Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!

 

 

 

 


«Древнейшие люди – homo erectus»

/ Антропология
Конспект, 

Оглавление

1. История открытия (основные находки)

 

Открытие питекантропа. Ни одна из находок остатков древнейших гоминид не вызывала таких споров и не привлекала такого внимания, как находка, сделанная голландским анатомом и врачом Е. Дюбуа на острове Ява в 1891–1893 гг. Вдохновленный предсказанием Э. Геккеля о существовании «переходного звена» между обезьяной и человеком – питекантропа, молодой врач отказался от преподавательской карьеры ради мечты – найти недостающее звено. Он поступил судовым врачом на военный корабль и отправился на Суматру. Моряки болели редко, и Дюбуа мог заняться осмотром пещер. Однако местные жители избегали пещер, считая, что там поселились злые духи, и Дюбуа решил искать следы питекантропа по руслам рек на Яве, где было много костных остатков животных по долинам рек. В 1891 г. он нашел третий верхний коренной зуб, но решил, что он принадлежал обезьяне, хотя форма зуба, его длина и выступы были чисто человеческими. В 1892 г. в долине р. Соло у деревни Триниль он продолжил раскопки в месте находки зуба и нашел черепную крышку, вероятно, принадлежавшую тому же существу, что и зуб. Тяжелая кость из-за минерализации имела темный цвет. В 15 м от черепа Дюбуа нашел бедренную кость. Это была кость человека, а не человекообразной обезьяны. Длина кости составляла 45,5 см, из чего следовало, что рост существа составлял 170 см. Черепная крышка по форме и величине занимала промежуточное положение между человеком и человекообразной обезьяной. Лоб низкий, покатый, с надглазничными валиками, как у обезьян. Затылочный отдел черепа уплощен сверху. Полость мозгового черепа при реконструкции оказалась равной 900 см3. На внутренней поверхности черепной крышки Дюбуа заметил отпечаток зоны Брока, с которой обычно связывают развитие речи. Слепок черепной полости показал, что по своей структуре он значительно ближе к человеческому, чем к обезьяньему типу, но обладает примитивными чертами. Нижняя лобная доля и теменная доля у него менее развиты, чем у современного человека.

Бедренная кость почти прямая, а не изогнутая, как у человека, подколенная ямка выпуклая, а не плоская. Обладатель бедренной кости имел менее совершенную походку, чем человек, но ходил на двух ногах, выпрямившись. В 1896 г. Дюбуа опубликовал книгу, в которой назвал свою находку питекантропус эректус – обезьяночеловек прямоходящий. Геккель назвал предполагаемое переходное звено «обезьяночеловек бессловесный», но, судя по зоне Брока, он не был бессловесным. На экземпляре, подаренном Геккелю, Дюбуа написал: «Изобретателю питекантропа».

Приехав с Явы, Дюбуа показал свою находку видным ученым – А. Кизсу, В. Вудворту, Р. Вирхову. Многие исследователи не приняли объяснения находки как «недостающего звена». Так, Вирхов считал, что костные остатки принадлежат гигантскому гиббону, а Кизс полагал, что это остатки дегенеративного человека, которого еще и ударили по черепу, так как крышка черепа слишком плоская. Кроме того, на бедренной кости было обнаружено разрастание патологического костного вещества. В 1895 г. в Нидерландах состоялся Международный зоологический конгресс, на котором питекантроп оказался в центре внимания. Двадцать видных профессоров поставили на голосование вопрос о принадлежности находки человеку, промежуточному существу или обезьяне. Мнения разделились, правда, бедренная кость большинством ученых была отнесена к человеческой, а зубы и черепную крышку отнесли к промежуточному существу. Одним казалось, что это самый низший тип человека, другим – что это переходная форма, треть ученых считали, что это тупиковая ветвь древних людей. Некоторые полагали, что крышка черепа и бедро принадлежат разным особям. Через 10 лет Дюбуа устал от борьбы, стал прятать от всех свою находку. Под конец жизни он сам решил, что она действительно принадлежит гигантскому гиббону. Никаких орудий в раскопе с костями питекантропа не было найдено.

В 1936 г. молодой геолог Г. Кёнигсвальд решил продолжить поиски питекантропа на Яве. Кёнигсвальд родился в США, обучался в Германии и отправился работать в тропики Юго-Восточной Азии в те же места, где работал Дюбуа. Вскоре он нашел грубо обработанные орудия с отщепами-лезвиями. Кёнигсвальд исследовал местечко Моджокерто около г. Сангирана. С 1936 по 1941 г. он обнаружил остатки ископаемого человека: три черепа и три нижние челюсти. Один из черепов был детский, он был первым из открытых остатков и сразу обратил на себя внимание сходством черепной крышки с крышкой питекантропа Дюбуа. Черепная коробка находки Дюбуа производила впечатление необычайной примитивности благодаря мощному надглазничному валику, очень низкому своду и резкой уплощенности теменных костей, сильно покатому лбу. Эти особенности сближают череп с черепами современных человекообразных обезьян, однако мозговая емкость велика и составляет 900 см3, приближаясь к нижней границе вариации этого признака у современного человека. Бедренная кость представляла собой резкий контраст по сравнению с черепной крышкой, она почти не отличалась от бедренной кости современного человека. Эти противоречия и стали предметом дискуссий вокруг находки Дюбуа. Ребенок из Моджо-керто, найденный Кёнигсвальдом, представлен лишь мощной мозговой коробкой. В Сангиране Кёнигсвальд нашел фрагмент нижней челюсти с премолярами и молярами, черепную крышку взрослой женской особи, теменные кости и фрагмент затылочной части черепа юноши, фрагменты черепа взрослой мужской особи и два фрагмента нижней челюсти с зубами. Сочетание у питекантропов примитивного строения черепа с прогрессивным типом нижней конечности вполне согласуется с современными представлениями об особенностях эволюции высших приматов. Морфологические особенности, связанные с преобразованием типа локомоции, переходом к прямохождению, опережали развитие черепа и мозга. Ярким примером этого являются австралопитековые, у которых небольшой по объему и примитивный по строению мозг сочетался с двуногой походкой и вполне человеческой структурой конечностей.

В Паджистане по дну высохшего русла реки были разбросаны оббитые камни. Это было скопление раннепалеолитических орудий, принадлежавших питекантропу. В большинстве своем паджистанские орудия очень массивны, грубо обработаны и представляют собой рубила-чопперы или более тонко обработанные рубила ашельского типа.

Ф. Вейденрейх подробно изучил все находки Кёнигсвальда. Питекантропы, найденные Кёнигсвальдом, по некоторым особенностям даже прогрессивны, хотя и очень похожи на примитивного питекантропа Дюбуа. Один из черепов очень массивный с большой толщиной костей, в заднем нижнем углу теменной кости она составляет 17 мм, а у современного человека – 4,5–5,2 мм.

Гейдельбергский человек. В 1907 г. во время земляных работ в местечке Маурэр неподалеку от Гейдельберга в Германии была найдена челюсть крупных размеров. Профессор О. Шетензак изучил эту челюсть. Кости были широкие и отличались большой толщиной. В целом челюсть из Маурэра напоминала обезьянью. Но зубы походили на человеческие, хотя корни были длиннее, а величина зубов больше, чем у современного человека. В монографии, посвященной этой находке,

Шетензак описал новый вид Homo heidelbergensis – человек гейдельбергский. Близ Гейдельберга были найдены орудия типа шелльских рубил; г. Шелль является одним из наиболее богатых месторождений рубил и отщепов, которые и получили название по месту находки – шелльские рубила. Там же нашли и плейстоценовую фауну – древнего слона, этрусского носорога, льва, кабана, лося и др. Возраст находки 400 тыс. лет.

Синантроп. В 1918 г. в каменоломне близ деревни Чжоукоудянь около Пекина шведский ученый Дж. Андерсон нашел кости ископаемых животных. В 1929 г. Пэй Вэнь Чжун обнаружил череп синантропа. Изучением костей занялся Ф. Вейденрейх. В 1936 г. им были описаны фрагменты от 44 особей обоего пола и разного возраста. От 14 особей сохранились черепа, от четырех – лицевые скелеты и 11 нижних челюстей. Найдены ключицы, плечевые кости, одна косточка запястья и др. Обнаружены также большое количество каменных орудий и следы огня – мощные толщи золы с кусочками обугленного дерева. Чжо-укоудяньские находки принадлежат среднему плейстоцену и началу верхнего плейстоцена. По мнению ряда ученых, это пора второго оледенения. Все костные остатки найдены в пещере по всей толще наслоений. Климат, в котором жили обитатели пещеры, восстанавливали на основании фаунистических данных, он был более мягким и влажным, чем в настоящее время. Д. Блек на основании находок зубов выделил новый род Sinantropus pekinensis.

Пилтдаунская химера. После того как в 1907 г. профессор антропологии О. Шетензак нашел гейдельбергскую челюсть – массивную, большого размера, с обезьяньим подбородком без выступа и с человеческими зубами, произошло событие, надолго выбившее из колеи антропологов. Пилтдаунская находка – крупнейшая мистификация в науке. Так получилось, что в эти годы центр антропологии переместился в Англию (известные антропологи и анатомы – члены королевского общества А. Кизс, А. Вудворт), но на территории Англии не было сделано ни одной находки древнего человека. И вот в 1912 г. на юго-востоке Англии близ местечка Пилтдаун археолог-любитель Ч. Доусон нашел «первого англичанина» – череп и нижнюю челюсть. Он сообщил о находке Вудворту, а тот показал ее видному анатому Кизсу. Всего было найдено девять фрагментов. Зубы были совершенно обезьяньего вида, но с плоской жевательной поверхностью, как у человека, а череп современного типа. Назвали находку эоантроп Доусона – человек зари Доусона. С ним нашли и каменные оббитые орудия – эолиты. Противоречия вызывали несовместимость обезьяньей челюсти с человеческим черепом, кроме того, клык был слишком изношен, а третий коренной нижней челюсти еще не прорезался, т.е. нижняя челюсть принадлежала молодой особи. Однако большинство ведущих антропологов приняли находку, хотя и не признавали питекантропа Дюбуа. Он был слишком обезьяноподобен, считали ученые, чтобы быть предком человека. Череп эоантропа выглядел гораздо приличнее. И эоантроп занял почетное место в музее Лондона как предок человека. Однако некоторые исследователи считали, что череп и челюсти принадлежали разным особям – человеку и шимпанзе или орангутану, причем относились к разному времени. В раскопе, где нашли эоантропа, были найдены и кости животных – мамонта, оленя, бобра. В 40-х гг. К. Оукли применил метод определения возраста по содержанию фтора в костях (чем дольше кость находится в земле, тем больше она впитывает фтора). Оказалось, что кости животных гораздо древнее, чем кости эоантропа, и появилось подозрение, что они могли быть подброшены в раскоп. Кроме того, высверливая для пробы зуб, Оукли обнаружил, что он только сверху темно-коричневый (цвет древности находки), а внутри дентин был белым. Вспомним, что для большей сохранности Доусон помещал кости в бихромат калия. С 1950 г. Д. Уэйнер начал анализировать всю историю пилтдаунской находки и поразился небрежности, с которой велся анализ. Вероятно, это было связано с английским снобизмом, с предрассудком, что древний человек должен был походить на человека, а не на обезьяну. Уэйнер провел всевозможные физические, химические, радиологические и биологические тесты образцов эоантропа. Было доказано, что череп принадлежит человеку современного типа, а челюсть – молодому орангутану. Рентгеноскопия подтвердила искусственную обработку зубов – подпиливание их жевательной поверхности и нанесение следов износа на клыки. Эоантроп рухнул с пьедестала. Уайнер, Оукли и Ле Гро Кларк обнаружили факт подделки, но кто и зачем сделал это? Некоторые считают, что это сделал сам Доусон, достаточно честолюбивый человек. Появлялись и другие кандидаты в авторы пилтдаунской химеры. Скорее всего автор ее так и не будет найден. Но эта химера затормозила внимание к другим истинным находкам предка человека на долгие годы. Как только с загадкой пилтдаунской находки было покончено, основная схема происхождения человека стала проясняться.

Африканские находки. В Алжире в 1960-е гг. К. Арамбур и Р. Хофстетер нашли остатки древнейших гоминид вместе с грубо обработанными орудиями. Находку назвали атлантроп, он очень сходен с синантропом. Ранее, в 1950-х гг. в Южной Африке Д. Робинсон обнаружил другого древнейшего гоминида – телантропа, он похож на европейскую находку гейдельбергского человека. В 1960 г. в Африке в Олдувайском ущелье Л. Лики нашел древнейшего человека, похожего на питекантропа, его так и назвали – питекантроп олдувайский; череп имеет мощный надглазничный валик, между ним и лобной костью находится желоб, лоб более покатый, чем у синантропа, затылочный валик развит слабо. Эта находка сопровождалась орудиями типа шелльских рубил. В 1984 г. появилось описание скелета 12-летнего мальчика, найденного на западном берегу оз. Туркана (Кения). В отличие от предыдущих находок он отличался высоким ростом – 168 см, приблизительный рост взрослого африканского архантропа достигал 180 см. Находки были сделаны и на восточном берегу оз. Туркана в Кооби-Фора.

 

2. Морфологическая характеристика

 

Для питекантропа характерны более крупные размеры тела по сравнению с Homo habilis. Рост мужчины составлял 160–170 см. Типично сочетание четко выраженного комплекса прямохождения со многими архаическими признаками в строении мозга, черепа, зубной системы. Объем мозга в среднем – 900 см3. На эндокранах видны клювовидность лобных долей, узость височных и уплощенность теменных долей, вместе с тем усиливается рост мозга в области затылочной, теменной, височной и лобных долях. Череп длинный и низкий с мощным надглазничным валиком, суженным и покатым лбом, сильным затылочным рельефом. Лицевой отдел выступает в подносовой области (прогнатизм). Челюсти массивные без подбородочного выступа. Большое затылочное отверстие располагается центрально, как у современного человека. Зубная система напоминает зубы дриопитеков, третий моляр больше второго, а второй – больше первого. Однако наряду с этими чертами наблюдаются и типичные для человека небольшие размеры клыка, полное отсутствие пояска из эмали на всех коренных зубах. К примитивным чертам относятся также большая длина нёба и на одной из челюстей наличие диастемы между клыками и резцами. Коренные зубы очень крупные, в особенности второй моляр: его длина 13,6 мм, ширина 15,2 мм. Вместе с тем форма нёба вполне человеческая и отличается от сильно вытянутого нёба обезьян, строение всех зубов сходно с человеческими. Кости конечностей не отличались от таковых у современного человека.

У синантропа череп, как и у питекантропа, – удлиненный, очень низкий, резко суживающийся вперед, с узким, покатым лбом, уплощенным затылком. Характерно мощное развитие надглазничного валика. Однако у синантропа лоб менее покатый, чем у питекантропа. Мозг несколько крупнее: у питекантропа вариации размеров мозга 750–900 см , у синантропа – 915–1043 см3, у современного человека в среднем 1400 см3. Высота внутренней полости черепа в процентах от ее длины составляет 62,8% у питекантропа, 64,8% у синантропа, 78,7% у современного человека. Передний отдел лобных долей имеет клювовидную форму, теменной отдел уплощен, височные доли узкие. Кости черепа очень мощные, толщина их в нижнем теменном углу составляет у питекантропа 12–17 мм, у синантропа 13–15 мм, у современного человека 4,5–5,2 мм.

Жевательный аппарат не такой мощный, как у питекантропа, но с шероховатой поверхностью, как у современного человека. Третий коренной меньше второго, у питекантропа наоборот. Однако складки эмали на зубах выражены отчетливо.

Мозговой отдел черепа по сравнению с лицевым мал, челюсти выступают очень сильно (прогнатизм). Судя по размеру бедренной кости рост мужчин 162 см, женщин – 152 см, половой диморфизм у синантропа был выражен. Бедренная кость почти прямая, массивная.

На первый взгляд находки в Чжоукоудяне и на р. Соло значительно отличаются друг от друга. Кости из Чжоукоудяня не так окаменели и были не темно-коричневыми, а более светлыми. Кости питекантропа удивляют большим весом. Правда, в пещерах кости могли сохраниться лучше. Когда Вейденрейх и Кёнигсвальд приступили к детальному сравнению костей, для них стало ясно их соответствие друг другу. Общая форма черепов питекантропа и синантропа, длина, высота, структурная особенность теменной и затылочной костей оказались сходны, как и форма мозгового черепа, хотя по объему черепа синантроп превосходил питекантропа в среднем на 150 см3. Лоб у синантропа не такой покатый, надглазничные валики не сливаются с лобной костью, а отделены от нее желобком. Черепной свод менее уплощенный.

Челюсти у обоих сходны, но зубы у питекантропа крупнее, хотя жевательный узор у синантропа более сходен с дриопитеками. Клыки имели небольшие размеры, но выступали за край зубного ряда, что характерно для зубов обезьян, т.е. найденные особи употребляли в пищу грубую растительную пищу. Между клыками и резцами у некоторых находок были диастемы, особенно развитые у питекантропов. Верхняя челюсть имела человеческие зубы и обезьяньи диастемы. Костное нёбо было длинным, т.е. часть лица, как и у животных, выступала вперед. Зубная дуга имела параболическую форму, как у человека. Надглазничные валики, а также сагиттальные (продольные) гребни напоминают таковые у горилл. Ранее считали, что самцы используют валики и гребни в схватках, но теперь ясно, что к ним прикреплялась мощная жевательная мускулатура.

В настоящее время питекантропа и синантропа, а также гейдельбергского человека и африканские находки из-за большого сходства относят к одному виду рода Homo. Видовое название Homo erectus – человек прямоходящий было введено Б. Кэмпбеллом в 1962 г.

У Homo erectus мы обнаруживаем как «примитивные», так и более «прогрессивные» признаки и можем рассматривать его морфологический статус как промежуточный между австралопитековыми и Homo sapiens.

Основные примитивные признаки Н. erectus:

кости черепа очень толстые;

сильно развитый надглазничный валик;

очень покатый лоб;

мощный затылочный гребень;

широкие носовые кости;

выраженный прогнатизм;

массивная нижняя челюсть;

отсутствие подбородочного выступа;

крупные верхние резцы.

Прогрессивные признаки Н. erectus:

объем мозговой коробки превосходит минимальные величины для Н. sapiens;

лицевой череп меньше, чем у австралопитека;

большое затылочное отверстие расположено ближе к центру;

зубная дуга параболической формы;

морфология зубов ближе к Н. sapiens, чем к австралопитеку;

кости конечностей по размерам и пропорциям такие же, как у Н sapiens.

Н. erectus является промежуточной формой между австралопитеком и Н. sapiens не только в отношении общей морфологии, но и хронологически.

 

3. Основные географические группы древнейших людей и их хронология

 

В течение первой половины нашего века архантропы (древнейшие люди) были известны по костным остаткам яванских питекантропов и синантропов. Выявилось несколько направлений дискуссии, связанной с оценкой роли архантропов в эволюции всего рода Homo. Эти направления можно кратко сформулировать: 1) временные рамки существования вида хомо эректус; 2) сосуществование архантропов с более примитивными и более прогрессивными формами; 3) выделение значительного эволюционного «пласта» форм между архантропа-ми и более прогрессивными таксонами рода хомо, 4) западные и восточные архантропы и их роль в эволюции человека; 5) архантропы как непосредственные предшественники современного человека; 6) вопросы систематики, ранг рассматриваемого таксона, его название, возможность включения в него тех или иных форм.

Вопрос о древности вида Homo erectus тесно соприкасается с давней дискуссией о прародине человека. Выявление в Африке непрерывной линии эволюции: Australopithecus afarensisHomo habilisHomo erectus, казалось, снимает этот вопрос с повестки дня. Однако возникновение первого Homo erectus сильно зависит от датировки самых ранних представителей рассматриваемого вида в Азии и Африке. Самые последние находки еще более удревнили африканского архантропа. Древность мальчика из Кении – 1,6 млн лет.

По новым данным, находки из Индонезии (Ява) датируются 0,6–0,7 млн лет. Вообще все азиатские архантропы имеют возраст не более 1 млн лет. Если азиатские архантропы представляют собой более поздние формы по сравнению с африканскими, то логично предположить, что в процессе расселения этого вида имела место миграция в Азию из первоначального места формирования – Восточной Африки. Определение верхней границы периода существования Homo erectus также представляет собой проблему, вызывающую разногласия. Существует мнение, что череп из Брокен-Хилл, имеющий древность 0,1 млн лет, может быть отнесен к Homo erectus. Более общепринятой является цифра 0,4–0,3 млн, тем более что к этому периоду относятся синантропы и ранние представители европейских архантропов. Временные рамки «достоверных» Homo erectus можно определить в интервале 1,6–0,4 (0,3) млн, а с учетом «размытости» верхних и нижних границ вида во времени этот интервал придется расширить от 2,0 до 0,1 млн лет.

Сейчас уже известно много находок архантропов. Ареал обитания Homo erectus распадается в общем на три зоны: азиатскую, африканскую и европейскую. В Азии выделяют две основные группы: яванские питекантропы и синантропы (пекинский человек).

Наиболее древние формы Homo erectus обнаружены в восточной части африканского ареала (1,6 млн лет).

Другая группа африканских архантропов, так называемые марокканские питекантропы, относится к более позднему времени (200– 115 тыс. лет до нашего времени). Европейские формы Homo erectus, найденные, в частности, в Германии и Франции, являются более прогрессивными морфологически, чем азиатские и африканские.

В период от конца нижнего плейстоцена до начала верхнего (450– 150 тыс. лет до нашего времени) существовал промежуточный «пласт» гоминид, которых можно определить либо как прогрессивных архантропов (древнейших гоминид), либо как ранних палеоантропов (древних гоминид). В настоящее время их называют пренеандерталъцами. К ним относят европейские формы: Вертеш-селлеш, Петролона, Араго и др. Пренеандертальцы были найдены в Индии, в Африке (Брокен-Хилл, Родезия).

Говоря о роли «западных» и «восточных» архантропов в становлении более поздних форм человека, надо отдавать себе отчет, что существование «чистых» линий восточных или западных гоминид от Homo erectus до современного человека маловероятно. Полиморфизм (разнообразие форм), присущий человечеству с древнейших времен, является важной характеристикой гоминид в целом, и процесс эволюции рода Homo никогда не протекал в форме независимых параллельных ветвей, а всегда представлял собой картину сложных переплетений этих ветвей – «сетевидную эволюцию». Т.е. ранние архантропы сосуществовали с поздними австралопитеками, а поздние, более прогрессивные Homo erectus, в свою очередь, с формами, которые морфологически ближе ранним архантропам. Сейчас накапливается все больше данных, свидетельствующих о постоянных взаимодействиях и смешении форм не только в пределах одной эволюционной стадии, но и между представителями разных эволюционных стадий, которые часто рассматриваются теперь именно скорее как морфологические стадии развития одного таксона, а не как реальные биологические виды.

 

4. Материальная культура и особенности поведения

 

Среда обитания. Древнейшие люди были распространены на обширной территории и существовали длительное время. Они были современниками значительного изменения климата, рельефа, животного и растительного мира. Крайними проявлениями климатических колебаний были чередования ледников и межледниковий. Климат постепенно ухудшался. Если в конце плиоцена ледниками были покрыты только вершины гор, то в нижнем плейстоцене ледники захватывали обширные равнинные пространства. Похолодание вело к перестройкам ландшафта и фауны. Теплолюбивые животные и растения вымирали. В фауне появлялись крупные животные – слоны, носороги, лошади, бизоны, лоси, лемминги. Все эти перестройки приводили к изменению материальной культуры и поведения древнейших гоминид. В холодных суровых условиях они не могли круглый год включать в свой рацион ягоды, фрукты, подземные части растений. Охота на крупных животных требовала развития более мощной каменной индустрии и сплочения коллектива.

Орудия. Время изготовления каменных орудий носит название палеолита (палеос – древний, литое – камень). Время палеолита делится на эпохи, каждая из которых отличалась техникой обработки камня. Ранний палеолит включает в себя олдувайскую эпоху, наиболее типичную для первых людей – Homo habilis, а также ашельскую эпоху, наиболее типичную для древнейших людей Homo erectus. Средний палеолит с культурой мустье и верхний палеолит характерны для гоминид, относящихся к виду Homo sapiens – человек разумный.

Ашельская эпоха. Начало ашельской эпохи отмечено появлением новых типов орудий – ручного рубила и колуна. Ручное рубило – крупное массивное орудие (до 35 см), полученное из куска камня или отщепа двусторонней оббивкой. Чаще всего оно имеет один заостренный конец и два продольных массивных лезвия. Общая форма – овальная или миндалевидная. Нередко второй конец оставался необработанным. Ручное рубило – первое орудие, имеющее постоянную форму. Рубящий край и заостренный конец свидетельствуют о том, что ручное рубило было ударным инструментом, но служило также для выкапывания корней из земли, разделки туш, обработки дерева и кости. Колун, или кливер, также двусторонне обработанное орудие, имеющее поперечное лезвие и симметрично оббитые бока. Для раннеашельских орудий характерно небольшое число неглубоких сколов и неровные края. Экспериментально доказано, что подобные сколы делались каменным отбойником. В среднем ашеле используется отбойник из кости, рога. Сами орудия становятся тоньше, изящней и симметричней, края – ровными и гладкими.

В ашельских комплексах сохраняются и чопперы, характерные для олдувайской эпохи. В конце ашеля возникает техника леваллуа, для которой характерна тщательная подготовка нуклеуса (ядрища). Форма заготовки становится более удлиненной, тонкой, гладкой. Орудие становится похожим на лавровый лист. Возрастает число орудий, изготовленных на отщепах, – скребла, острия.

Постоянная форма орудий ашельской эпохи свидетельствует об образном мышлении и целеполагании у древнейших гоминид. По-видимому, человек прямоходящий изготовлял орудия из кости, дерева.

Каменные орудия делались в основном из кремния и кварца и служили для разнообразных операций – резания, скобления, рубки. С.А. Семенов провел реконструкцию процесса изготовления каменных орудий древнего палеолита. Ручное рубило изготавливали, разбивая камень на части. Камень помещался в одной руке (вероятно, в левой), а отбойник – в другой, руки находились на уровне груди и обработка камня проводилась на весу. После каждого удара делалась пауза, чтобы найти новую точку для удара, рука тщательно ощупывала рельеф камня, при этом развивалась ее познавательная функция – стереогноз. При зажиме предмета на весу удлинялись первые и вторые лучи пальцев кисти, зажим становился более точным. Каждое действие руки, каждая операция с камнем отражалась в мозгу, способствуя развитию абстрактного мышления.

Охота. По сравнению с ранними гоминидами охота у человека прямоходящего отличалась большей сложностью. Древнейшие люди охотились на животных среднего и даже крупного размера, были лучше вооружены. Охота всегда проводилась группой. Стратегии охоты были разнообразными. Об этом свидетельствуют останки ископаемых животных – жертв охоты – и приемы охоты у современных племен-охотников. Некоторые исследователи проводят аналогию между охотой хищных животных и древнейших гоминид. В.В. Бунак считает, что в раннее ашельское время гоминиды в основном охотились на детенышей копытных, отделяя их от стада и захватывая, как это делают современные шимпанзе. Однако охота не была случайной в жизни древнейших гоминид. Они уже обладали достаточной памятью и наблюдательностью, чтобы познакомиться с повадками животных, изучить их тропы и места водопоя. Некоторые исследователи считают, что нижнепалеолитические гоминиды употребляли в пищу мясо павших животных, а также поедали оставшуюся после хищников добычу. Однако они могли и отгонять хищников палками и криками. Орудия раннего ашеля еще не были достаточно удобными для дистантной и безопасной охоты, хотя и пригодны для расчленения крупной добычи. Антрополог Г. Кранц считал, что гоминиды применяли для поимки добычи прием «непрерывной погони». Именно так сомалийцы охотятся на антилоп. Охотник выгоняет антилоп из тенистых укрытий на солнце и гонит на протяжении часа, пока животное не упадет. Мексиканские индейцы гонят оленей двое суток. Однако при таком способе охоты люди уходили далеко от места стоянок и не могли принести с собой много мяса.

В Африке, в Олдувайском ущелье были найдены кости ископаемых быков в окаменевшем слое ила. Возможно, использовали загонный прием охоты, при котором ловушкой служила трясина.

В холмах недалеко от Мадрида были найдены останки значительного числа слонов. Однако охота на таких крупных животных требовала совершенствования орудий, например, использования копий с наконечниками, а также большой согласованности действий и разделения ролей во время охоты. Древнейшие гоминиды, вероятно, еще не стали специализированными охотниками, они оставались всеядными. Можно предположить, что собирательство так же имело место, как и половое разделение труда – мужчины охотились, женщины занимались собирательством.

Миграции и стоянки. Вероятно, миграции у древнейших гоминид были связаны с миграцией дичи. Именно миграции подготовили расселение человека прямоходящего из тропиков. Переходя в новые места, древнейшие люди часто попадали в экстремальные ситуации, им приходилось адаптироваться к новым условиям, накапливать новые знания, приобретать опыт. Помимо длительных переходов всей группы, у них, вероятно, были и не столь длительные и далекие переходы, связанные с поисками дичи, месторождений пород для изготовления орудий. В таких случаях требовалось запомнить дорогу домой.

Удалось обнаружить кратковременные лагеря и долговременные базовые стоянки ашельских охотников со сложным хозяйством. При раскопках в Ницце обнаружены следы того, что древнейший человек многократно возвращался на место стоянки. Там были обнаружены искусственные жилища – овальные скопления остатков, очаги. Древнейшие люди селились как на открытом воздухе, так и в пещерах. В пещерах Чжоукоудянь в месте находки синантропа обнаружили пласт глубиной 40 м, который содержал останки животных – леопардов, саблезубых тигров, носорогов, буйволов, оленей. Обгорелые кости соседствовали со слоями золы. На протяжении 300 тыс. лет люди использовали пещеру в качестве стоянки, приносили туда добычу, обрабатывали и поедали.

Использование огня. Освоение огня – одно из важнейших достижений человечества. С помощью огня древнейшие люди могли защищать стоянки от холода, обрабатывать пищу. Все находки очагов со следами огня были сделаны в среднем плейстоцене. Так, у питекантропов следы огня не найдены, а синантропы уже умели сохранять и использовать огонь. Вполне возможно, что освоение огня происходило случайно в экстремальных ситуациях, например, когда молния ударяла в сухое дерево. Когда огонь угасал, люди еще не могли его сохранить и тем более добывать. Расселение Homo erectus на значительную территорию из тропической зоны было бы невозможным без использования огня. Огонь отпугивал хищников. Мясо, приготовленное на огне, было более усвояемым, уменьшало опасность кишечных инфекций, да и вкусовые его качества были лучше. Вполне возможно, что приготовление пищи на огне также стало следствием случая – кусок добытого мяса мог свалиться в огонь. Таким образом, огонь первоначально использовали для согревания, а уже вторично для приготовления пищи. В огне можно было и обуглить орудия, концы их становились прочнее и острее. В Чжоукоудяне найдены кончики обугленных рогов. Вероятно, уже много позже человек научился высекать огонь оббивкой камня о камень.

Каннибализм или агрессия? Существует целый ряд палеоантропологических подтверждений того, что у древнейших гоминид происходили деструктивные действия в отношении себе подобных. В пещере Чжоукоудянь было обнаружено много костей человека, расколотых подобно костям животных. Ф. Вейденрейх предполагал, что у синантропов имел место каннибализм. По всей вероятности, синантропы переживали периоды голода, так как орудия были еще недостаточно совершенны и охота не всегда удачна. А группы, населявшие пещеру, насчитывали несколько десятков особей (судя по следам). Г. Айзек считает, что группы составляли 40–60 человек. Поэтому случаи каннибализма, вероятно, были. Правда, трудно судить – было ли это намеренное убийство для добычи белковой пищи или посмертное поедание мяса. В Нгандонге (о. Ява) также найдены черепа с повреждениями в виде отверстий, вероятно, для поедания мозга.

Следует отметить, что эти повреждения не были связаны с агрессией. Хотя и существовали версии о кровопролитных боях за самок между самцами у древнейших гоминид. Такие предположения основывались на наблюдениях С. Цукермана за поведением обезьян (павианов гамадрилов) в зоопарках, причем состав групп был аномальным.

В небольших сообществах Н. erectus частые агрессивные столкновения были маловероятны. Уже у человекообразных обезьян в сообществах существует целый комплекс буферных механизмов агрессии. Вероятно, у гоминид эволюция шла по пути социализации, связанной с изготовлением орудий и совместной охотой.

Каннибализм еще не был связан с ритуалами, как это было у поздних гоминид. Трудно предполагать, что у гоминид раннего палеолита существовали культы, так как не было еще достаточно развитой формы общения – речи.

Каннибализм следует рассматривать как стратегию питания при белковой недостаточности.

Зачатки речи. Совместная охота требовала согласованных действий. По мнению В.В. Бунака, выслеживание и ловля молодых животных не требовали сложных согласованных операций и осуществлялись небольшим репертуаром звуковых сигналов. Такая позиция противоречит тем фактам, что Н. erectus охотились уже на достаточно крупных животных.

Э. Дюбуа на эндокране питекантропа обнаружил центр речи – зону Брока в нижнелобной доле. А значит, питекантроп не был бессловесным, как это предполагал Геккель, предсказавший существование питекантропа как недостающего звена между обезьяной и человеком и давший ему имя Pithecanthropus alalis (обезьяночеловек бессловесный). Судя по наличию речедвигательной зоны речи Брока питекантропы обладали зачатками речи – лалиями (лепетом). Отсутствие подбородочного выступа, к которому крепятся мышцы речедвигательных органов, свидетельствуют об отсутствии членораздельной речи. Кроме того, гортань была расположена еще достаточно высоко.

В то же время человек прямоходящий уже обладал способностью к абстракции и мог обозначать звуками предметы и действия. Голосовой аппарат человека прямоходящего напоминает таковой у младенца. Однако человек прямоходящий, несмотря на морфологические ограничения речи, мог сообщать некоторую информацию о себе и об окружающем мире. Как считает Р. Клике, возникновение мышления предшествовало развитию речи. Возникновение речи не могло быть сведено только к развитию механизмов порождения звуковых сигналов. Стимулом развития средств коммуникации могла быть лишь дифференциация и усложнение смыслового содержания. По мере того как поведенческий опыт включается в коммуникативную сигнализацию, она становится системой знаков для обозначения понятий. Это и есть когнитивный источник для возникновения языка. Можно предположить, что у Homo erectus звуковые выражения еще были включены в общий комплекс с невербальными формами коммуникации – мимикой и жестами.

 



0
рублей


© Магазин контрольных, курсовых и дипломных работ, 2008-2019 гг.

e-mail: studentshopadm@ya.ru

об АВТОРЕ работ

 

Вступи в группу https://vk.com/pravostudentshop

«Решаю задачи по праву на studentshop.ru»

Решение задач по юриспруденции [праву] от 50 р.

Опыт решения задач по юриспруденции 20 лет!