Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«ЭТАПЫ ФОРМИРОВАНИЯ САМОДЕРЖАВИЯ»

/ История России
Конспект, 

Оглавление

Старшие дети Алексея Михайловича продолжили отцовские реформы. Так, Федор Алексеевич уничтожил местничество (древнюю наследственную служебную лестницу дворянства); пытался создать государственную систему социального призрения и благотворительности; опираясь на опыт европейских стран, готовил реформы в области финансов, а также науки и образования. Однако самый серьезный вклад в развитие российского самодержавия как системы внес Петр I. В 1721 г. Сенат присвоил ему титул императора, и Россия стала именоваться империей.

Петр сосредоточил в своих руках всю полноту власти, отстранив от участия в государственных делах и патриарха, и Боярскую думу, которые могли так или иначе противодействовать единовластию царя. Во время его правления абсолютная монархия впервые получила законодательное оформление. Петр Великий много времени уделял общественному мнению. По высочайшему указанию издавались переводы иностранных книг и составлялись произведения отечественных мыслителей о целесообразности и закономерности неограниченной монархии, укрепления империи, борьбы с несогласными, доказывалось, что абсолютная верховная власть дарована императору свыше для блага подданных и отечества, а все его деяния оправданы, кроме вредных. Стремясь ввести Россию в семью европейских государств, Петр и его сподвижники укрепляли ее могущество, расширяли территорию. Основными сферами преобразовательной деятельности Петра были армия, государственное управление и финансы. Реформы, затрагивающие иные области общественной жизни, были так или иначе подчинены военно-государственным задачам.

Петр смотрел на мир очень рационально и механистически; он искренне верил в возможность чуть ли не буквального перенесения на русскую почву всего, что было уместно в иных странах. Тот подход, который оправдывал себя в военном строительстве, царь с легкостью переносил во все иные сферы государственной деятельности. Государство всегда оставалось в центре петровских преобразований – не только как их средство, но и как цель. Преобразования в области государственного управления диктовались необходимостью упорядочить и усовершенствовать аппарат взимания налогов и обеспечение выполнения подданными своих обязанностей, как их понимал Петр.

Петр преобразовал, а точнее, создал заново, весь государственный аппарат, использовав в качестве образца шведские учреждения, но приспособив их к условиям России. Высшим органом управления стал Сенат. Отраслями управления ведали коллегии (военная, иностранных дел, камер-коллегия и др.). Для управления и суда купцов и ремесленников был учрежден Главный магистрат; для управлениями церковными делами – Синод (патриаршество было упразднено). Обязанности чиновников и военных были определены регламентами. Страна была разделена на губернии, провинции и дистрикты. Для надзора за работой учреждений были введены прокуратура и фискалы; доносы были вменены в обязанность. В гражданской службе, как и в армии, была установлена четкая иерархия чинов, открывающая офицерам и чиновникам-недворянам путь в дворянское сословие. В городах была заведена полиция. 

          Самодержавная монархия не могла обойтись без укрепления экономического могущества страны. Экономические преобразования рыночного характера, происходившие при Петре Первом, имели во многом российскую специфику, что объяснялось социально-экономическими, историческими, психологическими и иными причинами. В этот период в Европе и в России получили широкое распространение концепции меркантилизма, которые предполагали как условие существования государства накопление денег за счет активного баланса внешней торговли, вывоза товаров на чужие рынки и препятствование ввозу иностранных товаров на свой. Уже это требовало вмешательства государства в сферу экономики.

При Петре стало строиться значительное количество мануфактур. Мануфактуры, казенные и частные, имелись в стране и до Петра, но его вмешательство резко ускорило процесс их создания. За 1702–1707 гг. было построено 11 металлургических заводов, обеспечивших потребности в железе, а постройка и расширение существовавших оружейных заводов к 1712 г. обеспечили армию оружием. Были построены и расширены текстильные, полотняные, канатные и другие мануфактуры, заведены овчарные и конские заводы и т.п. К концу царствования Петра в России было около 200 мануфактур (из них половина частных), т.е. в десять раз больше, чем было до него. Наряду с разрешением подданным основывать новые заводы казна стала передавать в частные руки и предприятия, прежде принадлежавшие государству. Эти предприятия получали ссуды, право беспошлинной торговли в течении ряда лет, казна приобретала у них продукцию по завышенным ценам. Подобное предоставление льгот было обратной стороной медали, именуемой рынком. Такая практика фактически означала подавление конкуренции в торговой и промышленной среде.

В 1721 г. указом Петра было разрешено мануфактуристам покупать к заводам деревни с крепостными крестьянами. Консервацию подневольного труда на предприятиях конечно нельзя приветствовать, но с другой стороны – постепенное изменение их социального положения это один из первых шагов, направленных на создание рынка свободной рабочей силы. Наряду с этим растет и отечественная буржуазия. В 1724 г. был принят таможенный тариф. На экспорт были установлены низкие пошлины, что побуждало купцов вывозить товары на внешние рынки, обеспечивая приток денег в страну. Таким образом шел процесс накопления капитала. Пошлины же на ввоз зависели от развития производства в России. Чем выше была возможность обеспечить потребности в данном товаре за счет отечественного производства, тем выше оказывались ввозные пошлины. На некоторые виды железных изделий они достигали 75% от их стоимости. Конечно, никто не стал бы ввозить в Россию товар на подобных условиях. Поэтому такие пошлины называются запретительными. Они способствовали росту молодой российской промышленности.

В ходе административных реформ, начатых без четкого плана, все же постепенно оформилась концепция создания стройного, слаженно функционирующего государственного механизма. Осуществить эту концепцию Петр не смог – и из-за собственных многочисленных ошибок, которые приходилось спешно, на ходу исправлять, и из-за несоответствия замыслов и наличных ресурсов. Несомненно, что социально-экономические, военные  реформы, реформы в области управления в период царствования Петра сыграли роль того проводника, без которого дальнейший ход развития страны был бы весьма затруднен, тем более учитывая притязания европейских держав как на российскую территорию, так и государственность.[1]

          Преемники Петра Великого (шесть «случайных и быстро менявшихся хозяев российского трона» за 37 лет – до Екатерины II) были вынуждены бороться с попытками дворянских группировок покончить с абсолютизмом самодержцев. Высшее сословие рвалось к власти, желая управлять государством с помощью собственного правительства. Однако притязания дворян-оппозиционеров не имели успеха – Россия оставалась самодержавнейшей в мире империей, абсолютизм не уступал своих позиций.

          В 1762 г. в результате очередного дворцового на престол взошла Екатерина Вторая. В начале своего царствования она попыталась править в духе «просвещенного абсолютизма» (1762 – начало 70-х годов), используя
рекомендации просветительской философии. Ярким примером тому явилась созванная в 1767 г. Уложенная комиссия, в которую входили выборные депутаты от дворянства, городов и даже государственных крестьян. Эта комиссия должна была выработать новый свод законов; однако ее деятельность, сопровождавшаяся резким столкновением депутатов от разных сословий, не дала результатов, так как в ходе обсуждения проектов законов остро встал вопрос о положении крестьян; причем некоторые депутаты высказывались о смягчении крепостного права, предоставлении крестьянам собственности, регламентации крестьянских повинностей и т.д. В этих условиях в 1768 г. комиссия была распущена, и Екатерина, сохраняя просветительскую фразеологию, стала управлять по-старому, в самодержавно-крепостническом духе (так называемая дворянская диктатура: середина 70-х -1796 гг.).[2]

          Павел I, ненавидевший мать, стремился перечеркнуть ее государственные начинания. Он возродил и усилил централизацию управления, ограничил некоторые права дворянского сословия, отменил жалованные грамоты городам и т.д. Его преемник Александр I провел ряд реформ. Основными причинами побудившими Александра I к реформаторской деятельности были необходимость устранения последствий тирании Павла I, а также потребность усовершенствования государственного строя России в новой исторической обстановке, когда всем европейским монахам приходилось считаться с ростом прогрессивных сил, проводить гибкую политику не только либеральных обещаний или уступок, но даже и определенных преобразований. С 1807 г. на арену политической жизни страны выдвигается М.М. Сперанский.  Выходец из семьи бедного сельского священника Владимирской губернии Сперанский благодаря своему выдающемуся уму, энергии и необычайной работоспособности, быстро сделал блестящую карьеру государственного деятеля. Все важнейшие законы, начиная с 1802 г., составлялись или редактировались Сперанским. В конце 1808 г. Александр  I поручил ему разработку плана государственного преобразования России. В октябре 1809 г. проект под названием  Введение к Уложению государственных законов  был им представлен императору. Задача плана Сперанского – модернизировать и европеизировать российскую государственную машину путем введения буржуазных по своему содержанию норм и форм. Но это был проект таких реформ, которые должны были быть проведены сверху, в интересах укрепления самодержавия и по существу сохранения сословного строя. Сперанским была разработана стройная система центральных и местных учреждений на принципе «разделения властей»  – законодательной, исполнительной и судебной, при независимости судебной власти и ответственности исполнительной перед законодательной. Вводилась выборность в распорядительные и исполнительные органы власти четырех степеней – на уровне волости, уезда, губернии и империи. Но участие в управлении было предоставлено лишь лицам, обладавшим определенным имущественным цензом.

Высшим представительным органом являлась Государственная Дума. При императоре создавался Государственный Совет, подготавливавший и обсуждавший законопроекты, которые, по их одобрению императором, поступали на обсуждение в Государственную Думу, а после их принятия ею окончательно утверждались императором. Однако, в с связи с противодействием высших сановников, проект Сперанского был отклонен. Единственным мероприятием, связанным с планом Сперанского, явилось учреждение с января 1810 г. законосовещательного Государственного Совета, в который вошли все министры, а также лица из высших сановников, назначаемых императором.   Преобразовательная деятельность Сперанского вызвала недовольство в высших дворянских кругах. Под влиянием их интриг последовала его отставка. И хотя он еще вернется к государственной деятельности, однако значительной роли в истории России уже не сыграет. Одной из главных причин свертывания реформаторского курса, как это ни странно, была личность самого Александра I. Начав свое царствование с либеральных реформ, он по-видимому в дальнейшем разочаровался в проводимом им курсе. Отсутствие поддержки со стороны правящей аристократии, неудачи личного характера (в частности, смерть единственной, незаконнорожденной дочери) все это во многом предопределило то, о чем точно подметил историк С. Середонин: «Он не удержался на достигнутой его народом высоте».[3]

          При Николае I бюрократизация властных структур являлась характерной чертой того времени. Чиновник стал одной из важнейших фигур в жизни России. О российских чиновниках А.И. Герцен писал: «Класс искусственный, необразованный, голодный, не умеющий ничего делать, кроме «служения», ничего не знающий, кроме канцелярских форм, он составляет какое-то гражданское духовенство, священнодействующее в судах и полициях и сосущее кровь народа тысячами ртов, жадных и нечистых».[4] За 50 лет – с 1796 по 1847 г. – численность чиновников возросла в 4 раза, а за 60 лет – с 1796 по 1857 г. – почти в 6 раз. Важно отметить, что численность населения за этот период увеличилась примерно в 2 раза. Так, в 1796 г. в Российской империи насчитывалось 36 млн. человек, а в 1851 г. – 60 млн.[5] Таким образом, государственный аппарат в первой половине 19 века рос примерно в 3 раза быстрее, чем население. Армия чиновников, получая задания и оценку своей деятельности от монарха, оказывалась в положении слепых и нерассуждающих исполнителей. Подобная работа не требует ни особого профессионализма, ни заинтересованности в ней. Более того, оценка сделанная очень незначительно зависит от конечного результата. Николай I при всей своей энергии не мог проследить за ежедневной работой государственного аппарата, поэтому удовлетворялся докладами министров, отчетами ведомств и т.п. Все это приводило к хорошо знакомым по позднейшим временам вещам: припискам, грубому обману, парадности. Россией начал правит не только Зимний дворец,
но и бюрократия. Причем не вся, а лишь ее среднее звено, поскольку о реальном положении дел знали и о выдуманном положении дел отчитывались вовсе не министры, а столоначальники.

Очень точно этот процесс охарактеризовал французский путешественник и литератор Астольф де Кюстин, побывавший в 1839 году в России: «... как это не звучит парадоксально, самодержец всероссийский часто замечает, что он вовсе не так всесилен, как говорят, и с удивлением, в котором он боится сам себе признаться, видит, что власть его имеет предел. Этот предел положен ему бюрократией – силой, страшной повсюду, потому, что злоупотребление ею именуется любовью к порядку, но особенно страшной в России. Когда видишь, как императорский абсолютизм подменяется бюрократической тиранией, содрогаешься за участь страны, где расцвела пышным цветом административная система...».[6]

Чиновничество, бессильное перед троном в лице своих министров, стало практически неуязвимым как сословие, самостоятельная сила. Безнаказанность и круговая порука приводили к деморализации аппарата всего общества.  Николай Первый, чувствуя наступление новых сил, постарался принять против них жесткие меры.  Эти мероприятия Николая I  нуждались в идеологическом обеспечении. В 1832 г., уловив направление политики императора, министр народного просвещения С.С. Уваров предложил поставить во главу угла всей политики правительства лозунг «самодержавие, православие и народность». Сущность ее состояла в том, что Россия есть особое государство и особая национальность, она отличается от Европы всеми чертами своего национального быта и государственного устройства. В ней одной господствует истинный порядок вещей, отвечающий требованиям религии и политической мудрости. Утверждалось, что общественный строй России является идиллически-патриархальным и наилучшим образом соответствует интересам и характеру русских людей. Апологеты этой теории обходили вопрос о крепостном праве, которое сам Николай I считал злом, однако тут же уточнял, что устранение его было бы «злом еще более гибельным».  По этой теории духовная жизнь русского народа определялась православной церковью, а политическая – самодержавным строем. Подобное положение рассматривалось как идеальное; любые попытки изменить его должны были пресекаться беспощадно. Эта теория стала официальной идеологией, с позиций которой действовали бюрократия, цензура, Третье отделение.

Но и эта теория не смогла обеспечить стабильность Российской империи. Понадобились новые удары, провалы во внешней политике, где крепостнической России приходилось соперничать с передовыми капиталистическими державами, чтобы самодержавие после поражения в Крымской войне стало гласно решать крестьянский вопрос и реформировать Россию. Самодержавие в целях своего сохранения было вынуждено пойти на реформы «сверху».

Освобождение крепостных крестьян неминуемо затрагивало множество проблем социально-политического характера. Поэтому вслед за крестьянской реформой 1861 г. последовали судебная, земская, городская, военная, в области народного образования, цензуры и др. Будучи безусловно важным шагом на пути страны к буржуазному государству, реформы не изменили характера власти. Абсолютизм уступал экономические, частично социальные и культурные позиции, но предпринял огромные усилия для того, чтобы общество не участвовало в разработке и осуществлении политических решений. Последние Романовы не желали допускать превращения России даже в конституционную монархию. Половинчатые реформы Александра II были в значительной мере «обезврежены» контрреформами 80-90-х гг. 19 в. при императоре Александре III.

Последний российский император и самодержец – Николай II не желал вносить во внутреннюю политику никаких изменений и желал править как его отец. Однако революция 1905 г. вынудила императора даровать своим подданным Манифест 17 октября, позже именовавшийся Манифестом свобод. Кроме ряда гражданских свобод народ получил новый законодательный орган – Государственную думу, без согласия которой не мог войти в силу ни один закон. Но спад революции, а затем ее поражение позволили самодержавию отказаться в дальнейшем от большинства обещаний. Разгон Государственной думы первого и второго созывов, создание полностью подчиненного императору Государственного совета, восстановление смертной казни за политические преступления и другие царские мероприятия похоронили надежды на обновление страны. Неумение Николая II и его министров в период Первой мировой войны находить компромиссные решения и гибко реагировать на меняющиеся обстоятельства, неудачи во внешней и внутренней политике вызвали у всех слоев населения недовольство правительством. Самодержавие не смогло справиться с общенациональным кризисом. Это привело к стихийно начавшейся Февральской революции 1917 г., которая буквально смела российский абсолютизм с исторической арены.[7]      



[1] Анисимов Е.В. Петр Первый: Рождение империи // Вопросы истории. 1989. №7. С. 3-20; Водарский Я.Е. Петр Первый // Вопросы истории. 1993. №6. С. 73-77

[2] Юрганов А.Л., Кацва Л.А. История России 16-18 вв. М., 1994. С. 313-343

[3] Серодин С. Александр Первый, император всероссийский // Энциклопедический словарь Брокгауз и Ефрон. Биографии. Т. 1. М., 1991. С. 168

[4] Герцен А.И. Собр. соч. В 9-ти тт.: Т. 8. М., 1956. С. 62

[5] Ерошкин Е.П. Крепостническое самодержавие и его политические институты. М., 1981. С. 44-45

[6] Кюстин А. Николаевская Россия. М., 1990. С. 269

[7] Козлов В.Т. Грани российской государственности. М., 1992

 



0
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2020 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!