена фактора производства обусловлена ее относительной дефицитно­стью. Это, в частности, наводит на мысль, что “справедливая заработная плата” всегда соответствует предельной производитель­ности труда, а последняя может быть относительно ниже другого более производительного фактора, т.е. капитала. В самом деле, если допустить, что величина капитала постоянна, а количество труда меняется (а в такой постановке теория предельной производительности применима к выявлению уровня заработной платы), то можно ли утверждать, что труд оплачива­ется в соответствии с его предельным продуктом? Скорее всего, нет, потому что в реальной действительности большее количество труда обусловливает, как правило, не просто количественное уве­личение размера капитала, а его качественное изменение и боль­шее разнообразие. Кроме того, увеличение капитала на предпри­ятии сопровождается опять же как концентрацией однородного производства, так и почти всегда одновременно специализацией (предметной, подетальной и технологической) производства, тре­бующей определенного прироста труда. Таким образом, суть “закона” Дж. Б. Кларка сводится к следую­щему: фактор производства – труд или капитал – может прира­щиваться до тех пор, пока стоимость продукта, производимом этим фактором, не сравняется с его же ценой (например, численность работающих на предприятии возможно увеличивать лишь до оп­ределенного предела, т.е. пока данный фактор не вступил в “зону безразличия”). Действие этом “закона” в практике хозяйствования предполагает, что стимул увеличивать фактор производства исчер­пывает себя, когда цена этого фактора начинает превышать воз­можные доходы предпринимателя. Следовательно, Дж. Б. Кларк яв­ляется одновременно и предшественником современных теорий, связанных с проблематикой оптимизации структуры издержек производства.

    В то же время стоит отметить, что маржинализм внес большой вклад в развитие науки, стимулировав интерес к анализу психологии потребителей, разработав и при­менив при этом ряд неповторимых математических построений. В современных ус­ловиях, однако, маржинализм не является самостоятельным направлением в эконо­мическом анализе, хотя его инструментарий, принцип использования предельных величин, широко применяется во многих теоретических построениях.

 

Неоклассицизм

    Борьба за умы людей между классической и маржинальной школой во второй половине ХIХ века высветила ряд неразрешимых вопросов. Конфликт нарастал, и явно нужна была третья точка зрения, которая могла бы примирить, объединить, син­тезировать позиции классиков и маржиналистов. Эту задачу и решила следующая концепция, которая вошла в историю под названием “неоклассический синтез” или “неоклассика”. Отцом-основателем этого направления считается Альфред Маршалл (1842–1924), главным трудом которого была книга “Принципы политической эко­номии, вышедшая в 1890 году. Будучи учеником Дж. С. Милля, первоначально А. Маршалл был добропорядочным сторонником классической школы, но не мог не учитывать результатов маржи­нального анализа. Кроме того, тип мышления А. Маршалла заметно отличался от типа мышления его предшественников. Дело в Том, что вся экономическая наука была построена на принципе каузальности, то есть в основе лежал причинно-следственный подход. И экономисты-классики и маржиналисты искали причину ценности. У каждой из школ источник стоимости, ценности был свой, но он обязательно был.

    А. Маршалл же использовал функциональный подход, смысл которого состоит в том, что все экономические явления находятся между собой не в причинно-следст­венной, а в функциональной зависимости. Спор о первопричине цены, от каких причин она зависит и как сама влияет на эти причины, похож на спор о том, что было раньше – яйцо или курица. Этот спор не дает результата, так как ясно, что из яйца вылупляется курица, а курица снесет яйцо. Точно так же цена есть и причина и след­ствие. Поэтому проблема состоит не в том, чем цена определяется, а в том, как она изменяется и какие функции в экономике выполняет. Поэтому задача экономичес­кой науки состоит в том, чтобы не быть наукой о богатстве и причинах его роста, а изучить реально действующий механизм рыночного хозяйства и понять принципы его функционирования.

    Приведем крайне конспективное изложение сути рыночного механизма, по А. Маршаллу. Если ни покупатель, ни продавец не имеют по отношению друг к другу какой-либо власти и в процессе заключения сделок не вмешивается третья сила (на­пример, государство), цена сделки станет результатом соглашения между продавцами покупателем. До заключения сделки существуют как бы две цены товара. С одной стороны, каждый продавец хотел бы продать свой товар по максимально высокой цене, но рискует вовсе его не продать, если цена эта не устроит покупателя. С другой стороны, покупатель хотел бы купить товар как можно дешевле, но также рискует не получить товар вовсе, если цена не подойдет продавцу. Цена продавца в своем минимальном значении определяется затратами на его производство, себестоимостью. Цена покупателя в своем максимальном значении равна предельной полезности это­го товара. Торг идет до тех пор, пока цена продавца не совпадет с ценой покупателя, эта равновесная цена и становится ценой товара. Таким образом, цена продавца ус­танавливается по классическому канону, а цена покупателя – по маржинальному. Реальная же цена сделки есть нечто среднее. Из этого примера видно, что в неоклас­сицизме произошел своеобразный синтез двух подходов, который дал нечто новое.

    Это новое состоит в том, что цена является результатом количественного соотно­шения между спросом и предложением на данном рынке. Цена сделки и величина спроса находятся между собой в обратной зависимости: чем выше цена, тем ниже спрос, и наоборот. Цена и предложение находятся между собой в прямой зависимос­ти: чем выше цена, тем выше предложение. При равенстве спроса и предложения цена на мгновение перестает колебаться и становится рыночной равновесной ценой.

    Любое отклонение цен от их равновесного уровня приводит к несоответствию величин спроса на товар и предложения товара. Это обстоятельство порождает дви­жение рыночной цены в направлении уравновешивания спроса и предложения. Цены приходят к равновесным значениям за счет того, что восстанавливается равенство между спросом и предложением. Таким образом, рыночный или ценовой механизм способен без вмешательства извне отрегулировать уровень цен на рынках. Государст­во не должно вмешиваться в этот тонкий механизм, так как любое, даже произведен­ное из лучших соображений, вмешательство нарушает баланс сил и в конечном ито­ге приведет к нерациональному использованию ограниченных, редких ресурсов.

    А. Маршалл считал, что нарушение работы рыночного механизма может проис­ходить не только из-за государственного вмешательства, но также из-за того, что про­давец может приобрести власть над рынком, относительно независимо от покупате­ля формировать рыночные цены, тем самым став продавцом-монополистом. Однако он полагал, что это положение продавца не может сохраняться длительное время из-за конкуренции среди производителей. В реальности же экономика начала ХХ века продемонстрировала рост и устойчивость монополистических тенденций. Пожалуй, первыми, кто обратил внимание на это, были марксисты, но они проанализировали данную проблему с точки зрения своего политически ориентированного подхода, в очередной раз предсказав конец капиталистическому строю.

    В рамках неоклассической теории углубил и анализ проблем ценообразования и конкуренции, предложив “теорию несовершенной конкуренции”, которая неплохо вписалась в схему А. Маршалла, известные ученые-экономисты Дж. Робинсон и Э. Чемберлин. Джоан Робинсон стала к тому же самой известной в мире женщиной­ экономистом. Эти авторы внесли свой вклад, изучив механизм ценообразования на рынке в зависимости от степени его монополизации.

    Неоклассическая теория пересмотрела точку зрения, позиции в ряде других про­блем экономической природы. Более подробно познакомиться с вкладом неоклас­сицизма позволяют учебные пособия по микроэкономике, которые сейчас традици­онно опираются на неоклассическую экономическую концепцию.

    К неоклассицизму тесно примыкает и так называемый неолиберализм. Неолибе­рализм –течение, основной принцип которого, заложенный еще Адамом Смитом, сводится к минимизации государственного воздействия на экономику и предостав­лению максимально возможной свободы действий производителям, предпринима­телям, торговцам. Сторонники либерализма тяготеют к так называемой чисто ры­ночной экономике, подверженной минимальному государственному регулированию. Из современных экономистов ближе всего к этому направлению стоит Фридрих Хайек (1899–1992) и, в некоторой степени, талантливый экономист и социолог австрийского происхождения Йозеф Шумпетер (1883–1950).

    Фридрих Август Хайек относится к числу ярых сторонников либерализации экономики, свободных рыночных отношений. Этот по происхождению австрийский, а по месту деятельности английский экономист стал ведущим поборником рыночной экономики в ХХ веке, ее проповедником. Он посвятил свои научные и публицисти­ческие труды доказательству превосходства рыночной системы ведения хозяйства над смешанной и тем более централизованной “командной” экономикой.

    Хайек отважился даже в тяжелые для капиталистической экономики 30-е годы критиковать одного из самых выдающихся экономистов в мировой истории Кейнса за то, последний выступал за государственное вмешательство в рыночную экономику.

    Фридрих Хайек придавал огромное значение механизму экономического саморегулирования посредством свободных рыночных цен. В своей книге “Дорога к раб­ству” (1944) ученый утверждает что всякий отказ от экономической свободы, от ры­ночного ценообразования неумолимо ведет к диктатуре и к экономическому рабству. В этой написанной в остро критическом, полемическом духе книге он утверждает, что социалистические идеи государственной экономики обречены на полный про­вал. Подобные мысли патриарх экономического либерализма развивает и в книгах “Индивидуализм и экономический порядок”, “Основной закон свободы”, “Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма”.

    В последней из указанных работ Ф. Хайек следующим образом характеризует кон­фликт между сторонниками свободного рынка и идеологами организации экономи­ческих взаимоотношений на основе централизованного управления: “Поскольку дан­ный конфликт касается фактического вопроса, он должен быть разрешен с помощью научного анализа. Научный же анализ показывает, что, следуя спонтанно складыва­ющимся нравственным тенденциям, лежащим в основе конкурентного рыночного порядка (а эти традиции не удовлетворяют канонам и нормам рационализма, приня­тым у большинства социалистов), мы производим и накапливаем больше знаний и богатства, чем возможно добыть и использовать в централизованно управляемой эко­номике, приверженцы коей претендуют на строгое следование “разуму”.

    За настойчивость в отстаивании принципов экономической свободы даже в пе­риод, когда стала очевидной необходимость государственного регулирования капи­талистической экономики, Хайека называли экономическим динозавром. Фридриху Хайеку присуждена Нобелевская премия по экономике за 1974 год.

    В практическом приложении идей неолиберализма к экономическим системам, переходящим на рыночные рельсы, велика заслуга Людвига фон Эрхарда – творца немецкого “экономического чуда”. Его подходы к построению либеральной рыноч­ной экономики ярко и детально представлены в книге “Благосостояние для всех” (1956). Есть основания утверждать, что профессор Л. Эрхард развил концепцию рыночного хозяйства и построил собственную модель последовательного перехода к такому хозяйству, основанную на идее приспособления к складывающейся ситуации.

    Значительное влияние на экономическую теорию оказал пользующийся мировой известностью и широкой популярностью ученый-экономист Йозеф Шумпетер. Его книга “Теория экономического развития” (1912) неоднократно издавалась и переиздавалась во многих странах. Шумпетер в своих экономических исследованиях приходит к выводу, что в современной экономике главной движущей силой ее разви­тия является свободное предпринимательство. Это обстоятельство и позволяет счи­тать Й. Шумпетера представителем неолиберализма.

    Шумпетер уделяет большое внимание и считает решающим фактором экономической динамики обновление, включая появление новых орудий производства, тех­нологических процессов, материалов, сырья, освоение новых рынков. Тем самым его можно считать провозвестником инноваций в экономике. В то же время, согласно Шумпетеру, огромную роль в экономике играют такие мотивы предпринимательства, как интерес к делу, стремление к успеху, воля к победе, радость творчества.

 

Кейнсианство

    Выдающийся английский ученый-экономист Джон Мейнард Кейнс (1883–1946) стал настолько известным, что его именем названо целое направление в экономиче­ской науке, основанное на взглядах и позициях, существенно отличающихся от проповедовавшихся другими учеными. Книга Дж. М. Кейнса “Общая теория занятости, процента и денег” была опубликована в 1936 году и появилась как нельзя вовремя. В этот период в основных промышленно развитых странах мира наблюдалось абсолютное падение производства, рост безработицы, массовое банкротство фирм и всеоб­щее недовольство. В мире стали распространяться коммунистические и национал-социалистические идеи. Казалось бы, крах капиталистической системы хозяйство­вания не за горами, и уже никто и ничто не в силах ее спасти.

    Положение усугублялось тем, что неоклассическая доктрина не только не пред­лагала улучшения ситуации но и вовсе отрицала саму постановку вопроса рецептов о возможности более или менее продолжительного периода кризисного состояния в экономике рыночного типа. Такое представление базировалось на так называемом законе Дж. Сея, в соответствии с которым “предложение всегда создает соответству­ющий спрос”. Поэтому, по выводам неоклассического анализа, несоответствие меж­ду спросом л предложением в масштабах экономики в целом и безработица могут носить лишь временный характер и вмешиваться в этот процесс нет необходимости. Книга Кейнса отвергает этот тезис, обосновывая необходимость и определяя кон­кретные направления регулирующего воздействия на экономику со стороны госу­дарства.

    Сам Дж. Кейнс изложил свою теорию чрезвычайно тяжелым языком и без малей­шей попытки сделать свой текст понятным публике. Вот как об этом пишет один из его видных последователей П. Самуэльсон: “Общая теория...” ужасно написанная книга... Она полна иллюзий и путаницы... Сама кейнсианская система изложена в ней неясно... Вспышки озарения и интуиции перемежаются с нудной алгеброй. Ког­да ее в конце концов одолеешь, то оказывается, что анализ в ней очевиден и в то же время нов. Короче говоря, это работа гения”.

    До сих пор идут дискуссии о том, что Кейнс имел в виду, используя тот или иной термин, нов наиболее распространенном варианте толкования этой концепции мож­но выделить ее ключевые положения.

    По Дж. Кейнсу, экономика в целом (макроэкономика) функционирует не так, как каждый рынок в отдельности (микроэкономика). Производство, а следовательно и предложение, любого отдельно взятого товара может увеличиваться постоянно. Про­изводственные же возможности хозяйства в целом ограничиваются количеством тру­довых ресурсов в данной стране. По мере того как трудовые ресурсы постепенно вклю­чаются в процесс производства, общий объем продукции увеличивается, но как только свободных ресурсов не остается, объем производства расти перестает. Таким образом получается, что законы микроэкономики и законы макроэкономики не совпадают.

   До Дж. Кейнса было распространено убеждение, что по мере увеличения объемов производства происходит повышение личных доходов людей, что автоматически при­водит к увеличению потребительского спроса. Если же часть денежного дохода не была по каким-то причинам потрачена на потребление, эти деньги будут так или иначе по­трачены на приобретение основных средств, оборудования, то есть инвестированы. Поэтому общая сумма сбереженных доходов равна сумме инвестиций в экономику.

    Дж. Кейнс впервые обратил внимание на то, что средний уровень доходов граж­дан в развитых странах мира в ХХ веке гораздо выше минимально необходимого уров­ня доходов, поэтому экономическое поведение современных людей изменилось та­ким образом, что они стремятся при росте своих доходов все большую их часть сберегать и все меньшую часть потреблять. Чем выше общая величина доходов, тем меньшая часть потребляется и большая часть сберегается. Таким образом, если спрос состоит только из потребительских расходов населения, общая величина его падает тем быстрее, чем быстрее растут доходы. При этом необходимо помнить, что сбере­женные средства вовсе не обязательно будут инвестированы в полном объеме.

    Дело в том, что если сбережения зависят от доходов, то инвестиции в конечном итоге – от цены денег, банковских процентов ставок на кредиты. Чем более дороги деньги, то есть чем выше ставки процента, тем меньше предприниматели инвестируют средств. И наоборот, чем кредитные деньги дешевле, тем больше их вкладывается в экономику Следовательно, могут быть ситуации, когда сумма сбережений не равна сумме инвестиций. Если объем инвестиций превышает объем сбережений (вследст­вие “разводнения денег”) в экономике возникает инфляция, если сбережений боль­ше, чем инвестиций (вследствие складывания денег “в кубышку”), возникает безра­ботица.

    Экономическое развитие дестабилизируется под влиянием рыночного механиз­ма хозяйствования из-за тенденции к сокращению общей величины спроса, это при­водит к затовариванию рынков, последующему закрытию предприятий, сокращению рабочих мест, росту безработицы. Это в свою очередь еще больше снижает спрос, и начинается новый виток банкротств. Таким образом, рынок не в состоянии выпра­вить создавшееся положение, и ему следует помочь справиться с этими трудностями с помощью государственной политики. Так полагает, утверждает Дж. Кейнс.

    Государственная экономическая политика должна быть направлена на поддер­жание устойчивого платежеспособного спроса. Так как общая величина совокупного спроса складывается из нескольких компонентов, сокращение одного из них должно быть компенсировано ростом другого. Например, если происходит сокращение по­требительских расходов населения, должно произойти увеличение государственных расходов.

    При этом принципиально важно определить: как, на какие цели и в какой сфере должны быть осуществлены государственные расходы. Если, например, правитель­ство вкладывает средства в строительство новых промышленных предприятий припадающем спросе на промышленную продукцию, это может привести лишь к росту затоваривания на рынке. Так как главная проблема в экономике – это сбережения, то государственныё расходы должны быть ориентированы таким образом, чтобы вы­звать у людей желание превратить свои сбережения в потребительские расходы. Возь­мем, например, жилищное строительство. Если государство истратит средства на сти­мулирование строительства жилья, это приведет к тому что, во-первых, предпринима­тели, стремясь заработать на этом, будут вынуждены вкладывать средства не только в собственно строительство домов, но и в производство стройматериалов и строитель­ного оборудования, строительство дорог. Дж. М. Кейнс называл это явление эффек­том акселерации, имея в виду, что государственные инвестиции оживляют дело­вую активность через увеличение частных инвестиций в сопряженные проекты.

    Во-вторых, государственные и частные инвестиции в жилищные проекты вызо­вут расходование сбереженных населением средств на потребление, что вызывает так называемый мультипликативный эффект роста спроса и вложений. Получившие но­вое жилье захотят купить новую мебель, это приведет к росту спроса на дерево, поро­дит рост доходов в мебельной и деревообрабатывающей промышленности. Таким образом, общая величина совокупного спроса вырастает. Кроме этого, Дж. М. Кейнс по иному взглянул на роль фактора бережливости в процессе экономического разви­тия. С точки зрения классической экономической теории капитал накапливается тем быстрее, чем более бережливы предприниматели. С точки зрения Дж. М. Кейнса, про­тестантская проповедь бережливости, особенно в периоды экономических труднос­тей, явно неуместна, так как приводит к сокращению потребительских расходов и тем самым лишает доходов людей, занятых в производстве товаров и услуг, не по­требленных имущими слоями общества (“парадокс бережливости”).

    Из теории Дж. М. Кейнса вытекали весьма практичные выводы. Главная задача государства состоит в сохранении так называемого макроэкономического равновесия через воздействие на совокупный спрос. Если в стране начинается инфляция, это означает, что совокупный спрос излишен и он должен быть сокращен. Ужесточая налоговый режим, проводя политику “дорогих” денег, правительство должно сократить платежеспособный спрос, и инфляция прекратится. Наоборот, если главная проблема в стране – это проблема безработицы, правительство должно ослабить налоговый режим,. сделать кредиты легкодоступными для предпринимателей (политика “дешевых” денег). Это приведет к росту совокупного спроса, созданию новых рабочих мест и снижению безработицы. Таким образом, кейнсианство стало теоретической основой ставшей традиционной на Западе системы государственного антицик­лического регулирования.

    Первоначально кейнсианская теория была воспринята во многих западных государствах как одна из разновидностей социалистической концепции. Однако вскоре выяснилось, что между этими двумя подходами разница весьма велика. Исходя из идеи о неэффективности рыночного механизма, социалисты и Дж. М. Кейнс делали совершенно различные выводы. Социалисты предлагали ликвидировать рыночную систему, заменив ее тотальным государственным планированием, кейнсианцы же предлагали, сохранив рыночный механизм, лишь научиться корректировать его ме­тодами государственной политики. Уже первые попытки на практике реализовать отдельные положения кейнсианского учения, предпринятые в период так называемого “нового курса” Ф. Рузвельта в CШA, широкое распространение методов государственного регулирования в послевоенный период показали что предложенная концепция высокоэффективна в практическом плане и ничего общего с социалистической док­триной не имеет.

 



0
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2019 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!