Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Актуальные проблемы внутренней политики СССР в 1930-е годы»

/ История России
Конспект, 

Оглавление

Содержание

 

Введение                                                                                                          4

 

Тема: Форсированная индустриализация в СССР: победа или поражение            6

Вопросы и задания для подготовки к семинарскому занятию            6

Краткая историческая справка                                                                    7

Дополнительные материалы для подготовки

к семинарскому занятию                                                                              10

 

Тема: Коллективизация: трагедия крестьянина-труженика                           25

Вопросы и задания для подготовки к семинарскому занятию            25

Краткая историческая справка                                                                    26

Дополнительные материалы для подготовки

к семинарскому занятию                                                                              29

 

Тема: Репрессивная политика советской власти в период сталинизма       37

Вопросы и задания для подготовки к семинарским занятиям             37

Краткая историческая справка                                                                    40

Дополнительные материалы для подготовки

к семинарским занятиям                                                                               45

 

 


Введение 

 

Тридцатые годы ХХ века стали переломным этапом в истории нашей страны. Внутренняя политика советского правительства, по сути, замкнулась на трёх основных составляющих: индустриализация, коллективизация и укрепление политического режима. Становление советской промышленности напрямую зависело от развития сельского хозяйства, а жесточайшая репрессивная политика не только позволила упрочить тоталитарную систему, но и дала новостройкам постоянный, практически бесплатный приток рабочей силы.

Высокие темпы промышленного роста в СССР, особенно впечатляющие на фоне экономического кризиса, поразили в 1930-е годы весь мир. Советский «модернизационный рывок» 1930-х годов в основном удался. Перед II-ой мировой войной наша страна заняла второе место в мире по промышленному производству. Однако постперестроечное время обусловило иные оценки истории. Сегодня внимание акцентируется, преимущественно, на том, что индустриализация стала возможна благодаря централизованному распределению ресурсов, труду спецпереселенцев и заключенных ГУЛАГа, валюте, полученной благодаря экспорту зерна и золота. Однако современные исследователи порой полностью игнорируют действи-тельные успехи, достижения советской экономики и политики, рассматривая только их негативную сторону.

Настоящее учебно-методическое пособие рассматривает внутреннюю политику Советского Союза в годы правления И. В. Сталина. В пособие включены правительственные и партийные документы, материалы периодической печати, воспоминания и другие исторические источники. Подбор документов осуществлён в соответствии с программой по дисциплине «Отечественная история» для вузов.

Материалы данного учебно-методического пособия призваны помочь курсантам и слушателям глубже изучить общий курс Отечественной истории советского периода посредством использования разнообразного фактического материала при самостоятельной работе и в ходе семинарских занятий.

Материалы пособия освещают ключевые проблемы внутренней политики Советского Союза в 1930-е годы с разных точек зрения. С одной стороны, это документы партийных съездов, постановления ВСНХ, обращения общественных организаций и др., представляющих индустриализацию как трудный, но героический период, прожить который нашей стране было необходимо во имя светлого будущего. На первое место здесь ставились интересы государства, а человеческий фактор отступал на второй план.

С другой стороны, в пособии представлены воспоминания людей, подвергшихся раскулачиванию и депортации, письмо М. Н. Рютина, разоблачающее сталинский режим, доклад Н. С. Хрущева о развенчании культа личности. Это даёт возможность показать, что успехи индустрии достигались ценой огромных человеческих, материальных, культурных потерь.

Большинство документов, включённых в пособие, взяты из различных изданий и даются одни полностью, другие – в извлечениях.

В пособии также использованы документы регионального характера.

 

Материалы пособия предназначены для использования на семинарских занятиях по темам:

§        коллективизация и индустриализация как две составляющие тоталитарной системы;

§        репрессивная политика 1930-х годов и роль в ней НКВД;

а также при написании рефератов, курсовых и дипломных работ, при подготовке к семестровым экзаменам.

 

Подготовку к семинарскому занятию рекомендуется проводить следующим образом:

1) знакомство с предложенным в пособии источниками (документом, историческим памятником).

Следует обратить внимание на структуру, композицию, язык документа, время и историю его появления. Необходимо определить основные идеи, принципы, тезисы, заложенные в документ; выяснить, какой сюжет, часть изучаемой проблемы позволяет осветить проанализированный источник.

2) знакомство с рекомендуемыми источниками и литературой по теме.

Работая с литературой по теме семинара необходимо делать выписки текста, содержащего характеристику или комментарий уже знакомого источника, проводить его анализ в контексте изученной исследовательской литературы. Возникающие на каждом этапе работы мысли следует записывать. Анализ документа следует сделать составной частью проработки вопросов семинара и выступления курсанта на занятии. Общее знание проблемы, обсуждаемой на семинарском занятии, должно сочетаться с глубоким знанием источников.

В основе построения пособия лежит проблемно-хронологический принцип. Это позволяет сосредоточить внимание на узловых проблемах истории советского общества периода сталинизма, и даёт возможность на конкретных фактах выяснить связь времен, проследить преемственность в историческом развитии.


Тема: «Форсированная индустриализация в СССР:

победа или поражение?»

 

Семинарское занятие

 

Форма занятия: диспут.

 

Вопросы для подготовки:

1.      Объективные причины необходимости ускоренной индустриализации.

2.      Возможные варианты развития промышленности в 1930-е годы.

3.      Человеческий фактор в индустриализации.

4.      Индустриализация в Сибири. Кузнецкстрой как опыт ускоренной индустриализации:

§        условия быта первых строителей;

§        возникновение соцгорода.

5.      Итоги индустриализации.

 

Доклады:

1.      История Кузнецкстроя.

2.      Иностранный фактор в индустриализации.

 

Результат изучения: знания, умения и навыки:

§        иметь научное представление об особенностях индустриального развития страны в 1920-1930-е годы;

§        знать основные исторические факты: цели и задачи индустриа-лизации, источники средств для проведения индустриализации, крупнейшие стройки, источники трудовых ресурсов, итоги индустриализации, участие иностранцев в создании советской промышленности;

§        знать исторические даты: 1929 год (принятие первого пятилетнего плана), 1931 год (строительство КМК);

§        знать имена исторических деятелей: И. В. Сталин, Н. И. Бухарин, И. П. Бардин.

§        уметь выражать и обосновывать собственную позицию по вопро-сам об альтернативных путях развития экономики СССР в условиях становления тоталитарного режима;

§        владеть основами историографического анализа.

 

Рекомендуемые источники и литература:

1.      Бардин И. П. Жизнь инженера. – Новосибирск, 1939.

2.      Бедин В., Кушникова М., Тогулев В. От Кузнецкого острога до Кузнецкстроя. Три тысячи имен в архивных и библиографических источниках (опыт библиографического словаря). – Кемерово, 1998. – Выпуск 2, 3.

3.      Журавлев С. В. «Маленькие люди» и «большая история». Иностранцы московского Электрозавода в советском обществе 1920-х – 1930-х гг. – М., 2000.

4.      Индустриализация СССР. 1929-1932 : документы и материалы. – М., 1970.

5.      История Отечества: люди, идеи, решения: Очерки истории Советского государства. – М., 1991.

6.      Осокина Е. А. За фасадом «сталинского изобилия». – М., 1998.

7.      Франкфурт С. М. Рождение стали и человека. – М., 1935.

 

 

Индустриализация в СССР

Краткая историческая справка

Технико-экономическая отсталость Советского Союза, растущая угроза новой мировой войны побуждали советских лидеров к мобилизации внутренних ресурсов для ускоренного развития тяжёлой промышленности и военно-промышленного комплекса. В конце 1920-х годов Сталин всё чаще и настойчивее стал говорить о необходимости ускоренной индустриализации страны. В течение очень короткого времени предполагалось создать крупные фабрики и заводы, что позволило бы СССР «догнать и перегнать» развитые капиталистические страны. НЭП необходимо было заменить централизованной, плановой экономикой на базе государственной собственности.

XVI партийная конференция (апрель 1929 года), а затем V съезд Советов СССР (май 1929 года) утвердили «оптимальный вариант» первого пятилетнего плана. План предусматривал рост промышленной продукции на 136%, производительности труда – на 110%, снижение себестоимости промышленной продукции – на 35%. Планировалось строительство более чем 1200 заводов. Приоритет отдавался тяжёлой промышленности, которая получила 78% всех капиталовложений. Объяснялось это необходимостью укрепления обороноспособности страны и возможностью грядущей новой мировой войной. В начале 1930 года плановые показатели были ещё раз пересмотрены и увеличены.

XVI съезд партии (июнь-июль 1930 года) одобрил действия сторонников ускорения темпов социалистического строительства. Особенно популярными стали лозунги: «Пятилетку в четыре года!» и «Темпы решают всё!». Планы превращались в «вызовы», которые передовые предприятия должны были принимать, выдвигая встречные планы, осуществляемые через социалистические соревнования между бригадами ударников.

Для стимулирования соревнования предусматривалось выделение особого фонда премирования за лучшие достижения, однако поначалу больше применялись различные формы морального и общественного поощрения – грамоты, доски почёта, пропаганда достижений ударников через прессу и т. п. Премии сочетались с предоставлением культурно-бытовых благ – дополнительных отпусков, жилья, права поступления в вузы и пр. Система льгот и гарантий ударникам была закреплена постановлением ЦИК и СНК от 15 декабря 1930 г.

Развитию социалистического соревнования уделялось большое место в коллективных договорах. Устанавливались категории работников и нормы премирования. Число факторов премирования должно было быть максимально ограниченным. Премия не должна была превращаться в постоянную добавку к заработной плате. Постановлением СНК от 10 января 1931 г. допускалась выплата премий не более чем раз в месяц.

В социалистическое соревнование вовлекались и иностранные рабочие, приезжавшие в СССР на заработки. Иностранное бюро ВЦСПС даже приняло решение о проведении в декабре 1933 года Всесоюзного смотра лучших ударников среди иностранных рабочих и специалистов. Ударный труд иностранцев вознаграждался так же, как труд советских рабочих.

У соцсоревнований была и обратная сторона. Чтобы показать высокую работу одного цеха, у других отбирали сырьё, ресурсы, лучших работников. При этом снижалось качество продукции, увеличивалась её себестоимость.

13 января 1931 года коллегией Наркомснаба было принято постановление «О введении единой системы снабжения трудящихся по заборным книжкам в 1931 году». Иначе говоря, в стране вводилась карточная система на основные продукты питания и непродовольственные товары. Снабжение тех, кто получал карточки, представляло сложную иерархию групп и подгрупп и зависело от близости к индустриальному производству. В условиях полу-голодного существования карточки должны были выполнять роль кнута и пряника при проведении индустриализации страны. Согласно опубликованным постановлениям, в стране не существовало норм выше норм индустриальных рабочих и красноармейского пайка. Не следует, однако, забывать, о существовании спецснабжения.

Одной из групп, попавших в категорию спецснабженцев, были иностранные рабочие и специалисты. Политбюро пыталось создать наилучшие условия для иностранцев. Для этого имелось две причины: во-первых, пропаганда «счастливой жизни в стране Советов» за рубежом, и, во-вторых, нужда в западных технологиях, вера в то, что, перенесённые с помощью иностранных специалистов на советскую почву, они совершат экономическое чудо.

Нормы, обещанные иностранцам в постановлениях Наркомснаба, практически повсеместно не выполнялись. Исключения составляли немногие крупные центры. В лучшем положении были те, кто работал в Москве и Ленинграде. Сравнительно неплохие условия были созданы на крупных стройках, таких как Магнитка и Кузнецкстрой. Там работали большие группы иностранцев, а значит, государство выделяло больше фондов, открывало специальные распределители.

Исходя из задач индустриализации, возникла и укрепилась система приоритетов в распределении сырья, оборудования, рабочей силы. В первую очередь снабжались «ударные» объекты, которые ставились в пример всей стране (металлургические заводы в Кузнецке и Магнитогорске, тракторные заводы в Харькове и Челябинске, автомобильные заводы в Москве и Нижнем Новгороде). Такая политика приносила свои плоды.

Темпы роста тяжёлой промышленности в предвоенные пятилетки были в 2-3 раза выше, чем за 13 лет развития России перед первой мировой войной. По абсолютным объёмам промышленного производства СССР в конце 1930-х годов вышел на второе место в мире после США. Причём рост тяжёлой промышленности осуществлялся невиданными доселе в истории темпами. Так, за 6 лет (с 1929 по 1935 годы) СССР сумел поднять выплавку чугуна с 4,3 до 12,5 млн. тонн. Америке понадобилось для этого 18 лет, довоенной Германии – 19 лет.

Решающим этапом реализации сталинских идей форсированной индустриализации стал первый пятилетний план. Большая роль в нём отводилась Сибири, которая обладала огромными запасами угля, железной руды, леса, золота, серебра и т. д. В первой пятилетке планировалось строительство шахт, электростанций, железных дорог, фабрик и заводов по переработке сырья. В течение короткого времени Сибирь должна была совершить «большой скачок» и превратиться из аграрного в индустриальный район Советского Союза.

Одной из первоочередных задач в индустриализации Сибири было развитие энергетического комплекса. В годы первой пятилетки развернулось строительство сразу нескольких мощных электростанций (в Сталинске, Новосибирске, Кемерово и др.). Стройка шла быстро (в 1928 году на электростанциях Сибири был выработан 51 млн. кВт/ч, в 1932 – более 301 млн.). Развивалась угольная промышленность. За 4 года первой пятилетки в Сибири было заложено 47 новых шахт.

Параллельно с новым строительством развивались старые предприятия. Были реконструированы Гурьевский и Петровско-Забайкальский металлургические заводы. Одновременно возникали рудники, шахты и прииски по добыче редких металлов и минералов. Было положено начало сибирскому станкостроению. Быстро росла химическая, лесная, деревообрабатывающая промышленность. Появля-лись новые железнодорожные магистрали, без которых развитие промышленности было бы невозможным.

Главной стройкой Сибири и одной из самых знаменитых строек СССР явился Кузнецкий металлургический комбинат. На его сооружение было затрачено свыше 400 млн. руб. В 1933 году только 1 завод в Германии и несколько заводов в США имели домны, по мощности равные кузнецким.

Важнейшим результатом индустриализации было преодоление качественного отставания советской промышленности. В 1930-е годы СССР стал одной из 3-4 стран мира, способных производить любой вид промышленной продукции, доступной в данное время человечеству. Проверке на прочность советская промышленность подверглась в годы Великой Отечественной войны.

Однако скачок в развитии тяжёлой индустрии был куплен дорогой ценой отставания легкой и пищевой промышленности, стагнации аграрного сектора, сверхцентрализации экономической жизни. Ускорение индустриализации вело к усилению административных методов хозяйственного руководства.

 

 

Дополнительные материалы

для подготовки к семинарскому занятию по теме:

«Форсированная индустриализация в СССР:

победа или поражение?»

 

№ 1. О хозяйственном положении страны и задачах партии

 

Из резолюции XV конференции ВКП(б)

26 октября – 3 ноября 1926 г.

 

I. Период перестройки хозяйства на новой технической базе и темп индустриализации

Необходимо стремиться к тому, чтобы в относительно минимальный исторический срок нагнать, а затем и превзойти уровень индустриального развития передовых капиталистических стран. Успешное осуществление этого зависит от темпа накопления в народном хозяйстве и от тех ресурсов, которые оно сможет выделить для разрешения задачи индустриализации.

Одна из отличительных особенностей и вместе с этим одна из главнейших трудностей начального этапа индустриализации заключается в том, что затраты на капитальное строительство потребуют значитель-ного напряжения народного хозяйства, между тем как результаты нового строительства, т. е. продукция новых фабрик и заводов, лучшая по качеству и более дешевая по цене, будет поступать на рынок лишь спустя значительный срок, зачастую через несколько лет. [...]

Рациональное и планомерное использование всех наличных в народном хозяйстве возможностей обеспечивает сохранение достаточно значительного темпа развития народного хозяйства, роста из года в год обобществленной части его, укрепление и усиление руководящей роли пролетариата в нашей стране.

II. Источники накопления

Темп расширения основного капитала будет зависеть:

а) от размеров накопления обобществленной промышленности;

б) использования через государственный бюджет доходов других отраслей народного хозяйства;

в) использования сбережений населения путём вовлечения их в кооперацию, в сберегательные кассы, внутренние государственные займы, кредитную систему и т. п.

Процесс расширенного воспроизводства промышленности должен быть обеспечен, прежде всего, вложением в индустрию новых масс прибавочного продукта, создаваемого внутри самой промышленности. Главнейшими условиями в деле увеличения размеров внутри-промышленного накопления являются: решительное сокращение накладных расходов, ускорение оборачиваемости капиталов, всемерная рационализация промышленности, применение в ней новейших достижений техники, увеличение производительности труда и повышение трудовой дисциплины. [...]

Одним из главных орудий перераспределения народного дохода является государственный бюджет. В государственном бюджете Союза интересы индустриализации страны должны найти полное выражение. В расходной части бюджета должны быть обеспечены соответствующие ассигнования на промышленность, электрификацию и т. д.

Интересы индустриализации должны быть учтены в первую очередь и при составлении экспортно-импортного плана (увеличение импорта средств производства с сокращением импорта средств потребления). [...]

Конференция категорически осуждает взгляды оппозиции о необходимости проведения индустриализации путём такого обложения деревни и такой политики цен, которые неизбежно привели бы к приостановке развития сельского хозяйства, сократили бы источники сырья для промышленности и рынок сбыта её продукции, что с неизбежностью привело бы к резкому падению темпа индустриализации страны.

III. Режим экономии и новые задачи в области управления

... При осуществлении режима экономии должны быть достигнуты решительные успехи в сокращении штатов как хозрасчётных, так и госбюджетных органов, максимальном сокращении чрезвычайно высоких в настоящее время накладных расходов, рационализация всей системы управления и в решительной борьбе с бюрократизмом. Бюрократизм является громадным злом на протяжении всего периода существования Советской власти. Это зло становится ещё более опасным в настоящее время, когда страна приступает к перестройке всей своей хозяйственной жизни. Громадная стоимость бюрократического аппарата, чрезвычайная волокита в разрешении неотложных вопросов строительства, зачастую искажение директив партии и государственной власти – являются серьезнейшим препятствием на пути дальнейшего строительства.

В соответствии с новыми хозяйственными задачами необходимо, не ограничиваясь исправлением мелких недостатков в административно-хозяйственном аппарате, поставить вопрос о пересмотре всей системы построения управленческого аппарата хозяйством, в целях улучшения её, максимального её упрощения и удешевления.

 

КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. – М., 1984. – Т. 4. – С. 71-74.

 

 

№ 2. Н. И. Бухарин[1] Заметки экономиста

 

К началу нового хозяйственного года

30 сентября 1928 г.

[Извлечения]

 

Реконструктивный период требует от хозяйственного руководства самого тщательного продумывания проблем текущей политики. Здесь, прежде всего, вновь ставится все тот же «проклятый» вопрос о соотношении города и деревни, и вновь разогреваются старые «рецепты», долженствующие, якобы, спасти нас от всяких зол и напастей: троцкистские чревовещатели, эти садовники, дергающие растение за верхушку, чтобы оно «скорее росло», и мелкобуржуазные рыцари крепкого хозяина, которые скорбят и хнычут по поводу «форсированного наступления на кулачество», – все они загомозились на фоне затруднений в связи с хлебозаготовками, ожили, возобновили продукцию своих панацей, выступили – в который раз! – со своими пожеланиями, требованиями, предостережениями, угрозами ... Троцкисты, ставя проблему максимальной перекачки (взять всё, что «технически дося-гаемо»; брать больше, чем брал царизм, и т. д.), хотят поместить СССР в этом историческом ряду «за» старой Россией, в то время как его нужно поместить «за» Соединенными Штатами Америки. Ибо если Соединенные Штаты осуществляют наиболее быстрое в пределах капитализма развитие сельского хозяйства и движение производительных сил в целом, то мы – на социалистическом базисе, на основе решительной борьбы со всеми капиталистическими элементами – должны идти ещё быстрее, в тесном союзе с решающими массами крестьянства. В своей наивности идеологи троцкизма полагают, что максимум годовой перекачки из крестьянского хозяйства в индустрию обеспечивает максимальный темп развития индустрии вообще. На это явно неверно. Наивысший длительно темп получится при таком сочетании, когда индустрия подымается на быстрорастущем сельском хозяйстве. Именно тогда и индустрия даёт рекордные цифры своего развития. Но это предполагает возможность быстрого реального накопления в сельском хозяйстве, следовательно, отнюдь не политику троцкизма. Переходный период открывает новую эпоху в соотношении между городом и деревней, эпоху, которая кладёт конец систематическому отставанию деревни, «идиотизму деревенской жизни», которая закладывает фундамент курса на уничтожение противопо-ложности между городом и деревней, которая поворачивает самую индустрию «лицом к деревне» и индустриализирует сельское хозяйство, выводя его с исторических задворок на авансцену экономической истории. Троцкисты не понимают, следовательно, того, что развитие индустрии зависит от развития сельского хозяйства.

С другой стороны, мелкобуржуазные рыцари, «защищающие» сельское хозяйство от всяких долевых отчислений в пользу индустрии, стоят, по сути дела, на точке зрения увековечения мелкого хозяйства, его убогонькой техники, его «семейной» структуры, его узенького культурного горизонта. Глубоко консервативные по существу, видящие в хуторском хозяйстве альфу и омегу техники агрономии, экономики, – эти идеологи «хозяйчика» отстаивают рутину и индивидуализм в эпоху, которая ставит на своём знамени революционное преобразование и коллективизм, и, по сути дела, расчищают путь махрово-кулацким элементам. Если троцкисты не понимают, что развитие индустрии зависит от развития сельского хозяйства, то идеологи мелкобуржуазного консерватизма не понимают, что развитие сельского хозяйства зависит от индустрии, т. е. что без трактора, химического удобрения, электрификации сельское хозяйство обречено топтаться на месте. Они не понимают, что именно индустрия есть рычаг радикального переворота в сельском хозяйстве и что без ведущей роли индустрии невозможно уничтожение деревенской узости, отсталости, варварства и нищеты... Хлебозаготовительный кризис явился выражением вовсе не изобилия хлеба при голоде на промтовары. Это «объяснение» не выдерживает никакой критики. Он подготовлялся в обстановке измельчания крестьянского хозяйства стабильностью или даже падением зернового хозяйства и проявился: 1) при выросшей диспропорции цен на зерно, с одной стороны, техкультур – с другой; 2) при росте добавочных доходов от неземледельческого труда; 3) при недостаточном повышении налоговых ставок на кулацкие хозяйства; 4) при недостаточном снабжении деревни промтоварами; 5) при возросшем хозяйственном влиянии кулачества в деревне.

В своём существе кризис этот связан был с неправильной политикой цен, с огромным разрывом цен на зерно и на другие продукты сельского хозяйства. В результате этого происходило перераспределение производительных сил в сторону от зернового хозяйства, их (относительное) бегство из области зерновой продукции ... Подводя общие итоги, нужно сказать: 1) по основным фондам, по валовой и товарной продукции темп развития индустрии чрезвычайно превышает темп развития сельского хозяйства; 2) зерновое хозяйство, поставленное в крайне невыгодные условия, угрожающе отстаёт даже от минимально необходимых темпов; 3) спрос со стороны деревенского населения наполовину является неземледельческим спросом и сам в значительной мере порождается развитием крупной промышленности, обобществленного хозяйства; 4) дальнейшее увеличение темпов в развитии индустрии определяется в значительной мере сельско-хозяйственными сырьевыми и экспортными лимитами; 5) очевидно далее, что при распределении средств внутри промышленности (а в части капитального строительства внутри всего обобществленного сектора) нужно добиться всестороннего учёта всех факторов, определяющих «более или менее бескризисное развитие» (из резолюции XV съезда), более правильное сочетание отраслей промышленности и отраслей обобществленного сектора.

 

Бухарин Н. И. Избранные произведения. – М., 1988. –

С. 398-400, 404, 408-409.

 

 

№ 3. Основные проблемы пятилетнего плана СССР

на 1928/29-1932/33 гг.

 

Из доклада Госплана СССР на V съезде президиумов госпланов союзных республик

Не ранее 7 марта 1929 г.

 

О двух вариантах плана

Госплан исходит из необходимости составления пятилетнего народнохозяйственного плана в двух вариантах. При анализе вопроса о вариантах нужно, прежде всего, со всей категоричностью подчеркнуть единство экономического курса и экономической программы в обоих вариантах. Задачи индустриализации и обобществления являются определяющими в обоих вариантах. Строительство обобществленного сектора в сельском хозяйстве намечено почти в одинаковых масштабах для обоих вариантов с максимально доступным для ближайшего пятилетия форсированием этого дела ввиду его особого значения. Распределение народного дохода вообще, и в частности движение доли пролетариата в сумме доходов населения, принципиально идёт по общим линиям в обоих вариантах. Наконец, программа работ по усилению обороноспособности страны является почти тождественной для обоих вариантов.

Различие между отправным и оптимальным вариантами при единстве их экономического курса идёт по следующим линиям. Отправной вариант учитывает:

а) возможность частичного неурожая в течение пятилетия;

б) примерно нынешний тип отношений с мировым хозяйством (в особенности в смысле прироста долгосрочных кредитов, увеличение которых запроектировано в темпе, характерном для последних лет);

в) относительно менее быстрый (во времени) ход реализации высоких качественных установок в народнохозяйственном строительстве вообще и в сельском хозяйстве в особенности;

г) при условии примерно тождественной оборонной программы в обоих вариантах её большую относительную тяжесть для отправного варианта.

Напротив, оптимальный вариант исходит из:

а) отсутствия в течение пятилетия сколько-нибудь серьезного неурожая;

б) значительно более широкого размаха экономических связей с мировым хозяйством как в силу наличия больших экспортных ресурсов в стране (полное осуществление декрета ЦИК об урожайности), так и в особенности в силу значительно более быстрого роста иностранных долгосрочных кредитов уже в начальные годы пятилетки;

в) резкого сдвига в качественных показателях в народно-хозяйственном строительстве в ближайшие два года (себестоимость, урожайность и т. д.);

г) меньшего удельного веса оборонных расходов в обще-хозяйственной системе.

Таким образом, движение нашего народнохозяйственного строительства в ближайшее пятилетие по одному из этих вариантов может быть обусловлено как рядом независящих факторов (неурожай, недостаточность долгосрочных заграничных кредитов), так и степенью наших успехов в труднейшем деле реализации высоких качественных задач (себестоимость, урожайность). В соответствии с этим отправной вариант может быть рассматриваем как своего рода бронированный минимум внутри оптимального варианта при единстве их экономической программы. Разрыв между ними устанавливается примерно в 20% (при тождественности ряда показателей), т.е. примерно в годовой срок развития. Иными словами, та программа (оптимальная), которую в одних условиях мы можем осуществить в пять лет, при других менее благоприятных условиях (характерных для отправного варианта) будет растянута примерно на шесть лет. Построение пятилетнего народнохозяйственного плана в двух вариантах, при всей трудности этого дела, может обеспечить большую маневренность в годовых хозяйственных планах и большую подготовленность к преодолению тех громадных трудностей, которые стоят на пути осуществления пятилетней программы хозяйственного строительства.

 

Индустриализация СССР. 1926-1928 гг. – М., С. 317-319.

 

 

№ 4. Постановление Президиума ВСНХ СССР об утверждении встречного плана строительства Кузнецкого металлургического завода и о мерах, необходимых для ускорения строительства.

 

5 января 1931 г.

[…]

8. Принимая во внимание суровые климатические условия Кузнецкстроя и то, что основные кадры рабочих строительства вербуются в центральной области Союза, считать абсолютно необходимым полное и бесперебойное снабжение занятых на строительстве рабочих теплой зимней одеждой (полушубками, валенками, шапками, рукавицами и т. д.).

Сектору снабжения и сбыта при распределении спецодежды на 1-й квартал предусмотреть необходимость полного удовлетворения потребности Кузнецкстроя в зимней одежде, исходя из общего наличия рабочих на площадке.

9. Предложить сектору кадров в двухнедельный срок обеспечить переброску с действующих заводов на Кузнецкстрой не менее 50 инженеров и техников для строительных и монтажных работ и 50 инженеров, техников для эксплуатации завода, 200 квалифицированных каменщиков по огнеупорной кладке, 500 квалифицированных рабочих-металлистов соответственно заявке, календарному плану и номенклатуре профессии Кузнецкстроя.

10. Поручить сектору кадров ВСНХ оказать содействие Кузнецкстрою в заключении договоров с действующими металлурги-ческими заводами на подготовку им рабочих.

11. Поручить иностранному сектору пригласить в 1931 г. из-за границы 60 иностранных инженеров и мастеров и до 300 квалифицированных рабочих для обеспечения пуска нормальной эксплуатации Кузнецкого завода.

Обязать Кузнецкстрой обеспечить приглашаемых иностранцев помещениями с бытовым обслуживанием.

12. Обязать иностранный сектор принять меры к командированию в течение 1-го квартала за границу и размещению на крупнейших металлургических заводах Европы 50 инженеров, мастеров и рабочих Кузнецкстроя для обучения процессам производства сроком от 3-х до 6-ти месяцев.

13. Просить Наркомтруд снабжение Кузнецкстроя рабсилой производить во внеочередном порядке, и полностью обеспечить потребность строительства[2].

 

Пред. ВСНХ СССР Орджоникидзе

Секретарь Президиума ВСНХ СССР Филатов 

НФ ГАКО. Ф. 143. Оп. 15. Д. 28. Лл. 18, 19.

 

 

№ 5. Из книги И. Эренбурга «День второй»

 

[Иностранцы] жили здесь, как на полюсе или как в Сахаре. Они удивлялись всему: энтузиазму, вшам и морозам. Жили они отдельно от русских, у них были свои дома, свои столовки и своя вера. Американцы носили широкополые шляпы. Они походили на ковбоев с экрана. Им казалось, что это Аляска и что они ищут золото. Они бодро хлопали оп плечу русских инженеров и улыбались комсомольцам. По вечерам они заводили патефоны и танцевали друг с другом. Англичане жили сухо и загадочно. Они ничего не осуждали и ничему не радовались. Они ели утром пшенную кашу с молоком. Вечером они пили водку с нарзаном. Они рассказывали друг другу детские анекдоты и время от времени громко смеялись. Их лица при этом оставались невесёлыми, и смех был страшен. Немцы жили с семьями. Они копили деньги, ругали уборщиц и при любом случае говорили русским, что в их прекрасной Германии нет ни вшей, ни эпизоотии, ни прогулов. Им хотелось добавить, что в их прекрасной Германии нет и революций, но они дорожили хорошим местом и дружно привскакивали, кода оркестр исполнял «Интерна-ционал». Итальянцы ставили турбины. Они пели романсы и писали на родину длинные письма с орфографическими ошибками и с доподлинной поэзией. По вечерам они волочились за русскими девушками, соблазняя их и пылкостью чувств, и мармеладом, который отпускали в распределителе для иностранных специалистов.

 

Эренбург И. День второй. М., 1964. – Т. 3. – С. 155-156.

 

 

 

 

№ 6. Обращение общественных организаций Кузнецкстроя и редакции газеты «Большевистская сталь» к рабочим, инженерам и техникам завода об изготовлении собственными силами запасных частей для импортного оборудования 

4 марта 1932 г.

 

Мы построили новый завод. Пустили подсобные цехи, шамотно-динасовый цех, коксохимкомбинат и вагранку литейного. Мы вступаем в ответственные боевые дни, когда будет пущена домна и другие цехи.

На всех участках установлено сложное, заграничное оборудование. Но у нас нет необходимых комплектов запасных частей к импортным станкам. Без запасных частей завод не может работать.

У нас два выхода. Купить комплекты запасных частей за границей или изготовить эти запасные части у нас на площадке.

Вся страна борется за экономическую независимость. Мы останав-ливаем поток машин из-за границы. Мы опускаем шлагбаумы на границе всему, что можем сделать своими руками, на своих станках, из своих материалов. Можем ли мы делать, запасные части для импортных станков у нас на площадке?

Можем и должны делать!

У нас в механическом, фасонно-литейном, котельном цехах первоклассное импортное оборудование, на котором за границей производят для нас станки.

Но у нас нет чертежей запасных частей к нашим механизмам.

У нас два выхода: купить эти чертежи у иностранных фирм или делать их у нас. Мы не можем и не должны платить валюту за чертежи. Мы должны делать их у себя на площадке.

У нас сейчас нет необходимых кадров чертежников. Нужна добровольческая мобилизация всех инженеров, техников и сичмовцев старших курсов.

Мы объявляем эту мобилизацию для производства чертежей запасных частей.

Товарищи, вас зовут машины, станки, конвейеры огнеупора, кокса. Ни одна поломка не должна угрожать остановке всего конвейера.

Мы организуем ударные отряды для изготовления чертежей запасных частей для шамотно-динасового, доменного, прокатного, мартеновского цехов, коксохимкомбината, ЦЭС и др.

Мы предлагаем всем партийным, комсомольским и профсоюзным организациям завода провести в эти дни митинг по этому вопросу.

Товарищи коммунисты, комсомольцы, специалисты! К вам обращается завод. Отдайте свои свободные часы, отдайте свои несколько выходных дней, станьте в ряды воинов ударной армии.

Мы не раз доказывали, что умеем брать штурмом крепости. Нет таких крепостей, которые большевики не могли бы взять.

Заводской комитет партии

Редакция газеты «Большевистская сталь»

Заводской комитет комсомола Заводской комитет металлургов 

// Большевистская сталь. – 1932. – 4 марта.

 

 

№ 7. Речь товарища Амосова 

 

Заседание 27 января 1934 г., утреннее 

(После перерыва.) 

 

Калинин (председательствующий). Товарищи, собрание продолжается. Слово имеет товарищ Амосов. 

Амосов (Северная дорога). Товарищи, товарищ Сталин в своем докладе очень резко и совершенно правильно охарактеризовал работу железно-дорожного транспорта, указав на то, что слабая работа железнодорожников до сих пор является одним из главных препятствий в деле использования полностью всех тех огромных достижений промышленности и сельского хозяйства, которых наша партия добилась в результате неуклонной борьбы на практике за проведение генеральной линии партии, которых наша партия добилась в результате ленинского руководства всей политикой и практикой нашей работы и борьбы под руководством ленинского Центрального комитета партии, под руководством нашего непоколебимого ленинца, товарища Сталина. (Аплодисменты.) 

Решения Центрального комитета партии, принятые в июле 1933 г., дают исчерпывающий выход нам, железнодорожникам, из того положения, в котором находится транспорт. 

Но железнодорожный транспорт до сих пор, несмотря на отдельные успехи, все ещё является, самой отсталой областью нашего хозяйства. Товарищи, это – следствие того, что решения ЦК партии по-настоящему, по-боевому не нашли ещё своего достаточного осуществления в работе наших транспортных организаций и в первую очередь хозяйственных организаций. Партия дала на транспорт такое боевое, острое партийное оружие, как политотделы, которые за истекшее время проделали немалую работу в борьбе с саботажем решений ЦК, в борьбе за то, чтобы перестроить работу партийных организаций на транспорте по-боевому, согласно решений ЦК партии. Но на транспорте, как нигде, сильны бюрократически-канцелярские гнилые методы руководства и саботаж перестройки, работы по решениям ЦК, как нигде, сильна канцелярски-бюрократическая психология работников наших аппаратов, как нигде, сильна привычка руководить приказом, как нигде, сильна вера в этот приказ, вера в бумажное руководство, и именно это является главным и коренным, вследствие чего плохо, проводятся в жизнь решения Центрального комитета партии. 

Товарищи, никаких непреодолимых препятствий для улучшения работы транспорта, никаких особых объективных препятствий нет. В этом я убедился теперь, особенно близко влезши прямо, непосредственно в хозяйственную работу, на которой я уже сижу больше пяти месяцев – на Северной железной дороге. 

[…] Многим кажется, что транспортная техника является такой особой и чрезвычайно сложной техникой, которой никак не овладеешь, это чуть ли не «алхимия» своего рода, особенно в области эксплуатационной работы; но когда внимательно, ближе залезаешь во все детали этой работы, разбиваешь её на отдельные простые элементы, то с совершенной очевидностью представляется, что никакой алхимии тут нет, все дело в том, чтобы заниматься этими вопросами глубоко и по-большевистски. Например, на Северной дороге, стоило нам только вместе с политотделами влезть в технику эксплуатации, тяговой работы, топливного баланса дороги и т.д., как уже видно (голос с места: «Есть перелом?»)… что у нас кроются и имеются... 

Петерс. Амосов, перелом есть? 

Амосов. Перелома нет, но у нас имеются крупные внутренние, не вскрытые резервы в работе. […] Мы поставили своей задачей обязательно делать безусловно жесткий переход порожняка для питания основных районов под бронированные правительством грузы и вместе с тем не снижать норм погрузки. Каким образом? Простым образом – бороться за оборот, за пробег подвижного состава. Каким образом это делать? Без всякой алхимии. Я приведу два конкретных примера. У нас каждый день на Северной дороге остается под выгрузкой вагонов 500, а под выгрузкой на всей сети – около 20 тыс. вагонов. Чем больше вагонов остается под выгрузкой, тем медленнее оборот вагонов. Я спрашиваю, разве мы не можем, мы, большевики, добиться того, чтобы у нас не оставалось почти ни одного вагона под выгрузкой?

Неужели это такая крепость, которую невозможно одолеть? Можно, безусловно. Например, вчера мы разгрузили 2900 с лишним вагонов, и старые эксплуатационники говорят: помилуйте, за 16 лет у нас не было такой выгрузки ни разу. Мы им говорим: вот что значит драться по-большевистски за решения ЦК и на деле выполнять в области разгрузки перестройку работы. (В зале оживленное движение.) 

Амосов. Я хочу остановиться, товарищи, дальше на таком вопросе: у нас, как правило, много вагонов занято на так называемых хозяйственных перевозках. Вот, например, идет снег, существует снеговой состав. Теория такая: идет ли снег или не идет, все равно, раз это снеговой состав, он должен стоять под снегом. 

Любченко. А вдруг пойдет! 

Амосов. Мы, не как эксплуатационники, поставили вопрос прямо: когда снег идёт, давайте вагоны, а когда нет – пускай возят ширпотреб, торф, дрова и всякие полезные грузы. Таким путём мы вскрыли значительную группу резервов. Или ещё один пример: у нас гружёные вагоны идут по направлению на юг, а порожняк – на север. Такие порожние вагоны бегут сотнями мимо грузов, потому что правило – скорее добежать до места основной погрузки. А почему нам нужно допускать увеличение порожнего пробега? Порожний пробег надо всеми мерами сокращать и больше грузить в порожнем направлении. 

[…] Товарищи, выражение «порожний пробег» может быть непонятно для многих, и я его переведу на более понятный язык. (Шум, смех, возгласы: «Понятно, понятно!») Это есть такой скрытый внутренний резерв, который также может дать тысячи вагонов по сети дорог, если мы добьемся того, чтобы вагоны не бежали мимо груза. Но здесь нам нужна помощь всей партийной организации и всей, как у нас называют, «клиентуры». Ибо дело в чем? Дело в том, что нам часто дают встречные перевозки, которые вызывают излишнюю загрузку вагонного парка. Часто под выгрузкой остается очень много вагонов, так как плохо разгружаем не только мы, но и промышленность, заводы. Они нам должны в этом деле помочь. […] 

Я хочу ещё остановиться на вопросе о топливе. У нас положение с топливом за этот период обстояло неблагополучно. […] На Северной дороге мы питаемся на три четверти дороги углём, а от Вологды на Архангельск и по Котласской линии – дровами. У нас угля было на три четверти суток. Мы собрали теплотехников, поставили перед ними вопрос о топливе. […] При тщательном техническом изучении дела оказалось: опилки, которые на лесопильных заводах по Северной дороге имеются в изобилии, эти опилки заменяют уголь «глаголь». Мы проделали этот опыт в депо Шарья, Вологда и ряде других депо. […] В результате мы добились того, что у нас паровозы шли при 14 атмосферах давления полный паром. В некоторых местах мы не применяли даже толкачей […]. Таким образом, машинисты имеют большую экономию топлива, и вся дорога вместо 2,5 тыс. то суточного расхода угля свела этот расход к 2 тыс. т. суточного расхода. […] 

Я бы мог привести ряд примеров из других областей (например паровозной, вагонной, где техническое овладение делом помогло нам устранить много дефектов), но время мое кончается. 

Вот таким образом, в такую сторону мы сейчас начали по-настоящему влезать, чтобы действительно превратиться, а мы ещё не превратились, в действительных знатоков техники и организации дела, овладеть по-настоящему техникой, финансами и экономикой порученного дела и руководить этим делом по-большевистски, в решительной борьбе с саботажниками решений ЦК. Это, несомненно, вскроет крупные резервы на железных дорогах. Идя по этой линии и развивая вместе с политотделами и со всеми партийными организациями решительную борьбу против канцелярско-бюрократических методов руководства на транспорте, против саботажников и оппортунистов всех мастей, за организацию крепкой труддисциплины и твердого единоначалия, за развёртывание мощного соревнования и ударничества и перестройку всей партработы на боевой основе, идя по этому пути, мы, несомненно, эту крепость в 1934 г. сумеем взять и под руководством нашего ЦК, под руководством лучшего нашего машиниста товарища Сталина вытащить транспорт по-большевистски на одно из первых мест наших передовых отраслей хозяйства и нашего социалистического строительства. 

 

XVII съезд Всесоюзной коммунистической партии (б).

26 января – 10 февраля 1934 г. Стенографический отчёт. –

М.: Партиздат. – 1934. 

 

 

№ 8. К. Бутенко[3] Перелома ещё нет

 

Из воспоминаний

 

Орджоникидзе направил меня на Енакиевский завод техническим директором. Надо сказать, дела быстро поправились. Мало того, что пять доменных печей вышли на плановую производительность, пустили шестую домну, стали давать 2200 тонн чугуна в сутки. Такого ещё никто в Союзе не давал ... Месяца через три-четыре приехал Орджоникидзе. По заводу походил. Коллектив ему понравился, и в том числе я, Коробов – начальник доменного цеха, Берлин – начальник бессемера, Пятигорский – начальник прокатки. Спросил нас: «Вы, товарищи, когда родились, в 19-м или 20-м веке?»

Отвечаю: «Мы все люди 20-го века, кто 1901, кто 1902, кто 1903-го». Это его обрадовало. Сказал: «Выполните полугодовую программу, я вас отмечу. С другой стороны, если не выполните, опозорю на весь Союз без всякого стеснения».

Мы выполнили. Получил я телеграмму одну, другую, третью. Наградили меня машиной, Коробова – тоже машиной. Одним словом, всех начальников цехов наградили легковыми машинами.

С Орджоникидзе часто встречались. Всегда, когда я приезжал в Москву, виделись или в кабинете, или часто на дом приглашал, если не здоров или в день отдыха. У него сердце больное. Однажды вызвал меня по телефону, по красной вертушке, и говорит: «Тебе надо ехать в Кузнецк». Я спросил: «А когда, как?» – «Чем скорее, тем лучше».

Только я приехал в Кузнецк, как пошли разговоры: кого менять будут? Слухи поползли, будто я обязательно стану разгонять людей и будто везу с собой с юга чуть ли не целый поезд народу. Я сказал, что тех, которые не годятся, придется гнать, а те, которые свое дело тают и ведут его правильно, эти останутся. Я знал, что в Сибири людьми разбрасываться нельзя. И считал предрассудком обязательно ехать со своими людьми – чуть ли не с земляками, чтобы помощник был какой-нибудь однокашник, второй помощник тоже, потом ещё ряд людей преданных, хотя они, может, ничего и не стоят. Я противник такого кумовства и такой шайки. [...]

Считалось так – что если это Кузнецкстрой, ему все должны дать, люди тогда ходили героями, а потом пали духом, завяли. Аппарат заводоуправления был развращён первыми годами строительства. Лично Орджоникидзе, Центральный Комитет партии, советские организации раньше держали под таким надзором Кузнецкстрой, что гнали сюда все, успевай только распределять на месте. Люди привыкли, что достаточно только «молнию» дать – им все высылают.

А в 1933-м, со второй половины, обстановка уже изменилась. Всякие ударные стройки были аннулированы. Чтобы получить что-либо, надо было заявку дать своевременно и, мало того, обосновать её, зачем и почему.

Аппарат надо было из распределительного превращать в заготовочно-снабженческий – коммерческий аппарат. Старая традиция до сих пор существует – ждут дотации, ждут денег из Москвы. Перелома ещё нет, нет сознания, что если ты не доработаешь, – никто денег не даст.

У нас появились стахановцы. Но в чем мы отстаём? Я должен сказать это система заработной платы. Всё-таки, несмотря на то, что много работали над системой оплаты, мы слишком научно её построили, непонятно для рабочих. Надо это дело упростить, сделать прямую прогрессивку с ежесуточной оплатой. Причём с ежесуточной поправкой за плохую работу: за брак не платить, а за годную продукцию – зарабатывай по прогрессивной системе хоть 200 рублей в день. Такой системы нет, и мы только разрабатываем эту систему.

Сейчас пошли по такой линии: всякого, кто новый рекорд поставил, премируют на жюри, с публикацией в печати. А надо, чтобы сама система оплаты его выделяла, чтобы мы не искали стахановцев, как мы ищем сейчас, а чтобы прямо по зарплате посмотреть: зарабатывает человек тысячу рублей в месяц – значит, это и есть стахановец. Нечего искать. Фотографируйте его, печатайте в «Большевистской стали» и проч.

Есть ещё один вопрос: себестоимость высока, приходится мобилизовывать средства, думать, где сколько гаек, болтов, винтов лежит. Оказывается, их у нас на 300 тысяч рублей, а они нам не нужны. Все это надо выяснить, надо собрать и куда-то девать.

В прошлом году был отлив рабочих. Чем ты их удержишь? Главное – материальное положение и, конечно, моральное, состояние партийной и профессиональной работы. Я пошел на незаконное до некоторой степени дело: создал ряд привилегий старым производственникам – трамваи, бани бесплатные, дополнительные отпуска. Этим мы задержали людей, но теперь я льготы отменил. Не соответствуют они духу времени. Теперь привилегии мы дадим передовикам не за то, что они работают три-четыре года, а за хорошую работу, за отличную работу.

 

// Коммунист. – 1987. – № 16. – С. 69-70.

 

 

№ 9. Из справки сектора труда Госплана СССР

о перестройке заработной платы в 1935 г.

 

Не ранее 25 ноября 1935 г.

 

На протяжении 1935 г. во всех отраслях народного хозяйства происходила глубокая перестройка системы заработной платы. Сущность этой перестройки вкратце может быть сведена к следующим основным моментам:

1.    На протяжении 1935 г. в значительном количестве отраслей труда – в промышленности, в сельском хозяйстве, в строительстве и на транспорте – широко внедрялась прогрессивная сдельщина, резко повысившая личную материальную заинтересованность работников в повышении производительности труда.

2.    В ряде отраслей промышленности с большим успехом начали по опыту Макеевского завода им. Кирова внедрять результативные системы оплаты труда инженерно-технического персонала (сдельную, прогрессивно-сдельную и сдельно-премиальную оплату за выполнение и перевыполнение количественных и качественных заданий).

3.    В ряде отраслей хозяйства и социально-культурного строительства, особенно для работников, занятых на селе, происходило дальнейшее подтягивание уровня зарплаты и вводилась большая дифференциация в оплате в зависимости от условий работы, степени её трудности и ответственности, личной подготовленности, знаний и стажа работника (около полумиллиарда рублей прибавлено медицинским работникам, большое повышение получили работники торговой сети, работники заготовительной сети, руководящие работники кооперации, сберкасс, райисполкомов и др.).

4.    В связи с отменой карточек на хлеб и другие продукты питания с 1 января 1935 г. была проведена значительная (составившая около 4,5 млрд. руб.) так называемая хлебная прибавка зарплаты. Прибавка эта поднимала уровень заработной платы по всем отраслям народного хозяйства в среднем на 10%. Такой размер прибавки не только компенсировал, но и во многих семьях рабочих и служащих перекрывал расходы, связанные с отменой нормированных цен на продукты питания.

5.    В ряде отраслей труда (в угольной промышленности, в совхозах и др.) происходила дальнейшая ликвидация бесплатных коммунальных услуг с соответствующей компенсацией работников повышением их денежной зарплаты.

Все эти мероприятия вместе взятые в сочетании с отменой карточной системы распределения и ростом товарооборота резко повысили личную материальную заинтересованность рабочих, ИТР и служащих и повышении производительности и качества их социалистического груда и послужили одной из предпосылок стахановского движения. [...]

На всех участках народного хозяйства, где применялась прогрессивно-сдельная оплата труда, мы получили громадный хозяйственный эффект, выразившийся, прежде всего, в огромном росте производительности труда, в резкой перестройке системы организации работ и выявлении таких резервов, о наличии которых раньше многие и не подозревали. Особенно большой эффект дала прогрессивно-сдельная оплата труда в отраслях тяжёлой индустрии, черной и цветной металлургии, каменноугольной, машиностроении и химии.

 

Индустриализация СССР. 1933-1937 гг. : документы и материалы. –

М., 1970. – С. 287-288.

 

 

 

Тема: Коллективизация: трагедия крестьянина-труженника

 

Семинарское занятие

 

Форма занятия: диспут.

 

Вопросы для подготовки:

1.      Варианты развития сельского хозяйства после Октябрьского переворота 1917 года.

2.      Причины проведения всеобщей коллективизации.

3.      «Колхоз» как единица развития сельского хозяйства.

4.      Политика раскулачивания. Трагедия крестьянства.

§        Программа партии;

§        «Двадцатипятитысячники».

5.      Последствия коллективизации.

 

Доклад:

1.      Судьбы раскулаченных крестьян (на примере жителей Кузбасса).

Знания, умения и навыки:

§        иметь научное представление об особенностях и путях развития сельского хозяйства в стране в 1920-1930-е годы;

§        знать: понятие «коллективизация», «раскулачивание», «двадцати-пятитысячники», причины, цели и задачи, последствия коллективизации;

§        даты: 1929 год (год «великого перелома»);

§        уметь выражать и обосновывать собственную позицию по вопросам об альтернативных путях развития СССР в условиях становления тоталитарного режима;

§        владеть основами историографического анализа.

 

Рекомендуемые источники и литература:

1.      Бедин В., Кушникова М., Тогулев В. От Кузнецкого острога до Кузнецкстроя. Три тысячи имён в архивных и библиографических источниках (опыт библиографического словаря). – Кемерово, 1998. – Выпуск 2, 3.

2.      Документы свидетельствуют, из истории деревни накануне и в коллективизации: 1927-1932 гг. – М., 1989.

3.      История Отечества: люди, идеи, решения : очерки истории Советского государства. – М., 1991.

4.      КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференция и пленумов ЦК. – М., 1984.

5.      Спецпереселенцы в Западной Сибири. 1930 – весна 1931. – Новосибирск, 1992.

 

Коллективизация сельского хозяйства

Краткая историческая справка

К концу 1920-х годов в России остро встала проблема преобразования сельскохозяйственного производства, так как его низкий уровень сдерживал общее экономическое развитие страны. Поэтому xv съезд ВКП (б) поставил задачу проведения коллективизации в деревне (коллективные хозяйства-колхозы стали возникать на рубеже 1917-1918 годов. В 1927 году он объединяли около 1% всех крестьянских дворов, почти исключительно бедняцких.). Сроки и темпы коллективизации съездом не устанавливались. Предусматривалась целая система мер по развитию разных форм кооперирования. В 1928 году был принят закон «Об общих началах землепользования и землеустройства». Закон предоставлял колхозам льготы по получению в пользование земли, кредитованию и налогообложению. Кулакам ограничивали аренду земли. Их принуждали продавать имевшуюся сложную земледельческую технику. В помощь колхозам создавались государственные машино-тракторные станции (МТС). Для поддержания колхозного строительство в село направляли рабочих-активистов.

Создание первых коллективных хозяйств приходится на 1925-1926 годы. К середине 1929 года число колхозов достигло до 8%, но в них вступали в основном бедняки. Слабо развитые колхозы не могли помочь властям решить проблему хлебозаготовок. Поэтому с осени 1929 года компартия переходит к политике насильственной коллективизации. 7 ноября 1929 года в газете «Правда» была опубликована статья Сталина «Год великого перелома». Глава государства объявлял, что партии удалось добиться перелома в настроении крестьян, и в колхозы добровольно пошли середняки – отдельными семьями, волостями, районами, округами. Коллективизация была призвана превратить нашу страну в «самую хлебную страну в мире». Состоявшийся 10-17 ноября 1929 года Пленум ЦК ВКП(б) подтверждал курс на сплошную коллективизацию.

Нажим сверху вызвал оживление на местах. Развернулось «соревнование» местных органов на скорейшее завершение процесса коллективизации. Принятый план предусматривал, сколько в РСФСР коллективизировать крестьянских хозяйств и сколько организовать колхозов. План предполагал полное обобществление пашни, инвентаря и рабочего скота. Коровы, свиньи, овцы подлежали обобществлению в районах сплошной коллективизации и крупных колхозах на 80%, в мелких совхозах на 60%. В конце 1929 года Наркомзем СССР разработал пятилетний план коллективизации сельского хозяйства союзных республик, по которому намечалось к осени 1933 года осуществить стопроцентное включение в колхозы бедняцких и середняцких хозяйств от Волги и Крыма до Дальнего Востока (причём охвачены были как зерновые, так и потребительские районы). Сроки эти были нереальны и основывались на «дутых» показателях.

5 января 1930 года ЦК партии принял постановление «О темпах коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству». По срокам завершения коллективизации выделялось три группы районов:

1) Поволжье, Северный Кавказ, где намечалось утвердить колхозный строй к весне 1931 года;

2) Украина, Центрально-черноземные области, Сибирь, Урал, Казахстан – к весне 1932 года;

3) остальные районы СССР – к весне 1933 года.

Провозглашалась «политика ликвидации кулачества как класса». Обстановка в деревне накалилась до предела. Создавался образ кулаков, «кровопийц, пауков, вампиров». 30 января 1930 года было принято постановление политбюро ЦК: «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации». Порядок раскула-чивания определялся секретно, инструкцией СНК СССР и Совнаркома от 4 февраля 1930 года.

Инструкция предписывала разделить кулаков на три категории:

1) участники антисоветских движений, которые подлежали аресту, репрессиям вплоть до расстрела, члены семей высылке в отдаленные районы страны;

2) зажиточные влиятельные кулаки должны были переселяться в пределах своей области или в другие области вместе с семьями;

3) остальные кулацкие хозяйства расселялись на худших землях вне колхозных земельных участков.

По каждой группе «сверху» спускались «твердые задания». Земля, скот, хозяйственные постройки раскулаченных передавались в колхоз; личное имущество, продукты питания конфисковывались, а затем раздавались односельчанам или продавались; денежные накопления отбирались.

Разделение на группы существовало на бумаге, а на практике вскоре все слилось в единый поток в виде арестов, конфискаций и ссылок. На практике это означало проведение конфискации у кулаков средств производства, скота, хозяйственных и жилых построек, предприятий по переработке сельскохозяйственной продукции. Раскулачиваемые подлежали аресту и суду, выселению в отдаленные районы страны.

Коллективизация сопровождалась мародерствами, проходила в условиях правового беспредела. Обесценивалось и унижалось человеческое достоинство. Антигуманные действия вызывали сочувствие простых местных жителей. Протест людей выражался в различных формах, в том числе в «бабьих волынках» (женских протестах), родственной помощи, в укрывательстве детей, стариков, а порой целых семей, в организации побегов; пассивного сопротивления самих носителей власти.

С началом сплошной коллективизации резко выросло число ссыльных и спецпереселенцев. Их труд также использовался для освоения новых районов страны. Основными районами переселения стали Урал, Сибирь, Северный Край, Казахстан и Дальний Восток. В июле 1931 г. спецпереселенцы из ведения местных и ведомственных органов были переданы под начало ОГПУ. Они были ограничены в гражданских правах. В отношении условий и оплаты труда формально ссыльные имели равные права с вольнонаемными, за исключением необходимости возвращения ссуд, затраченных на первоначальное обустройство и 5% отчисления от зарплаты на содержание органов надзора и комендатур. В середине 1930-х гг. были предприняты некоторые меры, облегчавшие положение спецпереселенцев. В мае 1934 г. они были восстановлены в гражданских правах, а с января 1935 г. – в избирательных. Однако до 1938 г. у них не было паспортов, их не могли призывать в Красную Армию. Они не имели права сменить место жительства.

Компания по раскулачиванию тяжело отразилась на всем крестьянстве. По разным данным раскулачиванию подверглись от 6 до 20 миллионов человек. Значительная часть российского крестьянства была по существу уничтожена, из его среды были насильственно вырваны наиболее грамотные, опытные и предприимчивые люди.

 

 

Дополнительные материалы для подготовки

к семинарскому занятию по теме

«Коллективизация: трагедия крестьянина-труженника»

 

№ 1. Постановление собрания рабочих ленинградского

завода «Красный путиловец» об отборе передовых рабочих для работы в деревне в счёт 25 тысяч

4 декабря 1929 г.

 

Рабочие «Красного путиловца» приветствуют решение областкома о посылке 4 тыс. рабочих для работы по социалистическому переустройству деревни.

Передовые рабочие сыграют громадную роль своей работой в деревне, закрепляя хозяйственно-политическую смычку рабочего класса с крестьянством.

Посылка передовых рабочих в деревню даст новые батальоны энтузиастов для борьбы на сельскохозяйственном фронте социалистического строительства и ускорит победу рабочего класса над классовыми врагами.

Собрание поручает завкому послать лучших краснопутиловцев в четырехтысячный отряд для борьбы за новую деревню.

 

// Ленинградская правда. – 1929. – 4 декабря.

 

 

№ 2. О мероприятиях по укреплению социалистического

переустройства сельского хозяйства

в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством

 

Постановление ЦИК и СНК СССР

1 февраля 1930 г.

 

В целях обеспечения наиболее благоприятных условий для социалистического переустройства сельского хозяйства Центральный Исполнительный Комитет и Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляют:

1.               Отменить в районах сплошной коллективизации действие закона о разрешении аренды земли и о применении наемного труда в единоличных крестьянских хозяйствах (VII и VIII разделы общих начал землепользования и землеустройства).

Исключения из этого правила в отношении середняцких хозяйств регулируются районными исполнительными комитетами под руководством и контролем окружных исполнительных комитетов.

2.               Предоставить краевым (областным) исполнительным комитетам и правительствам автономных республик право применять в этих районах все необходимые меры борьбы с кулачеством вплоть до полной конфискации имущества кулаков и выселения их из пределов отдельных районов и краев (областей).

Конфискованное имущество кулацких хозяйств, за исключением той части, которая идет в погашение причитающихся с кулаков обязательств (долгов) государственным и кооперативным органам, должно передаваться в неделимые фонды колхозов в качестве взноса бедняков и батраков, вступающих в колхоз.

3. Предложить правительствам союзных республик, в развитие настоящего постановления, дать необходимые указания краевым (областным) исполнительным комитетам и правительствам автономных республик.

 

// Известия. –1930. – 2 февраля

 

 

№ 2. Справка о положении и настроениях 25-тысячников в деревне

 

 

21 февраля 1931 г.

 

25-тысячниками проведена большая массово-политическая работа по внутриколхозному строительству и организации нового прилива в колхозы.

Под руководством 25-тысячников некоторые колхозы добились весьма высоких хозяйственных показателей, дав действительно образцы колхозной работы.

Наряду с этим подавляющее большинство 25-тысячников принимает также деятельное участие во всех проводимых в деревне хозяйственно-политических кампаниях.

Активное участие 25-тысячников в общественной жизни деревни, организационно-хозяйственной работе по укреплению колхозов значительно укрепили их общественный авторитет не только среди колхозников, но и широких масс единоличников.

В Бердичевском районе (Украина) артель «Варта (Страж) Украины», председателем правления которой состоит 25-тысячник, в истекшем году имеет большие хозяйственные достижения, за что была премирована. Пред. правления пользуется большим авторитетом как среди колхозников, так и единоличников.

В Рославльском р-не (Зап. область) колхоз «Победа Красного Октября» находился накануне развала. Прибывший в колхоз 25-тысячник, сорганизовав актив, в течение 3-х мес. добился полного обобществления с.х. инвентаря, рабочего и крупного рогатого скота, а также свиней, наладил труд, дисциплину, учёт и организацию труда; в результате наблюдается большой прилив в колхоз единоличников, ранее отрицательно относившихся к колхозу.

В Биюк-Онларском р-не (Крым) 25-тысячники, принимая активное участие в общественной жизни села, завоевали у населения большой авторитет. При перевыборах 25-тысячники выдвигаются в состав с/советов и правлений колхозов.

Наряду с положительными результатами работы 25-тысячников необходимо, однако, указать, что часть из них не справилась с поставленными перед ними задачами и оказалась неспособной работать в условиях деревни. Районные и низовые советско-партийные организации не оказали необходимой помощи в работе этим 25-ты-сячникам, проявив в ряде случаев бюрократическое отношение к их нуждам и запросам.

Основная масса 25-тысячников направлена на руководящую колхозную работу членами и председателями правлений колхозов, в аппараты кустовых колхозобъединений и райколхозсоюзов. Тем не менее, в значительном числе случаев, 25-тысячники используются не по прямому своему назначению, посылаются на советско-партийную, профсоюзную, культурно-просветитель-скую и др. работу. В Белоруссии, по данным 63 районов, на колхозную работу направлено только 70% прибывших 25-тысячников. Остальные использованы на работе в соваппарате, преимущественно в качестве пред. с/советов. В НВК, по данным 13 районов, из 308 прибывших 25-тысячников на колхозной работе использовано 199 чел. Остальные посланы на советскую, профсоюзную и др. работу.

Местные партийно-советские организации вопросу правильного использования 25-тысячников уделяют недостаточное внимание, многочисленны случаи, когда 25-тысячники используются на технической работе в советских и хозяйственных организациях, а иногда в качестве рядовых рабочих.

На Украине в Молчановском р-не один из 25-тысячников использован по уходу за скотом, а второй работает библиотекарем, в Ново-Миргородском р-не 25-тысячник работает кладовщиком в колхозе; в Снегиревском р-не работающие на МТС 25-тысячники используются, главным образом, для выполнения разного рода хозяйственных поручений: доставке почты, развозке керосина и т. п.

По НВК в Петровском р-не один из 25-тысячников работает комендантом здания, второй – счётоводом; в Алексеевской р-не 25-тысячник работает в качестве конюха; в Балашовском р-не двое из числа прибывших 25-тысячников направлены в ГорПо, где используются на технической работе. [...]

Отношение районных и местных организаций к 25-тысячникам, в значительном числе случаев, формально бюрократическое. Не считаясь с условиями работы, отдельные организации перебрасывают 25-тысячников, часто без всяких к тому оснований, с одной работы на другую. К 25-тысячникам, допустившим ошибки и промахи вследствие незнания условий работы, нередко применяется снятие с работы и другие меры взыскания, вплоть до отдачи под суд.

Прибывший в НВК на колхозную работу рабочий завода «Красный Путиловец» назначается вначале директором одного из заводов г. Балашово. Вскоре же он перебрасывается в Колышлейский район на работу в колхозе. За допущенную ошибку (обобществление коров 4-х однокоровных хозяйств) ему выносится выговор, и он перебрасывается в другой колхоз. Там за недочёты в работе по ссыпке хлеба, он вторично получает выговор, причём выносится решение о переброске его в работу в Райместхоз в качестве инструктора. В Петровском р-не НВК же из числа работающих 25-тысячников 16 имели по 2 переброски и 10 по 3 переброски, а в Алексеевском р-не один из 25-тысячников в течение месяца перебрасывался с одной работы на другую 10 раз. [...]

Вопросу материально-бытового положения 25-тысячников районные и низовые организации также не уделяют должного внимания.

По многим районам директивы руководящих органов о первоочередном, по особому фонду, снабжении 25-тысячников продовольствием и промтоварами не выполняются (Зап. область, Белоруссия, ЦЧО, СКК, НВК и др.). Жилищные условия значительной части 25-тысячников крайне тяжёлые.

На Украине, по данным 230 районов, из 2548 чел. совершенно не обеспечено жильем 370. В Павлинском р-не Зап. области 25-тысячник проживает в помещении, где помещаются куры, телята и приготовляется корм для свиней.

Особенно остро стоит вопрос с оплатой труда 25-тысячников. Получаемая ими зарплата по месту работы в большинстве случаев не обеспечивает даже прожиточного минимума. К тому же зарплата выдается нерегулярно и часто натурой, а некоторые колхозы совершенно не выплачивают положенной зарплаты. Выплата разницы предприятиями, выделявшими 25-тысячников, задерживается или совсем не производится.

Весьма показательны в этом отношении данные 230 районов Украины о зарплате 25-тысячников:

Положенная зарплата не выплачивается по месту работы...... 146 чел.

Получают до 32 руб.......................................................................... 980 чел.

Получают до 42 руб.......................................................................... 695 чел.

Получают свыше 42 руб.................................................................. 342 чел.

Зарплату получают натурой........................................................... 170 чел.

Предприятия не выплачивают разницы………………………….215 чел.

Положение усугубляется тем, что большинство 25-тысячников не имеет при себе семей и вынуждены содержать их отдельно.

Так, по данным тех же 230 районов Украины, из 2548 чел. только 811 имеют семьи при себе. [...]

Как следствие ненормальных условий работы, недостаточного внимания и отсутствия практического руководства со стороны местных организаций, среди части 25-тысячников отмечаются упаднические настроения и тенденции к уходу с деревенской работы.

«В селе трудно оставаться, никто не обращает внимания на работу 25-тысячников и никто не хочет помочь им в практической работе, ясно, что создаются у нас ликвидаторские настроения». «Мы не посмотрим ни на коллективизацию, ни на то, что нас послали работать, бросим работу и в селе не останемся, если не наладят снабжение» (Украина). «С работой мы не справляемся, помощи от партийных организаций и местных работников не имеем – или снимайте нас с работы, или отдавайте под суд» (Сев. Кавказ). «Надоело здесь работать в таких условиях, пользы от этой работы нет никакой, а, следовательно, и нет желания работать» (Западная область).

Зарегистрировано 4 самоубийства 25-тысячников (2 в ЦЧО – Кореновский и Рассказовский р-ны и 2 в НВК – Самойловский р-н), причём во всех этих случаях причинами явились нечуткое отношение местных организаций и ненормальные условия работы

Часты случаи ухода с работы и самовольных отъездов 25-тысячников по месту своей прежней службы.

На Украине по 230 районам самовольно бросило работу и выехало из районов 316 чел. из числа 2548 прибывших 25-тысячников. Самовольный отъезд, даже без извещения местных организаций, имеет место в ЦЧО, СКК, Зап. области, Белоруссии и др. районах.

Отдельные группы 25-тысячников отказываются самозакрепляться на работе в деревне, требуя в ряде случаев немедленной отправки обратно на производство. В Средней Азии отмечены факты, когда 25-тысячники, требуя возвратить их обратно, бросали партийные билеты. [...]

 

ЦГАНХ СССР.

Ф. 7486. Оп. 37. Д. 193. Л. 145-155.

 

 

№ 3. Письмо крестьянина села Верхубинское Семипалатинской губернии в «Крестьянскую газету»

30 апреля 1928 г.

 

На мнение части крестьян нашего села Советская власть и ВКП(б) как будто стремились бедняцкое, середняцкое и мощное образцовое сельское хозяйство по-разному поощрять и вообще вести крестьянство не к нищете – бедности, а к лучшей, полной удовлетворением жизни. С мощного, не эксплуатирующего чужого труда хозяйства брать пример, как вести хозяйство, не одергивая его, а беря прогрессивный налог и подравнивая, подгоняя к нему бедняцкое и середняцкое хозяйство помощью безвозвратной и возвратной – государственной и общественной, и в то же время насаждая коллективное хозяйство, но не играя […] через городок, как компания Троцкого, и в результате же, что особенно заметно в 1928 г., власть и ВКП(б) как бы усомнились в своем ходе дела или горячее взялись за дело, что требует пояснения. От этого сложилось мнение, что опасно и по улучшенному способу и без эксплуатации чужого труда много сеять, скота держать, машинами обзаводиться, улучшать постройки скотодворов, жилища приводить в приличный вид, обносить тесом ограду и даже ремонтировать старые постройки, прилично одеться и обуться, а потому мнение как бы работать совсем не нужно, а то навлечешь на себя гнев, классовую вражду, отберут хозяйство, лишат гражданских прав – ну и скорее бы нас сгоняли в коммуну. Ответьте, так это или нет.

 

ЦГАНХ СССР

Ф. 396. Он. 6. Д. 61. Л. 179

 

 

№ 4. Из жизни семьи Коровчук

 

Одной из первых на поселение в этот район прибыла семья из села Привитов, Житомирской области, где весной расцветали фруктовые сады, белели стены изб-мазанок  с покрытыми соломой крышами, через плетень свисали большие желтые подсолнухи. Село было большое, в каждой семье много детей, которые с детства приобщались к труду. В 1928 году в селе был создан колхоз, куда вошли многие селяне. В том числе и семья Евстафия Федосеевича Коровчука. В колхоз были отданы две коровы, две лошади, а остались в небольшом количестве куры гуси и утки. В колхозе им не понравилось, не увидели своей выгоды, и в конце 1929 года написали прошение о выходе из колхоза. Начальник местного ОГПУ затаил злобу на Евстафия Федосеевича и при удобном случае унижал его. Однажды Евстафий Федосеевич не выдержал и решил отомстить злобному ОГПУшнику, просверлили в полене дырку, набил туда пороху и подложил в поленницу своему врагу. Когда полено попало в печку, то раздался взрыв, никто не пострадал, но печь была полностью разрушена. За это Евстафий Федосеевич и поплатился. Осенью 1930 года семья в составе: Евстафий Федосеевич (1888 г.р.), жена Ефросинья Филипповна (1886 г.р.); дети – Анна (1914 г.р.), Семён (1910 г.р.), Иван (1922 г.р.), Андрей (1924 г.р.), Илья (1928 г.р.), попали под раскулачивание и вместе с другими семьями села, были сосланы в Сибирь. Их погрузили в товарняк, в котором перевозили раньше скот, и целый месяц они ехали до далекого сибирского поселка Яя. Здесь они жили пять месяцев в бараке вместе с другими ссыльными (всего 850 человек). В бараке было шесть дверей, двойные нары, ситцевые перегородки. Условия невероятно тяжёлые: одеться толком не во что, очень холодно. Сын Семён в декабре хотел сбежать, чтобы попасть в приют. Вместе с одним мальчиком его же возраста из барака, в мороз они пришли на станцию, но уехать не смогли, так как прошли несколько составов, груженных лесом, которые сопровождали проводники. Сбежать не удалость. Он вернулся к родителям в барак.

Из Яи сосланных отправляли, в основном, в двух направлениях – ещё дальше на север в Туруханск и Игарку. Рассказы о жизни там наводили ужас на людей (холод, голод, лютые морозы), тем более на тех, кто был из теплых краев. Но Коровчуки туда не попали, так как сначала в январе, а затем в феврале, умерли от горячки шестилетний Андрей и четырехлетний Илья. В марте снова был этап на Туруханск, но семья не вошла в вагон, а их погрузили в следующий состав, идущий в Томск.

В Томске они прожили 3 месяца и должны были быть отправлены в Нарым, но в это время восьмилетний Иван болел и лежал в больнице. Евстафий Федосеевич боялся попасть на север, и когда он узнал, что формируется состав в Кузнецк, он вместе с Семёном, выкрал Ивана из больницы и семья тайком села в этот состав. В Кузнецке они прожили месяц, ждали, когда их увезут к месту поселения. Затем на плоту их вместе с другими семьями сплавили в район Осинового Плеса в деревню Георгиевку.

Прожив там два месяца, они были отправлены на золотой прииск Пейзас, где сам Евстафий Федосеевич, его жена Евфросиниья Филипповна и старшая дочь Анна мыли золото. Однако это продолжалось не долго. Добыча золота не приносила нужной прибыли, и прииск закрыли. В марте 1932 года семья снова вернулась в Георгиевку, где прожила до декабря 1932 года, а тем их перевезли в Осиновое Плёсо, где они поселились в землянке. Евстафий Федосеевич (имел грамоту 3 класса) не смог работать на лесоповале, поэтому его определили конюхом при конном дворе в сорок лошадей. Здесь он проработал два года, а затем был переведен кочегаром и проработал там до самой пенсии – до 1949 года. На пенсии не удалось пожить вольготно, вскоре его парализовало, и он, пролежав в больнице четыре года, умер в 1953 году и похоронен в Осиновом Плёсо. Евфросиниья Филипповна работала в подсобном хозяйстве поселка (летом в поле, зимой перебирала овощи в хранилище). Умерла в 1952 году от рака печени, похоронена в Осиновом Плёсо.

Судьба этих людей, как и многих других раскулаченных в те годы, сложилась трагически. Они были вырваны из родных мест и отправлены за тысячи километров в далекую и суровую Сибирь. Они потеряли все, что было нажито тяжёлым трудом и самое дороге, что имели – двух маленьких детей. В жестких условиях Сибири выстояли, приспособились к жизни, но были сломлены обстоятельствами, и на Украину никто из семьи не вернулся после того, как появилась возможность.

Судьба оставшихся Коровчуков сложилась по-разному. Анна с декабря 1932 года работала на лесосеке сучкорубом. Лесосека располагалась в поселке Тустоер на средней Терси. В 1936 году вышла замуж за спецпоселенца из Саратовской области Артемьева Тихона Сафроновича, семья переехала в Осиновое Плёсо, где у них родились дети: Миша (1937 г.р.) умер, не дожив до одного года. Галя (1938 г.р.) сегодня живет и работает в Осиновом Плёсо медсестрой, имеет двух детей и внуков. Лена (1939 г.р.) живет в Новокузнецке, работает медсестрой, у неё одна дочь. Нина (1942 г.р.) живет в Осиновом Плёсо, имеет двух детей. Глава этой большой семьи Тихон Сафронович проработал в леспромхозе до пенсии, умер в 1973 году, похоронен в Осиновом Плёсо. Сама Анна до пенсии проработала в подсобном хозяйстве поселка, занималась домашним хозяйством, воспитывала детей. Умерла в 1979 году, похоронена в Осиновом Плёсо.

Второй сын Коровчуков, Семён закончил семилетку в поселке, а затем Сталинское педагогическое училище. По окончании его был отправлен в село Сосновка учителем математики 5-7 классов и преподавал в вечерней школе. Когда началась война, он сразу был призван в армию, а так как был сыном спецпоселенца, то на передовую сразу не попал, а служил один год и четыре месяца в Новосибирском военном городке в стройбате. Учителей не хватало, и он был отправлен в распоряжение Кузнецкого района учителем математики, и работал в Антоновской средней школе до 20 апреля 1943 года.

25 апреля 1945 года он вернулся в Новосибирскую область в военкомат города Бердска, откуда был направлен в запасной полк. Казарма в полку была плохо подготовлена для жилья. Было холодно, заедали клопы, когда командир полка объявил о наборе добровольцев на фронт, то Семён вызвался одним из первых. Поездом 14 дней их везли, а за 200 километров до фронта высадили на станции Россожь. Затем пешком отправили под город Белгород на передовую, где шли жестокие бои на Курской дуге. Семён отчаянно воевал и на шестой день боев за проявленный героизм был награжден медалью «За отвагу». Затем он был знаменосцем, писарем политотдела 337 стрелковой Лубнинской ордена Богдана Хмельницкого Краснознаменной дивизии.

Её перебрасывали с места на место. Семён из писаря был переведён рядовым в 899 артиллерийский полк. Победу встретили в Австрии. За участие в боях под Будапештом награждён орденом Красной Звезды.

После демобилизации в 1946 году пытался осесть на родине, в селе Привитов Житомирской области. С января по август 1946 года работал заведующими магазином. Узнав о том, что он является сыном спецпереселенца к нему стали относиться враждебно, и он был вынужден вернуться к родителям в Осиновые Плёсо. Этот факт говорит о том, что власть оказывает огромное воздействие на поведение и позицию человека. Люди отучались думать сами. Они обучены были оценивать ситуацию так, как предлагала власть. Раз ты сын раскулаченного, то враг народа и тебе не место рядом с нами.

Вернувшись в Осиновое Плёсо, Семён Евстафьевич стал работать в ОРСе Терсинского ЛПХ. Прошел путь от ревизора до главного бухгалтера. На пенсию ушёл 1988 году. Имеет 3-х детей, двух дочерей и сына, 5 внуков.

Жизнь его детей и внуков складывалась не удачно. Как он сам говорит: «Они все у меня непутёвые». После смерти жены весной 2002 года Семён Евстафьевич остался совсем один и оформляет документы для переезда в дом престарелых.

Иван Коровчук закончил семилетку в Осиновом Плёсо, затем педучилище. В армию забрали в 1942 году. Воевал рядовым в 292 дивизии по 5 ноября 1944 года. В Венгрии в боях на реке Тисе был тяжело ранен в живот и умер. Похоронен в братской могиле, где лежат кроме него ещё четыре бойца. Посмертно награжден орденом Красного Знамени, семье об этом стало известно только в 1990 году из публикации в газете «Кузбасс». Женат не был.

 

Воспоминания записала И. Отрубейникова

 

 

Тема: «Репрессивная политика советской власти

в период сталинизма»

 

Семинарское занятие 

 

Форма занятия: круглый стол.

 

Вопросы для подготовки:

1.      Тоталитаризм как форма государственной власти.

2.      Основные этапы становления тоталитаризма в СССР.

3.      Репрессивная политика: цели, методы, последствия.

§   Деятельность НКВД.

§   ГУЛАГ – элемент тоталитарного террора.

§   Трудовая армия в Кузбассе.

4.      Попытки противостояния режиму Сталина.

5.      Сравнительный анализ режимов И.Сталина и А.Гитлера.

 

Доклады:

1.      История становления и развития Южкузбасслага и Севкузбасслага.

2.      Немецкие спецпереселенцы в Кузбассе.

 

Знания, умения и навыки:

§        иметь представление об особенностях формирования тоталитарного режима в СССР;

§        знать основные исторические факты: установление однопартийной системы, формирование культа личности, создание ГУЛАГа;

§        знать термины: репрессии, тоталитаризм, «тройка», трудармия, ГУЛАГ, НКВД;

§        знать даты: 1930 год (создание ГУЛАГа), 1 декабря 1934 года (убийство Кирова), 1935 год (образование «троек»), 1937-1939 годы (массовые репрессии), 1956 год (ХХ съезд КПСС);

§        знать имена исторических деятелей: Г. Г. Ягода, Н. И. Ежов, Л. П. Берия, А. Я. Вышинский, С. М. Киров, М. Н. Рютин, Н. С. Хрущев;

§        уметь выражать и обосновывать собственную позицию по вопросам об альтернативных путях развития СССР в 1920-1930-е годы;

§        владеть основами историографического анализа.

 

Рекомендуемые источники и литература

1.      Бедин В., Кушникова М., Тогулев В. От Кузнецкого острога до Кузнецкстроя. Три тысячи имен в архивных и библиографических источниках (опыт библиографического словаря). – Кемерово, 1998. Выпуск 2, 3.

2.      Детков М. Г. Тюрьмы, лагеря и колонии России. – М., 1999. 

3.      История Отечества: люди, идеи, решения : очерки истории Советского государства. – М., 1991.

4.      Осмыслить культ Сталина. Переписка на исторические темы. Диалог ведёт читатель. – М., 1989.

5.      Спецпереселенцы в Западной Сибири. 1930 – весна 1931. – Новосибирск, 1992.

6.      Фойгт Л. И. Сталинск в годы репрессий. – Новокузнецк, 1994. Выпуск 1, 2.

 

 

Проблемный междисциплинарный семинар 

«Суд над тоталитарным режимом»

 

Форма занятия: ролевая игра

 

Задачи семинара: привлечь внимание курсантов к проблемам исторической науки, «белым пятнам» истории, к изучению исторических личностей периода Сталинского тоталитаризма, формировать у курсантов интерес к изучению истории своей страны, желание самостоятельного поиска ответов на нерешенные вопросы; продолжить формирование умений и навыков у учащихся по подбору необходимого материала из различных источников, его систематизации и использованию в процессе изложения своей точки зрения по обсуждаемому вопросу.

 

Аудитория: скамья подсудимых, места для судей, обвинителя, защитника и т. д.

 

Участники процесса: обвиняемый (Тоталитаризм), судья, обвинитель, защитник, суд присяжных, свидетели.

Преподаватель:

Сегодня мы будем говорить о тоталитарном режиме в том его виде, в каком он существовал в Советском союзе в годы правления И. В.Сталина. Обвинителю предстоит доказать нам виновность обвиняемого по целому ряду пунктов. Защитнику – доказать, что все эти обвинения несправедливы. Господа присяжные, вслушивайтесь внимательно в то, что будут Вам здесь рассказывать, ведь на основании представленных фактов вам предстоит вынести справедливый вердикт, а судье – такой же справедливый приговор.

Заглянем вместе за завесу лжи,

И пролистаем старые страницы,

Поймем, какою была жизнь,

И как там действовали лица.

Не претендуя на истину в последней инстанции, давайте попытаемся разобраться, кто прав и кто виноват?

Встать, суд идет!

(Входят судьи и заседатели).

Судья: Слушается дело Тоталитаризма, политического режима, существовавшего в нашей стране в 1930-1950-е годы. (Далее предоставляется историческая справка о формировании тоталитарного режима в СССР и его основных признаках). Подсудимый, признаете ли Вы свою вину?

Тоталитаризм: Нет.

Обвинитель: Мы обвиняем сталинизм

За страх, за голод, муки миллионов!

Он обеспечил людям жизнь,

В которой много пота, крови, стонов!

Перечисляет и раскрывает основные статьи обвинения:

1.      Монополия на власть ВКП(б).

2.      Создание ГУЛАГа.

3.      Массовые репрессии.

4.      Уничтожение крестьянства.

5.      Перегибы в проведение индустриализации.

6.      Нарушение гражданских прав, «человек – винтик государственной машины».

7.      Формирование жесткой государственной идеологии.

8.      Создание массовых общественных организаций и др.

Защитник: (на основании вышеперечисленных пунктов выстраивает линию защиты).

Судья: Предлагаем заслушать свидетелей обвинения. (Выходит первый свидетель). Свидетель, клянетесь ли вы говорить правду и только правду о том, что вам удалось узнать?

Свидетель: Клянусь говорить только правду о том, что мне удалось узнать по данному делу.

(Свидетели по очереди говорят об исторических фактах, установленных в процессе изучения вопроса, стараясь вскрыть все негативные стороны).

Судья: Слово предоставляется свидетелям защиты.

(Процедура повторяется так же, как с обвинением).

Судья: Слово для заключительной речи предоставляется обвинителю.

(Выступает обвинитель).

Судья: Слово для заключительного слова предоставляется защите.

(Выступает защитник).

Судья: Слово предоставляется обвиняемому.

«Выступает Тоталитаризм).

Судья: Уважаемые члены суда присяжных! Напоминаю Вам, что Вы должны ответить на следующие вопросы:

1. Имело ли место обозначенное преступление?

2. Виновен ли обвиняемый в инкриминируемых ему деяниях?

Прошу всех встать! Суд присяжных удаляется на совещание.

(После совещания суда присяжных): Встать, суд идет!

Председатель суда присяжных зачитывает приговор.

Преподаватель подводит итоги.

 

 

Репрессии как один из методов управления государством

Краткая историческая справка

После Октябрьского переворота обстановка в стране требовала не только и не столько расследовать уже совершенные преступления, сколько выявлять готовящиеся. Для этих целей 7 декабря 1917 года был создан специальный орган по борьбе с контрреволюцией и саботажем – Всероссийская чрезвычайная комиссия (ВЧК). Председателем комиссии был назначен Ф. Э. Дзержинский.

В задачи ВЧК входило пресечение и ликвидация контрреволю-ционных выступлений и саботажа, расследование общеуголовных преступлений.

С изменением ситуации в стране изменялась и карательная политика государства. Был принят целый ряд постановлений, ограничивающих действия ВЧК. Одновременно интенсивно протекал процесс сосредоточения в ведении Народного комиссариата внутренних дел (НКВД) функций охраны общественного порядка и безопасности, борьбы с преступностью.

 

 

В 1922 году было утверждено Положение о НКВД:

§        наблюдение за организацией и деятельностью органов управления в качестве исполнительного аппарата Президиума ВЦИК;

§        наблюдение за исполнением постановлений и распоряжений центральной и местной власти административного характера и понуждение к их выполнению всеми имеющимися в его распоряжении средствами;

§        руководство организацией и развитием коммунального хозяйства.

Между ВЧК и НКВД сложились непростые отношения. Это объяснялось схожестью функций, нечеткостью правового регулирования прав и обязанностей. 6 февраля 1922 года декретом ВЦИК ВЧК был упразднен, его заменило ГПУ при НКВД. Так были объединены органы государственной безопасности и органы внутренних дел. Причиной подобного объединения были: новая политическая и экономическая обстановка в стране, понимание того, что ВЧК оказался не в состоянии справиться с возложенными на него обязанностями (не предотвратил Кронштадтское восстание, массовые крестьянские выступления). Актуальной стала и замена названия – старая аббревиатура слишком пугала людей.

Позже стало ясно, что НКВД необходимо разгрузить от части выполняемых ею функций. Руководство коммунальным хозяйством передано совнархозам, исправительно-трудовыми учреждениями – Наркомюсту. В 1923 году органы госбезопасности были выведены из состава НВКД и стали называться ОГПУ (Объединенное государственное политическое управление) при СНК. В июне 1927 года ОГПУ было дано право рассмотрения во внесудебном порядке дел на белогвардейцев, шпионов, бандитов вплоть до применения к ним высшей меры наказания.

В конце 1920-х годов органы милиции и угрозыска были подвергнуты основательной чистке. В ряде союзных республик были упразднены НКВД. В 1927 году был снят с должности нарком внутренних дел Белобородов (он был против передачи милиции в ведение ОГПУ). Ситуация резко ухудшилась. В декабре 1930 года было ликвидировано НКВД. Выполнявшиеся им задачи были распределены между различными ведомствами. Исправительно-трудовые лагеря передали в распоряжение ОГПУ, а общие места заключения (тюрьмы, колонии) – Наркомату юстиции.

В 1934 году Наркомат внутренних дел СССР был создан вновь. На него возлагалось обеспечение революционного порядка и государствен-ной безопасности, охрана общественной собственности, запись актов гражданского состояния, пограничная охрана. Для решения этих задач в составе НКВД были созданы специальные управления и отделы.

Вновь созданный наркомат успешно справлялся с возложенными на него обязанностями и вскоре стал одной из ведущих структур в аппарате государственного управления.

Создание мощной структуры привело к неограниченным полномочиям НКВД и, как следствие, к массовым нарушениям законности. Это в полной мере проявилось в 1937-1938 годах, когда репрессиям подверглись тысячи граждан, в том числе партийных и государственных деятелей.

Репрессивная деятельность НКВД активизировалась после убийства Кирова 1 декабря 1934 года. Было принято постановление «О порядке ведения дел о подготовке или совершении террористических актов» (пресловутый закон об охране вождей). Следствие по указанным делам должно было заканчиваться в 10-дневный срок. Обвинительное заключение вручалось обвиняемым за сутки до суда. Исключалась состязательность сторон, кассационное обжалование.

Органам НКВД давалось право немедленно приводить в исполнение приговоры к высшей мере наказания, а судебным органам запрещалось принимать к рассмотрению ходатайства о помиловании. В 1935 году в составе НКВД были дополнительно созданы «тройки», в компетенцию которых входило право принятия решений о заключении, ссылке или высылке неблагонадежных граждан в лагеря сроком до 5 лет. Эти «тройки» были ликвидированы в 1938 году.

Вокруг мнимых врагов народа раздувался массовый психоз. Вырабатывалась идеология. Много говорилось об обострении классовой борьбы. В 1937 году следователям было предоставлено право применять любые методы давления. Тогда же был создан секретный отдел НКВД, занимавшийся уничтожением политических противников власти, оказавшихся за рубежом. Так, в августе 1940 года был убит Троцкий. Убийца, Рамон Меркадер, был схвачен и приговорен к 20 годам тюрьмы. Позже ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Жертвами отдела стали многие деятели Коминтерна, представители «белой» эмиграции.

Сотрудники ОГПУ-НКВД также подверглись репрессиям (с 1929 по 1937 годы – более 100 тыс. человек). Расстреляны наркомы Белобородов, Толмачев, Ягода, Ежов.

Репрессиям подверглись не только советские граждане, но и иностранцы, приехавшие на работу в СССР. Одновременно с этим тоталитарный режим пытался решить задачи промышленной и социальной модернизации страны. Индустриализация, проведенная, жесточайшими мерами удалась. Руками заключенных были построены Днепрогэс, Беломорканал и другие объекты.

Следует обратить внимание на распространение в годы предвоенных пятилеток системы принудительного труда, напрямую связанного с осуществлением задач индустриализации страны.

Коренные изменения в исправительной системе произошли в связи с принятием постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 26 марта 1928 года «О карательной политике и состоянии мест заключения».

Предписывалось применять суровые меры исключительно в отношении классовых врагов и деклассированных преступников-профессионалов, взяточников, воров. Дополнять назначение суровых мер не менее строгим осуществлением приговоров, допуская смягчение принятых судом мер социальной защиты и досрочное освобождение этих категорий преступников лишь в исключительных случаях.

Места заключения были ориентированы на решение хозяйственных задач, готовность усилить репрессии по отношению к лицам, признаваемым классово-чуждыми, за счёт ужесточения условий содержания и ограничения условно-досрочного освобождения. Не велось строительство новых мест заключения, несмотря на постоянно возрастающее пополнение тюрем.

11 июля 1929 года СНК СССР принял постановление, которое возложило на ОГПУ развитие хозяйственной жизни наименее доступных для освоения и вместе с тем обладающих огромными естественными богатствами окраин СССР посредством использования труда изолируемых опасных элементов, колонизации малозаселенных мест. Организация новых лагерей предусматривалась в Сибири, на Севере, на Дальнем Востоке и в Средней Азии. Основные вопросы деятельности этих специфических мест лишения свободы регулировались постановлением СНК от 2 апреля 1930 года. Места предназначались для содержания лиц, осужденных судом или «Особым постановлением ОГПУ» на срок от 3 до 10 лет. При ОГПУ в апреле 1930 года было создано Управление лагерей (с февраля 1931 года – Главное управление лагерей, ГУЛАГ), которому подчинялись ИТЛ.

Система управления ИТЛ была сугубо централизованной, организационная структура и штатный состав работников каждого лагеря были особыми и каждый раз утверждались ОГПУ.

К началу 1930-х годов в стране складываются 2 системы отбывания наказания: в лагерях и в общих местах заключения (в ведении Наркомюста). Последняя была рассчитана на содержание уголовных преступников со сроком наказания до 3 лет. В ведении Главного управления ИТУ (в составе Наркомюста) находились не только места лишения свободы, но и организация исполнения ссылки и принудительных работ без содержания под стражей.

В конце 1934 года ГУИТУ были ликвидированы, а ИТУ переданы из Наркомюста в ведение НКВД.

Концентрация мест лишения свободы в ведении НКВД в значительной мере связывалась с массовыми нарушениями законности и репрессиями, что требовало единой и закрытой системы карательных органов и мест заключения.

Первым детищем ГУЛАГа стало Управление северных лагерей особого назначения ОГПУ. ОГПУ взяло на себя обязанность снять бремя расходов на содержание заключённых в системе ГУЛАГа посредством перевода лагерей на самоокупаемость.

Бесплатность лагерного труда создавала иллюзию его дешевизны. Для руководства важным было удобство переброски рабочей силы туда, где в ней испытывалась наибольшая нужда. Лагерный труд был наполовину ручным, условия труда, питания и быта исключительно тяжёлыми, и, как результат, высокий уровень смертности заключённых.

На заключённых распространялись принципы социалистического соревнования, внедрялись всевозможные трудовые почины. Получившие награды или удостоверение ударника имели право на дополнительный паек, некоторые – на досрочное освобождение.

В 1953 году одним из самых сложных вопросов, вставших перед наследниками Сталина, стал вопрос о дальнейшем существовании и деятельности ГУЛАГа.

Его сохранение в неизменном виде не только не отвечало задачам экономической целесообразности, но и создавало угрозу политической стабильности. Смерть Сталина привела ГУЛАГ в движение: докладные записки МВД свидетельствовали о «массовом неповиновении», «бунтах» в лагерях и колониях.

Пересмотр репрессивной политики не мог ограничиться просто изменением режима в лагерях и колониях, или частичными кадровыми перестановками в органах внутренних дел.

В марте 1953 года была проведена широкомасштабная амнистия. При её проведении не были предусмотрены меры по нейтрализации отрицательных последствий, свойственных каждой амнистии. Часть освобожденных не имела места жительства, утратила социальные связи с родственниками. Некоторые из амнистированных, оказавшись на свободе и не получая помощи от государства, не имея средств к существованию на первое время после освобождения, были вынуждены вновь становиться на путь преступления. Преступность резко выросла (более чем на 50%).

Амнистия не распространялась на политических заключенных. Это было не случайно. У власти продолжали оставаться люди, в той или иной степени были причастны к репрессиям. Амнистия политических заключённых подтвердила бы ошибочность и неправомерность действия правительства, чего нельзя было допустить.

После ХХ съезда партии в 1956 году начинается более или менее массовая реабилитация репрессированных. Вина за репрессии была возложена на Берию, Ежова, Сталина. На свободе оказались тысячи партийных и беспартийных. ГУЛАГ как система устрашения и наказания был уничтожен.

Принципиальное значение имело постановление ЦК КПСС от 25 октября 1956 года, согласно которому начинается ликвидация исправительно-трудовых лагерей «как не обеспечивающих решения задачи исправления и перевоспитания заключённых». Однако подобие лагерей ещё долго сохранялось в виде Главного управления лесными исправительно-трудовыми учреждениями.

 

 

Дополнительные материалы для подготовки к семинарским занятиям по темам «Суд над тоталитарным режимом» и «Репрессивная политика советской власти в период сталинизма»

 

№ 1. Из учебной программы курса

«О методах борьбы со шпионско-вредительской, диверсионной и террористической деятельностью разведок капиталистических стран и их троцкистско-бухаринской агентуры»

 

Раздел II Разведки капиталистических стран и их троцкистско-бухаринская агентура в борьбе против СССР

 

Тема 2. Подрывная работа разведок капиталистических стран и их троцкистско-бухаринской агентуры в годы гражданской войны и интервенции

а)    Иностранные разведки – организаторы контрреволюционных заговоров: заговор Локкарта и Нуланса, Троцкий и Бухарин – союзники Локкарта. Контрреволюционные организации Савинкова «Союз защиты родины и свободы», «Правый центр» – на службе иностранных разведок; мятеж в Ярославле и Муроме, десант в Архангельске, заговор Локкарта, путч левых эсеров – одна цепь заговора. «Левые» коммунисты – участники заговора и организаторы покушения на т. Ленина. Польская и немецкая разведки в годы гражданской войны.

б)    Внутренняя контрреволюция на службе иностранных разве док. «Тактический центр», «Национальный центр». Роль английской разведки. Роль т. Сталина в раскрытии заговора английской разведки и «Национального центра». Партии эсеров и меньшевиков – партии заговорщиков, шпионов и диверсантов. Борьба большевиков под руководством Ленина и Сталина с вредительством троцкистов в Красной Армии. Разгром контрреволюционных заговоров империалистических государств.

 

Тема 3. Подрывная работа разведок капиталистических стран и их троцкистско-бухаринской агентуры в восстановительный и реконструктивный периоды

а)  Подрывная деятельность иностранных разведок в восстановительный период. Переход троцкистов на службу немецкой разведки в 1921 году. Подрывная деятельность польского генерального штаба. Прибалтийская разведка на службе «Интеллидженс Сервис». Обострение международного положения Советского Союза и агрессивные планы английского империализма. Убийство Войкова. Разрыв Англией дипломатических отношений с СССР. Троцкий – агент «Интеллидженс Сервис». Троцкистско-зиновьевская оппозиция – агентура международного империализма.

Разгром подрывной деятельности иностранных разведок и исключение из партии троцкистов и зиновьевцев.

б)  Иностранные разведки и внутренняя контрреволюция в период реконструкции народного хозяйства и первой пятилетки. Вредительство как главное средство подготовки интервенции. Шахтинский процесс. Тов. Сталин о вредительстве, как об экономической интервенции в народном хозяйстве СССР. Подготовка военной интервенции на 1930-1931 гг. «Промпартия», кондратьевщина, правая оппозиция Бухарина, Рыкова, Томского, меньшевики-интервенционисты – единый фронт враждебных сил против страны социализма. Смыкание правых капитулянтов с националистической контрреволюцией. Подготовка кулацких восстаний Рыковым, Бухариным, Томским.

 

Тема 4. Подрывная работа разведок капиталистических стран и их троцкистско-бухаринской агентуры в годы построения социалисти-ческого общества

а)  Объединение всех контрреволюционных сил троцкистов, зиновьевцев, бухаринцев, буржуазных националистов и других. Переход к террору и военным соглашениям с фашистскими государствами. Создание троцкистско-зиновьевского террористического центра, антисоветского троцкистского центра и правотроцкистского блока. Злодейское убийство т. Кирова. Процесс ленинградского террористи-ческого центра, антисоветского троцкистского центра и право-троцкистского блока. Разгром военно-фашистской банды тухачевских, гамарников, булиных и др. и очистка Красной Армии от шпионов и диверсантов.

б)  Тов. Сталин о современном троцкизме (февральско-мартовский Пленум ЦК ВКП(б) 1937 года).

 

Программа по курсу «О методах борьбы со шпионско-вредительской, диверсионной и террористической деятельностью разведок капиталистических стран и их троцкистско-бухаринской агентуры». – М., 1938. – С. 3-6.

 

 

 

 

№ 2. Б. Л. Ванников[4] Записки наркома

 

Из воспоминаний

... В 1941 г., за несколько месяцев до начала войны, Таубин[5] тоже внес изменения в свою конструкцию и попросил установить новые сроки. А в наркомате вооружения уже потеряли надежду получить законченную пушку в ближайшее время, тогда был уже иной план: передать доводку конструкции Таубина заводским конструкторам и технологам, обладавшим высокой квалификацией и огромным опытом, для чего, пойдя на риск, принять её в серийное производство до проведения окончательных испытаний.

Оба этих предложения были внесены одновременно. При рассмотрении их Г. М. Маленков поддерживал Таубина, но, в конечном счёте, наркомат вооружений добился согласия, правда, устного, осуществление своего плана.

Итак, мы передали судьбу 23-миллиметровой пушки в руки замечательного коллектива одного из самых мощных артиллерийских заводов. Там были хорошие конструкторы и технологи, прекрасное оборудование и отличная металлургическая база, поставлявшая лучшие стали и заготовки. Такое благоприятное сочетание возможностей обеспечивало быструю доводку и запуск пушки в серийное производство.

Работы на заводе уже шли быстрыми темпами, как вдруг совершенно неожиданно для наркомата конструкция Таубина была объявлена вредительской, а сам он арестован. Вызвав к себе меня и И.А. Барсукова, Г. М. Маленков стал упрекать нас в содействии «вредителю» Таубину. Сославшись на указание Сталина, он предложил мне выехать на завод и представить предложения относительно этой «никуда не годной» пушки.

На заводе я не встретил сколько-нибудь значительного числа противников пушки Таубина, хотя здесь уже знали о его аресте, а это обычно вызывало довольно сильные «перестраховочные» настроения. Подавляющее большинство коллектива во главе с директором завода крупным инженером-оружейником В. Н. Новиковым считало возможным и целесообразным продолжить работу над пушкой. [...]

По возвращении в Москву я был принят Сталиным и коротко доложил ему о результатах поездки. Казалось, он остался удовлет-ворённым. Но вскоре после этого начались аресты. Как-то у себя на квартире в Кремле, куда он после одного из совещаний пригласил нас, несколько человек, поужинать, Сталин сказал мне:

– Знаете, среди военных инженеров оказались подлецы, которые вредили в области авиационного оружия. Их скоро арестуют.

У меня, как говорится, «ёкнуло сердце». Я почему-то сразу подумал о Сакриере, которого и раньше обвиняли в поддержке конструкции Таубина. Но спросить не решился. А спустя два дня Сакриер был арестован. Вероятно, он, как и Таубин, погиб. Больше о них сведений не было.

Когда началась война, я тоже был в тюрьме, а потом, как уже сказано, работал в другой отрасли оборонной промышленности. Обстоятельства сложились так, что мне не приходилось заниматься авиационным вооружением. Но я знал, что после ареста Таубина все варианты пушек его конструкторского бюро были отвергнуты, причём к этому приложили руку некоторые конструкторы, особенно Б. Шпитальный, стремившийся, во что бы то ни стало, продвинуть свои собственные проекты.

Конечно, Таубин был человеком неуравновешенным и легко-мысленным, но, безусловно, талантливым конструктором, автором прекрасного, я бы сказал, лучшего в то время проекта мощной авиационной пушки. Он мог бы принести неоценимую пользу обороне страны. И его неудача, а затем и гибель были результатом непоследовательных и неоправданных действий, нередких в сложившейся тогда обстановке.

Тогдашние же руководители наркомата вооружений, в том числе и я, занимая правильную позицию, не проявляли, однако, твёрдости и принципиальности до конца, выполняли требования, которые считали вредными для государства. И в этом сказывались не только дисциплини-рованность, но и стремление избежать репрессий.

 

// Знамя. – 1988. – №1. – С. 148-149.

 

 

 

 

 

 

 

№ 3. М. Н. Рютин[6] Ко всем членам ВКП(б)

 

Июнь 1932 г.

Товарищи!

Партия и пролетарская диктатура Сталиным и его кликой заведены в невиданный тупик и переживают смертельно опасный кризис. С помощью обмана, клеветы и одурачивания партийных лиц, с помощью невероятных насилий и террора, под флагом борьбы за чистоту принципов большевизма и единства партии, опираясь на централизованный мощный партийный аппарат, Сталин за последние пять лет отсёк и устранил от руководства все самые лучшие, подлинно большевистские кадры партии, установил в ВКП(б) и всей стране свою личную диктатуру, порвал с ленинизмом, стал на путь самого необузданного авантюризма и дикого личного произвола и поставил Советский Союз на край пропасти.

Если за первое десятилетие Советской власти, при коллективном руководстве Центрального Комитета и всей партии, рабочий класс героическим напряжением сил добился успехов в деле развёртывания социалистического строительства, улучшения положения всех трудя-щихся и укрепления пролетарской диктатуры, то за последние годы при посредстве Сталина положение Советского Союза, наоборот, с каждым годом систематически и гигантски ухудшается. Развал и дезорганизация всей экономики страны, несмотря на постройку десятков крупнейших предприятий, приняли небывалые размеры. Вера масс в дело социализма подорвана, их готовность самоотверженно защищать пролетарскую революцию от всех врагов с каждым годом ослабевает.

Авантюристические темпы индустриализации, влекущие за собой колоссальное снижение заработной платы рабочих и служащих, непосильные открытые и замаскированные налоги, инфляцию, рост цен и падение стоимости червонца; авантюристическая коллективизация с помощью невероятных насилий, террора, раскулачивания, направленного фактически главным образом против середняцких и бедняцких масс деревни, и, наконец, экспроприация деревни путем всякого рода поборов и насильственных заготовок привели всю страну к глубочайшему кризису, чудовищному обнищанию масс и голоду как в деревнях, так и в городах.

Промышленность работает лишь с половинной нагрузкой и притом в значительной части на суррогатах; качество продукции в результате погони за выполнением дутых темпов чрезвычайно низкое; производительность голодного рабочего сильно упала; зарплата в провинции зачастую не выплачивается по нескольку месяцев, налоги с обнищавшего населения выколачиваются уже с трудом; уже началось сокращение рабочих и служащих; перед пролетариатом встает во весь рост призрак грядущей гигантской безработицы; сырьевая база в корне подорвана.

В перспективе – дальнейшее свёртывание промышленности и прекращение капитального строительства, так как источники финансирования промышленности будут с каждым днём стремительно ухудшаться.

В перспективе – дальнейшее обнищание пролетариата и рост голода.

Ещё более мрачная и тяжёлая картина в деревне.

Ограбление сельского населения, принудительная коллективизация привели к тому, что скота осталось не более 30 процентов от 1927 года, причём и эти остатки в колхозах и совхозах гибнут от бескормицы; новых крестьянских построек не возводится, а старые не ремонтируются и большей частью растаскиваются, сельскохозяйственный инвентарь разбит и разрушен, семян на посев не хватает более чем наполовину; земля обработана плохо, а часто совсем не обработана; тягловой силы недостаёт.

Всякая личная заинтересованность к ведению сельского хозяйства убита, труд держится на голом принуждении и репрессиях; насильственно созданные колхозы разваливаются. Все молодое и здоровое из деревни бежит, миллионы людей, оторванных от производительного труда, кочуют по стране, перенаселяя города, остающееся в деревне население голодает и питается суррогатами. Эпидемии начинают свою работу.

В перспективе – дальнейшее обнищание, одичание и запустение деревни.

В перспективе – угроза сильнейшего голода на будущий год.

Внутренняя торговля также находится в состоянии хаоса: червонец обесценен, беспринципная политика цен беспомощно мечется из стороны в сторону; цены повышаются; на почве бестоварья, голода и расстройства всей экономики страны пышным цветом расцветает во всех областях и во всех формах спекуляция. Внешнеторговый баланс имеет огромный дефицит; экспорт в корне подорван и держится лишь за счёт обнищания масс.

Планирование превратилось в сплошное очковтирательство и обман; всюду получаются неизбежные прорывы, вину за которые сталинское руководство взваливает на низовых работников; планы выполняются на 60-70 процентов, возможность экономического продвижения и регулирования сведена на нет, экономика страны дезорганизована, и все её развитие поставлено под власть стихии.

А в это время XVII Всесоюзная партконференция сталинских чиновников, нагло и цинично издеваясь над партией, пролетариатом и всеми трудящимися, заявляет, что мы вступили в социалистическое общество и что у нас «растёт недостижимыми для капиталистических стран темпами народный доход, уничтожены безработица и нищета, уничтожаются «ножницы цен» и противоположность между городом и деревней, растут из года в год благосостояние и культурный уровень рабочих и трудящихся крестьян».

На всю страну надет намордник, бесправие, произвол и насилие, постоянные угрозы висят над головой каждого рабочего и крестьянина. Всякая революционная законность попрана! Всякая уверенность в завтрашнем дне потеряна! Рабочий класс и трудящиеся массы деревни доведены сталинской политикой до отчаяния.

Ненависть, злоба и возмущение масс, наглухо завинченные крышкой террора, кипят и клокочут. Восстания крестьян с участием в них членов партии и комсомола непрерывной волной разливаются в последние годы по всему Советскому Союзу. Забастовки рабочих, несмотря на свирепый террор, аресты, увольнения и провокации, вспыхивают то там, то здесь.

Учение Маркса и Ленина Сталиным и его кликой бесстыдно извращается и фальсифицируется. Наука, литература, искусство низведены до уровня низких служанок и подпорок сталинского руководства. Борьба с оппортунизмом опошлена, превращена в карикатуру, в орудие клеветы и террора против самостоятельно мыслящих членов партии. Права партии, гарантированные Уставом, узурпированы ничтожной кучкой беспринципных политиканов. Демократический централизм подменен личным усмотрением вождя, а коллективное руководство – системой доверенных людей.

Центральный Комитет стал совещательным органом при «непогрешимом» диктаторе, а областные комитеты – бесправными придатками при секретарях областкомов.

Политбюро, Президиум ЦКК, секретари областных комитетов в результате происшедших изменений в жизни партии и «18 брюмера Сталина» превратились в банду беспринципных, изолгавшихся и трусливых политиканов, а Сталин в неограниченного и несменяемого диктатора, проявляющего в десятки раз больше тупого произвола, самодурства и насилия над массами, чем любой самодержавный монарх.

Системой угроз, террора и обмана партия вынуждена играть роль безгласного, слепого орудия Сталина для достижения его личных честолюбивых замыслов. Партийные массы в своём подавляющем большинстве настроены против сталинской политики, но они забиты и затравлены партийным аппаратом.

Всякая живая, большевистская партийная мысль угрозой исключения из партии, снятием с работы и лишением всех средств к существованию задушена; все подлинно ленинское загнано в подполье; подлинный ленинизм становится в значительной мере запрещённым, нелегальным учением.

Партийный аппарат в ходе развития внутрипартийной борьбы и отсечения одной руководящей группы за другой вырос в самодовлеющую силу, стоящую над партией и господствующую над ней, насилующую её сознание и волю. На партийную работу вместо наиболее убеждённых, наиболее честных, принципиальных, готовых твёрдо отстаивать перед кем угодно свою точку зрения членов партии чаще всего выдвигаются люди бесчестные, хитрые, беспринципные, готовые по приказу начальства десятки раз менять свои убеждения, карьеристы, льстецы и холуи.

Природа и внутренняя сущность пролетарской диктатуры извращены. Советы доведены за последнее время до роли убогих придатков партийного аппарата, из органов, близких и родных массам, превращены в бездушную бюрократическую машину. Профсоюзы из школы коммунизма, где рабочие должны воспитываться в духе сознательного отношения к социалистическому производству и в то же время получать защиту от бюрократических извращений рабочего государства, превращены в подсобный орган нажима на рабочих и расправы с инакомыслящими.

Печать, могучее средство коммунистического воспитания и оружие ленинизма, в руках Сталина и его клики стала чудовищной фабрикой лжи, надувательства и терроризирования масс.

Антиленинская политика руководства партии дополняется антиленинским руководством Коминтерна. Коминтерн из штаба мировой коммунистической революции низведен до роли простой канцелярии Сталина по делам компартий, канцелярии, где сидят трусливые чиновники, послушно выполняющие волю своего начальника. Кризис ВКП(б) привел к кризису Коминтерна. Все компартии, за исключением германской, не растут, а уменьшаются. Влияние их, как показали выборы в английский парламент, выборы президента в Германии, не поднимается, а падает. Центральные комитеты компартий вынуждены обманывать массы как в отношении действительного положения в ВКП(б), так и в отношении Советского Союза вообще. Этот обман, тем или иным путем обнаруживающийся, вносит в массы разброд и разочарование.

Беспринципная, авантюристическая политика внутри СССР сопровождается за последнее время такими же беспринципными трюками в разрешении международных вопросов. Позиция ВКП(б) и Коминтерна по отношению к выступлению Японии в Маньчжурии, Шанхае была явно оппортунистической. В настоящее время при растущей угрозе войны, в свою очередь, нет надлежащей мобилизации сознания масс вокруг этого вопроса. Проводимые аппаратные мероприятия и комбинации вызывают среди рабочих лишь чувство растерянности.

Сталин и его клика не могут повернуть на верный ленинский путь, у них нет выхода, они безнадежно изолгались и попали в безвыходный тупик. Они будут и дальше беспомощно метаться из стороны в сторону, все больше запутывать других, все больше усложнять и ухудшать положение, не смея допустить, чтобы партия свободно выразила свою волю. Ложью и клеветой, расстрелами и арестами, пушками и пулеметами, всеми способами и средствами они будут защищать свое господство в партии и стране, ибо они смотрят на них, как на свою вотчину.

По своему объективному содержанию роль Сталина – это роль Азефа ВКП(б), пролетарской диктатуры и социалистического строительства.

Ни один самый смелый и гениальный провокатор для гибели пролетарской диктатуры, для дискредитации ленинизма не мог бы придумать ничего лучшего, чем руководство Сталина и его клики.

Партийные и рабочие массы обязаны спасти дело большевизма, они обязаны свою судьбу взять в свои собственные руки. Сталин и его клика не уходят и не могут добровольно уйти со своих мест, поэтому они должны быть устранены силой.

Позорно и постыдно для пролетарских революционеров дальше терпеть сталинское иго, его произвол и издевательство над партией и трудящимися массами. Кто не видит этого ига, не чувствует этого произвола и гнета, кто не возмущается им, тот раб, а не ленинец, холоп, а не пролетарский революционер.

Для борьбы со сталинщиной, за восстановление прав партии и пролетарской диктатуры, за возвращение партии на старый испытанный ленинский путь социалистического строительства, мы, члены ВКП(б), собравшись на всесоюзную конференцию, постановили организовать «Союз марксистов-ленинцев».

Этот Союз – союз защиты ленинизма – является частью ВКП(б), не имеет интересов, отличных от интересов партийных масс и рабочего класса. Он, наоборот, будет лишь наиболее последовательно и решительно выражать и защищать эти интересы. Он не противо-поставляет себя партии, а противопоставляет лишь Сталину и его клике.

Союз марксистов-ленинцев стоит на точке зрения необходимости систематического развертывания индустриализации страны на основе действительного улучшения материального положения пролетариата и всех трудящихся. Но в настоящий момент он ставит своей задачей в первую очередь непримиримо бороться против сталинских методов и темпов индустриализации на основе невиданного разорения, обнищания и голода всей страны, ибо такая индустриализация не является подлинно социалистической и не может вести к построению социалистического общества.

Союз марксистов-ленинцев стоит на точке зрения необходимости всемерного содействия действительно добровольной коллективизации при одновременной систематической помощи развитию индивидуального бедняцко-середняцкого крестьянского хозяйства, но в настоящий момент он будет в первую очередь решительно бороться против насильственной сталинской коллективизации, так как она в корне противоречит программе партии и Коминтерна и на практике потерпела полное банкротство.

Союз марксистов-ленинцев стоит на точке зрения непримиримости классовых интересов между пролетариатом и капиталистическими элементами внутри СССР. Союз будет решительно бороться против затушевывания классовых противоречий между трудящимися массами города и деревни, но в настоящий момент он ставит своей задачей систематически и неуклонно разоблачать и вскрывать антиленинский характер разжигания классовой борьбы и гражданской войны в условиях пролетарской диктатуры, ибо такое разжигание подрывает и дезорганизует рабочее государство и социалистическое строительство.

Союз марксистов-ленинцев является самым непримиримым врагом всякого подлинного оппортунизма, но в настоящих условиях он, прежде всего, ставит своей основной задачей беспощадно бороться со сталинским опошлением, превращением в карикатуру, в орудие клеветы, лжи и террора ленинского учения о борьбе с оппортунизмом, ибо это дискредитирует ленинизм, деморализует партию, укрепляет и выращивает подлинный оппортунизм.

Для осуществления перечисленных выше задач должны объединиться все подлинные большевики, все испытанные ленинцы, все настоящие пролетарские революционеры. В свете переживаемых нами событий старые внутрипартийные группировки безнадежно устарели и теряют свое значение, история поставила перед нами вопрос не о тех или иных ошибках или оттенках в понимании отдельных вопросов ленинизма, а о самом существовании большевистской партии и рабочего государства. Основной водораздел партии проходит в настоящее время не по линии «за Троцкого или против», «за Бухарина или против», а за продолжение сталинского руководства и неизбежной гибели ленинской партии и Советской власти или за ликвидацию сталинщины, спасение ВКП(б) и пролетарской диктатуры.

Опасения Ленина в отношении Сталина о его нелояльности, нечестности и недобросовестности, о неумении пользоваться властью – целиком и полностью оправдались: Сталин и его клика губят дело коммунизма, и с руководством Сталина должно быть покончено как можно скорее.

 

Мы призываем всех истинных ленинцев всюду и везде на местах организовать ячейки Союза защиты ленинизма и сплотиться под его знаменем для ликвидации сталинской диктатуры.

Немедленно за работу! Пока покончить с состоянием растерянности и страха перед репрессиями обнаглевшего бесприн-ципного политикана и изменника делу ленинизма, покончить с бессильным брюзжанием и нытьем и начать самоотверженно бороться, не ждать начала борьбы сверху, а начинать её снизу. Террору противопоставить мужество и сознание величайшей правоты нашего дела. Каждый член партии, которому дороги завоевания Октября и дело социализма, должен быть организующим центром для объединения вокруг себя преданных, честных, надежных товарищей. Каждый подлинный ленинец везде, где это возможно, должен пропагандировать разрешение стоящих перед нами задач в кратчайший срок, ибо события не ждут.

От товарища к товарищу, от группы к группе, от города к городу должен передаваться наш основной лозунг: долой диктатуру Сталина и его клику, долой банду беспринципных политиканов и политических обманщиков! Долой узурпатора прав партии! Да здравствует ВКП(б)! Да здравствует ленинизм!

Всесоюзная конференция Союза марксистов-ленинцев

Прочитав, передай другому! Размножай и распространяй!

 

Осмыслить культ Сталина. – М., 1989. – С. 618-623.

 

 

№ 4. О культе личности и его последствиях

 

Из доклада Н. С. Хрущева на XX съезде КПСС

 

25 февраля 1956 г.

 

Рассматривая вопрос о культе личности, нам необходимо, прежде всего, выяснить, какой ущерб это нанесло интересам нашей партии.

Произвол Сталина по отношению к партии, к ее Центральному Комитету особенно проявился после XVII съезда партии, состоявшегося в 1934 году.

Центральный Комитет, располагая многочисленными фактами, свидетельствующими о грубом произволе в отношении партийных кадров, выделил партийную комиссию Президиума ЦК, которой поручил тщательно разобраться в вопросе о том, каким образом оказались возможными массовые репрессии против большинства состава членов и кандидатов Центрального Комитета партии, избранного XVII съездом ВКП(б).

Комиссия ознакомилась с большим количеством материалов в архивах НКВД, с другими документами и установила многочисленные факты фальсифицированных дел против коммунистов, ложных обвинений, вопиющих нарушений социалистической законности, в результате чего погибли невинные люди. Выясняется, что многие партийные, советские, хозяйственные работники, которых объявили в 1937-1938 годах «врагами», в действительности никогда врагами, шпионами, вредителями и т.п. не являлись, что они, по существу, всегда оставались честными коммунистами, но были оклеветаны, а иногда, не выдержав зверских истязаний, сами на себя наговаривали (под диктовку следователей-фальсификаторов) всевозможные тяжкие и невероятные обвинения. Комиссия представила в Президиум ЦК большой докумен-тальный материал о массовых репрессиях против делегатов XVII партийного съезда и членов Центрального Комитета, избранного этим съездом. Этот материал был рассмотрен Президиумом Центрального Комитета.

Установлено, что из 139 членов и кандидатов в члены Центрального Комитета партии, избранных на XVII съезде партии, было арестовано и расстреляно (главным образом в 1937-1938 гг.) 98 человек, то есть 70 процентов. [...]

Такая судьба постигла не только членов ЦК, но и большинство делегатов XVII съезда партии. Из 1966 делегатов съезда с решающим и совещательным голосом было арестовано по обвинению в контрреволюционных преступлениях значительно больше половины – 1108 человек. Уже один этот факт говорит, насколько нелепыми, дикими, противоречащими здравому смыслу были обвинения и контрреволю-ционных преступлениях, предъявленные, как теперь выясняется, большинству участников XVII съезда партии. [...]

Это произошло в результате злоупотребления властью со стороны Сталина, который начал применять массовый террор против кадров партии.

Почему массовые репрессии против актива все больше усиливались после XVII съезда партии? Потому, что Сталин к этому времени настолько возвысился над партией и над народом, что он уже совершенно не считался ни с Центральным Комитетом, ни с партией. Если до XVII съезда он ещё признавал мнение коллектива, то после полного политического разгрома троцкистов, зиновьевцев, бухаринцев, когда в результате этой борьбы и побед социализма было достигнуто сплочение партии, сплочение народа, Сталин все больше и больше переставал считаться с членами ЦК партии и даже с членами Политбюро. Сталин полагал, что он может теперь сам вершить все дела, а остальные нужны ему как статисты, всех других он держал в таком положении, что они должны были только служить и восхвалять его.

 

После злодейского убийства С. М. Кирова начались массовые репрессии и грубые нарушения социалистической законности. Вечером 1 декабря 1934 года по инициативе Сталина (без решения Политбюро – это было оформлено опросом только через 2 дня) было подписано секретарем Президиума ЦИК Енукидзе следующее постановление:

« 1) Следственным властям – вести дела обвиняемых в подго­товке или совершении террористических актов ускоренным порядком;

2)    Судебным органам – не задерживать исполнения приговоров о высшей мере наказания из-за ходатайств преступников данной категории о помиловании, так как Президиум ЦИК Союза ССР не считает возможным принимать подобные ходатайства к рассмотрению;

3)    Органам Наркомвнудела – приводить в исполнение приговоры о высшей мере наказания в отношении преступников названных выше категорий немедленно по вынесении судебных приговоров».

Это постановление послужило основанием для массовых нарушений социалистической законности. Во многих фальсифици-рованных следственных делах обвиняемым приписывалась «подготовка» террористических актов, и это лишало обвиняемых какой-либо возможности проверки их дел даже тогда, когда они на суде отказывались от вынужденных своих «признаний» и убедительно опровергали предъявленные им обвинения.

Следует сказать, что обстоятельства, связанные с убийством т. Кирова, до сих пор таят в себе много непонятного и загадочного и требуют самого тщательного расследования. Есть основания думать, что убийце Кирова – Николаеву, кто-то помогал из людей, обязанных охранять Кирова. За полтора месяца до убийства Николаев был арестован за подозрительное поведение, но был выпущен и даже не обыскан. Крайне подозрительным является то обстоятельство, что когда прикрепленного к Кирову чекиста 2 декабря 1934 года везли на допрос, он оказался убитым при «аварии» автомашины, причём никто из сопровождающих его лиц при этом не пострадал. После убийства Кирова руководящие работники Ленинградского НКВД были сняты с работы и подвергнуты очень мягким наказаниям, но в 1937 году были расстреляны. Можно думать, что их расстреляли затем, чтобы замести следы организаторов убийства Кирова.

Массовые репрессии резко усилились с конца 1936 года после телеграммы Сталина и Жданова из Сочи от 25 сентября 1936 года, адресованной Кагановичу, Молотову и другим членам Политбюро, в которой говорилось следующее:

«Считаем абсолютно необходимым и срочным делом назначение т. Ежова на пост наркомвнудела. Ягода явным образом оказался не на высоте своей задачи в деле разоблачения троцкистско-зиновьевского блока. ОГПУ опоздал в этом деле на 4 года. Об этом говорят все партработники и большинство областных представителей НКВД». Следует кстати заметить, что с партработниками Сталин не встречался и поэтому мнение их знать не мог.

Эта сталинская установка о том, что «НКВД опоздал на 4 года» с применением массовых репрессий, что надо быстро «навёрстывать упущенное», прямо толкала работников НКВД на массовые аресты и расстрелы.

Приходится отметить, что эта установка была навязана и февральско-мартовскому Пленуму ЦК ВКП(б) 1937 года. В резолюции Пленума по докладу Ежова «Уроки вредительства, диверсий и шпионажа японо-немецко-троцкистских агентов» говорилось:

«Пленум ЦК ВКП(б) считает, что все факты, выявленные в ходе следствия по делам антисоветского троцкистского центра и его сторонников на местах, показывают, что с разоблачением этих злейших врагов народа Наркомвнудел запоздал, по крайней мере, на 4 года». [...]

В докладе Сталина на февральско-мартовском Пленуме ЦК 1937 года «О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников» была сделана попытка теоретически обосновать политику массовых репрессий под тем предлогом, что по мере нашего продвижения вперед к социализму классовая борьба должна якобы всё более и более обостряться. При этом Сталин утверждал, что так учит история, так учит Ленин.

На самом же деле Ленин указывал, что применение революционного насилия вызывается необходимостью подавить сопротивление эксплуататорских классов, и эти указания Ленина относились к тому периоду, когда существовали и были сильны эксплуататорские классы. [...]

Сталин отступил от этих прямых и ясных программных указаний Ленина. После того, как были уже ликвидированы все эксплуататорские классы в нашей стране, и не было никаких сколько-нибудь серьезных оснований для массового применения исключительных мер, для массового террора, Сталин ориентировал партию, ориентировал органы НКВД на массовый террор. [...]

Достаточно сказать, что количество арестованных по обвинению в контрреволюционных преступлениях увеличилось в 1937 году по сравнению с 1936 годом более чем в десять раз! [...]

Каким образом искусственно-провокационными методами – создавались бывшими работниками НКВД различные «антисоветские центры» и «блоки», видно из показаний т. Розенблюма, члена партии с 1906 года, подвергавшегося аресту Ленинградским управлением НКВД в 1937 году.

При проверке в 1955 году дела Комарова Розенблюм сообщил следующий факт: когда он, Розенблюм, был арестован в 1937 году, то был подвергнут жестоким истязаниям, в процессе которых у него вымогали ложные показания как на него самого, так и на других лиц. Затем его привели в кабинет Заковского, который предложил ему освобождение при условии, если он даст в суде ложные показания по фабриковавшемуся в 1937 году НКВД «делу о ленинградском вредительстве, шпионском, диверсионном, террористи-ческом центре»... С невероятным цинизмом раскрывал Заковский подлую «механику» искусственного создания липовых «антисоветских заговоров».

«Для наглядности, – заявил Розенблюм, – Заковский развернул передо мной несколько вариантов предполагаемых схем этого центра и его ответвлений. [...]

Ознакомив меня с этими схемами, Заковский сказал, что НКВД готовит дело об этом центре, причём процесс будет открытый. [...]

– Самому тебе, – говорил Заковский, – ничего не придётся выдумывать. НКВД составит для тебя готовый конспект по каждому филиалу в отдельности, твоё дело его заучить, хорошо запомнить все вопросы и ответы, которые могут задавать на суде. Дело это будет готовиться 4-5 месяцев, а то и полгода. Все это время будешь готовиться, чтобы не подвести следствие и себя. От хода и исхода суда будет зависеть дальнейшая твоя участь. Сдрейфишь и начнешь фальшивить – пеняй на себя. Выдержишь – сохранишь кочан (голову), кормить и одевать будем до смерти на казенный счёт». [...]

Ещё более широко практиковалась фальсификация следственных дел в областях. Управление НКВД по Свердловской области «вскрыло» так называемый «Уральский повстанческий штаб – орган блока правых, троцкистов, эсеров, церковников», – руководимый якобы секретарем Свердловского обкома партии и членом ЦК ВКП(б) Кабаковым, членом партии с 1914 года. По материалам следственных дел того времени получается, что почти во всех краях, областях и республиках существовали якобы широко разветвленные «право-троцкистские шпионско-террористические, диверсионно-вредительские организации и центры» и, как правило, эти «организации» и «центры» почему-то возглавлялись первыми секретарями обкомов, крайкомов или ЦК нацкомпартий. [...]

Сложилась порочная практика, когда в НКВД составлялись списки лиц, дела которых подлежали рассмотрению на Военной коллегии, и им заранее определялась мера наказания. Эти списки направлялись Ежовым лично Сталину для санкционирования предлагаемых мер наказания. В 1937-1938 годах Сталину было направлено 383 таких списка на многие тысячи партийных, советских, комсомольских, военных и хозяйственных работников и была получена его санкция. [...]

Известное оздоровление в партийные организации внесли решения январского Пленума ЦК ВКП(б) 1938 года. Но широкие репрессии продолжались и в 1938 году.

 

// Известия ЦК КПСС. – 1989. – № 3. – С. 135, 136-140, 142-144.

№ 5. Указ Президиума Верховного Совета СССР

«О переселении немцев, проживающих  в районах Поволжья»[7]

от 28 августа 1941 года

По достоверным данным, полученным военными властями, среди немецкого населения, проживающего в районах  Поволжья, имеются тысячи и десятки тысяч диверсантов и шпионов, которые по сигналу, данному из Германии, должны произвести взрывы в районах, населенных немцами Поволжья.

В случае если произойдут диверсионные акты, затеянные по указке из Германии немецкими диверсантами и шпионами в Республике немцев Поволжья или в прилегающих районах, и случится кровопролитие, Советское правительство по законам военного времени будет вынуждено принять карательные меры против всего немецкого населения Поволжья.

О наличии такого большого количества диверсантов и шпионов среди немцев Поволжья никто из немцев, проживающих  в районах Поволжья, советским властям не сообщал, – следовательно, немецкое население районов Поволжья скрывает в своей среде врагов советского народа и Советской власти.

В случае, если произойдут диверсионные акты, затеянные по указке из Германии немецкими диверсантами и шпионами, в республике немцев Поволжья и прилегающих районах и случится кровопролитие, Советское правительство по законам военного времени будет вынуждено принять карательные меры против всего немецкого населения Поволжья.

Во избежание таких нежелательных явлений и для предупреждения серьезных кровопролитий Президиум Верховного Совета СССР признал необходимым переселить все немецкое, проживающее в районах Поволжья, в другие районы с тем, чтобы переселяемые были наделены землей и чтобы им была оказана государственная помощь по устройству в новых районах.

Для расселения выделены изобилующие пахотной землей районы Новосибирской и Омской областей, Алтайского края, Казахстана и другие соседние местности. В связи с этим Государственному Комитету Обороны предписано срочно произвести переселение всех немцев Поволжья и наделить переселяемых немцев Поволжья землей и угодьями в новых районах.

 

 

 

 

№ 6. Из жизни семьи Гордок-Гаус

 

Роза Антоновна Гаус, в девичестве Вальтер, родилась в 1916 году на Украине в немецком селе Блюменталь. Училась в национальной школе, закончила три класса, потом работала в колхозе. В 1931 году семья Вальтер тайно выехала в Донбасс, можно сказать, бежала, так как не смогла выплатить большого государственного налога.

Семья была дружная, работящая. Не удивительно поэтому, что быстро обжились и на новом месте. Роза поступила в учительский техникум для начальных классов в городе Хортецах. Преподавание всех предметов велось на немецком языке, так как готовили учителей для немецких школ. В неделю всего было по одному часу русского и украинского языков. На последнем, третьем курсе произошел казус – преподавание предметов перевели с немецкого на русский, в результате выпускные экзамены Роза сдавала с переводчиком, так как русский почти не знала.

Два года она преподавала немецкий язык в сельской школе. В августе 1940 года произошли изменения в личной жизни – Роза Антоновна вышла замуж за инженера и стала фрау Гордок. Вместе с мужем поселились в Воронеже. Все складывалось замечательно – любящий муж, рождение дочери. Но началась война. По Сталинскому указу Розу в августе 1941 года с грудным ребёнком на руках, с мужем и другими потенциальными «предателями» депортировали в город Сталинск. Перед высылкой, когда Роза сидела уже в кузове грузовика, поповская дочка, таясь, отдала ей байковое одеяло. Уже в Сибири Роза сшила себе из него что-то наподобие бурок, поверх которых одевала чуни.

Везли в вагонах-теплушках, кормили очень плохо. На станциях солдаты, ехавшие на фронт, делились со спецпереселенцами хлебом, булками, шанешками. Вместе с переселенцами ехали в этом же поезде в Сибирь и семьи НКВДешников. Прибыли на место назначения. Жены офицеров, путь которых лежал дальше, в Новосибирск, поделились на прощание с Розой Антоновной картошкой.

Из Сталинска немцев отправили в Усть-Мегаш, а потом – на разные станции. Семья Гордок попала в Осман. Выросшие в районах с умеренным климатом, переселенцы тяжело переносили сибирские морозы. Раз в месяц они ходили в Кузедеевскую комендатуру (в то время – районный центр) за семь километров «отмечаться». В феврале 1942 года мужа Розы Готлиба взяли в трудармию в Воркуту. Розе приходилось даже в лютые морозы с маленьким ребенком на руках одной ходить в комендатуру. Хозяин, где квартировали Гордок, отказывался оставлять у себя ребенка, так как боялся, что ему, случись что, придется заботиться о девочке.

Перед высылкой немцам обещали работу на новом месте по специальности, чего, конечно, не произошло, и мужчины вынуждены были искать себе работу сами. Муж Розы Антоновны работал десятником на каменном карьере, Роза ухаживала за стариками, с которыми жила, помогая им по хозяйству, работала техничкой в общежитии. Когда мужа забрали в трудармию, стало совсем тяжело. Простуженная зимой дочка Ирена не ходила до трёх лет.

Выросшая и воспитанная в семье, где сельскохозяйственному труду отдавали должное, Роза с детства любила землю и умела на ней работать. В Османе, приложив всё своё трудолюбие, физическую силу и огромное желание выжить, Роза снимала дёрн на склонах холмов, вскапывала их и выращивала фасоль, семечки, просо, горох, помидоры, огурцы, дыни и арбузы. С целью экономии для посадки использовались только картофельные глазки. Земля была благодарна женскому трудолюбию – осенью собрали 90 вёдер картофеля.

Роза Антоновна утверждает, что в Сибири с голоду помирать стыдно. Земля прокормит, если к ней приложить руки. Большую часть урожая Роза Антоновна продавала на станции, копила деньги. Когда из трудармии в 1946 году вернулся муж, больной туберкулезом, то на вырученные ею деньги была куплена корова.

В 1947 году родилась вторая дочь. Тогда же умер Готлиб. К этому времени семья уже перебралась в Кузедеево. Второй муж Розы был немцем из трудармии. Андрей Петрович Гаус попал в Шушталеп из Омской области. Семья его ещ» в начале ХХ века была выслана в Сибирь, где в конце 1920-х годов их раскулачили и вывезли за Москву, откуда они бежали обратно в Омскую область.

В Кузедеево Гаус работал механиком. Положение о трудармии разбрасывало немецких мужчин по огромной территории России, отрывая их на долгие годы от семей. Такая политика развращала. Многие трудармейцы обзаводились новыми семьями в местах вынужденного жительства, потом возвращались к прежним семьям. Так возникали «многосемейные» папы. Не был исключением в этом плане и Гаус. Роза Антоновна стала его четвертой законной женой. У них родилось трое детей – сын и две дочери. Из Омска Гаус вызвал свою мать. В семье говорили на немецком языке, а особенно хорошо родной язык знали старшие дочери. Розу Антоновну приняли в Кузедеевскую школу преподавателем немецкого языка. Всякое было за долгие годы работы – и анонимки, и следствия.

Тридцать лет проработала Роза Антоновна в школе. Она учила детей немецкому языку, выращивала цветы, которыми украшался и дом, и школа, и весь поселок. На деньги, которые Роза Антоновна потратила на семена редких цветов, можно было в то время купить автомобиль «Волгу». Муж даже не догадывался, сколько денег тратила его жена, выращивая такую красоту. Свою любовь к цветам Роза Антоновна передала своим дочерям.

Сейчас ей 84 года. Ее память хранит столько подробностей, что только диву даешься. При этом она подшучивает сама над собой и над своим немецким акцентом: «Всю жизнь прожила с русскими, а говорить как следует не научилась». И лишь единственный раз воспоминания вызвали и дрожь в голосе, и слезы: при рассказе о своей первой дочери, Ирене, когда простуженная девочка, протянув ручки к матери, сказала: «Mutti, ich stehe!» и сделала свои первые шаги.

 

Воспоминания записала Е. В. Констанц



[1] Бухарин Н. И. (1888-1938) – деятель большевистской партии, теоретик, экономист. Принимал активное участие в подготовке и проведении Октябрьского переворота 1917 года. Выступал против заключения Брестского мира. В 1923-1927 годы сыграл важную роль в борьбе с троцкизмом. Активно участвовал в теоретической разработке ряда вопросов социалистического строительства. С 1924 по 1929 годы – член Политбюро ЦК. Занимал руководящие посты в ЦИК СССР, Исполкоме Коминтерна. С 1929 года – академик АН СССР. Репрессирован.

[2] Опущен пункт 14 с указанием, на кого возложена проверка исполнения постановления.

[3] К. И. Бутенко – директор Кузнецкого металлургического комбината (1934-1938 гг.). Репрессирован.

[4] Ванников Б. Л. (1897-1962), российский государственный деятель, генерал-полковник инженерно-артиллерийской службы, трижды Герой Социалистического Труда. С 1937 заместитель наркома, в 1939-1941 нарком оборонной промышленности, в 1942-46 нарком боеприпасов, в 1953-58 1-й заместитель министра среднего машиностроения СССР. В июне 1941 Ванников был арестован, а через два дня официально снят с должности наркома. Однако в преддверии войны И. В. Сталин решил сохранить жизнь специалисту-оборонщику, и 25 июля Ванников был освобожден «на основании указания директивных органов». С августа 1941 зам. наркома вооружений СССР. В феврале 1942 сменил П.Н. Горемыкина на посту наркома боеприпасов СССР. Несомненная заслуга Ванникова в том, что сумел мобилизовать на производство вооружений огромные мощность советской промышленности, перепрофилировать гражданские предприятия на нужды войны.

[5] Таубин Я. Г. – автор конструкции 23-миллиметровой авиационной пушки. Репрессирован.

[6] Рютин М. Н. (1890-1937) – член ВКП(б) с 1914 года, участник гражданской войны в Забайкалье. В 1923 году – секретарь Дагестанского обкома партии. Впоследствии был секретарём Краснопресненского райкома партии в Москве, редактором газеты «Красная звезда», членом Президиума ВСНХ СССР, председателем Управления фотокино-промышленности. В 1931 году был осуждён, но затем оправдан. В 1932 году осуждён вторично и приговорён к 10-ти годам тюрьмы. В 1937 году расстрелян.

 

[7] 14 ноября 1989 года была принята Декларация Верховного Совета СССР «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав». 26 апреля 1991 года был принят закон о реабилитации репрессированных народов.

 



0
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2019 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!