Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Аркаим как пример культуры эпохи бронзового века»

/ История первобытного общества
Контрольная, 

Оглавление

Аркаим был построен несколько тысяч лет назад, и просуществовав около ста лет, был сожжен уходящими жителями, покинувшими город в один день. Вновь Аркаим был открыт людям совсем недавно – в 1987 г. Открылся, чтобы нести свою энергию не только случайному прохожему, но всем, кто придет просить ее в помощь людям. Аркаим открыли мальчишки из близлежащей деревни, случайно заметившие странные круги, чуть возвышающиеся над поверхностью земли. Сперва городом заинтересовались ученые, а потом к нему стали экстрасенсы, астрологи, целители.

Аркаим – его порой называют уральской Троей – уже сразу после своего открытия был обречен: по проекту Гипроводхоза он находился в зоне затопления, на дне будущего водохранилища. Но борьба за спасение Аркаима тем не менее началась. Первыми вступили в нее ученые и челябинские журналисты (Аркаим находится в Челябинской области, южнее Магнитогорска, у слияния рек Утяганки и Караганки, малых притоков Урала). Вскоре к первым защитникам древнейшего города присоединилась и общественность Екатеринбурга. Позиция челябинского руководства была жесткой – только водохранилище. И, на первый взгляд обоснованной. Сельское хозяйство Брединского района находилось в нелегком положении, вода действительно была нужна. Проект утвердили, и работа закипела. Правда, независимая экологическая экспертиза утверждала, что водохранилище будет неизбежно убыточным и уже через 8-10 лет скажутся тягчайшие экологические последствия этого строительства. Но кто, где, когда учитывал у нас дальние перспективы. Урал, как выясняется, насыщен археологическими памятниками не меньше, чем долина Нила (конечно, памятники здесь другие), но ни один из них не вызывал такого обостренного общего интереса. В данном случае, говоря об Аркаиме, защищали не просто археологический объект, но и право на гражданскую позицию, на историю. Энтузиазм был удивительным. Появилось «Обращение художественной интеллигенции Урала», направленное в Президиум УрО АН СССР, в Челябинский обком КПСС и исполнительный комитет Челябинского областного Совета народных депутатов. Очень помогли ученые института экологии животных и растений Уральского отделения АН СССР, скоро и бесплатно (а это очень сложная и дорогая работа) представившие результаты экспертизы. И все же решающую роль в судьбе Аркаима сыграла принципиальная и четкая позиция руководства Уральского отделения АН СССР, взявшего Аркаим под свою опеку и изъявившего готовность возместить затраченные на строительства плотины средства.1

            Если бы несколько лет назад кто-то сказал, что в степи, в полутора сотнях километров к югу-востоку от Магнитогорска будет открыт археологический памятник, не уступающий по значению Трое, его подняли бы на смех. Это у нас, в нашем убогом, затюканном регионе, где все вкривь и вкось, в глубинке из глубинок, на земле не ведающей своей истории, населенной, как правило, пришлым работным людом... Да не может быть такого. Действительно, невысокий плоский холм в безбрежной степи выделить среди других трудно, а еще труднее сказать, что под этой землей что-то находится. Но уже даже частично раскопанный, с проступившими стенами и фундаментами древних жилищ, с высоты птичьего полета зрелище Аркаима потрясает воображение. Город возникает внизу, хорошо видный, внятный, похожий на печать, колесо, цветок – точно все равно не определишь, заставил ученых по-новому понять историю бронзового века Южного Урала. Прежняя точка зрения заключалась в следующем: в эпоху бронзы (период от конца III до начала I тыс. до н.э.) Южный Урал заселяли племена так называемой андроновской культуры (по деревне Андроново Красноярского края). Эти племена занимали огромное пространство с запада на восток – от Урала до Алтая – и с севера на юг – от южной границы лесов до оазисов Средней Азии. То были охотники, рыболовы и пастухи, они разводили крупный и мелкий рогатый скот, лошадей, а если была возможность, занимались земледелием. Жили бедно, селились большими семьями в землянках, расположенных довольно далеко друг от друга; иногда создавали поселения, но хаотичные, стихийные, не имеющие четкого плана. В андроновской культуре выделяются различные по времени этапы: федоровский, алакульский, петровский и другие. И хотя у каждого есть свои отличительные особенности – в форме глиняной посуды, в украшениях, орудиях труда, погребальных обрядах – в уровне развития принципиальной разницы нет. Архаичное и отсталое общество, известное нам еще из школьных учебников. Однако с конца 60-х годов нашего столетия в степях Южного Урала и Северного Казахстана археологами были «открыты и исследованы слои, относящиеся к первой половине II тыс. до н.э. и связанные с ними погребальные комплексы. Оказалось, что они в значительной степени отличаются от известных алакульских и федоровских. Выявленная группа памятников была названа нами петровско-синташтинской (наименование дано по наиболее ярким памятникам, исследованным на реке Ишим в Северном Казахстане и на реке Синташта в Челябинской области). Для петровско-синташтинских поселений характерно наличие оборонительных сооружений – рвов и валов с деревянными частоколами или стен, сложенных из глинобитных блоков. Это укрепления замкнутого типа. В основе плана – прямоугольник, круг, либо сочетание круга и прямоугольника. Укрепленные площадки поселений составляют от 6000 до 30 тыс. кв. м. Наличие контрфорсов, выступов – «башен» и других сложных сооружений, защищающих въезды в поселок и подступы к воде, свидетельствуют об оригинальной и достаточно развитой системе фортификации».1

            Были найдены случайные, но удивительные вещи: осколки красивой глиняной посуды, изделия из камня, выполненные иногда столь безупречно, с такой свободой и изяществом, что ученые не могли определить, как и каким инструментом работал мастер. В 1968-69 годах на реке Ишим под Петропаловском (Петровка III) обнаружили рвы и остатки оборонительных валов, могильники, слишком сложные, слишком богатые для андроновской культуры. Более того, по времени они явно предшествовали ей. Потом были обнаружены новые поселения – на Ишиме, Тоболе, в Кустанайской и Курганской областях. И снова глиняные и каменные вещи, круглые плоские обоженные глиняные лепешки с непонятными знаками, похожими на зачатки письменности. Сенсацией стала Синташата, поселение и курганные могильники, открытые экспедицией Уральского и Челябинского университетов в 1972-1976 и 1983-1985 годах под руководством профессоров В.Ф. Генинга и Г.Б. Здановича. Остатки оборонительных сооружений – внешнее прямоугольное и внутренние круговые состояли из рвов и глинобитных стен, за которыми размещались основательные жилые строения с колодцами и очагами. Фортификационные сооружения хитроумны и довольно сложны: для содержания рвов использовались старицы реки и балки, в поселении действовали стока дождевых вод и водоотстойников. В погребальных камерах – сотни глиняных сосудов, бронзовые боевые топоры, наконечники копий, ножи и кинжалы, украшения, предметы быта, орудия труда, наконец, – колеса боевых колесниц и уздечные наборы. В деревянном кузове колесницы размещались два человека: слева – возничий, он управлял лошадьми, справа – колесничий, вооруженный луком и копьем; тут же к кузову крепились колчан со стрелами, копье и дротики. Есть древние тексты, которые сохраняли описание колесниц: великая сила, вихрь, «непобедимый ветер бури»... Сегодня материалы Синташтинского культурного комплекса – своеобразный эталон для выделения синташтинско-аркаимской культуры. Памятники этого ряда оставлены одной этнической группой людей, поэтому дают возможность проследить и понять социальные и экономические основы жизни того общества. Но поначалу «доандроновские» находки вызвали серьезные сомнения: первые находки были фрагментарны и сильно повреждены временем, природой или человеком. Центральная часть поселения Синташта была сильно разрушена, а предлагаемая археологами реконструкция города с мощными округлыми стенами и жилищами, веером раскрытыми по кругу, казалась невероятной. Что же все таки на самом деле представляют собой эти поселения? На этот вопрос сейчас ищут ответ ученые Челябинского университета. Их открытия и смелые выводы дают основания серьезно заняться разработкой научной гипотезы о южноуральской прародине арийских племен. Результаты археологических экспедиций последних лет позволяют говорить о существовании десятков укрепленных поселений бронзового века вдоль восточных отрогов Уральских гор. Ученые условно назвали эту территорию на юге Челябинской области «Страной городов». Она протянулась с севера на юг на 400 км полосой в 100-150 км. Уже первые раскопки позволили академику Рыбакову связать эти урбанизированные поселения с историей древних индоарийских и иранских племен, культура которых оказала огромное влияние на многие азиатские и европейские народы. Подтверждение этому ученые находят и в письменных памятниках иранской и индийской мифологии – в первых книгах человечества – «Авесте», «Ведах», «Ригведе». Это признает и знаменитый профессор из Санкт-Петербурга И.М. Стеблин-Каменский – единственный, кто занимается переводом «Ригведы».1 Составителем древнейшей части «Авесты» считают пророка и реформатора древнеиранской религии огнепоклонника Заратустру. Наиболее смелые исследователи высказывают даже предположение от том, что он мог родиться или жить в одном из поселений «Страны городов». Количество сторонников этой гипотезы увеличилось после открытия настоящей археологической жемчужины – Аркаима. Об этой сенсационной находке, сделанной несколько лет назад, до сих пор знают не многие россияне, что неудивительно: в бурные перестроечные годы было не до древней истории. 

            Аркаим является типичным памятником синташтинского типа. В отличии от Синташты Аркаим сохранился в идеальном состоянии. Без малого четыре тысячи лет назад его жители почему-то разом оставили город и, уже опустевший предали огню. Почему это произошло? Это один из главных вопросов на который ученые не могут дать точного ответа. Как свидетельствуют раскопки, аркаимовцы ушли организованно, без паники. Из жилищ были вынесены все нужные вещи, а затем оно было подожжено с нескольких сторон. Одни ученые связывают этот исход с глобальным ухудшением экологической обстановки. Другие считают, что этому способствовало изменение торговых путей. Третьи предполагают возможность внезапной эпидемии. Сгорели деревянные частоколы, обшивки и настилы, но грунтовые стены уцелели, достигая почти метровой высоты. Так что общий план поселения читается отлично: два вписанных одно в другое кольца оборонительных сооружений (недавно была обнаружена третья концентрическая окружность), два круга жилищ, припавших к стенам, и центральная площадь. Размер поселения – 20 тыс. кв. м, диаметр внутренней стены (цитадели) – 85 метров, диаметр внешней – 143-145 метров. Толщина стен по основаниям от 3 до 5 метров, высота грунтовой части в древности была не менее 3-3,5 метра. Радиальные стены, как спицы колеса, разделяют кольцо жилищ на сектора, так что смежные жилища имеют общие стены. Всего во внешнем круге было более сорока жилищ (полностью они еще не раскопаны) и во внутреннем – 27. Жилища были просторны (даже по нынешним меркам), с удобствами: в каждом – колодец, погреб для хранения продуктов и очаг. К жилищам припадали небольшие дворики. Единственная улица – кольцевая, проходила по всему поселению между стеной цитадели и внешней стеной, она была покрыта деревянным настилом, под ним располагалась ливневая канализация (ров, через каждые 30 метров ямы, доходящие до природного слоя гравия). Центральная площадь имела вероятно, многоугольную форму, была хорошо утрамбована: дело в том, что в самой почве очень много гипса, который высыхая, становится твердым как камень. Входов в поселение было четыре, ориентированных по частям света. У каждого входа внешние стены размыкаются, ров поворачивает в глубину поселения, так что система рвов и стен представляет собой довольно сложную и красивую композицию. Без всякого сомнения, Аркаим выстроен (частично вырезан из грунта) по загодя продуманному плану и построен очень точно. Грунт срезался до определенной глубины, где нужно, оставались возвышения материковой глины. Поселение выглядит удивительно цельным, будто вырезано из одного куска. Идея организации пространства тоже понятна. Если мысленно провести осевые линии зданий, продолжить направления стен и других сооружений, то все эти линии соберутся в одной точке – в центре главной площади цитадели. Аркаим не только сложное, но даже изощренное сооружение: ложные входы, лабиринты, потайные лестницы в грунтовой толще. И надежное: соблазнившись ложным входом, враг попадал под потоки стрел, летящих с трех сторон. В случае крайней опасности, если враг все же прорывался на улицу, каждый дом становился крепостью, можно было воспользоваться внутренними лестницами, выводящими на крышу, и стрелять уже оттуда. Укрепленное поселение было центром сельскохозяйственной округи, преимущественно скотоводческой, однако и по сей день, особенно сверху, хорошо видны поля, расположенные в речных поймах и орошаемые весенними водами. Археологи утверждают, что они могли бы приносить урожай и сегодня. В частности, так считает Г.Б. Зданович, который убежден, что для этого достаточно подвести к этим полям старые русла рек, при самом минимальном объеме земляных работ. Эти поля, считает  ученый, возделывались, по всей вероятности, в эпоху бронзы.1

            Кто же все таки построил Аркаим? Большинство современных ученых считает, что строителями и жителями Аркаима и окружающих его поселений были индоиранцы (арии или арийцы). Именно в этот период – в середине 2-го тыс. до н.э. – вышли из северных хвойно-лиственных лесов белокожие и голубоглазые люди и, покинув свою прародину, направились на юго-восток. По гипотезам отечественных и зарубежных языковедов и историков, путь древних арийцев проходил не только по горам Кавказа, но и по местности, расположенной к востоку от Волги, в степях и лесостепях, примыкающих к северным границам Средней Азии. По всей видимости, арии продвигались все дальше и дальше на юго-восток, отвоевывая жизненное пространство у племен, прежде населявших эту местность. Вынужденные вести постоянную борьбу за источники выживания, арии на всем пути своего следования строили поселения-крепости.  «Поэтому не следует считать славян ариями, хотя их объединяют и сходные слова, и некоторые близкие религиозные представления: древние славяне, оседая на земле, занимались в основном земледелием, а арии были кочевыми скотоводами. Наступившая во 2 тыс. до н.э. засуха заставила их уйти на Восток, и в течение нескольких веков они дошли до Ирана и Индии. Иранская ветвь ариев, если судить по следам их жизни на юго-восточном Урале, в Синташтинско-Аркаимском комплексе двигалась вдоль восточных склонов Урала».1

            Продукты питания: зерно и мясо – арии Аркаима выращивали на месте или выменивали на металл. В каждом жилище обязательно функционировала плавильная печь; искусство плавильщика бронзы и кузнеца высоко ценилось обществом. О престижной роли людей, владеющих навыками кузнецов и металлургов говорят находки в погребениях взрослых мужчин орудий кузнечного дела (песты, наковальни), а также остатки каменных булав – символов особого положения в обществе. Археологи провели уникальный эксперимент реконструкции древнего металлургического процесса и построили действующую модель основных типов печей, в том числе и двухкамерной, обнаруженной на городище Аркаим и имеющей идеальную сохранность. Странной «восьмеркой» печь объединялась вместе с колодцем и погребом. Вода, камень, лед и пламень были задействованы здесь. Раскопки показали удивительную штуку. На уровне пода в печь было вмонтировано воздуходувное сопло, соединенное... с колодцем. Струя холодного воздуха, идущая со стороны колодца, создавала тягу, а горячий воздух, согласно законом физики, не мог поступать обратно. Но эти законы мы знаем сегодня, а кто их знал тогда? Или знали нечто другое, что подсказывала сама природа?

            Еще более важную роль в крепости играли воины, обеспечивающие защиту от врагов. Главной военной единицей была боевая колесница, запряженная 2-4 лошадьми с колесничим и одним-двумя воинами, вооруженными луком, стрелами, дротиками и кинжалами. Раскопки показывают, что среди населения Аркаима уже наметилось некоторое разделение труда, но пока еще не очень четкое. Общий уровень культуры, начавшееся разделение труда, наличие городищ, подобных Аркаиму, как центров экономической и культовой жизни, позволяют считать культуру развитой бронзы Южного Урала, как несостоявшуюся цивилизацию, считает Г.Б. Зданович. Археологические материалы позволяют увидеть необычайно высокий уровень социально-экономического развития Аркаима и других подобных поселений по сравнению с другими культурами бронзового века, развивавшимися на просторах степной Евразии многие века. 



1 Никулина М.  Комментарии к статье К. Быструшкина «Аркаим – суперобсерватория древних ариев?» // Урал. – 1996. – № 1. С. 165

1 Зданович Г.Б.  Аркаим // Рифей: 1990. – Челябинск, 1990. С. 230

1 Карелина Е. В зеркале Аркаима // Магнитогорский рабочий. 1995. 14 октября

1 Зданович Г.Б. Указ. соч. С. 239

1 Гусева Н. Арктическая колыбель? // Родина. – 1997. – № 8. С. 83; Зданович Г.Б. Указ. соч. С. 241

 



0
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2019 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!